, 1999. 496 с. В «Неизвестной истории человечества»



жүктеу 5.4 Mb.
бет26/39
Дата02.05.2016
өлшемі5.4 Mb.
түріКнига
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   39
: images -> attach
attach -> Абандон Право страхователя заявить об отказе от своих прав на застрахованное имущество в пользу страховщика
attach -> Кто делал революции 1917 года
attach -> Дейл Карнеги. Как вырабатывать уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично
attach -> Книга представляет собой сборник очерков о наиболее тяжелых катастрофах
attach -> Гейнц Гудериан "Воспоминания солдата"
attach -> «безумного города» в немецкой и русской литературе XVIII-XIX веков
attach -> Мотивация и личность
attach -> Знаки зодиака или астрология с улыбкой
attach -> Основы психоанализа
attach -> Художественное осознание мира в японской культуре

наконец морфологический анализ останков человекоподоб­ных существ. Более того, исследователи, применяя одну и ту же методику, нередко приходят к разным выводам о возрасте той или иной человекообразной особи. Иными словами, аль­тернатива такова: либо, руководствуясь принципом единооб­разия, мы остановимся на дате, предложенной кем-либо из исследователей в самое последнее время, либо будем учиты­вать весь спектр вероятных возрастных границ.

Но в этом и состоит трудность. Представьте себе учено­го, к которому попало несколько сообщений о двух человеко­подобных особях с различной морфологией. Данные сравни­тельного стратиграфического анализа и исследования фауны позволяют отнести их приблизительно к одному периоду, но продолжительность его — несколько сотен тысяч лет! Неод­нократные анализы, проведенные различными исследовате­лями с применением разнообразных палеомагнитных, хими­ческих и радиометрических способов, привели к весьма противоречивым результатам в пределах этого периода. Одни результаты указывают на «старшинство» первой особи, дру­гие им противоречат. Проанализировав все опубликованные данные по двум особям, наш исследователь приходит к выво­ду, что их вероятные возрастные рамки в значительной степе­ни совпадают. Иными словами, указанные методы не позволя­ют определить, какая из этих двух особей «старше».

Где же выход? Как мы увидим в дальнейшем, иногда ученые, исходя исключительно из своей приверженности тео­рии эволюции, к более ранней возрастной границе относят ту особь, морфология которой имеет больше общего с человеко­образной обезьяной, и «отодвигают» ее как можно дальше от возрастной границы другой, более человекоподобной особи. Соответственно возраст этой второй особи максимально при­ближается к верхней вероятной возрастной границе. Таким образом, две особи «разводятся» во времени. Но не будем за­бывать о том, что такое «упорядочение последовательности событий» основано прежде всего на морфологии и ставит сво­ей целью обоснование теории эволюционного развития, не до­

пускающей одновременного существования двух форм, одна из которых — прародительница другой.

Вот достаточно наглядный пример. Антрополог Чан Кванчи (Chang Kwang-chin) из Йельского университета за­явил однажды: «Исследования фауны районов Маба, Чаньяна и Люцзяна, где обнаружены ископаемые (человекоподобных существ), не позволяют определить возраст последних с до­статочной степенью точности. Судя по сопутствующей фауне, возраст первых двух находок может быть каким угодно в про­межутке от среднего до верхнего плейстоцена... Более точное датирование ископаемых останков этих трех человеческих особей представляется в настоящее время возможным, только если исходить из сравнения их морфологических особеннос­тей с другими находками в Китае, возраст которых установ­лен точнее». Вот такой подход и называется определением возраста на основе морфологии.

Джин Эйгнер (Jean S. Aigner) указывала в 1981 году:

«Высокая стабильность фауны Южного Китая затрудняет разделение среднего плейстоцена на более короткие отрезки времени. По общему правилу, позднейшие или более ранние периоды определяются, соответственно, наличием более раз­витых или реликтовых форм человекоподобных существ». Перед нами пример логического обоснования морфологичес­кого подхода к определению возраста ископаемых останков:

присутствие развитых гоминидов безусловно считается при­знаком более позднего периода.

Иными словами, согласно этой логике, обнаружение обе­зьяноподобного гоминида в одном месте и человекоподобного в другом (причем в обоих случаях сопутствующая фауна отно­сится к одному и тому же времени среднего плейстоцена) поз­воляет сделать вывод о более позднем возрасте того из них, который больше похож на человека. Напомним, что средний плейстоцен простирался от миллиона до ста тысяч лет назад. То, что оба гоминида ни в коем случае не могли быть современ­никами, считается при этом само собой разумеющимся.

В результате такой уловки два ископаемых гоминида отделены друг от друга во времени, и сторонники эволюцион-







ПЛЕЙСТОЦЕН





НИЖНИЙ

СРЕДНИЙ

ВЕРХНИЙ

Данные

Ран. Сред. Позд.

Ран. Сред. Позд.

Ран. Сред. Поад.









Фауна по Цю Джонланю







Crocula crocula







StentHion Megalapirus augustus

Возрастные гран. места обнаружения

(включая Н. sapiens)






1

Схема 10.1. Возраст ископаемых останков Homo sapiens, обнаружен­ных при раскопках в Тунцзы, Южный Китай. Цю, признавая, что фауна млекопитающих Тунцзы относится к периоду от среднего до верхнего плейстоцена, на основании принадлежности ископаемых останков Homo sapiens датировал их только верхним плейстоценом. Однако определение их возраста по фауне млекопитающих приво­дит к иным выводам. Считается, что Stegodon вымер к концу средне­го плейстоцена, а возможно, просуществовал в ряде районов Южно­го Китая и до начала верхнего плейстоцена (серая часть линии). Megatapirus augustus (гигантский тапир) до верхнего плейстоцена совершенно определенно не дожил. Таким образом, присутствие Stegodon, а в особенности гигантского тапира ограничивает верхний предельный возраст находок в Тунцзы концом среднего плейстоце­на. С другой стороны, присутствие Crocuta crocuta (гиены обыкно­венной), впервые появившейся в срединной стадии среднего плей­стоцена, ограничивает нижний предельный возраст находок в Тунцзы началом этой стадии. Следовательно, возможные возраст­ные границы ископаемых останков Homo sapiens из Тунцзы нахо­дятся в пределах от начала срединной стадии до конца поздней ста­дии среднего плейстоцена.

ного развития человека в учебниках ссылаются на этот при­мер как на бесспорное доказательство своей теории! Это весь­ма характерный случай научной недобросовестности. Гораздо честнее было бы признать, что имеющихся данных явно недо­статочно для провозглашения одного гоминида предком дру­гого и что их одновременное существование вполне допустимо. Однако признав это, сторонники эволюционной хронологичес­кой последовательности потеряли бы великолепный аргумент в защиту своего учения. Добросовестный же исследователь скажет в этом случае лишь то, что оба гоминида относятся к среднему плейстоцену и что «более развитая» человекоподоб­ная особь в принципе могла быть даже предшественницей су­щества «менее развитого», похожего на человекообразную обезьяну. Только абсолютно некритическое отношение к тео­рии эволюции позволяет определять возраст ископаемых ос­танков человекоподобных существ, исходя из морфологии по­следних и располагать их на этом основании в «удобном» хронологическом порядке.

Рассмотрим проблему хронологической классификации на конкретном примере. В 1985 году Цю Чжонлан (Qiu Zhonglang) объявил о том, что в пещере Яньхэ (Yanhui), непо­далеку от Тунцзы (Tongzi), в южнокитайской провинции Гуй-чжоу (Guizhou), еще в 1971 и 1972 годах были обнаружены ис­копаемые зубы Homo sapiens. Фауна на месте раскопок в Тунцзы классифицировалась по типу Stegodon-Ailuropoda. Стегодон, вид вымерших слонов, и гигантская панда айлуро-пода — типичные представители южнокитайской фауны среднего плейстоцена.

Полный список фауны места раскопок в Тунцзы, состав­ленный Хань Дефеном (Han Defen) и Сюй Чуньхуа (Хи Chunhua), состоял из 24 видов млекопитающих, при этом все они фигурировали и в общих списках фауны среднего (и ран­него) плейстоцена, составленных теми же авторами. Известно, однако, и то, что биологический род очень многих из включен­ных в список особей сохранился не только вплоть до верхнего плейстоцена, но и до наших дней.

Автор отчета о находках в Тунцзы писал: «Пещера Янь-хэ стала первым местом в провинции, где были обнаружены ископаемые останки Homo sapiens... Исходя из сопутствую­щей фауны находки следует датировать поздним средним плейстоценом, однако археологические данные (относящиеся к ископаемым людям) соответствуют верхнему (позднему) плейстоцену».

Иначе говоря, присутствие ископаемых останков Homo sapiens послужило основанием тому, чтобы датировать наход­ки верхним плейстоценом. Это еще один яркий пример опре­деления возраста по морфологии. Но ведь фауна, о которой со­общает тот же Цю Чжонлан, позволяет отнести ископаемые останки Homo sapiens к любому хронологическому отрезку между средним и верхним плейстоценом!

А вот если исходить из стратиграфических данных, то находки однозначно следует датировать средним плейстоце­ном. Это косвенно подтверждает и Цю Чжонлан: «Отложения пещеры состоят из семи слоев. При этом окаменелые челове­ческие останки, каменные предметы искусственного проис­хождения, обгоревшие кости и ископаемые останки млекопи­тающих обнаружены только в четвертом слое, состоящем из серовато-желтого песка и гравия». Такое скопление ископае­мых останков человека и млекопитающих, типичных для среднего плейстоцена, свидетельствует о том, что они отно­сятся примерно к одному хронологическому периоду. В пеще­рах Южного Китая к среднему плейстоцену принято относить и отложения желтого цвета.

Наш собственный анализ списка сопутствующей фауны также указывает на необходимость ограничить возрастные рамки средним плейстоценом. В самом деле, найденный в Тунцзы стегодон, по общему мнению, существовал начиная с эпохи плиоцена и вплоть до среднего плейстоцена. Приводя список животных, присутствие которых считается важным фактором определения возраста палеоантропологических на­ходок в Южном Китае, Джин Эйгнер отмечает, что Stegodon orientalis просуществовал лишь до позднего среднего плей­стоцена (правда, после этой записи она ставит знак вопроса).

В пользу строгого датирования находок в Тунцзы сред­ним плейстоценом говорит и присутствие животных тех ви­дов, которые определенно считаются вымершими к концу это­го хронологического отрезка. Так, наряду со Stegodon orientalis в списке Джин Эйгнер фигурирует и Megatapirus (гигантский тапир) — животное, характерное, по мнению ав­тора, исключительно для среднего плейстоцена. В списке ки­тайских исследователей Тунцзы это вид именуется Megatapirus augustus Мэттью (Matthew) и Грейнджера (Granger). Эйгнер описывает Megatapirus augustus как «вид крупного ископаемого животного из южнокитайской коллек­ции, относящейся к середине среднего плейстоцена». Мы же предполагаем, что этим видом завершается верхняя граница возраста фауны Тунцзы конца среднего плейстоцена (см. схе­му 10.1).

В списке Эйгнер имеется еще одно весьма характерное животное — Crocuta crocuta (гиена обыкновенная), впервые появившаяся в

Китае в середине среднего плейстоцена. Таким образом, при­сутствие Crocuta crocuta в Тунцзы определяет нижнюю воз­растную границу местной фауны началом срединной стадии среднего плейстоцена.

Подводя итоги, следует отметить, что наличие в Тунцзы Megatapirus augustus и Crocuta crocuta позволяет установить возрастные рамки ископаемых останков Homo sapiens в про­межутке от начала срединной стадии среднего плейстоцена до конца его поздней стадии.

По сути дела, Цю Чжонлан произвольно раздвинул воз­растные рамки некоторых видов млекопитающих (в частности Megatapirus augustus), относящихся к типу фауны Stegodon-Ailuropoda, до начала верхнего плейстоцена, для того чтобы ископаемые останки Homo sapiens можно было бы датировать в приемлемых хронологических пределах. Сделал он это, по-видимому, исходя из своей приверженности теории эволю­ции: если уж человек разумный из Тунцзы занял отведенное ему место в верхнем плейстоцене (где ему и надлежит пребы­вать, согласно эволюционной хронологической последова-

тельности), то это может служить бесспорным доказательст­вом эволюции человека. С другой стороны, определение ис­тинного возраста Homo sapiens из Тунцзы серединой среднего плейстоцена (что следует из возрастных границ сопутствую­щей фауны) делает его современником Homo erectus из Чжо-укоудяня, а такой конфуз недопустим в учебнике по теории эволюции, составленном на основании палеоантропологичес-ких находок в Китае.

Тщательно проанализировав отчеты о результатах ряда других раскопок в Китае, мы обнаружили, что в них использо­вался тот же самый способ определения возраста на основа­нии морфологических признаков для «разведения» во време­ни различных видов человекоподобных существ. Так, в 1964 году в Ланьтяне (Lantian) был обнаружен череп человека пря-моходящего, более примитивного, чем Homo erectus из Чжо-укоудяня. Поэтому ряд авторов, в том числе Джин Эйгнер, оп­ределили его возраст как превышающий возраст находок в Чжоукоудяне. Однако результаты нашего анализа данных о сопутствующей фауне, стратиграфии места проведения рас­копок и палеомагнитного датирования свидетельствуют о том, что возрастные рамки черепа Homo erectus из Ланьтяня сов­падают с хронологическими границами человека прямоходя-щего из Чжоукоудяня. То же можно сказать и о найденной в Ланьтяне челюсти Homo erectus.

Мы отнюдь не настаиваем на том, что человек прямохо-дящий, череп которого нашли в Ланьтяне, был современником своего собрата с места раскопок № 1 в Чжоукоудяне. На осно­вании принятой нами методики мы просто-напросто прихо­дим к выводу, что представленный в Чжоукоудяне хронологи­ческий период перекрывает вероятные возрастные рамки примитивного Homo erectus из Ланьтяня.

Таким образом, налицо перекрывающие друг друга, от­носящиеся к середине среднего плейстоцена вероятные воз­растные рамки следующих человекоподобных существ: 1) примитивного человека прямоходящего из Ланьтяня; 2) пе­кинского человека, представляющего более развитый подвид Homo erectus; 3) наконец, человека из Тунцзы, которого при­

нято относить к Homo sapiens. Мы не настаиваем на том, что все эти существа в самом деле были современниками: воз­можно, были, а может быть, и нет. Но мы категорически ут­верждаем, что ученый не имеет права отрицать саму возмож­ность одновременного существования различных видов гоминидов лишь на основании их морфологических различий. А именно такой подход до сих пор являлся общепринятым: ис­следователи, основываясь прежде всего на физических ха­рактеристиках китайских человекоподобных существ, классифицировали их в хронологическом порядке, соответст­вующем теории эволюции. Эта методология гарантирует, что ни одно ископаемое свидетельство не выйдет за рамки эволю­ционных воззрений. Отдавая приоритет морфологическим различиям ископаемых останков человекоподобных существ вопреки противоречащим им результатам исследования фау­ны, стратиграфического, химического, радиометрического и геомагнитного анализа, палеоантропологи продолжают слепо придерживаться своих предубеждений и отвергать любое не вписывающееся в концепцию эволюционной хронологической последовательности мнение.

Последующие открытия в Китае

В 1956 году крестьяне местечка Маба (Maba), в южноки­тайской провинции Гуандун (Guangdong), раскапывая в одной из пещер органические отложения, используе­мые как удобрение, наткнулись на череп, принадлежавший, по всей видимости, примитивному человекоподобному суще­ству. Ученые сошлись во мнении, что речь должна идти о Homo sapiens, хотя и с некоторыми неандерталоидными при­знаками.

Вполне естественной представляется попытка привер­женцев эволюционного учения отнести находку из Мабы к по­зднейшей стадии среднего плейстоцена либо к раннему верх­нему плейстоцену, то есть после Homo erectus. В принципе

находку эту можно датировать и ранним верхним плейстоце­ном, хотя в Мабе были обнаружены кости самых разнообраз­ных млекопитающих, существовавших не только в верхнем, но и в среднем, и даже в раннем плейстоцене. Главным основа­нием для определения возраста пещеры Мабы самым концом позднейшей стадии среднего плейстоцена либо началом верх­него плейстоцена стала опять-таки морфология останков че­ловекоподобного существа.

Итак, наша дополненная хронологическая таблица пока­зывает наложение периодов обитания в срединной стадии среднего плейстоцена следующих человекоподобных су­ществ: 1) примитивного человека прямоходящего (Ланьтянь);

2) собственно Homo erectus (Чжоукоудянь); 3) Homo sapiens (Тунцзы); 4) человека разумного с неандерталоидными при­знаками (Маба).

Гипотеза об одновременном существовании в Китае че­ловека прямоходящего и его более развитых собратьев подли­вает масла в огонь непрекращающихся дискуссий вокруг об­наруженных в Чжоукоудяне (раскопки № 1) достаточно совершенных каменных орудий и размозженных черепов пе­кинского человека. Могли ли несколько различных видов че­ловекоподобных существ, находившихся на разных уровнях развития, одновременно существовать в срединной стадии среднего плейстоцена? Мы не утверждаем этого категоричес­ки, однако имеющиеся данные, безусловно, подтверждают та­кую возможность. Проанализировав научные публикации, мы не нашли в них убедительных оснований для отрицания этой гипотезы, если, конечно, таким основанием не считать морфо­логические различия.

Кто-то станет утверждать, что морфологических при­знаков вполне достаточно для установления возраста ископа­емых останков человекоподобных существ по той простой причине, что эволюция человека есть непреложный, не вызы­вающий сомнений факт. Мы же придерживаемся иного мне­ния, основанного на тщательном анализе вопроса. Как было показано в главах 2—7, многочисленные свидетельства, кото­рые развенчивают глубоко укоренившуюся точку зрения на

так называемую эволюцию человека, просто-напросто замал­чивались или предавались забвению. Более того, научная об­щественность систематически закрывала глаза на множество уязвимых мест в обосновании нынешних взглядов на пробле­му эволюции.

Если бы китайские крестьяне, раскапывая органические отложения в пещере, обнаружили полностью человеческий череп среди останков фауны, определенно свойственной пли­оцену, ученые тут же подняли бы шум по поводу того, что на месте не было компетентных специалистов для проведения надлежащих стратиграфических исследований. Однако спо­соб ведения «раскопок» в Мабе не вызвал никаких протес­тов— потому что обнаруженный там череп оказалось воз­можно подогнать под общепризнанную схему эволюционной хронологии.

Но даже если закрыть глаза на крайнюю сомнитель­ность метода определения возраста по морфологическим при­знакам, вызывает удивление то, насколько часто этот метод применяется. Он, в частности, стал не исключением, а прави­лом при проведении в Китае исследований, связанных с эво­люцией человека. Такая практика стала особенно беззастен­чивой после того, как в 1956 году рабочие нашли в Лондонге (Longdong), округ Чаньян (Changyang) южно-китайской про­винции Хубэй (Hubei) верхнюю челюсть Homo sapiens.

Челюсть, классифицированная как принадлежавшая человеку разумному с некоторыми примитивными чертами, была обнаружена вместе с типичной для Южного Китая фау­ной среднего плейстоцена, включающей в себя панду Ailuropoda и вымершего слона Stegodon. Вот что в 1962 году писал Чан Кванчи из Йельского университета: «Эта фауна от­носится, по общему мнению, к среднему плейстоцену, но по­скольку морфологические особенности найденной челюсти со­держат меньше примитивных признаков по сравнению с синантропом, исследователи пещеры датируют находку позд­ним средним плейстоценом». Как видим, морфология служит Чану Кванчи главным критерием определения Homo sapiens

из Чаньяна как «младшего родственника» пекинского Homo erectus.

В 1981 году его поддержала Джин Эйгнер: «Фауна, со­путствующая гоминиду, относит его возраст к среднему плей­стоцену, тогда как его близость к Homo sapiens указывает на позднюю стадию этого периода».

Поражает та категоричность, с которой ученые отверга­ют саму мысль об одновременном существовании в Китае че­ловека разумного и человека прямоходящего, не останавлива­ясь даже перед тем, чтобы поставить под сомнение такое убедительное свидетельство, как сопутствующая фауна. Вот что еще в 1931 году писал об этом сэр Артур Кит: «В прошлом нередко случалось, что сам факт обнаружения ископаемых останков человека служил специалистам основанием для оп­ределения возраста всего слоя отложений, так как геологиче­ские данные не должны вступать в очевидное противоречие с теорией недавнего происхождения человека».

Еще одно открытие было сделано в Гуанси-Чжуанском (Guangxi-Zhuang) автономном районе Южного Китая, где в 1958 году рабочие обнаружили в пещере Люцзяна (Liujiang) череп, позвоночный столб, ребра, тазовые кости и правое бед­ро ископаемого человека. Эти останки, анатомически иден­тичные современному человеку, были найдены в среде, ти­пичной для фауны Stegodon-Ailuropoda, хронологически охватывающей весь период среднего плейстоцена. И тем не менее китайские исследователи отнесли их к верхнему плей­стоцену, исходя в первую очередь из развитой морфологии этого ископаемого человека.

Череп, найденный при раскопках в Дали (Dali), провин­ция Шэньси (Shanxi), был классифицирован как принадле­жавший человеку разумному с некоторыми примитивными чертами. При этом все животные фауны Дали типичны для среднего плейстоцена и даже более раннего периода.

Некоторые китайские палеоантропологи выдвинули ги­потезу о принадлежности находок в Дали, в частности челове­ческого черепа, к концу среднего плейстоцена. Однако сопут­ствующая фауна указывает на иной возраст человека

разумного из Дали, относя его к ранним стадиям среднего плейстоцена. Это значит, что Homo sapiens из Дали древнее пекинского человека из Чжоукоудяня.

Напрашивается вывод, что пекинский человек, он же Homo erectus, останки которого обнаружены в месте проведе­ния раскопок № 1 в Чжоукоудяне, вполне мог быть современ­ником нескольких человекоподобных существ: раннего человека разумного (с неандерталоидными чертами), совре­менного человека разумного (Homo sapiens sapiens) и даже примитивного человека прямоходящего (см. схему 10.2).

Пытаясь разобраться с человекоподобными существами среднего плейстоцена, ученые неоднократно прибегали к ме­тодике датирования на основании морфологических призна­ков ископаемых останков, стараясь подобрать им «подходя­щий» возраст в пределах вероятных хронологических границ сопутствующей фауны, чтобы сохранить принцип эволюци­онной последовательности. Характерно, что эта искусствен­ная последовательность, втиснутая в рамки эволюционист­ских воззрений, приводится в дальнейшем как еще одно подтверждение правильности учения об эволюции.

В частности, мы уже привели множество примеров того, как вероятный возраст ископаемых останков Homo sapiens, лежащий в весьма широких пределах от срединной стадии среднего плейстоцена (эпоха существования пекинского чело­века) до верхнего плейстоцена, намеренно смещается к самой поздней границе данного хронологического отрезка. Но точно на таком же основании его можно было бы сместить и в обрат­ную сторону — к срединному среднему плейстоцену, но это никак не устраивает сторонников теории эволюции.

Обзор открытий ископаемых останков человекоподоб­ных существ в Китае мы завершим несколькими примерами, относящимися, как принято считать, к нижнему плейстоцену. В местечке Юаньмоу (Yuanmou), в юго-западной провинции Юньнань (Yunnan), геологи нашли два зуба (резца) гоминида, которого китайские ученые классифицировали как более при­митивного, нежели пекинский человек. Считается, что зубы



Схема 10.2. Вероятные возрастные границы китайских человекопо­добных существ, определенные на основании сопутствующей фау­ны млекопитающих. В этих пределах ученые устанавливали воз­раст гоминидов, руководствуясь принципом соответствия учения об эволюции. На схеме такой возраст отмечен более темными участка­ми соответствующих линий. Например, возрастные рамки ископае­мых останков из Мабы определяются по фауне как простирающие­ся от верхнего до начала нижнего плейстоцена. Но на основании обнаружения неандерталоидного черепа ученые решили «отодви­нуть» возраст этих ископаемых к позднейшей границе указанного хронологического периода, а возраст человеческих останков из Люцзяна вообще определили далеко за рамками допустимых границ возраста фауны. Такую практику мы называем датированием на ос­новании морфологических признаков. Но если оставить эволюцио­нистские предрассудки в стороне и основываться исключительно на данных фауны, становится очевидным, что все человекоподобные существа вполне могли быть современниками Homo erectus из Чжо-укоудяня, то есть существовать одновременно в срединной стадии среднего плейстоцена (отмеченной затененной вертикальной лини­ей).



1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   39


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет