, 1999. 496 с. В «Неизвестной истории человечества»



жүктеу 5.4 Mb.
бет6/39
Дата02.05.2016
өлшемі5.4 Mb.
түріКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39
: images -> attach
attach -> Абандон Право страхователя заявить об отказе от своих прав на застрахованное имущество в пользу страховщика
attach -> Кто делал революции 1917 года
attach -> Дейл Карнеги. Как вырабатывать уверенность в себе и влиять на людей, выступая публично
attach -> Книга представляет собой сборник очерков о наиболее тяжелых катастрофах
attach -> Гейнц Гудериан "Воспоминания солдата"
attach -> «безумного города» в немецкой и русской литературе XVIII-XIX веков
attach -> Мотивация и личность
attach -> Знаки зодиака или астрология с улыбкой
attach -> Основы психоанализа
attach -> Художественное осознание мира в японской культуре

то мы вправе со всей определенностью заявить, что жившие в те далекие времена люди по своим физическим данным не очень сильно отличались от ныне живущих».

У челюсти, о которой говорил Мойр, довольно интерес­ная история (см. главу 7). Некоторые ученые сочли ее похожей на современную. К большому сожалению, фоксхолская че­люсть теперь недоступна для дальнейших исследований, а они могли бы предоставить дополнительные данные в пользу того, что каменные орудия труда из Фоксхолла были сделаны человеком. Но даже и без челюсти сами орудия со всей опре­деленностью говорят о присутствии человека на территории Англии в эпоху позднего плиоцена, то есть 2, 0 — 2,5 миллио­на лет назад.

В 1921 году американский палеонтолог Генри Фэрфилд Осборн энергично выступил в поддержку того, что каменные орудия пришли к нам из эпохи плиоцена. Он заявил, что дока-

зательства присутствия человека в эпоху плиоцена «основы­ваются теперь на прочном фундаменте фоксхолских кремне­вых инструментов. И не может быть подвергнуто сомнению то, что они были сделаны рукой человека». По утверждению Ос-борна, фоксхолские образцы включали в себя буры, стрело­видные остроконечные орудия и различные скребки.

Осборн поддержал и остальные находки Мойра: «От­крытия Дж. Рэйда Мойра, свидетельствующие о том, что в эпоху плиоцена на территории Восточной Англии обитали люди, вписывают новую страницу в историю археологии... от­крытия предоставили несомненные свидетельства существо­вания на юго-востоке Англии человека, имевшего достаточ­ный уровень интеллекта, чтобы обрабатывать камень и уметь обращаться с огнем. Это происходило в конце эпохи плиоцена и накануне Первого оледенения».

Другим ученым, который не смог устоять перед фокс-холскими находками, был Хьюго Обермайер, который прежде находился в стане наиболее непримиримых оппонентов эоли­тических находок. Обермайер был одним из тех исследовате­лей, кто полагал, что эолиты есть результат воздействия есте­ственных природных стихий, наподобие тех процессов, какие происходят в мельницах для цемента и мела. Но в 1924 году Обермайер написал следующее: «Фоксхолское открытие яв­ляется первым свидетельством существования человека в третичном периоде». Примечательно, что третичный период охватывает миоцен и плиоцен.

Мойр также сделал ряд открытий в относительно более молодом горизонте Кромерского леса, под Норфолком. Най­денные им инструменты имеют возраст от 400 тысяч до 800 тысяч лет. По некоторым расчетам, возраст нижних слоев формации горизонта Кромерского леса достигает 1,75 милли­она лет.

Тем не менее многие ученые продолжали упорствовать в своем непризнании найденных Мойром образцов в качестве настоящих орудий труда. Они утверждали, что камни получи­ли свою нынешнюю форму в результате воздействия исклю­чительно природных сил. Например, С. Хэзлдин Уоррен (S.




Рис. 3.7. С. Хэзлдин Уоррен заявил, что этот предмет, расщепление ко­торого стало, по его мнению, резуль­татом воздействия естественных факторов, очень сильно напоминает мустерианский остроконечный инструмент. Не смотря на то, что ка­мень был обнаружен в эоценовой формации, его обработка вполне могла быть делом рук человека.
Hazzledine Warren) утверждал, что давление геологических пород на твердые меловые горизонты стало причиной соот­ветствующей деформации камней. В качестве подтверждения он использовал несколько камней с отбитыми краями из Бул-хэдского горизонта (Англия), относящегося к эпохе эоцена. Об одном из них (рис. 3.7) в своем докладе Лондонскому геологи­ческому обществу Уоррен заявил: «Этот образец, являющий­ся хорошим примером остроконечного каменного орудия пра­вильной формы, наиболее примечателен. Не принимая во внимание обстоятельства его находки и не сравнивая его с другими подобными образцами, его мустерианские характе­ристики вряд ли можно поставить под вопрос». Мустерианскими имену­ются характерные обще­принятые черты и свойст­ва каменных орудий, присущие эпохе позднего плейстоцена. Уоррен счи­тал вполне возможным обнаружение орудий в ге­ологических слоях, отно­сящихся к эпохе эоцена. Но люди, свободные от этих предубеждений, мо­гут задать вопрос, дейст­вительно ли Уоррен обна­ружил настоящее орудие труда в эоценовых слоях Эссе.

В последовавшей за докладом Уоррена Геоло­гическому обществу дис­куссии один из присут­ствовавших на заседании ученых указал на то, что в некоторых случаях инст-

рументы Мойра были найдены в самой середине третичных осадочных слоев, а не на твердом меловом горизонте. Это об­стоятельство лишает основы аргументацию Уоррена, объяс­няющую необычную форму эолитов давлением геологических пород. Именно тогда решение судьбы открытий Мойра было доверено международной комиссии. В состав комиссии, обра­зованной по просьбе Международного института антрополо­гии, вошли восемь известных европейских и американских ученых — антропологов, геологов и археологов. Изучив обсто­ятельства дела, ученые поддержали выводы, сделанные Мой-ром. Они пришли к заключению, что кремни из основания Красной скалы под Ипсвичем были извлечены из ранее не­тронутых слоев и что их возраст соответствует по крайней ме­ре эпохе плиоцена. Более того, сколы на камнях были, несо­мненно, сделаны рукой человека. Члены комиссии четырежды принимались раскапывать расположенный под Красной скалой детритовый горизонт и сами сумели обнару­жить пять типичных образцов. Этим орудиям должно быть по крайней мере 2,5 миллиона лет. А так как детритовый гори­зонт содержит поверхностные минералы глубокого эоцена, возраст инструментов может вырасти до 55 миллионов лет.

Член комиссии Луи Капитан (Louis Capitan) заявил: «В нетронутых слоях Красной скалы есть обработанные кремни (мы видели их своими глазами). Обработка была проведена ни кем иным, как человеком или гоминидом, жившим в третич­ную эпоху. Мы, специалисты в области древнейшей истории, считаем этот факт не подлежащим сомнению».

Удивительно, но даже после доклада комиссии такие оп­поненты Мойра, как Уоррен, продолжали упорствовать в сво­их попытках доказать, что именно силы естественного проис­хождения придали камням их нынешнюю форму. Уоррен утверждал, что камни могли быть расщеплены в результате трения айсберга об океанское дно вблизи береговой линии. Но, насколько известно, до сих пор еще никто не сумел доказать, что айсберги могут производить многочисленные выбоины и обеспечивать высокую точность обработки материала, как на образцах Мойра. К тому же многие образцы из района Крас­

ной скалы до своего извлечения находились в серединной ча­сти горизонта, а не на твердых скальных поверхностях, тре­нием о которые айсберг мог их расщепить. Кроме того, англий­ский археолог Дж. М. Коулз (J. М. Coles) сообщал, что фоксхолские инструменты встречаются в слоях осадочных пород, которые когда-то были поверхностью удаленной от океана суши и ни в коей мере не являются береговыми отло­жениями. Этот момент исключает предположение Уоррена.

После того как Уоррен выдвинул свою версию с айсбер­гом, острота полемики стала спадать. В 1968 году Коулз отме­чал: «То... что научный мир безоговорочно не встал на сторону ни одной из сторон, может быть объяснено тем, что этой про­блеме не уделялось большого внимания даже в период наибо­лее активного ее обсуждения». Отчасти, может быть, и так. Но есть еще одно возможное объяснение: в научных кругах со­чли, что замалчивание открытий Мойра предпочтительнее их активной критики и что это наилучший способ их похоронить. К пятидесятым годам двадцатого века все больше и больше ученых склонялось к мысли, что колыбелью человечества следует считать Африку и что предки людей появились имен­но там в эпоху раннего плейстоцена. Таким образом, не было особого смысла (а возможно, был бы и вред) в постоянном оп­ровержении доказательств теоретической невозможности обитания на территории Англии человека в эпоху плиоцена. Наоборот, это способствовало бы поддержанию полемики на достаточно высоком уровне. Политика замалчивания, предна­меренного или нет, оказалась очень эффективной в переме­щении проблемы эолитов Мойра на второй план. Теперь уже не было необходимости пытаться одержать верх над теми, ко­го не замечают. Не было также особого интереса защищать и поддерживать свидетельства, предоставленные Мойром, так как такая позиция не сулила больших дивидендов.

Коулз является исключением из общей тенденции ин­стинктивного отрицания (или полного замалчивания) откры­тий Мойра. Он считал «несправедливым просто-напросто иг­норировать весь этот материал без всякого на то основания» и

в своем докладе за 1968 год все же признал, с определенными оговорками, подлинность некоторых каменных инструментов.

Хотя большинство современных ученых даже не упоми­нают об открытиях Мойра, одну из редких ссылок мы находим в работе Б. У. Спаркса (В. W. Sparks) и Р. Г. Веста (R. G. West) «The Ice Age in Britain» («Ледниковый период в Британии»):

«В начале века многие найденные в скалах позднего плейсто­цена камни расценивались как артефакты. Таковыми явля­лись кремни, некоторые из которых были сколоты с обеих сто­рон и происходили из формации Красной скалы (под Ипсвичем), а также так называемые «клюво-килевидные» об­разцы из основания Норвичской скалы (под Норвичем). Сов­ременная наука считает, что своей формой они обязаны дей­ствию естественных сил. Эти находки не отвечают требованиям, необходимым для признания их орудиями тру­да. Среди прочего эти требования предусматривают следую­щее: исследуемый предмет должен соответствовать установ­ленному образцу; он должен происходить из того места, где обитание человека было возможно, и лучше всего, если там есть другие следы пребывания человека (например следы об­работки материалов, убийства и захоронений); исследуемые образцы должны нести на себе следы обработки с двух или трех сторон, проведенной под правильными углами». Спаркс и Вест являются экспертами Кембриджского университета по эпохе плейстоцена на территории Великобритании,

Отвечая Спарксу и Весту, заметим, что Мойр и другие ученые, например Осборн и Капитан, классифицировали скальные образцы как определенные типы инструментов (то­поры, буры, скребки и т.д.), сравнимые с другими палеолити­ческими орудиями, в том числе и мустерианскими. Фоксхол-ская стоянка вместе со знаменитой фоксхолской челюстью приводится многими учеными в качестве доказательства гео­логической допустимости присутствия там человека. Мойр полагал, что на месте обнаружения эолитов когда-то в очень глубокой древности была мастерская, и отмечал следы огня, который там тогда использовался. Что касается сколов на ка­менных орудиях, сделанных под правильными углами, то это

не единственный критерий, по которому можно судить, что то или иное каменное орудие было сделано человеком. И все же М. С. Беркитт (М. S. Burkitt) из Кембриджа на некоторых ин­струментах, найденных Дж. Рэйдом Мойром, сумел обнару­жить отщепления, сделанные с разных сторон и под правиль­ными углами.

Беркитт, принимавший участие в работе международ­ной комиссии, которая занималась изучением найденных Мойром в 1920-х годах орудий, дал о них положительный от­зыв в своей книге «The Old Stone Age» («Каменный век»), опуб­ликованной в 1956 году.

Особое впечатление на Беркитта произвело ознакомле­ние с местом и результатами раскопок под Торрингтон Хол­лом, в двух милях (3200 метров) к югу от Ипсвича, где в скаль­ных отложениях были обнаружены кремневые орудия. «В Торрингтон Холле непосредственно над артефактами были обнаружены раковины с неповрежденными до сих пор створ­ками. ... Какое-либо смещение слоев гравия, которое бы могло вызвать деформацию кремня, не могло иметь места, так как в противном случае это неминуемо привело бы к разрушению хрупких створок раковин».

На этом основании Беркитт сделал смелый вывод по по­воду обнаруженных под Красной скалой орудий: «Сами эоли­ты в своей массе намного старше отложений позднего плиоце­на, в которых они были найдены. В самом деле, по возрасту некоторые из них вполне могли бы относиться к доплиоцено-вой эпохе». Другими словами, Беркитт был готов допустить существование на территории Англии разумных гоминидов, умевших производить орудия труда, пять миллионов лет на­зад. Так как существует достаточно много фактических сви­детельств, включая скелетные останки, говорящих в пользу наличия в доплиоценовых временах людей абсолютно совре­менного типа, нельзя исключать возможность того, что обна­руженные Мойром под основаниями скальных формаций ин­струменты были сделаны рукой Homo sapiens именно в тот период. Другим поддержавшим открытия Мойра ученым был Луи Лики (Louis Leakey), который в 1960 году писал: «Более

чем вероятно, что в период нижнего плейстоцена первобыт­ные люди жили на территории Европы, как это было в Афри­ке. Не вызывает сомнений, что большинство образцов из под-скальных отложений были обработаны человеческой рукой и не могут считаться продуктом естественных сил. Однако воз­раст орудий, найденных под основанием Скал, соответствует не раннему (нижнему) плейстоцену, а по крайней мере позд­нему плиоцену».

Две попытки опровержений теории эолитов

В палеонтологии мы иногда встречаемся с весьма катего­ричными заявлениями разоблачительного характера, имеющими целью ниспровержение того или иного дока­зательства. В случае с европейскими эолитами в качестве примера можно привести два весьма примечательных случая. В первом речь идет о докладе Брейля, в котором утвержда­лось, что псевдоэолиты образовались во французских форма­циях эпохи эоцена в Клермоне, Уаз (Clermont, Oise), в резуль­тате геологического давления. Вторым примером такого рода является доклад А. С. Барнса (A. S Barnes). Основной целью доклада было доказательство естественного происхождения эолитов на основе данных статистического анализа углов со­прикосновения геологической платформы с инструментом.

В 1910 году Генри Брейль вел научные изыскания, кото­рые, как он считал, должны были положить конец полемике вокруг эолитов. В своем часто цитируемом другими учеными отчете он заявлял, что в Танетианской (Thanetian) формации у Бель-Асисса, поблизости от Клермона (Франция), ему уда­лось обнаружить кремни, похожие на каменные орудия. Дан­ная формация относится к периоду раннего эоцена. Таким об­разом, возраст найденных образцов может составлять 50—55 миллионов лет. Но Брейль никак не мог представить себе су­ществование людей в эпоху эоцена. В таком случае представ­ляется логичным вопрос о происхождении этих кремней. Во




Рис. 3.8. В эоценовой формации Клермона (Уаз), Франция, Генри Брейль обнаружил кремневые пла­стины, отколовшиеся от «материн­ского» блока в результате давления почвы. По его мнению, такие образ­цы доказывают, что эолиты не были сделаны человеком.
время своих раскопок Брейль наткнулся на несколько камней с лежавшими рядом отколотыми кремневыми пластинами. Некоторые из этих пластин имели выбоины от ударов. Другие также несли на себе следы обработки. Однако Брейль решил, что причиной этого было просто геологическое давление.

Но может ли геологическое давление вызвать эффект, который обнаружил Брейль? Современный специалист по ка­менным орудиям Леланд У. Паттерсон (Leiand W. Patterson) утверждает, что давление почвы лишь в очень редких случа­ях может приводить к выбоинам. Чаще всего такие выбоины являются результатом сознательно направленного удара.





Для подтверждения своей точки зрения Брейль исполь­зовал свой лучший пример с пластинами, найденными рядом с «материнским» материалом (рис. 3.8). Но следы внешнего воздействия на них намного грубее, чем на образцах, отобран­ных Брейлем в качестве примеров псевдоэолитов (рис. 3.9). Ученый утверждал, что все следы на его образцах есть результат воздействия на них большого давления почвы. Но это заявление имело бы под собой основа­ние только в том случае, ес­ли бы ему удалось найти менее грубые, чем эолиты, пластины рядом с «мате­ринским» блоком. Но как раз этого ему добиться не удалось.

Безосновательность гипотезы Брейля о геологи­ческом давлении становит­ся еще более очевидной при обсуждении того, что Брейль называл «двумя по-настоящему замечатель­ными находками, первона-

7*










Рис. 3.9. Эти предметы, найденные в эоценовой формации под Клермоном (Уаз), Франция, были определены Г. Брейлем как «псевдоэолиты».

чальное местоположение которых (в самой середине горизон­тов) не вызывает ни малейших сомнений».




Рис. 3.10. Этот предмет из кремния был обнаружен Г. Брейлем и Обермайером в эоценовой формации под Клермо­ном (Уаз), Франция. Брейль отметил его идентичность по форме с некоторыми орудиями позднего плейстоцена, но, тем не менее, отнес его к продуктам деформа­ции, вызванной геологическим давлением.
Брейль отмечал, что первый предмет (рис. 3.10) факти­чески неотличим от азилио-тарденуазьянского (Azilio-Tarde-noisian) скребка (grattoir). Следует отметить, что ученые обычно относят ази-лио-тарденуазьян-ские каменные ору­дия к Homo sapiens sapiens позднего плейстоцена в Европе. Описывая вторую примечательную на­ходку (рис. 3.11), Брейль сравнил ее с инструментами, най­денными в Лезези (Les Eyzies), стоянке на территории Фран­ции, относящейся к эпохе позднего плей­стоцена. Простой де-


Рис. 3.11. Кремниевый предмет обнаруженный в эоценовой фор­мации под Клермоном (Уаз), Франция. Хотя Брейль сравнил его с инструментами позднего плейстоцена, он отнес его к про­дуктам деформации, вызванной геологическим давлением.


формацией, вызванной гео­логическим давлением, до­вольно затруднительно объ­яснить наличие этих двух орудий, которым более пяти­десяти миллионов лет.

На доклад Брейля до сих пор ссылаются как на до­казательство того, что эоли­ты есть результат действия природных сил, а не плод че­ловеческих усилий. Эта ссыл­ка является очень ловким и эффективным пропагандист­ским трюком. Ведь, наверное, немного найдется таких, кто захочет рыться в архивах в поисках оригинала доклада Брейля, чтобы самим убе­диться в том, что он действи­тельно сказал и что на самом деле имел в виду.

Брейль сделал свой знаменитый доклад в 1910 году, то есть еще до основных открытий Дж. Рэйда Мойра в Восточной Англии. Когда находки Мойра стали привлекать внимание об­щественности, Брейль отправился в Англию, чтобы составить непосредственное суждение о найденных образцах. Может показаться удивительным, но Брейль занял сторону Мойра. Он заявил, что орудия из плиоценовой'Красной скалы, что в Фоксхолле, являются подлинными. Брейль подчеркнул так­же, что некоторые инструменты из горизонтов, находящихся под Красной скалой, «были абсолютно неотличимы от класси­ческих кремневых орудий». Возраст подскальных формаций колеблется от 2 до 55 миллионов лет. Однако с течением вре­мени Брейль стал более уклончивым. В издании за 1965 год его книги «Men of the Old Stone Age» («Люди каменного века»), вышедшей уже после смерти автора, говорится только о «не­котором числе кремней, которые могли бы быть классифици-

рованы как орудия, несмотря на то, что углы их обработки свидетельствуют против этого». Интересно, почему здесь не упоминается первоначальное мнение Брейля о фоксхоллских образцах, а именно: «Это не просто эолиты; они практически неотличимы от классических кремневых орудий»? Другим важным элементом полемики об эолитах стал тест на угловые значения платформы, проведенный Альфредом Барнсом. Поддерживавший Мойра в 1920-х годах, он позднее стал его оппонентом. В 1939 году им было сделано заявление, которое многие ученые до сих пор считают смертельным ударом по ан­глийским эолитам Мойра. Но Барнс этим не ограничился. В его научном труде, озаглавленном «Различия между естествен­ной и искусственной обработкой доисторических каменных орудий», он также описал каменные орудия из Франции, Пор­тугалии, Бельгии и Аргентины.

Одним из наиболее сильных аргументов сторонников эо­литов было то, что природные факторы просто не могли вы­звать те изменения, которые имелись в обсуждаемых образ­цах. И Барнс стал искать какой-нибудь способ математически опровергнуть или подтвердить эту точку зрения. Для этого он решил заняться изучением угла, который назвал «платфор­ма-след». «Угол соприкосновения, — отмечал Барнс, — это угол между платформой или поверхностью, по которой был нанесен удар или было применено иное физическое давление, приведшее к расщеплению образца, и следом на инструменте, соответствующим месту скола». В случае с предметами, изго­товленными человеком, этот угол должен быть острым. Тогда как действие природных сил, по мнению Барнса, может при­вести к образованию лишь тупых углов.

Однако, на наш взгляд, Барнс описывает технику изме­рения угла не совсем понятно. Мы встречались со специалис­тами по каменным орудиям из Музея Сан-Бернардино кали­форнийского округа, в частности с Рут Д. Симпсон (Ruth D. Simpson), и они также не сумели точно сказать, какой же угол предлагал измерять Барнс. Во всяком случае Барнс полагал, что измерение величины данного угла позволяет установить

объективный параметр, при помощи которого можно отли­чить естественную деформацию от искусственной.

Для получения объективных данных измерения должны производиться не над одним, а над большой группой эолитов. Барнс утверждал, что образец «может считаться обработан­ным человеком, если тупыми (больше 90 градусов) являются менее 25 процентов углов «платформа-след». Установив это, Барнс сделал ошеломляющее заявление: ни один из исследо­ванных им эолитов, включая эолиты Мойра, не отвечает этим требованиям и, следовательно, не является творением челове­ческих рук. Ситуация довольно интересная. Оказывается, сам Мойр, будучи знаком с критериями оценки Барнса, отчего-то считал, что его образцы им соответствуют. Однако для Барнса и почти для всех научных авторитетов вопрос был закрыт.

Действительно, уже в течение длительного времени проблема эолитов и других третичных каменных орудий дер­жала участвовавших в полемике ученых в напряжении. Но с открытием яванского и пекинского человека научное сообще­ство, не колеблясь, утвердилось во мнении, что переход от обезьяноподобных предков к древним людям (протолюдям) состоялся где-то между ранним и средним плейстоценом. Это сразу привело к резкому снижению интереса к каменным орудиям. Тем не менее Барнс сумел решить задачу, которая помогла отказаться от некоторых бесполезных пережитков и беспочвенных свидетельств. И теперь, когда встает вопрос о древнейших каменных орудиях (что время от времени проис­ходит), официальная наука без зазрения совести может со­слаться на доклад Барнса. Даже в наши дни при изучении ка­менных орудий ученые применяют его метод.

Но при более внимательном изучении представляется, что «окончательно развенчивающий эолиты» доклад Барнса сам нуждается в некоторой корректировке. Канадский антро­полог Алан Лайл Брайан (Alan Lyie Bryan) в 1986 году писал:

«Вопрос, как отличить произведенное человеком от сделанно­го природой, далек от разрешения и требует дальнейших ис­следований. То, как эту проблему пытались решить в Анг­лии — посредством применения статистического метода

Барнса по измерению угла «платформа-след», — непримени­мо ко всему комплексу проблем разграничения артефактов и предметов природного происхождения». Во время телефонно­го разговора с одним из авторов, состоявшегося 28 мая 1987 го­да, Брайан высказал осторожное предположение, что Барнс мог зайти слишком далеко в своих попытках развенчать все найденные в Европе каменные орудия. Говоря о недавних от­крытиях, Брайан сказал, что найденные в Австралии орудия эпохи позднего плейстоцена не вписываются в рамки специ­фикации по Барнсу.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   39


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет