, 1999. 496 с. В «Неизвестной истории человечества»



жүктеу 5.4 Mb.
бет18/39
Дата02.05.2016
өлшемі5.4 Mb.
түріКнига
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   39
: images -> attach
attach -> Абандон Право страхователя заявить об отказе от своих прав на застрахованное имущество в пользу страховщика
attach -> Кто делал революции 1917 года
attach -> Дейл Карнеги. Как вырабатывать уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично
attach -> Книга представляет собой сборник очерков о наиболее тяжелых катастрофах
attach -> Гейнц Гудериан "Воспоминания солдата"
attach -> «безумного города» в немецкой и русской литературе XVIII-XIX веков
attach -> Мотивация и личность
attach -> Знаки зодиака или астрология с улыбкой
attach -> Основы психоанализа
attach -> Художественное осознание мира в японской культуре

сто схоластических априорных возражении, никаких споров они не вызывают».

Еще один человеческий скелет, найденный в Кастенедо-ло в 1889 году, внес, однако, определенную сумятицу в отно­шении открытий 1880 года.

Исследовать вновь найденный скелет, покоившийся на древней устричной отмели, Рагаццони пригласил Дж. Серджи и А. Исселя (A. Issel). По словам Серджи, как он сам, так и Ис-сель полагали, что находка 1889 года действительно являлась недавним захоронением в плиоценовых напластованиях:

практически нетронутый скелет лежал на спине в расщелине устричной отмели, при этом признаки захоронения были до­статочно очевидны.

Но Иссель подготовил собственный доклад, в котором назвал недавними захоронениями также и находки 1880 года, утверждая в примечании, что Серджи разделяет его мнение об ошибочности датирования плиоценом всех без исключения скелетов, найденных в Кастенедоло. Для научного мира этого было более чем достаточно, чтобы прекратить дискуссию.

Позднее Серджи опроверг утверждения Исселя. Отме­тив, что скелет 1889 года, по его мнению, действительно не­давний, он заявил о своей неизменной убежденности в плио­ценовом происхождении находок 1880 года. Однако дело было уже сделано, и Серджи не хотелось еще раз вступать в бой ра­ди «реабилитации» открытий 1880 года. А потому все, что име­ет отношение к Кастенедоло, с тех пор вызывает лишь недо­уменное молчание либо презрительные насмешки.

Наглядный пример несправедливого отношения к от­крытиям в Кастенедоло дает «Textbook of European Archeology» («Учебник европейской археологии»), написан­ный профессором Макалистером (R.A.S. Macalister) в 1921 го­ду. Автор признает, что находки в Кастенедоло, «что бы мы ни думали о них, заслуживают серьезного рассмотрения», отме­чает, что их «обнаружил достаточно компетентный геолог, ка­ковым является Рагаццони, а исследовал не менее компетент­ный анатом Серджи». И тем не менее он отказывается признать их плиоценовый возраст. Перед лицом неопровер­

жимых фактов Макалистер лишь разводит руками: «И все-таки здесь что-то не так». Что же? Ну, во-первых, современ­ная анатомическая структура костей. «Если их возраст дейст­вительно соответствует возрасту пласта, где они были обнаружены, — пишет Макалистер, — то это может означать лишь чрезвычайно длительную паузу в процессе эволюции. Гораздо более вероятным представляется то, что где-то в на­блюдения вкралась серьезная ошибка». И далее: «Признание принадлежности скелетов из Кастенедоло к плиоцену поста­вит так много вопросов, не имеющих ответа, что нам не следу­ет колебаться в выборе между принятием и отрицанием их подлинности». В который уже раз мы наблюдаем, как преду­беждения заставляют ученого отвергнуть материальные сви­детельства, которые при других обстоятельствах были бы признаны безусловно достоверными.

В своей попытке бросить тень на все находки в Кастене­доло Макалистер ссылается на Исселя, вопреки тому, что его доклад дискредитирует лишь скелет, найденный в 1889 году. Так, например, Макалистер пишет о всех без исключения на­ходках в Кастенедоло: «Исследование женевским ученым Ис-селем костей и местности, где они были обнаружены, показа­ло, что заполнявшие пласты морские отложения покрывали коркой все имевшиеся там твердые предметы, за исключени­ем человеческих костей». Действительно, в своем докладе Ис­сель отмечает, что кости обнаруженного в 1889 году скелета были гладкими, без какого бы то ни было налета, однако этого отнюдь нельзя сказать о более ранних находках, которые, по свидетельству Рагаццони и Серджи, покрывала корка из го­лубой глины, кусочков раковин и кораллов.

Еще один пример несправедливого отношения к откры­тиям в Кастенедоло мы находим в «Ископаемых людях», где Буль и Валуа утверждают следующее: «В случае с Кастене­доло... вне всякого сомнения, речь идет об относительно недав­них захоронениях». Однако авторы «Ископаемых людей», уделив Кастенедоло только один абзац, полностью обходят молчанием нетронутые наслоения поверх скелетов, разбро­санные кости, множество отсутствующих фрагментов скеле-

тов — то есть такие сведения, которые начисто опровергают гипотезу о позднейшем захоронении.

Буль и Валуа пишут: «В 1889 году профессор Иссель со­ставил официальный доклад о вновь обнаруженном скелете, где отмечает, что все ископаемые, найденные в этом месте, были пропитаны солью, за исключением лишь человеческих костей». Авторы подразумевают, что факт этот имеет отноше­ние не только к находке 1889 года, но и ко всем обнаруженным ранее костям. Однако в докладе Исселя речь идет только о ко­стях, найденных в 1889 году. Кроме того, в нем даже отсутст­вует слово «соль»: Иссель пишет о «морских наслоениях», ко­торые, как мы уже отмечали, покрывали все кости, обнаруженные в 1860 и 1880 годах.

Чтобы опровергнуть плиоценовый возраст костей из Ка-стенедоло, ученые подвергли их химическим и радиометриче­ским анализам. В белке «свежих» костей содержится опреде­ленное количество азота, которое с течением времени сокращается. В докладе К. Окли от 1980 года указывается на то, что содержание азота в костях из Кастенедоло аналогично его содержанию в костях, обнаруженных на итальянских сто­янках, которые относятся к верхнему плейстоцену и голоцену, из чего следует вывод об относительно небольшом их возрас­те. Однако содержание азота в костной ткани сильно колеб­лется в зависимости от условий местности, а потому этот по­казатель возраста не может быть надежным. К тому же кости из Кастенедоло были изъяты из глины — вещества, известно­го своей способностью к консервации азота в костном белке.

Кости имеют свойство впитывать фтор из подземных вод. Содержание фтора в костях из Кастенедоло Окли счел слишком высоким для собственного заключения об их возрас­те, отнеся, впрочем, такое несоответствие на счет высокого процента фтора в подземных водах Кастенедоло. Однако это не более чем догадка. Кроме того, в костях из Кастенедоло об­наружилось неожиданно высокое содержание урана, соответ­ствующее древнему возрасту.

Тест по углероду-14 определил возраст некоторых кос­тей в 958 лет. Но, как и в случае с находкой в Гелли-Хилл, не­

обходимо учесть, что этот метод теперь считается ненадеж­ным. Кроме того, хранение костей в музее на протяжении без малого 90 лет скорее всего не могло не отразиться на содержа­нии в них углерода, а следовательно, и на результатах теста.

Случай в Кастенедоло в очередной раз доказывает несо­вершенство методики, применяемой в палеоантропологии. Первоначальное определение принадлежности находок 1860 и 1880 годов к плиоцену представляется вполне обоснован­ным. Автор этих открытий, опытный геолог Дж. Рагаццони, тщательно обследовал стратиграфию места их расположения, уделив особое внимание поискам признаков позднейшего за­хоронения, которых не обнаружил. Он надлежащим образом проинформировал коллег-ученых о находках публикациями в научных журналах. Однако из-за современной морфологии останков они подверглись тщательному анализу с предубеж­денно-скептических позиций: как пишет Макалистер, «тут что-то не так».

Современные взгляды на происхождение человека за­няли господствующее положение в научном мире именно бла­годаря таким ученым, как Макалистер. На протяжении цело­го столетия главным критерием, на основании которого свидетельства или принимались, или отвергались, остается концепция постепенной эволюции обезьяноподобных предков человека в его современное состояние. Свидетельства, проти­воречащие эволюционной доктрине, скрываются самым тща­тельным образом, а потому чтение учебных пособий о проис­хождении человека неизменно наводит на мысль об истинности этого учения, поскольку «его подтверждают все свидетельства». Но упомянутые пособия лишь вводят в за­блуждение, ибо в их основе лежит «неопровержимая» идея о том, что человек произошел эволюционным путем от своих обезьяноподобных предков, и все свидетельства отбираются и интерпретируются исключительно с точки зрения их соответ­ствия этой идее.

Скелет из Савоны

Обратимся теперь к еще одной плиоценовой реликвии, обна руженной в Савоне (Savona) — небольшом город­ке на Италь янской Ривьере, милях в тридцати к запа­ду от Генуи. В 1850-х годах рабочие, строившие здесь церковь, на глубине котлована, в трех метрах от поверхности земли, нашли скелет с анатомическим строением, идентичным со­временному человеку. Возраст пласта, в котором покоился скелет, оценивается в 3—4 миллиона лет.

Уже знакомый нам Артур Иссель оповестил подробно об открытии в Савоне делегатов Международного конгресса по доисторической антропологии и археологии, собравшихся в 1867 году в Париже. Савонского человека докладчик объявил «современником напластований, в которых тот был обнару­жен».

Де Мортийе писал, однако, в 1883 году, что в плиоцено­вых напластованиях в Савоне, залегавших на мелководье воз­ле побережья, имелось большое количество отдельных костей наземных животных, тогда как человеческий скелет сохра­нился практически полностью. «Не служит ли сей факт, — за­давал он вопрос, — подтверждением того, что мы имеем дело не с останками человека, которые в эпоху плиоцена носило океанскими волнами, а просто-напросто с относительно не­давним захоронением неопределенного возраста?»

Отец Део Грациас (Deo Gratias), священник, присутство­вавший при обнаружении человеческого скелета в Савоне, представил на Международном конгрессе по доисторической антропологии и археологии, созванном в 1871 году в Болонье, доклад, в котором опроверг предположение о позднейшем за­хоронении. В нем Део Грациас, изучавший палеонтологию, указывал: «Тело было найдено в типичной позе пловца: руки вытянуты вперед, голова наклонена чуть вперед и вниз, кор­пус сильно приподнят по отношению к ногам. Трудно вообра­зить, что человек мог быть похоронен в такой позе, скорее речь идет о теле, отдавшемся на волю волн. То, что скелет об­

наружен на глинистой поверхности возле скалы, позволяет предположить, что человека швырнуло на эту скалу волна­ми».

И далее: «Если бы мы имели дело с захоронением, то бы­ло бы логично предположить, что верхние и нижние напласто­вания будут перемешаны. Верхние пласты состоят из белого кварцитового песка. Результатом перемешивания могло быть ярко выраженное обесцвечивание весьма четко очерченного слоя плиоценовой глины. Уже одно это породило бы у очевид­цев сомнения в древнем, по их утверждениям, происхожде­нии находки. Кроме того, полости человеческих костей, как крупные, так и мелкие, заполнены слежавшейся плиоценовой глиной, что могло произойти лишь при условии, что глина, за­полняя эти полости, пребывала еще в полужидком состоянии, то есть во времена плиоцена». Део Грациас указал на то, что глина теперь уже была сухой и твердой. Кроме того, трехмет­ровая глубина залегания скелета для захоронения, пожалуй, слишком велика.

Исходя из вышеизложенного, на ум приходит следую­щее объяснение открытия в Савоне. Наличие весьма харак­терных морских раковин позволяет сделать вывод о том, что в эпоху плиоцена указанное место было прибрежным мелково­дьем. Отдельные кости животных, умерших на суше, могло смыть волнами, и таким образом они оказались вмурованны­ми в подводную формацию. Кости, найденные в своем естест­венном состоянии в той же формации, которая образовала морское дно, принадлежали, вероятно, человеку утонувше­му,'— быть может, в результате кораблекрушения — в эпоху плиоцена. Если все произошло именно так, то нет нужды при­бегать к домыслам о более позднем захоронении, объясняя происхождение относительно целого человеческого скелета в том же месте, где найдены разрозненные кости животных. Не стоит забывать и о позе скелета (лицом вниз, конечности вы­тянуты), типичной для утопленника, но не для захороненного покойника.

Позвонок из Монте-Эрмосо

В пятой главе мы рассмотрели кремневые орудия труда и следы разведения огня, обнаруженные в Аргентине, в Монте-Эрмосо. Теперь давайте обсудим другую наход­ку в том же месте: первый шейный позвонок, или верхняя часть позвоночного столба, которую называют атлантом. По­звонок нашел в 1880-х годах, во время раскопок верхнеплио­ценовой формации в Монте-Эрмосо, сотрудник Музея Ла-Платы Сантьяго Поцци (Santiago Pozzi). Поначалу находка не привлекла особого внимания. В то время кость была еще по­крыта желтовато-коричневым наслоением лесса, характерно­го для формации Монте Эрмосо, чей возраст — 3—5 миллио­нов лет.

Хотя эта находка и лежала в музее на протяжении дол­гих лет, ее нельзя недооценивать: гибралтарский череп много лет находился в гарнизонном музее, прежде чем был признан доказательством существования неандертальцев. Несколько бедренных костей, принадлежавших человеку прямоходяще-му, были доставлены с острова Ява в Голландию в ящиках, где лежали вперемешку с другими костями. Прошло несколько десятилетий, прежде чем их разобрали и классифицировали;

теперь же они фигурируют во всех учебниках наряду с други­ми признанными открытиями. Подобных примеров много, сей­час же речь идет о том, что позвонок из Монте-Эрмосо повто­ряет судьбу множества ископаемых костных останков, получивших признание спустя долгое время после их обнару­жения.

Очистив кость от плиоценового лесса, ученые подвергли ее тщательным исследованиям. Флорентино Амегино, при­знав происхождение позвонка в эпоху плиоцена, классифици­ровал его как принадлежавший обезьяноподобному предку человека. В своем описании кости он указал на ряд характер­но примитивных ее признаков.

В то же время Алеш Грдличка представил убедитель­ные доказательства современного строения кости. Подобно

Амегино, Грдличка считал, что чем древнее человеческие ос­танки, тем они должны быть примитивнее. Следовательно, ес­ли кость принадлежит к полностью современному типу, то, по мнению Грдлички, она не может быть древней по определе­нию. При этом возраст пласта, в котором она находилась, аб­солютно никакого значения не имеет, а присутствие в нем ко­сти всегда можно — и нужно — объяснить неким внешним вмешательством.

Существует, однако, и другое объяснение, и заключает­ся оно в том, что человеческие существа современного физио­логического типа обитали в Аргентине свыше 3 миллионов лет назад. В пользу этого говорит целый ряд признаков того, что позвонок изначально был вмурован в материнские отложения формации Монте-Эрмосо.

Так или иначе, Грдличка заявил, что позвонок из Монте-Эрмосо заслуживает «полного забвения в силу его абсолютной бесполезности». Именно такая судьба его и постигла. Если бы этого не произошло, то тезис Грдлички о недавнем проникно­вении людей на Американский континент имел бы под собой весьма зыбкую почву. И сегодня очень многие бы хотели, что­бы позвонок из Монте-Эрмосо навечно оставался в забвении, которому «по необходимости» был предан. Академическая па­леоантропология отнюдь не жалует свидетельства присутст­вия на Земле, а тем более в таком месте, как Аргентина, чело­века современного типа еще 3 миллиона лет назад или даже более того.

Мираморская челюсть

В1921 году М. Виньяти (М.А. Vignati) сообщил о нижней челюсти человека с двумя коренными зубами, найден­ной в Мирамаре, Аргентина, внутри верхнеплиоцено­вой Чападмалаланской формации. Ранее на этом месте были обнаружены каменные орудия и кость млекопитающего с за­стрявшим в ней наконечником стрелы (см. главу 5). Челюсть

нашел собиратель музейных редкостей по имени Лоренцо Па-роди. Э. Боман сообщал, что Пароди обнаружил кость с при­крепленными к ней коренными зубами «в чападмалаланских напластованиях обрывистого берега реки, на очень большой глубине от земной поверхности, примерно на уровне моря». В таком случае находке должно быть 2—3 миллиона лет.

Однако Боман отнесся к этому скептически, отметив:

«Газеты тут же подхватили «утку» о «древнейших человечес­ких останках на Земле», но все, кто исследовал зубы, были едины во мнении об их полном соответствии коренным зубам современного человека».

Боман считал само собой разумеющимся то, что полно­стью человеческая природа фрагмента челюсти из Мирамара лишь доказывает недавнее происхождение находки. При этом он не приводит ни единого аргумента, на основании которого мирамарский ископаемый образец нельзя было бы считать свидетельством существования современных людей в Арген­тине в эпоху плиоцена.

Череп из округа Калавврас

В пятой главе мы говорили о многочисленных каменных орудиях, найденных в золотоносных гравиях гор Сьер­ра-Невада (Кали форния). В этих же гравиях, возраст которых колеблется от 9 до 55 миллионов лет, были также об­наружены человеческие костные останки.

В феврале 1866 года г-н Маттисон (Mattison), главный держатель акций шахты Лысая гора (Bald Hill), неподалеку от города Энджелс-Грик (округ Калаверас), извлек череп из слоя гравия, находящегося в 130 футах (40 метров) от поверх­ности земли. Этот гравий залегает вблизи бедрока, под плот­ным покрывалом нескольких различных слоев вулканическо­го происхождения. В этом районе вулканические извержения начались в эпоху олигоцена, продолжались весь миоцен и за­вершились лишь с наступлением плиоцена. Так как череп на­

ходился в самом низу, под слоями вулканической лавы и гра­вия Лысой горы, представляется вероятным, что тот слой гра­вия, в котором образец был обнаружен, сформировался еще гораздо раньше плиоцена.

Найдя череп, Маттисон отнес его г-ну Скрибнеру (Scribner), бывшему в то время агентом компании Wells, Fargo and Co.'s Express в Энджелс-Грик. Служащий Скрибнера г-н Мэтьюз (Matthews) очистил находку от корки, покрывавшей большую часть ископаемого образца. Поняв, что это часть че­ловеческого черепа, он отослал ее д-ру Джонсу, который жил в соседней деревне Мерфис и был настоящим энтузиастом в собирании такого рода предметов. В свою очередь д-р Джонс сообщил об этом в Геологическое управление Сан-Франциско и, получив оттуда ответ, направил находку в головной офис этого управления. Там череп был осмотрен профессиональ­ным геологом Дж. Д. Уитни. Сразу после этого Уитни отпра­вился в Мерфис и Энджелс, где лично расспросил об обстоя­тельствах находки г-на Маттисона, который, в свою очередь, подтвердил сказанное д-ром Джонсом. Уитни был лично зна­ком как со Скрибнером, так и с Джонсом и считал их людьми, которым можно доверять.

16 июля 1866 года Уитни представил Калифорнийской академии наук доклад по черепу, найденному в округе Кала­верас, утверждая при этом, что он был поднят из геологичес­ких слоев, относящихся к эпохе плиоцена. Эта новость вызва­ла настоящую сенсацию во всей Америке.

Уитни утверждал, что «религиозная пресса Америки встретила сообщение в штыки... и выявила полное единоду­шие, утверждая, что череп является ничем иным, как «подло­гом». Интересно, что речь о мошенничестве, как следует из слов Уитни, даже и не шла до тех пор, пока открытие не стало излюбленной темой многочисленных газетных публикаций.

Некоторые из историй о мошенничестве писались не журналистами, а такими учеными мужами, как Уильям X. Холмс из Смитсоновского института. Во время своей поездки в округ Калаверас Холмс собрал свидетельства некоторых людей, знавших г-на Скрибнера и д-ра Джонса. И по их рас-

сказам выходило, что осмотренный Уитни череп на самом де­ле мог и не быть находкой, относящейся к третичной эпохе. Но проблема с версиями о подлоге одна — таких версий слишком много. По некоторым из них выходило, что верующие горняки специально заложили череп, чтобы ввести ученого Уитни в заблуждение. Другие утверждали, что горнорабочие подло­жили череп, чтобы разыграть одного из своих товарищей. Третьи же говорили, что настоящий череп был действительно найден Маттисоном, но Уитни получил и исследовал совер­шенно другой образец. В свою очередь четвертые утвержда­ли, что друзья Маттисона из соседнего городка подсунули ему череп в шутку. Все эти противоречивые предположения бе­зосновательны и вызывают большие сомнения в том, что мо­шенничество действительно имело место.

Вернувшись из округа Калаверас, Холмс обследовал из­вестный череп в Пибодском музее в Кембридже (штат Масса­чусетс), где тот в то время находился. Он пришел к выводу, что «череп никогда не подвергался воздействию рек, которые текли в третичную эпоху, что он не происходил из древних гравиев шахты Маттисона и никоим образом не является че­репом человека третичного периода». Некоторые заявления в поддержку этого высказывания исходят от людей, которые обследовали галечную материнскую породу и почву, в кото­рой был обнаружен калаверасский череп. Д-р Ф. У. Патнэм из Пибодского музея естественной истории Гарвардского уни­верситета заявил, что на черепе не наблюдается каких-либо следов находящегося в шахте гравия. Уильям Дж. Синклер из Калифорнийского университета, проведя изучение 'черепа, заявил, что на нем нет следов золотоносного гравия из шахты. Он счел, что на нем были следы материала из пещер, в кото­рых индейцы иногда оставляют усопших соплеменников.

С другой стороны, Холмс сообщал: «Д-р Д. X. Долл (D. Н. Dall), находясь в Сан-Франциско в 1866 году, сделал сравни­тельный анализ материала, приставшего к черепу, и гравия из известной шахты, в результате чего подтвердилась их идентичность по основным параметрам». В статье, опублико­ванной в 1882 году в журнале American Naturalist, У. О. Айрес

(W. О. Ayres) отметил следующее: «Я увидел и внимательно осмотрел найденный образец сразу же после того, как он ока­зался у профессора Уитни. Корка из песка и пыли гравия по­крывала не только его внешнюю поверхность. Тот же матери­ал заполнял и внутренние части черепа; и этот материал был особого рода. Того самого, который я имел возможность тща­тельно изучить». Айрес сказал, что это был самый настоящий золотоносный гравий, извлекаемый из глубоких шахт. И ко­нечно же, он никак не мог принадлежать к недавним отложе­ниям ритуальных пещер.

Говоря о черепе, Айрес отметил: «Утверждают, что это череп недавно умершего человека, который покрылся коркой, пролежав в земле в течение нескольких лет. Однако этого не утверждает ни один человек из тех, кто знает данный район. Гравий никак не может способствовать образованию подобно­го покрытия. ...Черепные полости были заполнены затвердев­шим песчаным материалом. Это могло произойти лишь тогда, когда этот материал находился в полужидком состоянии, чего не было со времен отложения первых слоев гравия».

В своем первоначальном описании ископаемого черепа из Калаверасса Уитни отметил большую степень его минера­лизации. Все это естественным образом согласуется с его ог­ромным возрастом. Однако, как указывал Холмс, так же спра­ведливо и то, что процесс минерализации кости может занять как несколько веков, так и несколько тысячелетий. В дополне­ние к этому геолог Джордж Бекер в 1891 году заявил: «На мой взгляд, многие специалисты получили убедительные доказа­тельства аутентичности черепа из округа Калаверас. Г-да Кларенс Кинг, О. К. Марш (О. С. Marsh), Ф. У. Патнэм и Д. X. Долл убедили меня в том, что данный череп был найден in situ в гравиях, залегающих под слоем вулканической ла­вы». Бекер добавил, что данное заявление было сделано с ве­дома вышеперечисленных научных авторитетов. Как уже го­ворилось, Кларенс Кинг был знаменитым геологом, работавшим при Геологическом управлении США, Палеонто­лог О. К- Марш одним из первых стал искать кости динозав­ров. В период с 1883 по 1895 год он занимал пост президента

Национальной академии наук. Но, как мы уже это видели, Ф. У. Патнэм из Пибодского музея Гарвардского университета впоследствии изменил свою точку зрения и стал утверждать, что материалы матрицы черепа якобы происходят из индей­ской погребальной пещеры.

Но можно ли с абсолютной уверенностью утверждать, что череп из Калавераса подлинный? Или это простой подлог? В силу разнообразия и противоречивости существующих на этот счет свидетельств нам следует с большой осторожностью относиться к тем, кто делает окончательные выводы, хотя возможно, что найденный череп и происходит из индейского погребения. Читатель может остановиться и поразмыслить, что же требуется для достоверного определения возраста че­репа из Калавераса.

Следует, однако, иметь в виду, что череп из округа Ка-лаверас не был изолированным открытием. В находившихся по соседству геологических слоях того же возраста были обна­ружены многочисленные каменные орудия. И, как мы это еще увидим, в том же районе были откопаны новые фрагменты скелетных останков человека.

В свете всего этого от черепа из Калавераса нельзя про­сто отвернуться без внимательного изучения. В 1928 году сэр Артур Кит отмечал: «Историю открытия черепа из Калавера­са... нельзя обойти стороной. Это своего рода привидение, пре­следующее любого, изучающего древнейшую историю чело­века, постоянно подвергающее испытанию его веру и подводящее его к критической точке».



1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   39


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет