, 2001. 528 с. В «Неизвестной истории человечества»



жүктеу 5.4 Mb.
бет10/25
Дата02.05.2016
өлшемі5.4 Mb.
түріКнига
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   25
: book
book -> Психологические труды
book -> Умра мен қажылық жасаушыларға арналған жаднама Дайындаған Дамир Хайруддин Қазақ тіліне орыс тілінен аударған «Абу Ханифа мирасы»
book -> -
book -> Бандар ибн Найиф әл-Утайби «аллаһТЫҢ ТҮсіргеніне сәйкес емес басқару (билік қҰРУ) ЖӘне шешім шығару»
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер

Рис. 5.6. источенное с двух сторон орудие из верхнего ледникового тиля (уровень IV) Шегайанды.
Шегайанда: археология как вендетта

В период между 1951 и 1955 го дом,антрополог Нацио­нального музея Канады Томас И. Ли (Thomas E. Lee) провел раскопки в Шегайанде (Sheguiandah), что на ос­трове Манитулен озера Гурон.




Рис. 5.5, Наконечник метательного орудия с уровня III Шегайанды, остров Манитулен, Онтарио, Ка­нада.
В верхних слоях места проведения раскопок на глу­бине примерно 6 дюймов (15 см) (уровень III) были обна­ружены наконечники мета­тельных снарядов (рис. 5.5). Ли расценил находки как за­хороненные недавно.



Дальнейшие работы привели к обнаружению орудий (рис. 5.6) в слое лед­никового тиля, то есть в от­ложениях камней, оставлен­ных отступающим ледником. Находки свидетельствовали о том, что люди здесь жили еще во времена последнего североамериканского оледе­нения (Висконсинского). По­следующие раскопки выявили наличие второго слоя тиля, ко­торый тоже содержал орудия (рис. 5.7). Каменные орудия



Рис. 5.7. Двусторонний кварцит из нижнего ледникового тиля (уро­вень V) Шегайанды. По утверж­дению геолога Джона Сэнфорда, возраст этих орудий, а также ору­дия с рис. 5.6 составляет по край­ней мере 65 тысяч лет.

были также обнаружены на уровнях, находящихся под тилевыми слоями.

Каков же возраст этих на­ходок? Трое из четверых гео­логов, которые проводили обследование стоянки, соч­ли, что они относятся к по­следнему межледниковому периоду, т.е. от 70 тысяч до 125 тысяч лет. Заключитель­ный же вердикт всех четве­рых специалистов гласил: по меньшей мере тридцать ты­сяч лет. Сам Томас И. Ли по­лагал, что возраст находок соответствует межледнико­вому периоду.


Джон Сэнфорд (John Sanford) из Уэйнского государст­венного университета, бывший в числе этих четверых геоло­гов, позже поддержал точку зрения Ли. Он предоставил по­дробное геологическое обоснование и аргументы в пользу того, что возраст Шегайандской стоянки соответствует Сангомон-скому межледниковому периоду или Сент-Пьерской межста­диальной эпохе, то есть теплому периоду в начальной фазе Висконсинского оледенения. Однако точка зрения Ли и Сэн­форда не вызвала серьезного внимания со стороны других ученых.

Ли вспоминал: «Первооткрыватель стоянки (Ли) поте­рял свою прежнюю должность на государственной службе и стал на долгое время безработным; его перестали публико­вать; данные его открытия стали представляться в искажен­ном свете другими авторами из числа наиболее известных Браминов; тонны найденных им образцов исчезли в запасни­ках Национального музея Канады; за отказ уволить автора находок директор Национального музея Жак Руссо (dr. Jacques Rousseau), написавший монографию по стоянке,



также лишился должности и оказался в научной изоляции. Для установления контроля над шестью шегайандскими об­разцами, которые не ушли в небытие, были использованы все возможные властные и иные рычаги; стоянка была превраще­на в туристическую достопримечательность. И люди, делав­шие все это в течение четырех лет без всяких объяснений, да­же не удосужились непредвзято взглянуть на стоянку и найденные там образцы, хотя времени у них было более чем достаточно. Признание открытий Шегайанды показало бы, что Брамины ничего толком не знали. Это привело бы к необ­ходимости переписывания практически каждой книги по этой истории. Открытие нужно было похоронить. Что и было сдела­но».

Ли сталкивался с большими трудностями при публика­ции своих работ. С чувством разочарования он писал: «Бояз­ливый или нерешительный редактор, остро чувствующий лю­бую потенциальную угрозу надежности своего положения или репутации, скорее всего передаст копии вызывающей сомне­ния рукописи одному или сразу двоим консультантам, кото­рые слишком дорожат своим местом, чтобы давать рискован­ные заключения. Они прочитывают произведение, или, скорее, пробегают его глазами в поисках нескольких фраз, за которые можно зацепиться, чтобы раскритиковать автора. (Их мнение по поводу рецензируемого произведения сложи­лось. И произошло это во время кулуарных встреч за бокалом виноградного вина или в прокуренных служебных помещени­ях конференц-залов. Там они узнали, что автор — человек не­традиционных взглядов, независимый или не принимаемый научным истеблишментом). А потом, сделав в оригинале ряд сокращений и голословных, безосновательных утверждений, они просто это произведение «убивают». Вся прелесть (и по­рочность) этой системы заключается в том, что имена этих критиков так и не будут обнародованы».

Большая часть наиболее значимых работ по Шргайанде была опубликована в Anthropological Journal of Canada, кото­рый Ли сам основал и редактировал. Ли умер в 1982, году, и в

течение некоторого времени журнал редактировал его сын, Роберт И. Ли.

Разумеется, для официальных ученых было невозмож­но абсолютно не упоминать Шегайанду. Но когда они были вы­нуждены это делать, то старались преуменьшить значение, замолчать и представить в искаженном свете данные, свиде­тельствующие в пользу аномально древнего возраста находок.

Роберт Ли, сын Томаса И. Ли, писал: «Шегайанда невер­но преподается студентам, скорее как пример постледниково­го селя, чем Висконсинского ледникового тиля».

Тем не менее еще первые донесения с места раскопок дали сильные аргументы против гипотезы селевого потока. Ли-старший писал: многие геологи «утверждали, что отложе­ния можно было бы категорично определить как ледниковый тиль, если бы не находящиеся в них артефакты. Так говорили почти все посещавшие стоянку геологи». И Сэнфорд написал:

«В 1954 году Шегайанду посетила группа из 40—50 геологов в рамках ежегодной экспедиции, проводимой Геологическим обществом бассейна Мичигана. Геологи подтвердили, что от­ложения представляют собой ледниковый тиль. Возможно, это заявление явилось лучшим подтверждением характера отложений. Когда они приехали в Шегайанду, место раскопок еще не было закрыто, и они могли сами наблюдать тиль. Отло­жения были представлены геологам как талевые, и никто из них не воспротивился такому объяснению. Нет никаких со­мнений в том, что если бы у них было какое-либо сомнение по поводу природы отложений, оно, несомненно, было бы выска­зано там же».

Если один из подходов к открытию заключается в отри­цании того, что содержащие орудия отложения являются лед­никовым тилем, то другой сводится к предъявлению чрезмер­но высоких требований к доказательствам присутствия человека в месте раскопок во времена формирования отложе­ний. Антрополог Мичиганского университета Джеймс Б. Гриффин (James В. Griffin) заявил: «В Северной Америке есть много мест, которым приписывается значительный воз­раст, где якобы обитали ранние индейцы. Об этих никогда не

существовавших стоянках были написаны целые книги». Гриффин отнес Шегайанду к числу этих мнимых стоянок.

Гриффин заявлял, что истинная стоянка должна харак­теризоваться «ясно выраженным геологическим контекстом... при этом должна быть полностью исключена интрузия, или вторичное отложение». Он также настаивал на том, что стоян­ка может быть признана истинной, если ее изучение прово­дится сразу несколькими геологами. Причем каждый должен специализироваться на определенной присутствующей там формации. Кроме того, важным условием признания за мес­том раскопок статуса стоянки древнего человека должно быть наличие между ними определенного консенсуса. Более того, «на месте раскопок должны быть обнаружены различные орудия и следы их обработки ... хорошо сохранившиеся остан­ки животных ... макроботанический материал... скелетные ос­танки человека». Как одно из необходимых условий Гриффин называл проведение исследований с помощью радиоуглерод­ного и других методов определения возраста.

В соответствии с этим стандартом настоящей стоянкой не могло бы считаться ни одно крупнейшее антропологическое открытие. Например, большинство находок по Australopithe-cus, Homo habuis и Homo erecfus не имели ясного геологичес­кого фона, но были сделаны на поверхности или в пещерных отложениях, то есть в местах, которым, как известно, доволь­но сложно дать точную геологическую характеристику. Боль­шая часть яванских находок по Homo erectus также была сде­лана на поверхности почвы. Причем научное описание их обстоятельств было довольно скудным.

Любопытно, что, по большому счету, Шегайанда соот­ветствует значительной части требований, предъявляемых Гриффином. Геологический фон находок намного четче, чем это было при обнаружении других образцов, принимаемых научной общественностью. Ряд геологов, специализирующих­ся на североамериканский ледниковых отложениях, пришли к единодушному выводу, что найденным орудиям более 30 ты­сяч лет. Одним из подтверждений этого вывода является от­сутствие интрузии или какого-либо вторичного отложения.

Были найдены самые разнообразные орудия, проведены ра­диоуглеродный анализ и тесты на пыльцу. Были обнаружены макроботанические материалы (торф).

Проблема Шегайанды заслуживает гораздо большего внимания, чем было до сих пор. Вспоминая то время, когда стало очевидным, что в ледниковом типе встречаются кремне­вые орудия, Т. И. Ли писал: «В тот момент человек более бла­горазумный, чем я, предпочел бы раствориться в ночи, сидеть тихо и ничего никому не рассказывать... Действительно, один знаменитый антрополог, приехав однажды в Шегайанду, вос­кликнул с недоверием: «И вы там, внизу, что-нибудь находи­те?» В ответ он услышал: «Черт подери! Спускайтесь сюда са­ми и смотрите!» Но этот же самый антрополог настоятельно посоветовал мне забыть обо всем том, что было в ледниковых отложениях, и сосредоточиться лучше на верхних, более мо­лодых материалах».

Луисвилл и Тимлин: продолжение вендетты

В 1958 году поблизости от Луисвилла (Lewisville), штат Техас, были обнаружены каменные орудия и обожжен­ные кости жи вотных с находящимися рядом следами кострищ. В результате последующих работ с использованием радиоуглеродного метода был определен возраст древесного угля из этих кострищ, который составил тридцать восемь ты­сяч лет. Позже на этом же месте обнаружили наконечник ме­тательного орудия, по своей форме напоминающий лист кле­вера. Герберт Александер (Herbert Alexander), к тому времени только что окончивший университет по курсу архео­логии, вспоминал о последовательности открытий и реакции на них. «Сначала слышались мнения, что кострища были ос­тавлены людьми, подтверждением чему служили соответст­вующие останки животных, — утверждал Александер. — Но после того как был объявлен полученный в результате тестов возраст стоянки, мнение некоторых специалистов измени­

лось. А после обнаружения наконечника атаки на образцы на­чали предприниматься всерьез. Те, кто сначала принимали очаги и (или) сопутствующую фауну в качестве свидетельств, стали жаловаться на свою память».

Находка наконечника метательного орудия в форме ли­ста клевера, возраст которого оценивался в 38 тысяч лет, бы­ла явно нежелательна, так как ортодоксальные антропологи датировали эти наконечники 12 тысячами лет. Именно тогда, по их мнению, на территорию Северной Америки ступила но­га первого человека. Некоторые критики утверждали, что могло иметь место мошенничество, и наконечник вполне мог быть подложным. Другие заявляли, что наверняка должна была иметь место ошибка с радиоуглеродным методом.

Упомянув о ряде подобных случаев замалчивания или огульного высмеивания открытий, Александер вспомнил об услышанной однажды фразе: «Прежде чем делать какие-ли­бо спорные заявления по древним людям, сначала надо зару­читься поддержкой адвоката». Может, это и неплохая идея, когда имеешь дело с такой наукой, как археология, где мнения определяют статус фактов, а факты растворяются в сети ви­тиеватых интерпретаций. Адвокаты и суды могут оказаться полезными археологам для менее болезненного достижения консенсуса между учеными в интересах установления науч­ной истины. Но Александер отметил, что судебная система подразумевает наличие присяжных. А первое, что они спро­сят, будет: «А сами вы решили что-либо по этому поводу?» Очень немногие археологи не имеют мнения по поводу време­ни появления первого человека на территории Северной Аме­рики.

Утверждению, что наконечники копий в форме листа клевера представляют собой самые ранние орудия в Новом Свете, был брошен вызов в результате раскопок в Тимлине (Timlin), расположенном в Кэтскильских горах штата Нью-Йорк. В середине 1970-х годов там были найдены орудия, име­ющие значительное сходство с верхне-ашольскими орудиями Европы. В Старом Свете ашольские орудия ассоциируются с Homo erectus. Но эта ассоциация не может считаться точной,

так как в местах обнаружения орудий скелетные останки обычно отсутствуют. На основании данных ледниковой геоло­гии, возраст кэтскильских образцов составляет около 40 ты­сяч лет.



Уэйатлако, Мексика




Рис. 5.8. Найденные в Уэйатлако (Мек­сика) каменные орудия. Группа геологов из Геологической инспекции США опре­делила, что возраст находок составляет около 250 тысяч лет.
В 1960-х годах Хуан Армента Камачо (Juan Armenta Camacho) и Синтия Ирвин-Уильямс (Cynthia Irwin-Williams) раскопали в Уэйатлако, поблизости от Валь-секильо (Valsequillo), в 75 милях от Мехико, искусно выпол­ненные каменные орудия (рис. 5.8), соперничающие по своему исполнению с лучшими образцами кроманьонской культуры в Европе. Более грубые орудия были найдены в Эль-Орно (El Homo). Как в Уэйатлако, так и в Эль-Орно стратиграфиче­ское положение находок не вызывало сомнений. Однако эти артефакты имеют одно свойство, которое не может не вызы­вать дискуссию. Дело в том, что группа геологов, которые про­водили научные изыс­кания в интересах Геологической ин­спекции США, опре­делили, что возраст находок составляет 250 тысяч лет. В эту группу ученых, рабо­тавших по гранту На­ционального фонда на­уки, входили: Гарольд Мэлд (Harold Malde) и Вирджиния Стин-Ма-кинтайр (Virginia Steen-McIntyre), представлявшие Гео­логическую инспек­

цию США, а также покойный Роальд Фрайкселл (Roald Fryxell) из Вашингтонского государственного университета.

По утверждению этих геологов, примененные независи­мо друг от друга четыре метода определения возраста дали необычно большой возраст образцам, которые были найдены в Вальсекильо. Речь идет о следующих методах: 1) урановый метод определения возраста; 2) определение возраста на ос­нове анализа следов ядерного распада; 3) тефра-гидратацион-ный метод; 4) изучение геологической эрозии.

Как и следовало ожидать, возраст в 250 тысяч лет, дан­ный командой геологов образцам из Уэйатлако, не мог не вы­звать бурную полемику. Если бы он был принят, это означало бы революцию не только в антропологии Нового Света, но при­вело бы к изменению всей сложившейся картины происхож­дения человека. С точки зрения официальной науки, челове­ческие существа, способные делать сложные орудия, подобные тем, которые были найдены в Уэйатлако, просто не могли появиться раньше чем 100 тысяч лет назад, и то это мог­ло произойти лишь в Африке.

Пытаясь опубликовать выводы своей команды, Вирджи­ния Стин-Макинтайр встретила на своем пути различные препятствия и испытала самое разнообразное общественное давление. В своем письме коллеге от 10 июля 1976 года она пи­сала: «Из-за Уэйатлако некоторые утверждают, что Хал, Ро­альд и я — оппортунисты и искатели дешевой рекламы. И ме­ня сильно задевают эти обвинения».

Публикация доклада Стин-Макинтайр и ее коллег по Уэйатлако необъяснимо задержалась на годы. Впервые он был представлен на антропологической конференции в 1975 году. Четырьмя годами позже Вирджиния Стин-Макинтайр писала Г. Дж. Фуллбрайту (Н. J. Fullbright) из Лос-Аламос-ской научной лаборатории, одному из редакторов книги, кото­рая должна была вскоре увидеть свет: «Наша статья по Уэй­атлако — это как гром среди ясного неба. Она отодвинет на десятки тысяч лет время появления первого человека на тер­ритории Америки. Хотя многие археологи этого не желали бы признавать. Хуже того, многие считают, что найденные гтг situ

двугранные орудия являются признаками присутствия Homo sapiens. Согласно ныне действующей теории, в те далекие времена человеком разумным, т. е. Homo sapiens, и не пахло, тем более в Новом Свете».

Вирджиния Стин-Макинтайр продолжала свои объяс­нения Г.Дж-Фуллбрайту: «Вокруг Уэйатлако археологи под­няли большой шум. Они даже отказались эту проблему рас­сматривать. Из вторых рук я узнала, что среди некоторых моих коллег я считаюсь: 1) некомпетентной; 2) гоняющейся за дешевой газетной славой; 3) оппортунисткой; 4) нечестной и 5) глупой. Естественно, ни одно из этих мнений не улучшает мою профессиональную репутацию! Моей единственной на­деждой на восстановление доброго имени является публика­ция статьи по Уэйатлако, чтобы читатель сам имел возмож­ность ознакомиться с материалом и сделать независимый вывод». Стин-Макинтайр, не получив никакого ответа на это и на другие письма, решила снять статью с публикации. Однако рукопись ей так и не вернули.

Годом позже (8 февраля 1980 года) Стин-Макинтайр на­писала письмо редактору Quaternary Research Стиву Порте­ру по поводу публикации ее статьи об Уэйатлако. Она отмеча­ла: «Рукопись, которую я хотела бы Вам предложить, содержит геологические свидетельства. Материал изложен четко и ясно. И если бы не необходимость переписывать боль­шую часть учебников по археологии в случае его официально­го признания, я не думаю, что возникли бы какие-либо про­блемы в поддержке открытий со стороны самих археологов. Однако ни один из антропологических журналов не рискнет касаться этой темы».

Стив Портер ответил (25 февраля 1980 года) Стин-Ма­кинтайр, что он рассмотрит вопрос о публикации этой поле­мичной статьи. В то же время он подчеркивал, что «отдает се­бе отчет в том, что от некоторых археологов будет довольно трудно добиться объективной рецензии на статью». Для пуб­ликаций научного характера обычной практикой является пе­редача рукописи нескольким ученым для анонимной рецен­зии. Нетрудно себе представить, каким образом не желающие

ничего менять консерваторы от науки могут манипулировать этим процессом, чтобы не допустить появления в научных

журналах неугодной им информации.

30 марта 1981 года Стин-Макинтайр писала первому по­мощнику редактора Quaternary Research Эстелле Леопольд:

«На мой взгляд, эта проблема выходит за рамки Уэйатлако. Она заключается в манипулировании научной мыслью через подавление «загадочных данных», то есть такой информации, которая бросает вызов преобладающему на данный момент образу мышления. А Уэйатлако — как раз случай из катего­рии «загадочных»! Не являясь антропологом, я полностью не осознавала ни значения наших аномально древних открытий 1973 года, ни того, насколько глубоко засела в нашем сознании теория эволюции человека. Результаты работы в Уэйатлако были отвергнуты большинством археологов потому, что они противоречат этой теории. Их аргументы всегда сводились к этой теории. Homo sapiens sapiens появился в Европе около 30 000—50 000 лет назад. Следовательно, обнаружение на тер­ритории Мексики сделанных рукой человека орудий, возраст которых составляет 250 000 лет, просто невозможно, так как Homo sapiens sapiens появился 30 000 лет назад в Европе... и т.д. Такой ход мыслей подходит для самодовольных археоло­гов, но отнюдь не для науки в целом!»

В конце концов Quaternary Research (1981) опубликовал статью под коллективным авторством Вирджинии Стин-Ма­кинтайр, Роальда Фрайкселла и Гарольда Мэлда. В ней ут­верждалось, что возраст стоянки в Уэйатлако составляет 250 000 лет. Конечно, всегда можно найти возражения по поводу возраста археологических находок, что и сделала Синтия Ир-вин-Уильямс в ответном письме Вирджинии Стин-Макин­тайр, Роальду Фрайкселлу и Гарольду Мэлду. Со своей сторо­ны, Мэлд и Стин-Макинтайр ответили подробно, пункт за пунктом, на каждый из поставленных ею вопросов. Однако Ирвин-Уильямс на этом не успокоилась. И она, и в целом аме­риканские археологи по-прежнему продолжали упорствовать в своем неприятии возраста Уэйатлако, определенного для этой стоянки Стин-Макинтайр и ее коллегами-

Последствия аномальных находок в Уэйатлако не заста­вили себя долго ждать. Они выразились в личных оскорблени­ях и профессиональных притеснениях в отношении Вирджи-нии Стин-Макинтайр, в частности в том, что она потеряла работу, а также лишилась финансирования и возможности продолжать заниматься разработкой этого вопроса. Это ска­залось также на ее репутации. Этот случай дает редкую воз­можность наблюдать процесс противодействия неудобной ин­формации в палеонтологии, полный конфликтов и болезненных столкновений.

И последнее, испытанное уже нами. Как-то мы решили получить разрешение поместить фотографии артефактов из Уэйатлако в одной из наших публикаций. И услышали, что нам будет отказано, если мы упомянем столь «фанатично за­щищаемый» некоторыми возраст находок в 250 000 лет.

Сондио Кэйв, Нью-Мексико

В 197 5 году Вирджиния Стин-Макинтайр узнала о су-ществова нии другой стоянки с невероятно древними для Северной Аме рики орудиями. Она называлась Сандиа Кэйв (Sandia Cave), штат Нью-Мексико, США. Имен­но там были найдены орудия совершенного типа (фолсомские наконечники). Находки располагались под слоем сталагмита, возраст которого составляет 250 000 лет. Одна из них показа­на на рис. 5.9.

В своем письме канадскому геологу Генри П. Шварцу (Henry P. Schwartz), определившему возраст сталагмита, Вирджиния Стин-Макинтайр писала (10 июля 1976 года): «Я сейчас точно не помню, говорила ли я с вами или с одним из ваших коллег на Пенроузской конференции, состоявшейся в Маммот Лэйкс (Калифорния) в 1975 году. Словом, человек, с которым я разговорилась, стоя в очереди за ленчем, упомянул о результатах уранового метода определения возраста слоя сталагмита, лежащего над артефактами в Сандиа Кэйв, кото-




Рис, 5.9. Фолсомское лезвие, засевшее в нижней плоскости травертиновых отложений из Сандиа Кэйв, штат Нью-Мексико. Считается, что возраст травертинового слоя составляет 250 000 лет.
рые вызвали у него на­стоящее потрясение. Они резко расходились с общепринятыми пред­ставлениями по поводу появления первого чело­века в Северной Амери­ке. Когда он упомянул возраст в четверть мил­лиона лет или около то­го, я чуть было не урони­ла свой поднос. Я была поражена не столько возрастом сталагмитово­го слоя, сколько тем, что он был практически идентичен результатам, которые получили мы по

вызвавшей бурную научную дискуссию стоянке древнего че­ловека в Центральной Мексике.... Не стоит говорить, что я бы хотела узнать о том, какой возраст даете лично вы, а также что вы думаете по этому поводу вообще!». По утверждению Стин-Макинтайр, ответа на это письмо она так и не получила.

Осведомившись у главного археолога Сандиа Кэйв о воз­расте стоянки, Вирджиния Стин-Макинтайр получила сле­дующий ответ (2 июля 1976 года): «Очень хочу надеяться, что вы не будете использовать полученные данные для доказа­тельства чего-либо до тех пор, пока у нас не появится возмож­ность все это оценить в полном объеме».

Вирджиния Стин-Макинтайр прислала нам часть отче­тов и фотографий артефактов из Сандиа Кэйв, а также сопро­водительную записку следующего содержания: «Геохимики уверены в возрасте находок, но археологи убедили их в том, что артефакты и чечевицеобразные залежи древесного угля под слоем травертина есть не что иное, как результат воздей­ствия грызунов. ... Ну а как насчет артефактов, твердо засев­ших в геологических отложениях?».

Неолитические инструменты из Калифорнии

В 1849 году было обнаружено золото в гравиях русел древних рек, когда-то стекавших со склонов Сьерра-Невады, в центральной части Калифорнии. Золото влек­ло орды отчаянных авантюристов в такие места, как Брэнди-сити, Ласт Чане, Лост Кэмп, Юбет и Покер Флэт. Вначале отдельные старатели искали драгоценный металл в гравиях, выходящих в русла рек. Но вскоре золотодобывающие компа­нии ввели в игру более значительные ресурсы. Одни стали прорубать шурфы на склонах гор, неуклонно следуя за от­ветвлениями золотоносных гравиев, тогда как другие предпо­чли добычу металла методом промывания золотосодержащих гравиев с горных склонов водой под высоким давлением. Ста­ратели находили сотни каменных орудий, а реже и человече­ские костные останки (глава 7). О наиболее значительных ар­тефактах научному сообществу сообщал Дж. Д. Уитни, в то время государственный геолог Калифорнии.

Возраст артефактов, найденных на поверхности или об­наруженных с помощью гидравлического метода, вызывал со­мнения. Но в то же время образцы, поднятые из шурфов и туннелей, были более определенного возраста. Дж. Д. Уитни полагал, что геологическая основа с золотосодержащими гра-виями относилась по крайней мере к эпохе плиоцена. Однако современные ученые считают, что некоторые отложения гра­вия могут относиться и к эоцену.

В Столовой горе (Table Mountain), расположенной в ок­руге Туолумн (Tuolumne), были сделаны многочисленные шурфы. И прежде чем достичь золотоносных гравиев, нужно было пробиться сквозь базальтовый материал вулканическо­го происхождения, именуемый латитом. В некоторых случаях шурфы, прорытые горизонтально, простирались на сотни фу­тов под латитовой «шапкой» (рис. 5.10). Возраст находок, обна­руженных в гравиях непосредственно над основанием скалы, может составлять от 33,2 до 55 миллионов лет. А образцы, найденные в других гравиях, могут иметь от 9 до 55 миллио­нов лет.



Рис. 5.10. Вид сбоку на Столовую гору, округ Туолумн, Калифорния. На рисунке видны шурфы, прорытые до третичных залежей гравия, находящихся под покрывалом лавы, которая отмечена черным цветом.

Уитни провел личный осмотр коллекции артефактов Столовой горы, принадлежащих д-ру Пересу Снеллу (Perrez Snell) из Соноры (Sonora), Калифорния. Она включала в себя наконечники копий и другие орудия. Однако информации о самих открытиях или о первоначальном стратиграфическом положении находок не так уж много. Тем не менее было одно счастливое исключение. «Это был, — писал Уитни, — своего рода каменный пест или же нечто, что, по всей вероятности, использовалось для затачивания предметов». Д-р Снелл сооб­щил Уитни, что он «собственноручно взял его из тележки, груженной пустой породой, выезжавшей из недр Столовой го­ры». Дж. Д. Уитни осмотрел также находившуюся в коллекции д-ра Снелла человеческую челюсть. Челюсть была получена Снеллом от горных рабочих, утверждавших, что они ее нашли в гравиях, находящихся под латитовой «шапкой» Столовой го­ры в округе Туолумн.

Гораздо лучше задокументировано открытие в туо-лумнской Столовой горе, сделанное Альбертом Дж. Уолтоном (Albert G. Walton), владельцем участка Валентайн (Valentine), отведенного под разработку недр. Уолтон нашел каменную ступку диаметром в 15 дюймов (37,5 см). Образец был найден в золотосодержащих гравиях на глубине 180 футов (55 мет­ров) от поверхности и тоже под латитовой «шапкой». Приме­чательно, что ступка была обнаружена в ледниковом наносе, в

шахтном проходе, идущем горизонтально от дна главного вер­тикального шурфа шахты Валентайн. Это обстоятельство ис­ключает возможность того, что ступка каким-то образом по­пала в нижние горизонты из верхних. Также из шахты Валентайн была извлечена часть ископаемой человеческой

челюсти.


Уильям Дж. Синклер (William J. Sinclair) предположил, что многие из ледниковых туннелей в других близлежащих к шурфу Валентайн шахтах каким-то образом сообщаются между собой. И вполне возможно, что ступка попала туда, где ее обнаружили рабочие, через эти туннели. Однако Синклер допускал вероятность того, что, побывав в этом месте в 1902 году, он не смог найти этот шахтный ствол. Своим ничем не подкрепленным предположением Синклер просто хотел обес­ценить сообщение Альберта Дж. Уолтона о сделанном им от­крытии. Действуя в таком духе, очень даже просто отыскать повод для непризнания любого когда-либо сделанного в обла­сти палеонтологии открытия.

Сообщение о другой, более ранней находке в туо-лумнской Столовой горе поступило в 1871 году от Джеймса Карвина (James Carvin): «Сим подтверждаю, что я, нижепод­писавшийся, раскопав в 1858 году несколько шурфов в горно­рудном владении, принадлежащем Stanislaus Company, рас­положенном в районе Столовой горы, округ Туолумн, напротив переправы 0'Бирн (O'Byrn) на реке Станислава, на­шел каменный топор... Данная находка была обнаружена на глубине от 60 до 75 футов (18,3—23 метра) от поверхности земли в лежащих под базальтовой платформой гравиях, и на расстоянии около 300 футов (90 метров) от входа в туннель. Еще примерно в том же месте и в то же время были обнаруже­ны несколько ступок».

В 1870 году Оливер У. Стивене (Oliver W. Stevens) пред­ставил нотариально заверенное письменное показание следу­ющего содержания: <<Я, нижеподписавшийся, около 1853 года побывал у Туннеля Сонора (Sonora Tunnel), расположенном в Столовой горе, примерно в полумиле от северо-западу от Shaw's Flat. В это время я увидел выезжавшую из вышеупо­

мянутого туннеля тележку с золотоносным гравием. М я, ни­жеподписавшийся, поднял из кучи этого гравия, добытого в залежах туннеля, находящихся под слоем базальта, на глуби­не около 200 футов (61 метр) по горизонтали и 100—120 футов (30—36,5 метра) по вертикали, зуб мастодонта... Тогда же мне удалось обнаружить реликт, по своей форме напоминавший большую каменную бусину, сделанную, возможно, из алебас­тра». Возраст этой бусины, если она на самом деле изначально находилась в гравиях, может составить от 9 до 55 миллионов лет.

Тем не менее Уильям Дж. Синклер заявил, что обстоя­тельства находки описаны недостаточно ясно. Но обстоятель­ства многих других принимаемых официальной наукой нахо­док по своей определенности практически не отличаются от случая с мраморной бусиной. Например, в южноафриканской Пограничной пещере (Border Cave) ископаемые останки Homo sapiens sapiens были обнаружены в грудах скальных облом­ков, извлеченных из шахтных штреков годами раньше. Тогда возраст найденных костей оценивался в 100 тысяч лет, в ос­новном по ассоциации с извлеченными скальными породами, Если бы к таким находкам применялись жесткие стандарты Синклера, их подлинность, бузусловно, оказалась бы под со­мнением.

В 1870 году Левеллин Пирс (Llewellyn Pierce) дал пись­менное свидетельство следующего содержания: «Я, нижепод­писавшийся, передал сегодня г-ну С. Д. Вою (С. D. Voy) камен­ную ступку для того, чтобы она хранилась в его коллекции древних каменных реликтов. По всей вероятности, ступка бы­ла сделана человеком. Образец был раскопан мною около 1862 года в гравиях Столовой горы на глубине примерно 200 футов (61 метр) от поверхности, под шестидесятифутовым (18,3 мет­ра) базальтовым слоем, и примерно в 1800 футах (550 метров) от входа в туннель. Находка была сделана в горнорудных раз­работках Boston Tunnel Company». Возраст гравиев, в кото­рых была обнаружена ступка, колеблется от 33 до 55 милли­онов лет.

На это Уильям Дж. Синклер возражал, что ступка сде­лана из андезита — породы вулканического происхождения, не так часто встречающейся в гравиях, залегающих под Сто­ловой горой. Однако современные ученые заявляют, что на не­котором расстоянии к северу от Столовой горы есть четыре горнорудные разработки, содержащие породы того же возра­ста, что и довулканические золотоносные гравии, в том числе и андезит. Андезитовые ступки могли быть ценным продук­том торговли, и вполне вероятно, что их перевозили на плотах или лодках или переносили на руках.

Согласно утверждениям Синклера, рядом со ступкой Пирс обнаружил и другой артефакт: «Ему показали неболь­шой предмет овальной формы из сланца темного цвета, с вы­резанными на барельефе дыней и листочком... На этом образ­це не наблюдалось никаких следов потертости о гравий. Все имевшиеся царапины были оставлены относительно недавно. Характер резьбы говорит, что ее наносили стальным лезвием и что работа была выполнена искусным мастером».

Синклер не уточнил, почему он сделал вывод о том, что увиденный им овальный предмет был обработан стальным лезвием. Таким образом, он мог ошибаться по поводу типа ис­пользовавшегося инструмента. Но во всяком случае очевидно, что сланцевый кругляш был действительно обнаружен в од­ном месте с каменной ступкой в довулканических гравиях глубоко под латитовой «шапкой» туолумнской Столовой горы. Следовательно, даже если на нем есть следы обработки сталь­ным инструментом, это вовсе не означает, что она сделана не­давно. Можно с полным основанием утверждать, что сланец обработан человеком относительно высокого культурного уровня в период от 33 до 55 миллионов лет назад. Синклер также отмечал, что на кругляше нет следов трения о гравий. Это объясняется, возможно, тем, что течение реки не переме­щало его на большие расстояния и поэтому он не истерся. Или же тем, что он мог попасть в залежи гравия из сухого русла.

2 августа 1890 года Дж. X. Нил (J. H. Neale) поставил свою подпись под заявлением о сделанном им открытии: «В 1877 го­ду г-н Дж. X. Нил являлся суперинтендантом Montezuma





1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   25


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет