, 2001. 528 с. В «Неизвестной истории человечества»



жүктеу 5.4 Mb.
бет19/25
Дата02.05.2016
өлшемі5.4 Mb.
түріКнига
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   25
: book
book -> Психологические труды
book -> Умра мен қажылық жасаушыларға арналған жаднама Дайындаған Дамир Хайруддин Қазақ тіліне орыс тілінен аударған «Абу Ханифа мирасы»
book -> -
book -> Бандар ибн Найиф әл-Утайби «аллаһТЫҢ ТҮсіргеніне сәйкес емес басқару (билік қҰРУ) ЖӘне шешім шығару»
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер

Схема 10.2. Вероятные возрастные границы китайских человекопо­добных существ, определенные на основании сопутствующей фау­ны млекопитающих. В этих пределах ученые устанавливали воз­раст гоминидов, руководствуясь принципом соответствия учения об эволюции. На схеме такой возраст отмечен более темными участка­ми соответствующих линий. Например, возрастные рамки ископае­мых останков из Мабы определяются по фауне как простирающие­ся от верхнего до начала нижнего плейстоцена. Но на основании обнаружения неандерталоидного черепа ученые решили «отодви­нуть» возраст этих ископаемых к позднейшей границе указанного хронологического периода, а возраст человеческих останков из Люцзяна вообще определили далеко за рамками допустимых границ возраста фауны. Такую практику мы называем датированием на ос­новании морфологических признаков. Но если оставить эволюцио­нистские предрассудки в стороне и основываться исключительно на данных фауны, становится очевидным, что все человекоподобные существа вполне могли быть современниками Homo erectus из Чжо-укоудяня, то есть существовать одновременно в срединной стадии среднего плейстоцена (отмеченной затененной вертикальной лини­ей).

принадлежали предку пекинского человека — крайне прими­тивному Homo erectus, потомку азиатских австралопитеков.

Позднее там же, в Юаньмоу, были найдены каменные орудия труда: три скребка, каменный стержень, сушилка для рыбы и наконечник из кварца или кварцита. Опубликованные изображения этих предметов не оставляют сомнения в их по­разительном сходстве с европейскими эолитами и с памятни­ками восточноафриканской Олдованской цивилизации. Поми­мо орудий и зубов человекоподобных существ там же были обнаружены слои золы, содержащие кости млекопитающих.

Результаты палеомагнитного анализа определяют при­мерный возраст пластов, где были обнаружены зубы, в 1,7 миллиона лет при вероятных хронологических границах в 1,6—1,8 миллиона лет. Датирование подвергалось сомнению, но ведущие китайские ученые продолжают его придержи­ваться на том основании, что обнаруженные при раскопках кости млекопитающих соответствуют нижнему плейстоцену.

Однако не все так просто с датированием человека пря-моходягцего из Юаньмоу нижним плейстоценом. Принято счи­тать, что Homo erectus произошел от африканского Homo habilis (человека умелого) около 1,5 миллиона лет назад, а приблизительно миллион лет назад мигрировал из Африки в другие регионы. Считается, что Homo habilis Африку не поки­дал. Из предполагаемого — по оценке Цзя Ланьпо (Jia Lanpo) — возраста человекоподобного существа из Юаньмоу следует, что китайский Homo erectus существовал независимо от его африканского собрата. Если расчеты Цзя Ланьпо верны, то австралопитек или человек умелый должен был обитать в Китае еще примерно 2 миллиона лет назад, что противоречит ныне признанной теории.

В связи с этим Льюис Бинфорд (Lewis R. Binford) и Нэн­си Стоун (Nancy M. Stone) указывали в 1986 году: «Следует отметить, что многие китайские ученые остаются привержен­цами гипотезы об эволюции человека именно на территории Азии. Отсюда их некритический подход к очень древнему да­тированию китайских находок и к тому, что каменные орудия труда находятся в плиоценовых отложениях». С другой сторо-

ны, почему бы не обвинить европейских ученых, считающих очагом эволюции человека Африку, в некритическом подходе к укоренившейся практике отрицания очень древнего возрас­та ископаемых останков человекоподобных существ и изде­лий, ими изготовленных, которые обнаружены по всему миру.

Как мы уже говорили, споры о том, была ли центром эво­люции Азия или Африка, вообще не имеют смысла. В преды­дущих главах представлено множество свидетельств (в том числе многочисленные открытия, сделанные профессиональ­ными исследователями) того, что люди современного нам типа населяли различные континенты, включая Южную Америку, на протяжении десятков миллионов лет. Немало также дан­ных, подтверждающих существование в тот же период не­скольких видов обезьяноподобных существ, из которых одни более похожи на людей, другие — менее.

И снова встает вопрос, который мы уже обсуждали в главах 2—6, посвященных предметам древней материальной культуры, не вписывающимся в привычные рамки На каком основании каменные орудия труда и следы огня, датируемые нижним плейстоценом (как, например, в случае с находками в Юаньмоу), приписываются примитивному Homo erectusf

В самом деле, и орудия, и следы огня найдены отнюдь не в непосредственной близости от места обнаружения зубов Homo erect-us. А кроме того, как в самом Китае, так и в других частях света имеется немало свидетельств существования Homo sapiens уже в нижнем плейстоцене и даже еще раньше.

В 1960 году Цзя Ланьпо, исследуя песчаные и гравийные отложения нижнего плейстоцена в Сихудю (Xihoudu), север­ная провинция Шэньси, нашел три камня со следами обработ­ки. Другие аналогичные находки последовали в 1961 и 1962 го­дах. По останкам фауны нижнего плейстоцена их возраст был определен более чем в миллион лет, а результаты палеомаг-нитного анализа позволили уточнить его: 1,8 миллиона лет. В Сихудю были найдены и разрубленные кости, а также следы огня. И то и другое Цзя Ланьпо приписал австралопитекам. Однако, согласно общепринятой ныне теории, австралопитек

разводить огонь не умел — это доступно лишь человеку пря-моходящему, неандертальцу и человеку разумному.

Как и следовало ожидать, Джин Эйгнер не замедлила поставить свидетельства Цзя Ланьпо под сомнение: «Несмот­ря на достаточно убедительные свидетельства в пользу дея­тельности человека в эпоху нижнего (раннего) плейстоцена в местечке, называемом Хсихутю (Сихудю), в Северном Китае, я сейчас не готова безоговорочно признать их... Ведь исходя из данных, полученных в Хсихутю, следует признать, что люди обитали в Северном Китае и умели разводить огонь около миллиона лет тому назад. В таком случае наши фундамен­тальные постулаты относительно как хода эволюции челове­ка, так и способностей древнейших человекоподобных су­ществ к адаптации оказались бы под вопросом». Но стоит лишь отвлечься от «фундаментальных постулатов», и перед нами откроются весьма и весьма интересные горизонты.

На этом мы и завершим обзор открытий, сделанных в Китае. Мы увидели, как истинный возраст ископаемых остан­ков человекоподобных существ искажается методом «датиро­вания на основании морфологических признаков». Когда же для определения хотя бы вероятных возрастных границ бе­рется за основу сопутствующая фауна, то результаты никак не подтверждают эволюционные теории. Скорее наоборот: они полностью согласуются с предположением о том, что люди со­временного анатомического типа и различные человекоподоб­ные существа жили бок о бок на всем протяжении плейстоце­на.

11

Люди-обезьяны среди нас?



Из раздела, посвященного костным останкам ископаемых людей, обнаруженным в Китае, следует, что человек, по-видимому, сосуществовал с обезьяноподобными го-минидами на протяжении всей эпохи плейстоцена. Однако не исключено, что такое положение вещей сохранилось и по на­ши дни. За последнюю сотню лет исследователями собрано большое количество достаточно убедительных доказательств существования в труднодоступных уголках планеты существ, схожих с неандертальцами, Homo erectus и австралопитеками. Ученые-профессионалы наблюдали диких людей в их естественной среде обитания, исследовали их — как захва­ченных живыми, так и мертвых. Наконец, накоплено множе­ство материальных подтверждений их существования, в том числе сотни следов ног. Кроме того, имеется множество свиде­тельств очевидцев, далеких от науки. Были также проведены серьезные исследования древних литературных памятников и преданий, в которых упоминаются дикие люди.

Криптозоология

Ряд исследователей считают изучение диких людей от­дельной отраслью науки, получившей наименование криптозоология. Этот термин, введенный французским



зоологом Бернаром Хевельманом (Bernard Heuvelmans), отно­сится к научным исследованиям биологических видов, суще­ствование которых документально не подтверждено, несмот­ря на обилие достаточно убедительных свидетельств. Греческое слово kryptos означает «тайный, скрытый». Следо­вательно, криптозоология это, буквально, «изучение неведо­мых, неизвестных животных». Правление Международного общества криптозоологии объединяет целый ряд видных био­логов, зоологов и палеонтологов, работающих в университетах и музеях многих стран мира. Задачей общества, как определе­но в его журнале Cryptozoology, является «изучение, анализ, популяризация и обсуждение любых вопросов, имеющих от­ношение к представителям животного мира необычных форм или размеров либо встречающихся в необычном месте обита­ния или в необычную для них эпоху». Практически в каждом номере журнала Cryptozoology имеется одна или несколько научных статей о диких людях.

Возможно ли в наше время существование неизвестных человекоподобных существ? Многим в это трудно поверить по двум причинам. Предполагается, что на планете не осталось даже малого уголка, который самым тщательным образом не был бы исследован. Кроме того, считается, что науке хорошо известны все без исключения представители животного мира, обитающие на земном шаре. Однако оба эти мнения-ошибочны.

Во-первых, даже в таких странах, как Соединенные Штаты, имеются весьма обширные незаселенные и малопосе­щаемые территории. В частности, лесистые горные районы северо-запада США хотя и представлены на картах на основе аэрофотосъемки, однако посещаются людьми чрезвычайно редко.

Во-вторых, количество неизвестных ранее видов живот­ных, обнаруживаемых ежегодно, потрясает воображение: по самым осторожным оценкам, оно достигает пяти тысяч. Прав­да, подавляющее большинство — около четырех тысяч — со­ставляют насекомые. Однако вот что в 1983 году отметил Хе-вельман: «Еще совсем недавно, в середине семидесятых, ежегодно регистрировались открытия, в среднем, 112 неизве­

стных видов рыб, 18 рептилий, с десяток амфибий, примерно стольких же млекопитающих и 3—4 новых видов птиц».

Дикие люди в Европе

Сведения о существовании диких людей дошли до нас из далеких времен. На многих предметах искусства Древ­ней Греции, Рима, карфагенян и этрусков изображены человекоподобные существа. Так, среди всадников-охотни­ков, изображенных на серебряном кувшине этрусков из Рим­ского музея доисторической эпохи, видна громадная фигура существа, напоминающего человека-обезьяну. Изображения диких людей в изобилии встречаются в произведениях искус­ства и архитектуры средневековой Европы. На одной из стра­ниц Псалтыря королевы Марии, относящегося к четырнадца­тому веку, мы видим весьма реалистичную картину нападения стаи псов на дикого, покрытого шерстью человека.

Северо-запад Северной Америки

Индейцы северо-запада США и Западной Канады на протяже нии веков верили в существование диких лю­дей, которых они называли по-разному: например сас-куочами (Sasquatch). Еще в 1792 году испанский ботаник и ес­тествоиспытатель Хосе Мариано Мосиньо (Jose Mariano Mozico) писал о канадских индейцах, населявших Нутка-Са-унд (Nootka Sound) на острове Ванкувер (Vancouver): «He знаю, что и сказать о Матлоксе, жителе гористой местности, приводящем всех в неописуемый ужас. По описаниям, это на­стоящий монстр: тело его покрыто жесткой черной щетиной, голова напоминает человеческую, но гораздо больших разме­ров, клыки мощнее и острее медвежьих, руки неимоверной длины, а на пальцах рук и ног — длинные искривленные ког­ти».

В свою книгу «The Wilderness Hunter» («Охотник на ди­ких зверей»), изданную в 1906 году, президент США Теодор Рузвельт включил захватывающий рассказ о диком человеке. Действие рассказа происходит в Свекловичных горах (Bitter-root Mountains), между штатами Айдахо и Монтана, от­куда до сих пор изредка поступают свидетельства о диких лю­дях.

Как пишет Рузвельт, в первой половине XIX века трап­пер Бауман (Bauman) и его товарищ исследовали одно труд­нодоступное, совершенно дикое ущелье. Их лагерь неодно­кратно разоряло какое-то громадное существо, причем как ночью, когда рассмотреть зверя не было возможности, так и днем, в их отсутствие. Однажды товарищ остался в лагере, и Бауман, вернувшись, нашел его растерзанным, по всей веро­ятности, этим неизвестным существом. Следы его были абсо­лютно идентичны человеческим. Кроме того, существо пере­двигалось не на четырех лапах, как медведь, а на двух ногах.

Сам по себе рассказ Баумана отнюдь не подтверждает существования диких людей в Северной Америке, однако вкупе с другими, более достоверными свидетельствами его значение, несомненно, возрастает.

В номере от 4 июля 1884 года газета Colonist, издававша­яся в Виктории (Британская Колумбия**), напечатала сооб­щение о странном существе, пойманном неподалеку от город­ка Йель (Yale): «Джако (Jacko) — такое ему дали имя — похож на гориллу. Рост его примерно четыре фута и семь дюймов (около 140 см), вес — 127 фунтов (около 58 кг). Тело напоминает человеческое, с одним лишь исключением: все оно, кроме кистей и ступней, покрыто черными, жесткими, лоснящимися волосами около дюйма длиной. Его руки гораздо длиннее человеческих, и он обладает необыкновенной силой».

Ясно, что это не горилла: слишком мал вес. Можно пред­положить, что Джако — шимпанзе. Людям, близко видевшим


*Охотник, ставящий капканы. **Провинция Канады.

Джако, эта мысль приходила в голову, но была отвергнута. Зо­олог Айвен Сэндерсон (Ivan Sanderson) писал в 1961 году:

«Вскоре после публикации заметки, в другой газете появился комментарий, в котором все предположения, что Джако мо­жет быть сбежавшим из цирка шимпанзе, назывались полной чушью». Сведения о существах, подобных Джако, поступали из той же местности и позже. Так, Александр Колфилд Ан-дерсон, топограф компании Hudson Bay, докладывал, что не­кие волосатые гуманоиды забрасывали камнями его людей, проводивших в 1864 году работы для прокладки нового торго­вого пути.

В 1901 году известный лесозаготовитель и торговец ле­сом Майк Кинг работал в отдаленной местности в северной ча­сти острова Ванкувер. Однажды, поднявшись на горный кряж, он заметил человекообразное существо, покрытое ры­жевато-коричневой шерстью. Существо, присев у горного ру­чья, обмывало в воде какие-то корнеплоды и складывало их сбоку в две аккуратные кучки. Заметив Кинга, существо убе­жало совсем как человек. Следы, оставленные им, по словам Кинга, были полностью человеческими, если не считать «нео­быкновенно длинных, расставленных в разные стороны паль­цев».

В 1941 году несколько членов семейства Чапменов виде­ли дикого человека в районе Руби-Крик (Ruby Creek), Бри­танская Колумбия. Однажды, солнечным летним днем, стар­ший сын миссис Чапмен предупредил мать о приближении к их дому какого-то внушительных размеров зверя, появивше­гося из близлежащего леса. Поначалу она его приняла за крупного медведя, однако, приглядевшись, к своему ужасу увидела человека гигантского роста и покрытого желтовато-коричневой шерстью длиной примерно 4 дюйма. Существо на­правлялось прямо к их дому. Миссис Чапмен с тремя своими детьми бросилась по берегу реки в деревню.

Уильям Роу, большую часть жизни занимавшийся охо­той на диких зверей и наблюдением за ними, повстречался с диким человеком в октябре 1955 года. Случилось это тоже в Британской Колумбии, неподалеку от поселка под названием

Тет-Жон-Кэш. По свидетельству Роу, данному под присягой, однажды он, поднявшись на гору Мика, где находился старый заброшенный рудник, на расстоянии примерно в 75 ярдов (около 70 м) заметил зверя, которого принял поначалу за мед­ведя. Но когда существо выбралось на просеку, Роу понял свою ошибку: «Передо мной возник чудовищных размеров че­ловек футов шести ростом (180 см), толщиной почти в три фу­та (90 см) и весом порядка трехсот фунтов (136 кг), с головы до ступней покрытый темно-коричневой, местами серебристой шерстью. Когда существо приблизилось, я заметил «жен­скую» грудь — это была самка».

В 1967 году Роджеру Паттерсону и Бобу Гимлину уда­лось заснять саскуоча-самку на цветную кинопленку, а также снять отпечатки следов ее ног длиной в 14 дюймов (35 см). Произошло это в районе Блафф-Крик (Bluff Creek), на севере Калифорнии.

Отснятая ими пленка вызвала оживленную полемику:

одни сочли ее откровенной фальшивкой, другие — достовер­ным подтверждением существования саскуоча. Мнения уче­ных тоже разделились. Д-р Д, Грив (D. W. Grieve), специа­лист-анатом, изучающий особенности человеческой походки, после внимательного исследования фильма так и не пришел к определенному заключению: «Мое субъективное мнение та­ково, что, с одной стороны, сфальсифицировать такую пленку чрезвычайно сложно, а значит, саскуоч, безусловно, сущест­вует. С другой же стороны, интуиция не позволяет мне пове­рить в его существование».

Антрополог Майра Шакли (Myra Shackley) из Универ­ситета Лестера заявила, что, по мнению большинства, «фильм, в принципе, может оказаться мистификацией, но, ес­ли так, то изготовлена она просто с невероятным мастерст­вом». Однако подобного рода возражения можно выдвинуть практически против любого научного доказательства: доста­точно навесить на его автора ярлык необыкновенно искусного фальсификатора. Так что обвинения в мистификации в свою очередь требуют достоверных доказательств, как, например, в пилтдаунском случае. Кроме того, даже разоблаченная

фальсификация не может служить поводом для огульного от­рицания всех прочих свидетельств по данному вопросу.

Что же касается следов ног саскуоча, имеются многие сотни свидетельств незаинтересованных людей, более ста следов сфотографировано и, кроме того, с них сделаны слепки. Несомненно, в целом ряде случаев фальсификация действи­тельно имеет место, что признают и самые горячие сторонни­ки гипотезы существования саскуоча, однако маловероятно, что сфальсифицированы абсолютно все такие факты — ведь их великое множество.

Известный английский анатом Джон Напьер (John R. Napier) в 1973 году заявил, что если все следы считать фаль­шивками, «то следует признать существование некоего мафи­озного заговора, опутавшего своей сетью практически каж­дый мало-мальски крупный населенный пункт от Сан-Франциско до Ванкувера».

Добавив, что он считает обнаруженные и исследованные им самим отпечатки следов ног «биологически достоверны­ми», Напьер пишет: «Изученные мною свидетельства убежда­ют меня в подлинности по крайней мере многих таких следов, по форме схожих с человеческими... У меня нет сомнений от­носительно существования саскуоча».

Антрополог Гровер Кранц (Grover S. Krantz) из Универ­ситета штата Вашингтон поначалу был весьма скептически настроен в отношении свидетельств существования саскуоча. Чтобы прояснить вопрос, Кранц подверг обстоятельному ис­следованию следы ног, обнаруженные в 1970 году на северо-востоке штата Вашингтон. Воссоздав костное строение стопы на основании отпечатков, он отметил, что лодыжка гипотети­ческого существа по сравнению с ногой человека сильно вы­двинута вперед. Тогда Кранц, используя свои глубокие позна­ния в области физической антропологии, попытался вычислить, как именно должна располагаться лодыжка с уче­том имеющихся свидетельств о росте и весе взрослого саскуо­ча. Сопоставив теоретические расчеты с реконструированной костной структурой стопы, он с удивлением обнаружил, что результаты в точности совпали! «В тот момент я понял, что

это существо реально, — говорит Кранц. — Ни один фальси­фикатор не мог знать, насколько именно лодыжка должна быть выдвинута вперед. Имея готовые слепки следов, на про­ведение всех измерений и вычислений я потратил два месяца, так что вы можете себе представить, каким искусным должен быть фальсификатор».

Кранц и специалист по изучению диких людей Джон Грин (John Green) написали несколько обстоятельных работ об отпечатках ног, обнаруженных в Северной Америке. Длина такого отпечатка варьируется от 14 до 18 дюймов (35—45 см), ширина — от 5 до 9 дюймов (12,5—22,5 см), иначе говоря, пло­щадь стопы в среднем в 3—4 раза превышает человеческую. Отсюда и популярное название дикого человека — Большая Нога (Bigfoot). Кранц вычислил, что при такой площади стопы хороший отпечаток может получиться, только если масса, приходящаяся на стопу, будет не менее 700 фунтов (315 кг). Иначе говоря, обыкновенный человек, при среднем весе в 200 фунтов (90 кг), оставит такой отпечаток, если будет нести груз в 500 фунтов (225 кг).

Но и это еще не все. Были обнаружены цепочки следов, покрывающие расстояния от трех четвертей мили до несколь­ких миль, причем в пустынной местности, вдали от каких-ли­бо дорог. При этом ширина шага саскуоча — от 4 до 6 футов (122—183 см), а средняя ширина шага обыкновенного челове­ка — около 3 футов (90 см). Попробуйте пройти милю с 500-фунтовым грузом за плечами при ширине шага в 5 футов!

«Мы рассматривали версию о применении механизма, оставляющего отпечатки следов ног на манер печатного стан­ка или пресса, — продолжает Кранц. — Однако трудно пред­ставить себе, что станок, развивающий усилие порядка 800 фунтов на квадратный фут, можно было бы переносить по сильно пересеченной местности вручную». Некоторые цепоч­ки следов были сделаны по свежевыпавшему снегу, при этом наблюдатели не видели вблизи каких-либо других следов, ос­тавленных механизмом или человеком. В отдельных случаях расстояние между пальцами ног одной и той же цепочки сле­дов было неодинаковым, то есть предполагаемому фальсифи­

катору потребовалось бы еще и встроить передвижные эле­менты в свои «механические ступни».

10 июня 1982 года Пол Фримен, патрульный американ­ской службы лесной охраны, отслеживая лося в округе Уол-ла-Уолла штата Вашингтон, заметил с расстояния примерно 60 ярдов (55 м) волосатое двуногое существо ростом примерно 8 футов (244 см). Спустя полминуты гигант неспешно удалил­ся. Кранц, изучив слепки отпечатков следов, оставленных не­известным существом, обнаружил складки кожи, потовыде-ляющие поры и прочие детали именно там, где они обыкновенно расположены на ступне крупного примата. Дета­ли строения кожи боковых частей ступни, отчетливо различи­мые на отпечатках, указывали на гибкость подошвы ноги.

Почему же почти все антропологи и зоологи хранят мол­чание по поводу существования саскуоча, несмотря на такое обилие убедительных свидетельств? Кранц считает, что они просто-напросто «боятся за свою репутацию, опасаясь поте­рять работу». Аналогичного мнения придерживается Напьер:

«Одна из самых больших, а быть может, и основная трудность в изучении свидетельств существования саскуоча заключает­ся в том подозрительном отношении, с которым сталкиваются очевидцы как в своем ближайшем окружении, так и со сторо­ны работодателей. Человек, публично заявляющий, что он якобы видел саскуоча, очень часто рискует своим обществен­ным положением, личной и профессиональной репутацией». В этой связи Напьер вспоминает, как «один высококвалифици­рованный геолог из нефтяной компании согласился расска­зать о происшедшем с ним при условии, что его имя ни при ка­ких обстоятельствах упоминаться не будет, поскольку боялся быть уволенным». Родерик Спраг (Roderick Sprague), антро­полог из Университета штата Айдахо, как-то сказал о Кранце:

«Откровенное упорство в изучении неведомого стоило ему уважения многих коллег и присвоения очередной ученой сте­пени».

Большинство сведений о саскуоче приходит с северо-за­пада Соединенных Штатов и из Британской Колумбии. «На­прашивается вывод, что в дикой местности северо-западной

части США и Британской Колумбии обитает неизвестный нам человекоподобный вид живых существ гигантских разме­ров», — утверждает Напьер. То же можно сказать и о восточ­ных районах Соединенных Штатов и Канады. «Тот факт, что подобные создания живут среди нас, а мы не только их не изу­чаем, но и отказываемся признать само их существование, на­носит колоссальный удар по современной антропологии», — заключает Напьер. Добавим: это колоссальный удар по биоло­гии, зоологии, да и по науке в целом.

Центральная и Южная Америка

Из джунглей Южной Мексики поступают сообщения о существах, которых называют сисимитами (Sisimite). Вот как их описывает геолог Уэнделл Скаузен, ссыла­ясь на рассказы жителей Кубулько — городка, расположен­ного в мексиканском штате Баха Верапас: «В горах обитают огромные дикие люди, полностью покрытые короткой густой шерстью коричневого цвета. Шея у них практически отсутст­вует, глаза маленькие, руки длинные, с громадными кистями. Следы их ног в два раза превышают длину человеческой сто­пы». Несколько человек рассказывали, как сисимиты гнались за ними по горным склонам. Поначалу Скаузен полагал, что речь идет о медведях, однако после тщательных расспросов местных жителей решил, что это не так. Сообщения о похо­жих существах поступали и из соседней Гватемалы, где они якобы похищали женщин и детей.

Жители Белиза (бывший Британский Гондурас) расска­зывают о человекоподобных существах, называемых двенди (Dwendis) и живущих в джунглях южной части этой неболь­шой страны. Название это происходит от испанского duende, что означает «домовой». Айвен Сэндерсон, проводивший ис­следования в Белизе, в 1961 году писал: «Я слышал десятки рассказов очевидцев — в большинстве своем людей, внушаю­щих доверие, сотрудников таких солидных организаций, как

Министерство лесного хозяйства, многие из которых к тому же учились в Европе или Соединенных Штатах. Один из них— местный уроженец, младший служащий лесничест­ва— подробно описал их. Два маленьких существа, неодно­кратно им замеченные в заповеднике неподалеку от гор Майя, потихоньку наблюдали за ним с лесной опушки... Ростом они были от трех с половиной до четырех с половиной футов (107—127 см), хорошо сложены, если не считать чересчур мощных плеч да длинноватых рук, покрыты коричневой, плотной, густой шерстью, как у короткошерстных собак. При этом волосы на голове были не длиннее шерсти на теле, за ис­ключением задней части шеи до середины спины. Кожа на их плоских лицах была желтоватой». Судя по этому описанию, двенди представляют собой отдельный вид, сильно отличаю­щийся от саскуочей Тихоокеанского побережья и северо-вос­точной части Северной Америки.

В Гвианском регионе Южной Америки диких людей на­зывают диди (Didis). Согласно описаниям, услышанным пер­выми исследователями этих мест от индейцев, диди — суще­ства прямоходящие, примерно пяти футов ростом (152 см), покрытые густой черной шерстью.

В 1931 году г-н Хэйнс, генерал-губернатор Британской Гвианы, поведал итальянскому антропологу Неллоку Беккари (Nelloc Beccari) о случае, который мы приводим в пересказе Хевельмана: «Однажды, в 1910 году, гуляя по лесу вдоль Ко-наварука, притока реки Эссекибо, впадающего в нее чуть вы­ше ее слияния с рекой Потаро, он наткнулся на двух странных существ, которые, завидев его, тут же вскочили на задние ла­пы. Они были совсем как люди, только с ног до головы покры­ты рыжевато-коричневой шерстью... Существа неспешно скрылись в чаще леса».

Приведя в своей книге множество аналогичных случаев, Сэндерсон заключает: «Важнейшим, по-моему, является тот факт, что ни один житель Гвианы и ни один человек, переска­зывавший свидетельства местных жителей, не считает таин­ственные существа обыкновенными обезьянами. Все очевид­цы в один голос утверждают, что существа эти бесхвостые,

прямоходящие и обладают ярко выраженными признаками человека».

Из Эквадора, с восточных склонов Анд, поступают сви­детельства о некоем ширу (Shiru) невысоком, 4—5 футов (120—150 см), гоминиде, покрытом шерстью. Бразильцы, в свою очередь, рассказывают о мапингуари (Маргпдиагу) — обезьяноподобном гиганте, который оставляет огромные, по­хожие на человеческие, следы и убивает домашний скот.

Йети, дикие люди Гималаев

В записках английских офицеров и чиновников, в девят­надцатом веке служивших в Гималайском регионе Ин­дийского субконти нента, содержатся многочисленные упоминания о диких людях, называемых йети (Yeti), или «снежный человек». Автор первого такого упоминания — Б. Ходжсон (В. Н. Hodgson), с 1820 по 1843 год полномочный представитель Великобритании при дворе короля Непала. Ходжсон докладывал, как во время его путешествия по Се­верному Непалу носильщики пришли в ужас при виде волоса­того бесхвостого существа, похожего на человека.

С тех пор получены сотни свидетельств такого рода. Как в случае с Ходжсоном, так и в остальных скептики утвержда­ли и утверждают, что непальцы приняли за йети обыкновен­ных зверей, при этом чаще всего упоминается медведь или обезьяна-лангур. Трудно, однако, себе представить, что люди, всю свою жизнь прожившие в Гималаях и великолепно знаю­щие животный мир тех мест, способны допустить подобную ошибку. Майра Шакли отмечает, что йети — непременный персонаж произведений религиозного искусства Непала и Ти­бета, изображающих иерархическую структуру живых су­ществ. «Медведи, человекообразные обезьяны и лангуры представлены на них отдельно от дикого человека, — указы­вает Шакли, — и это говорит о том, что никакой путаницы здесь нет (по крайней мере для авторов этих произведений)».

Из девятнадцатого века дошло по крайней мере одно свидетельство европейца, лично видевшего пойманное суще­ство, похожее на йети. Вот что рассказал антропологу Майре Шакли некий южноафриканец: «Моя покойная теща говорила мне много лет назад в Индии, что ее мать на самом деле виде­ла одно из этих существ. Было это в Муссори, в предгорье Ги­малаев. Существо передвигалось на двух ногах, но покрывав­шая его шерсть делала его больше похожим на зверя, нежели на человека. Его поймали в снегах... и вели закованным в це­пи».

В двадцатом веке сообщения о диких людях и отпечат­ках их ног, виденных европейцами, стали поступать все чаще и чаще, особенно с началом альпинистских восхождений в Ги­малаях.

Одним из первых очевидцев был Эрик Шиптон (Eric Shipton), который, проводя в ноябре 1951 года разведку под­ступов к пику Эверест, обнаружил следы йети на высоте 18 000 футов (5500 м) в районе ледника Менлунг, возле тибет-ско-непальской границы. Шиптон прошел вдоль цепочки сле­дов целую милю (1,5 км). Фотография одного из них, сделан­ная крупным планом, многим показалась убедительной. Следы были весьма внушительных размеров. Изучив лучший из сделанных Шиптоном снимков, Джон Напьер отверг гипо­тезу, что след выглядит таким из-за подтаявшего снега. В кон­це концов он пришел к заключению, что речь идет о наложе­нии друг на друга двух следов: обутой ноги и босой. Вообще Напьер, убежденный сторонник существования североамери­канского саскуоча, к свидетельствам, касающимся йети, отно­сился крайне скептически. Однако в дальнейшем мы увидим, как новые подтверждения существования гималайского «снежного человека» заставили Напьера изменить свою пози­цию.

Во время своих экспедиций в Гималаи в 50-х и 60-х го­дах сэр Эдмунд Хиллари (Edmund Hillary) внимательно изу­чал свидетельства о йети, в том числе отпечатки следов ног на снегу. Он пришел к выводу, что все эти следы, приписывае­мые йети, принадлежат уже известным животным и возникли

в результате наложения одной цепочки следов на другую. На это Напьер, будучи сам скептиком, возразил: «Ни один мало-мальски опытный человек не спутает подтаявшие следы со свежими. Нельзя просто отмахнуться от столь многочислен­ных свидетельств, поступающих на протяжении многих лет из заслуживающих доверия источников. Должны быть иные объяснения, в том числе, разумеется, возможно и то, что сле­ды оставлены неизвестным науке животным».

Не иссякает поток свидетельств о существовании йети, поступающих и от местных жителей. Так, в своей книге о ди­ких людях Майра Шакли упоминает об утонувшем йети, об­наруженном в 1958 году жителями тибетской деревушки Тар-бале, расположенной возле ледника Ронгбук. По их рассказам, существо напоминало небольших размеров человека с кону­сообразной головой и покрытого шерстью.

Насельники некоторых буддистских монастырей ут­верждают, что у них хранятся останки йети, в том числе скальпы. Западные ученые исследовали некоторые из таких реликвий и пришли к выводу, что сделаны они из шкур изве­стных животных. Сэр Эдмунд Хиллари, организовавший в 1960 году специальную экспедицию, послал на Запад скальп из монастыря Хумджунг для исследований, которые показа­ли, что «реликвия» изготовлена из шкуры серау — похожей на козла гималайской антилопы. Однако некоторые ученые попытались опровергнуть результаты анализа. Как пишет Майра Шакли, «свою позицию они объясняют тем, что волосы скальпа практически идентичны шерсти обезьяны и что обна­руженные там насекомые-паразиты никогда не встречаются у антилопы-серау».

В 50-х годах группа исследователей, финансируемая американским бизнесменом Томом Сликом, добыла образец мумифицированной кисти руки йети, хранящейся в тибет­ском монастыре Пангбоче. Результаты лабораторных иссле­дований не были признаны достаточно убедительными, одна­ко Шакли отмечает, что «рука эта имела целый ряд антропоидных признаков».

В мае 1957 года газета Kathmandu Commoner напечата­ла заметку о голове йети, которая на протяжении двадцати пяти лет хранилась в деревушке Чилунка, в пятидесяти ми­лях к северо-востоку от непальской столицы Катманду.

В марте 1986 года Энтони Вулдридж (Anthony В. Wooldrige) в качестве представителя небольшой организа­ции, занимающейся проблемами развития стран «третьего мира», предпринял одиночную экспедицию в Гималаи, в се­верной оконечности Индии. Следуя вдоль лесистого, засне­женного склона неподалеку от Хемкунда, он обнаружил и сфотографировал свежие следы. Один из снимков крупным планом поразительно напоминал фотографию, сделанную Эриком Шиптоном еще в 1951 году.

Там, где недавно сошла лавина, сугроб пересекала ши­рокая борозда, оставленная, по-видимому, каким-то крупным существом, съехавшим вниз. В конце борозды Вулдридж за­метил цепочку тех же следов, идущих в направлении отда­ленного кустарника, позади которого виднелся «внушитель­ных размеров, примерно двухметровый, силуэт».

Понимая, что это мог быть йети, Вулдридж приблизился к существу и сфотографировал его с расстояния примерно 150 метров. «Оно стояло, широко расставив ноги и повернувшись правым плечом ко мне, очевидно, во что-то всматриваясь вни­зу склона, — вспоминает Вулдридж. — Его голова была боль­шой и угловатой, а тело покрывала темная шерсть». Вулд­ридж категорически утверждает, что существо не было ни обезьяной, ни медведем, ни обыкновенным человеком.

Вулдридж наблюдал за ним минут 45, но из-за ухудшив­шейся погоды был вынужден вернуться. По пути на базу он сфотографировал следы еще раз, но теперь они были уже подтаявшими.

По возвращении в Англию Вулдридж показал снимки ученым, интересующимся проблемой существования диких людей, в том числе Джону Напьеру. Существо, снятое на 35-миллиметровую пленку с расстояния 150 метров, казалось не­большим, однако увеличение явственно выявило человечес­кие черты. Вот как Вулдридж описывает реакцию тех, кто

видел фотографии: «Джон Напьер, специалист по приматам, автор опубликованной в 1973 году книги «Bigfoot: The Yeti and Sasquatch in Myth and Reality» («Большая Нога»: мифы и фак­ты о йети и саскуоче»), изменил свою скептическую точку зрения, признавшись, что теперь он горячий сторонник йети. Археолог Майра Шакли, автор вышедшей в 1983 году книги «Wildmen: Yeti, Sasquatch and the Neanderthal Enigma» («Ди­кие люди: йети, саскуоч и неандертальская загадка»), изучив полный набор снимков, сделала заключение, что этот случай находится в полном соответствии со всеми прочими свиде­тельствами, подтверждающими существование йети. Лорд Хант, руководитель одной из первых успешных экспедиций на Эверест в 1953 году, который сам дважды видел следы йети, придерживается того же мнения».

Алмасы Центральной Азии

Как следует из имеющихся описаний, саскуоч и йети — существа крупные, очень похожие на человекообраз­ных обезьян. Но есть и иной тип диких людей, которых зовут алмасами (Almas). Алмасы гораздо меньших размеров, имеют больше сходства с обыкновенными людьми. Сведения о них поступают в основном из региона, простирающегося от Монголии на севере до Памира на юге и Кавказских гор на за­паде. Много свидетельств получено из Сибири и с крайнего се­веро-востока России.

В начале пятнадцатого века турки захватили европейца по имени Ганс Шильтенбергер (Hans Schiltenberger) и отосла­ли его ко двору Тамерлана, который передал пленника в сви­ту монгольского князя Едигея. По возвращении в Европу в 1427 году Шильтенбергер написал о своих злоключениях кни­гу, в которой описал и диких людей: «Высоко в горах обитает дикое племя, не имеющее ничего общего со всеми остальными людьми. Шкура этих существ покрыта шерстью, которой нет лишь на их ладонях и лицах. Они скачут по горам, как дикие

звери, питаются листвой, травой и всем, что удается отыскать. Местный правитель преподнес Едигею в дар двух лесных лю­дей — мужчину и женщину, захваченных в дремучих зарос­лях».

Рисунок девятнадцатого века, на котором изображен ал-мас, был найден в монгольском руководстве по лекарственным средствам растительного и животного происхождения. Вот что по этому поводу пишет Майра Шакли: «Этот фолиант со­держит несколько тысяч изображений различных животных (рептилий, млекопитающих и амфибий), но среди них нет ни одного мифического существа, подобного тем, которые в изо­билии встречаются в аналогичных книгах европейского сред­невековья. Все изображенные там звери реально существуют, их можно наблюдать и в наши дни. Нет никаких оснований по­лагать, что алмасы — существа мифические. Как следует из иллюстраций, они обитают в горах».

В 1937 году член Монгольской академии наук Дорджи Мейрен видел шкуру алмаса в одном из монастырей, располо­женных в пустыне Гоби. Местные ламы использовали ее в сво­их обрядах вместо коврика.

Русский педиатр Иван Ивлов, путешествуя в 1963 году по Алтайским горам на юге Монголии, наблюдал несколько человекоподобных существ, стоявших на горном склоне. По-видимому, то была семья: самец, самка и детеныш. Пока они не скрылись, Ивлову удалось рассмотреть существ в бинокль с расстояния примерно полумили. Его шофер-монгол, тоже видевший их, заметил, что в тех местах они встречаются до­вольно часто.

После встречи с семьей алмасов Ивлов решил расспро­сить монгольских детей, полагая, что они будут более откро­венными, чем взрослые. И действительно, ему удалось добыть много дополнительной информации об алмасах. Так, один ре­бенок рассказал, как, купаясь однажды с приятелями в горной речке, увидел алмаса-самца, переносившего через нее дете­ныша.

В 1980 году рабочий расположенной в Булгане экспери­ментальной фермы при Монгольской академии наук обнару-

жил останки дикого человека. Вот что он рассказал: «Прибли­зившись, я увидел покрытое шерстью, сильно высохшее и на­половину занесенное песком тело атлетически сложенного су­щества, похожего на человека... Это явно не был труп ни медведя, ни человекообразной обезьяны, но не был он и тру­пом человека — монгола, казаха, китайца или русского».

Множество свидетельств очевидцев поступало из труд­нодоступной местности в горах Памира, где сходятся границы Таджикистана, Китая, Кашмира и Афганистана. В 1925 году генерал-майор Советской Армии Михаил Степанович То-пильский преследовал со своей частью басмачей, скрывав­шихся в памирских пещерах. Один из пленных рассказал, как в одной из пещер на него и его товарищей напали несколько существ, похожих на человекообразных обезьян. Топильский приказал обследовать пещеру, где и был обнаружен труп од­ного из таких существ. Вот что генерал писал в своем докладе:

«На первый взгляд мне показалось, что это действительно че­ловекообразная обезьяна: шерсть покрывала тело с головы до ног. Однако я отлично знаю, что человекообразные обезьяны на Памире не водятся. Присмотревшись, я увидел, что труп напоминает человеческий. Мы подергали шерсть, подозревая, что это маскировка, но она оказалась натуральной и принад­лежала существу. Тогда мы измерили тело, несколько раз пе­ревернув его на живот и снова на спину, а наш врач тщатель­но его обследовал, после чего стало очевидным, что и человеческим труп не был».

«Тело, — продолжал Топильский, — принадлежало су­ществу мужского пола, ростом примерно 165—170 см, судя по проседи в нескольких местах — среднего или даже преклон­ного возраста... Лицо его было темного цвета, без усов и боро­ды. На висках имелись залысины, а затылок покрывали гус­тые, спутанные волосы. Мертвец лежал с открытыми глазами, оскалив зубы. Глаза были темного цвета, а зубы — большими и ровными, по форме напоминающими человеческие. Лоб низ­кий, с мощными надбровными дугами. Сильно выступающие скулы делали лицо существа монголоидным. Нос плоский, с глубоко вогнутой переносицей. Уши без волос, остроконечные,

а мочки более длинные, чем у человека. Нижняя челюсть чрезвычайно массивна. Существо обладало мощной грудной клеткой и хорошо развитой мускулатурой».

В 1957 году Александр Пронин, гидролог НИИ геогра­фии при Ленинградском университете, принимал участие в экспедиции, в задачу которой входило составление карт па­мирских ледников. 2 августа 1957 года, когда его группа иссле­довала ледник Федченко, Пронин отлучился на прогулку в до­лину реки Балянд-киик. Вот что пишет Шакли: «Днем он заметил фигуру, стоявшую на вершине скалы высотой около 500 ярдов (460 м) и находившейся от него приблизительно на таком же расстоянии. Сначала он просто удивился — ведь все знали, что местность была абсолютно необитаемой, — но по­том ему пришла в голову мысль, что это не человек. Фигура действительно напоминала человека, только была чересчур сутулой. Понаблюдав, как приземистое, коренастое существо двигалось по снегу, широко расставив ноги, он отметил, что его покрывала рыжевато-серая шерсть, а передние конечнос­ти были гораздо длиннее человеческих». Спустя три года Про­нин снова повстречался с прямоходящим существом. С тех пор такие встречи с дикими людьми на Памире были отмече­ны неоднократно. Члены многих экспедиций видели следы не­известных существ, фотографировали их, делали с них слеп­ки.

Теперь посмотрим, что известно об алмасах на Кавказе. По свидетельству жителей деревни Тхина, что на реке Мокве, в девятнадцатом веке в лесах возле горы Заадан была пойма­на самка-алмас, которую три года держали в неволе, а затем, приручив, позволили ей жить в доме. Назвали ее Заной. Вот как ее описывает Шакли: «Рыжеватая шерсть покрывала ее серовато-черную шкуру, причем волосы на голове были длин­нее, чем на всем теле. Она издавала нечленораздельные вы­крики, но обучиться речи так и не смогла. Ее крупное лицо с выступающими скулами, сильно выдающейся челюстью. мощными надбровными дугами и крупными белыми зубами, отличалось свирепым выражением». Как это ни поразительно, Зана вступила в половые отношения с одним из жителей де-

ревни, и у них родились дети. В 1964 году Борис Поршнев по­знакомился с некоторыми внучками Заны. Шакли пишет с его слов: «Кожа этих внучек — звали их Чаликва и Тая — была темной, негроидного типа, жевательные мышцы — сильно развитыми, а челюсти — чрезвычайно мощными». Поршневу удалось расспросить жителей деревни, которые, будучи деть­ми, в 1880-х годах присутствовали на похоронах Заны.

На Кавказе алмасов иногда еще зовут бьябан-гули (Biaban-guli). Русский зоолог К.А. Сатунин, который в 1899 го­ду видел самку бьябан-гули в Талышских горах на юге Кавка­за, обращает внимание на то, что «движения существа были совершенно человеческими». Репутация Сатунина как изве­стного ученого-зоолога делает его свидетельство особо цен­ным.

Подполковник медицинской службы Советской Армии B.C. Карапетян в 1941 году произвел непосредственный ос­мотр живого дикого человека, пойманного в автономной Рес­публике Дагестан, к северу от Главного Кавказского хребта. Вот его отчет: «Вместе с двумя представителями местных властей я вошел в сарай... До сих пор я вижу, словно наяву, возникшее передо мною существо мужского пола, полностью обнаженное, босое. Вне всякого сомнения, то был человек, с полностью человеческим телом, несмотря на то, что его грудь, спину и плечи покрывала косматая шерсть темно-коричнево­го цвета, длиной 2—3 сантиметра, очень похожая на медве­жью. Ниже груди шерсть эта была реже и мягче, а на ладонях и подошвах ее не было вообще. На запястьях с огрубевшей ко­жей росли лишь редкие волосы, но пышная шевелюра головы, очень грубая на ощупь, спускалась до плеч и частично при­крывала лоб. Хотя все лицо покрывала редкая раститель­ность, борода и усы отсутствовали. Вокруг рта также росли редкие, короткие волосы. Человек стоял совершенно прямо, опустив руки по швам. Рост его был чуть выше среднего — по­рядка 180 см, тем не менее он словно возвышался надо мной, стоя с выпяченной могучей грудью. Да и вообще он был гораз­до крупнее любого местного жителя. Глаза его не выражали абсолютно ничего: пустые и безразличные, это были глаза жи­

вотного. Да по сути он и был животным, не более того». Свиде­тельства, подобные этому, заставили многих ученых, и в част­ности английского антрополога Майру Шакли, предположить, что алмасы — это сохранившиеся до наших дней неандер­тальцы, а может быть, и Homo erectus. А что же дикий человек из Дагестана? Согласно опубликованным данным, его прист­релили советские солдаты при отступлении под натиском не-мецко-фашистской армии.

Дикие люди Китая

Китайские исторические документы, а также город-ские и поселковые летописи изобилуют упоминани­ями о диком человеке, который в них присутствует под самыми различными наименованиями, — констатирует Чжоу Госинь (Zhou Guoxing), сотрудник Пекинского музея ес­тественной истории. — Легенды о диких людях до сих пор хо­дят, к примеру, в округе Фанг провинции Хубэй, где эти суще­ства зовутся маорен (Maoren) — волосатые, или дикие, люди». Говорят, что в 1922 году некий солдат-ополченец поймал там дикого человека, однако более подробных сведений об этом случае не имеется.

В 1940 году Ван Зелин, выпускник биологического фа­культета чикагского Северо-Западного университета, лично наблюдал дикого человека, только что застреленного охотни­ками. Ван ехал за рулем из Баожи (провинция Шаньси) в Тяньшуй (провинция Ганьсу), когда где-то впереди раздались выстрелы. Из любопытства он остановил машину и увидел мертвое тело существа женского пола, шести с половиной фу­тов ростом (около 198 см), покрытое серовато-рыжей шерстью длиной примерно в дюйм с четвертью (3 см). Раститель­ность— правда, не такая длинная — покрывала и лицо с вы­дающимися скулами и выпяченными губами. Длина волос на голове достигала одного фута (30,5 см). По словам Вана, суще­ство практически ничем не отличалось от восстановленных по костным останкам изображений китайского Homo erectus.

Спустя десять лет уже другой ученый, геолог Фан Жинкван, видел живых диких людей. Обратимся к свидетель­ству Чжоу Госиня: «Весной 1950 года он с местными провод­никами путешествовал по горным лесам округа Баожи про­винции Шаньси, где ему удалось наблюдать с безопасного расстояния диких людей — мать с сыном, причем рост по­следнего достигал 1,6 метра. Оба существа выглядели совер­шенно как люди».

В 1957 году учитель биологии из провинции Чжэнцзян добыл кисти рук и ступни ног «человека-медведя», убитого местными крестьянами. Не веря в существование дикого че­ловека, он полагал, что эти части тела «принадлежали неизве­стному примату».

В 1961 году строители дороги через дремучие леса райо­на Сишуань Ванна провинции Юньнань, на крайнем юге Ки­тая, сообщали об убитой ими самке человекоподобного прима­та. Покрытое шерстью прямоходящее существо имело рост 1,2—1,3 метра. По свидетельству очевидцев, ее руки, уши и грудь были как у женщины. Китайская академия наук органи­зовала экспедицию для расследования этого случая, однако никаких материальных подтверждений найти не удалось. Предполагали, что рабочие убили гиббона. Однако вот что пи­шет Чжоу Госинь: «Автор недавно встретился с репортером, принимавшим участие в той экспедиции. По его словам, уби­тое животное было не гиббоном, а неизвестным человекооб­разным существом».

В 1976 году шестеро сотрудников заповедника Шеннонг-жя провинции Хубэй ехали ночью по шоссе неподалеку от де­ревни Чуньшуя, расположенной между округом Фангсян и Шеннонгжя, где им повстречалось «странное бесхвостое су­щество, покрытое рыжеватой шерстью». Водитель направил на него свет фар, и существо замерло, позволив пятерым пас­сажирам выбраться из машины и приблизиться на расстояние всего нескольких футов. Очевидцы утверждали, что это был не медведь и вообще ни одно из известных им животных. Об этом случае они сообщили в Пекин, в Китайскую академию наук.

Аналогичные сообщения поступали в академию из ука­занного района провинции Хубэй уже на протяжении долгих лет, а потому после упомянутого случая было принято реше­ние организовать тщательное расследование. В провинцию Хубэй выехала научная экспедиция, в которую входило более ста человек. Экспедиции удалось собрать материальные под­тверждения в виде волос, отпечатков следов ног, экскремен­тов, а также записать свидетельства местных жителей. Ис­следования продолжались. Всего в провинции Хубэй было обнаружено более тысячи отпечатков ног — длина некоторых из них превышала 19 дюймов (48 см) — и собрано свыше сот­ни образцов волос дикого человека, самый длинный из кото­рых достигал 21 дюйма (53 см).

Выдвигались гипотезы, что существа, обитающие в рай­оне Шеннонгжя провинции Хубэй, принадлежат к редкому виду так называемых золотистых обезьян, которые в этой ме­стности действительно встречаются. Такое объяснение может иметь право на существование в тех случаях, когда очевидцы наблюдали существа с большого расстояния несколько мгно­вений. Но вот что рассказывает руководитель одной из мест­ных общин по имени Панг Геншень, которому довелось столк­нуться в лесу с диким человеком буквально лицом к лицу и наблюдать его с расстояния пяти футов (1,5 м) примерно в те­чение часа:

«Он был футов семи ростом (214 см), с плечами намного шире человеческих, низким, покатым лбом, глубоко сидящи­ми глазами, луковицеобразным носом и чуть вывернутыми наружу ноздрями. У него были впалые щеки, уши как у чело­века, только больше, глаза круглые и тоже больше человечес­ких, выступающая челюсть и выпяченные губы. Передние зу­бы напоминали лошадиные. Глаза черные. Темно-коричневые волосы больше фута (30 см) длиной свисали на плечи. Все ли­цо, кроме носа и ушей, покрывала короткая растительность. Руки свисали ниже колен. Кисти были очень большими, паль­цы достигали шести дюймов в длину (15 см), причем большие пальцы лишь слегка отделялись от остальных. Хвост отсутст­вовал, и покрывавшая тело шерсть была короткой. Мощные

бедра были короче голеней. Ходил он прямо, широко расстав­ляя ноги. Ступни его, с широко расставленными пальцами, длиной около 12 дюймов (30 см) и шириной около 6 дюймов (15 см), сужались к пятке».

Дикие люди Малайзии и Индонезии

Джон Маккиннон (John McKinnon) путешествовал в 1969 году по Борнео. Наблюдая за орангутанами, он на­ткнулся на следы, похожие на человеческие, и поинте­ресовался у лодочника-малайца, кому они могли при­надлежать. «Тот без малейших колебаний ответил: «Это следы бататута» (Batatut)», — пишет Маккиннон. Позднее, уже в Малайе, Маккиннон повстречал следы еще крупнее ви­денных им на Борнео, однако, по его словам, оставило их точ­но такое же существо. Малайцы называют это существо орангпендеком (Orangpendek) — «низкорослый парень». По свидетельству Айвена Сэндерсона, следы эти сильно отлича­ются от принадлежащих человекообразным обезьянам, кото­рые обитают в индонезийских джунглях (гиббоны, сиаманги и орангутаны), а также от следов так называемого «солнечного медведя».

В начале двадцатого столетия губернатор Суматры Л. Вестенек (L.C. Westenek) получил письменное сообщение о встрече с диким человеком, называемым седапа (Sedapa). Уп­равляющий поместья, расположенного в горах Барисан, вмес­те с несколькими работниками наблюдал седапу с расстояния примерно в 15 ярдов (около 140 м). По его словам, это было «крупное, очень волосатое существо на коротких ногах (но не орангутан), которое, совсем как человек, бежало мне напере­рез».

В статье о диких людях, опубликованной в 1918 году, Ве­стенек вспоминает сообщение некоего г-на Устинга, жителя Суматры. Идя однажды по лесу, он наткнулся на человека, си­девшего спиной к нему на бревне. Устинг писал: «Меня пора­

зила его шея, точнее, ее кожа: ужасно грязная и напоминав­шая шкуру зверя. «Да ты, парень, грязнуля, и кожа у тебя вся в каких-то складках», — пробормотал я про себя... и тут уви­дел, что это вовсе и не человек».

«Не был он и орангутаном, одного из которых я как раз недавно наблюдал», — продолжал Устинг. Если не орангутан, то кто же? Этого Устинг сказать не мог. Как мы уже отмечали, есть предположения, что дикие люди являются сохранивши­мися до наших дней неандертальцами или представителями вида Homo erectus.

Но если мы не можем быть уверены относительно видо­вой принадлежности гоминидов, по всей видимости живущих рядом с нами, то как можно с уверенностью что-либо утверж­дать о гоминидах, живших в отдаленном прошлом?

Изучение ископаемых костных останков такой уверен­ности дать не может. В письме нашему исследователю Стиве­ну Бернату от 15 апреля 1986 года Бернар Хевельман преду­преждает: «Не переоценивайте значение ископаемых свидетельств. Окаменелость — явление чрезвычайно редкое, можно сказать, исключительное, а значит, по таким свиде­тельствам нельзя составить точную картину жизни на Земле на протяжении прошедших геологических периодов. К тому же костные окаменелости приматов — вообще большая ред­кость по той простой причине, что высокоорганизованным и очень осторожным существам гораздо проще избегать обстоя­тельств, при которых возможен процесс окаменения — на­пример гибели в торфяном болоте».

Несомненно, эмпирический метод может дать лишь ог­раниченные результаты в силу неполноты и несовершенства исходного материала — ископаемых костных останков. Одна­ко комплексная, объективная оценка всей совокупности сви­детельств, в том числе касающихся древнего человека и жи­вущих ныне людей-обезьян, позволяет прийти к выводу о длительном сосуществовании этих различных видов, в проти­воположность теории эволюционного перехода от одного вида к другому.

Африка

Местные очевидцы из различных стран западной час­ти Африканского континента — таких, как Берег Слоновой Кости — сообщают о существовании целой расы существ, похожих на пигмеев, но покрытых рыжеваты­ми волосами. Существа эти попадались на глаза и европейцам.



Сведения о диких людях поступают также из Восточной Африки. Вот что сообщал в 1937 году капитан Уильям Хит-ченс (William Hitchens): «Несколько лет тому назад я получил приказ принять участие в официально разрешенной охоте на львов в этом районе (леса Уссуре и Симибит в западной части равнины Уэмбаре). Поджидая зверя-людоеда на лесной про­секе, я вдруг заметил, как из чащи появились два маленьких, коричневых, волосатых существа, пересекли просеку и тут же скрылись в зарослях с другой ее стороны. Они походили на низкорослых людей — не более 4 футов (122 см) ростом, пере­двигались прямо, как и люди, только с ног до головы были по­крыты желтовато-коричневой шерстью. Находившийся со мной местный охотник уставился на них со смесью страха и изумления. По его словам, то были агогве (Agogwe) — малень­кие волосатые люди, которых дано увидеть раз в жизни, да и то далеко не каждому». Идет ли речь об обезьянах, быть мо­жет, человекообразных? Вряд ли Хитченс, а тем более мест­ный охотник не смогли бы распознать обыкновенных обезьян, будь ими на самом деле эти существа. Много сообщений об агогве поступает также из Танзании и Мозамбика.

А из бассейна реки Конго поступают сведения о диких людях, называемых какундакари (Kakundakari) и киломба (Kilomba), ростом около 5,5 фута (168 см), покрытых шерстью и, как утверждают очевидцы, прямоходящих. В конце 50-х — начале 60-х годов Шарль Кордье (Charles Cordier), професси­ональный охотник за животными для зоопарков и музеев, не­однократно пытался проследить, куда ведут цепочки следов какундакари, обнаруженные им в Заире. Однажды, по словам Кордье, какундакари попался в одну из поставленных им ло­вушек на птиц. «Он упал лицом вниз, перевернулся, сел, снял

с ноги петлю, поднялся и исчез, прежде чем стоявший рядом африканец успел что-либо сделать», — рассказывал Кордье.

Аналогичные сообщения поступают и из южной части Африки. Паскаль Тасси (Pascal Tassy), сотрудник Палеонто­логической лаборатории по изучению позвоночных и челове­коподобных существ, писал в 1983 году: «Филип Тобиас (Philip V. Tobias), нынешний член совета директоров Между­народного общества криптозоологии, рассказывал однажды Хевельману, как один из его коллег пытался поймать живого австралопитека, расставляя для этого западни и ловушки». Следует отметить, что южноафриканец Тобиас является при­знанным специалистом по австралопитекам.

Согласно общепринятому мнению, последний австрало­питек погиб около 750 000 лет тому назад, a Homo erectus вы­мер как вид не менее чем за 200 000 лет до нашего времени. Считается также, что неандертальцы исчезли с лица Земли примерно 35 000 лет назад и с тех пор современный человек прямых «родственников» на планете не имеет. Однако много­численные свидетельства о существовании различных видов диких людей в самых разных регионах земного шара убеди­тельно опровергают это устоявшееся мнение.

«Генepальная линия» в науке и сообщения о диком человеке

Вопреки обилию доказательств, в частности представлен­ных и в настоящей работе, большинство признанных ав­торитетов в области антропологии и зоологии отказыва­ются даже обсуждать вопрос о существовании диких людей, а если и упоминают о них, то исключительно в контексте наиме­нее достоверных свидетельств.

Ученые-скептики утверждают, что до сих пор никем не обнаружены кости диких людей, не говоря уже о живом диком человеке или хотя бы его останках. Это не соответствует дей­ствительности. Существуют образцы кистей рук и ступней ног, принадлежавших, как это убедительно доказано, диким

людям. Информация об обследовании их мертвых тел исходит из заслуживающих доверия источников. Есть сведения и о по­имке диких людей. Тот факт, что ни одно такое материальное доказательство не попало в музеи или научные учреждения, можно объяснить небрежностью и различными случайностя­ми в процессе сбора и хранения таких свидетельств. А так на­зываемая система фильтрации научного познания имеет тен­денцию априорно ставить под сомнение результаты неофициальных исследований.

И тем не менее ряд ученых с солидной репутацией — среди них Кранц, Напьер, Шакли, Поршнев и другие — счита­ют имеющиеся в нашем распоряжении свидетельства доста­точным основанием для того, чтобы прийти к выводу о реаль­ном существовании диких людей или, по меньшей мере, чтобы заняться серьезным изучением данного вопроса.

Майра Шакли отмечает в письме нашему исследовате­лю Стиву Бернату от 4 декабря 1984 года: «Как Вам известно, вопрос этот очень многим представляется весьма животрепе­щущим и затрагивается в корреспонденции и во множестве печатных материалов. Мнения по нему разделились, но мне кажется, что верх одерживает та точка зрения, в соответст­вии с которой имеющихся свидетельств вполне достаточно, чтобы по крайней мере допустить возможность существова­ния нескольких видов неизученных человекоподобных су­ществ, и лишь скудость наших познаний не позволяет нам сделать более определенные выводы. Положение усугубляет­ся обилием неверно истолкованных данных, прямой фальси­фикацией, активной деятельностью явно неуравновешенных личностей. Но при всем том удивительно велико число поис­тине выдающихся антропологов, которые являются сторонни­ками самого тщательного, серьезного исследования этого во­проса».

Итак, свидетельства, подтверждающие существование дикого человека, получили определенное признание в науч­ном мире, только выражается оно главным образом в частном порядке, тогда как официальные организации предпочитают хранить практически полное молчание.

12

Новости приходят из Африки



Давно уже спала острота полемики вокруг яванского и пекинс кого человека, не говоря уже о человеке из Кас-тенедоло или об эолитах из Европы. Что же касается

ученых, которые в свое время неистово ломали копья, доказывая свою правоту, то большинство из них уже отошли в мир иной, и их бренные останки истлевают или окаменева­ют. Сегодня ареной научных баталий между учеными, отстаи­вающими свои взгляды на происхождение людей, является Африка— земля, давшая миру Australopithecus и Homo habilis.

Скелет, который раскопал Рек

Первое значительное открытие на Африканском конти­ненте было сделано еще в начале XX века. В 1913 году профессор Берлинского университета Ганс Рек вел на­учные изыскания в Олдувайском ущелье в Танзании, бывшей в те времена колонией Германии. Один из африканских сбор­щиков Река, занятый поисками ископаемых останков, неожи­данно наткнулся на кусок торчащей из земли кости. Убрав по­крывавший поверхность земли щебень, сборщик увидел части полностью сохранившегося человеческого скелета, заключен-





1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   25


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет