, 2001. 528 с. В «Неизвестной истории человечества»



жүктеу 5.4 Mb.
бет20/25
Дата02.05.2016
өлшемі5.4 Mb.
түріКнига
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25
: book
book -> Психологические труды
book -> Умра мен қажылық жасаушыларға арналған жаднама Дайындаған Дамир Хайруддин Қазақ тіліне орыс тілінен аударған «Абу Ханифа мирасы»
book -> -
book -> Бандар ибн Найиф әл-Утайби «аллаһТЫҢ ТҮсіргеніне сәйкес емес басқару (билік қҰРУ) ЖӘне шешім шығару»
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер

Рис. 12.1. Этот череп полностью сохранившегося человеческого скелета был найден Гансом Реком в 1913 году в Олдувайском уще­лье (Танзания).
ного в скальную породу. Он тут же позвал Река, который осторожно извлек находку вместе с частью скалы. Ос­танки человеческого скелета, в том числе и полностью со­хранившийся череп (рис. 12.1), пришлось обкалывать с помощью молотков и зубил. Затем скелет отправили в Берлин.

Профессор Рек опреде­лил в Олдувайском ущелье пять последовательно распо­ложенных геологических го­ризонтов. Скелет происходил

из верхней части горизонта II, возраст которого сейчас оцени­вается в 1,5 миллиона лет. На месте находки верхние слои (го­ризонты III, IV, V) были смещены в результате эрозии. Но го­ризонт II был по-прежнему покрыт ярко-красным щебнем из горизонтов III и V (рис. 12.2). По всей вероятности, еще пять­десят лет назад место обнаружения ископаемых останков бы­ло покрыто породами горизонтов III и V, состоявшими из твердого полевого шпата. Горизонт IV, видимо, подвергся эро­зии и исчез еще до образования пород горизонта V.

Сознавая значение своей находки, Ганс Рек допускал возможность того, что человеческий скелет оказался в гори­зонте II в результате захоронения. Профессор заметил:

«Стенки могилы должны были бы иметь четкую границу, край, очертания которого выделялись бы на фоне нетронутого камня. Грунт, которым должны были засыпать могилу, отли­чался бы неоднородной структурой и составом смеси выко­панных материалов, среди которых несложно было бы заме­тить частицы известного конгломерата. Но несмотря на всю тщательность поисков, ничего подобного замечено не было. Напротив, скальная порода, непосредственно прилегавшая к

скелету, была неотличима от соседних с ней камней ни по цве­ту, ни по прочности, толщине слоев, структуре или строению».

В Берлине скелет осмотрел Луи Лики. Но он решил, что возраст найденных в Танзании костных останков меньший, чем это утверждал профессор Рек. В 1931 году Лики и Рек вместе посетили место находки, и Лики согласился с доводами Река, что возраст современного по своему типу скелета чело­века соответствует возрасту горизонта II.

В феврале 1932 года зоологи К. Фостер Купер (С. Forster Cooper) из Кембриджа и Д. М. С. Уотсон (D. M. S. Watson) из Лондонского университета заявили, что полная сохранность обнаруженного Реком скелета безусловно свидетельствует, что погребение имело место относительно недавно.

Лики согласился с Д. М. С. Уотсоном и К. Фостером Купе-ром в том, что скелет оказался в горизонте II в результате за­хоронения, но полагал, что оно имело место во времена отло­жения осадочных пород данного горизонта.



Рис. 12.2. В этом разрезе северного склона Олдувайского ущелья показано, где в 1913 году, в верхней части горизонта II, Ганс Рек нашел полностью сохранившийся скелет человека. Возраст пород горизонта II составляет 1,5—1,7 млн лет.

В своем письме в журнал Nature Лики доказывал, что еще, как минимум, пятьдесят лет назад поверх слоя горизон­та II красновато-желтого цвета вполне мог лежать нетрону­тый слой горизонта III ярко-красного цвета. Если тот, кому принадлежит скелет, был погребен уже после формирования пород горизонта II, то в грунте должны были присутствовать отложения ярко-красного и красновато-желтого цвета одно­временно. «В Мюнхене мне посчастливилось лично осмотреть скелет, пока он еще не был извлечен из своей матрицы, — пи­сал Лики. — И я не обнаружил никаких признаков такого сме­шивания или нарушения структуры грунта».

Тем не менее Купер и Уотсон удовлетворены не были. В июне 1932 года в своем письме в журнал Nature они предпола­гали, что красноватая галька из горизонта III могла просто по­терять свой первоначальный цвет. Это обстоятельство объяс­няет причину того, что при осмотре окружавшей скелет матрицы они не обнаружили гальку из горизонта III. Однако А. Т. Хопвуд не согласился с ними в том, что галька могла ли­шиться своего ярко-красного цвета. Отмечая, что верхняя часть горизонта II, в котором был обнаружен скелет, также имела красноватый оттенок, он заявил: «Красноватый цвет матрицы противоречит теории, что какие-либо включения го­ризонта III могли обесцветиться».

Несмотря на нападки Купера и Уотсона, Рек и Лики ос­тавались, казалось, при своем мнении. Однако в августе 1932 года П. Г. X. Босвэлл (Р. G. H. Boswell) из Имперского коллед­жа (Imperial College} в Англии опубликовал на страницах Nature статью, которая обескуражила многих.

Профессор Т. Моллисон прислал Босвэллу из Мюнхена образец, который, по его утверждению, являлся частью об­рамлявшей скелет породы. Здесь следует заметить, что Т. Моллисон был в этой истории стороной далеко не нейтраль­ной. Еще в 1929 году он с уверенностью утверждал, что скелет принадлежал мужчине племени масаи, которого похоронили не в таком уж далеком прошлом.

Босвэлл утверждал, что полученный от Моллисона об­разец содержал: «а) округлую гальку ярко-красного цвета,

подобную той, что находилась в горизонте III, а также Ь) ос­колки конкреционного известняка, идентичного известняку из горизонта V». На этом основании Босвэлл счел, что погребение состоялось уже после образования горизонта V, состоящего из твердых слоев полевого шпата.

Естественно, присутствие в присланном Моллисоном об­разце гальки ярко-красного цвета горизонта III и осколков из­вестняка горизонта V требует объяснения. В течение целых двадцати лет Рек и Лики проводили тщательные исследова­ния матрицы. Но они не сообщили ни о смешивании пород го­ризонта III, ни об осколках полевого шпата, хотя и искали до­казательства. Удивительно, отчего это невидимые до того красная галька и осколки известняка внезапно стали видны? Ответ напрашивается сам собой. Очевидно, по крайней мере одна из сторон, принимавших участие в открытии и последу­ющей полемике, виновна либо в небрежных наблюдениях, ли­бо в мошенничестве.

Упомянутое выше письмо содержит одно очень интерес­ное утверждение: «Образцы из горизонта II, которые недавно были собраны на «стоянке человека», на том же уровне и в не­посредственной близости от места обнаружения скелета, со­держат характерные для данного горизонта породы без ка­ких-либо примесей. Они заметно отличаются от образцов естественной матрицы, которые предоставил мюнхенский профессор Моллисон». Все это означает, что образцы, которые Моллисон прислал Босвэллу, вполне возможно, представляют не тот материал, который непосредственно обрамлял обнару­женный профессором Реком скелет.

Тем не менее на основе данных новых исследований Рек и Лики пришли к выводу, что образец матрицы, обрамлявшей скелет, был не чем иным, как грунтом, которым была засыпа­на могила и который отличался от беспримесных пород гори­зонта II. Насколько мы можем судить, Рек и Лики не смогли дать удовлетворительного объяснения своей прежней точке зрения, согласно которой скелет был обнаружен в чистых от примесей породах горизонта II, исключавших вероятность ошибки.

Вместо этого Рек и Лики, присоединившись к Босвэллу, Хопвуду и Соломону, сделали заключение: «Весьма высока вероятность того, что скелет переотложился в горизонт II. Это произошло не раньше формирования большого напластова­ния, отделяющего горизонт V от нижних структур».

До сих пор остается загадкой, что побудило Река и Лики изменить свою точку зрения, согласно которой возраст скеле­та соответствует возрасту пород горизонта П. Вполне возмож­но, что Рек просто-напросто устал от борьбы с силами, сопро­тивление которых все нарастало. С открытием пекинского человека и с обнаружением новых ископаемых останков Яванского человека научное сообщество все более единодуш­но поддерживало идею о том, что переходный тип обезьяны-человека являлся единственным предком современного че­ловека в эпоху среднего плейстоцена. Присутствие анатомически идентичного современному человеку скелета Homo sapiens в горизонте II Олдувайского ущелья представ­лялось нонсенсом и могло быть объяснено лишь как относи­тельно недавнее захоронение.

Лики же в одиночку продолжал энергично бороться про­тив того мнения, что предками современного человека были яванский человек (Pithecantropus) и пекинский человек (Sinanthropus). Более того, в Кении, в Канаме (Kanam) и Кан-джере (Kanjera) он сделал новые открытия. По-его мнению, найденные там ископаемые остатки предоставили неоспори­мые доказательства существования Homo sapiens в эпоху, когда на Земле обитали Pithecantropus и Sinanthropus (а так­же вид, представленный скелетом Река). Возможно, Лики по­кинул «поле боя» за вызывавший яростные споры скелет Ре­ка потому, что решил сконцентрировать силы на усилении позиций своих собственных находок в Канаме и Канджере.

Это предположение подтверждается одним важным об­стоятельством. Заявление Лики об отказе от своей прежней позиции в отношении древности скелета Река было опублико­вано в журнале Nature в тот самый день, когда собрались на свое заседание члены специальной комиссии, которые долж­ны были высказаться по поводу находок в Канаме и Кандже­

ре. Судьба этих находок в руках открытых оппонентов скеле­та Река, а именно П. Босвэлла, Д. Д. Соломона, К. Ф. Купера и Т. Моллисона.

Рек и Лики отказались от своего первоначального мне­ния, что возраст скелета и пород горизонта II был одинаковым. Их новая идея состояла в том, что скелет был захоронен в го­ризонте II во времена образования горизонта V. Но и в этом случае человек с полностью современным скелетом все же по­лучает аномально древний возраст, так как возраст горизонта V оценивается в 400 000 лет. Однако сегодня большинство уче­ных полагает, что подобные современным человеческие суще­ства впервые появились около 100 000 назад, о чем свидетель­ствуют открытия в Пограничной пещере (Border Cove) в Южной Африке.

В нижних слоях горизонта V были обнаружены камен­ные орудия труда, которые ученые охарактеризовали как «ориньякские». Впервые ученые использовали термин «ори-ньякская культура» применительно к искусно сработанным предметам материальной культуры кроманьонского человека (Homo sapiens sapiens), обнаруженным в пещере Ориньяк (Франция). По общему мнению, орудиям труда ориньякского типа не более 30 000 лет. Такие же орудия подтверждают ги­потезу существования в Африке людей современного анато­мического типа (как показывает скелет, найденный Реком) по крайней мере 400 000 лет назад. По другой версии, эти орудия могли принадлежать Homo erectus. Но это значило бы, что умение Homo erectus производить орудия труда было гораздо выше, чем это признается наукой.

В вышедшей в 1935 году книге «The Stone Age Races of Kenya» («Люди каменного века в Кении») Луи Лики повторил свою точку зрения, по которой скелет Река был перемещен в горизонт II с поверхности земли во времена формирования пород горизонта V. Но на сей раз он указал намного более по­зднее время захоронения. Лики полагал, что скелет Река на­поминал скелеты, обнаруженные в Пещере Игр (Gamble's Cave), возраст которых составляет около 10 000 лет. Но если принять гипотезу захоронения в горизонте V, то можно ут-

верждать одно: на основании геологической информации, ко­торой мы располагаем, скелету может быть от 400 000 до нес­кольких тысяч лет.

Позже Райнер Протч (Reiner Protsch) попытался испра­вить ситуацию и еще раз определить возраст скелета само­стоятельно, на этот раз с помощью радиоуглеродного метода. В 1974 году он сообщил, что возраст скелета составляет 16 920 лет. Однако определение возраста при помощи этого метода

имеет свои недостатки.

Прежде всего отсутствует гарантия того, что образец ко­стных останков действительно относился к скелету, который нашел Рек. Череп для проведения тестов казался слишком ценным образцом. Остальная же часть скелета исчезла из Мюнхенского музея во время Второй мировой войны. Дирек­тор музея смог представить лишь какие-то маленькие фраг­менты кости, которые, по словам Протча, и были частью ске­лета.

Из всех этих фрагментов Протч сумел собрать весивший

224 грамма образец, составлявший, однако, лишь третью часть от требуемой для проведения анализа стандартной про­бы. Хотя в отношении человеческой кости он получил возраст, равный 16 920 годам, проведенное им определение возраста других материалов, взятых на месте обнаружения скелета, дали совершенно другие и отличные друг от друга результа­ты: одни кости были очень старыми, а другие не очень.

Даже если образец на самом деле был частью скелета Река то его вполне мог загрязнить современный углерод, сде­лав его значительно моложе, чем он есть на самом деле. К 1974 году остававшиеся в наличие кости скелета Река (если они ему действительно принадлежали) пылились в хранилищах музея уже более шестидесяти лет. За это время содержащие современный углерод бактерии и другие микроорганизмы могли вызвать значительные изменения в костных фрагмен­тах. Кроме того, современный углерод вполне мог загрязнить кости когда те еще пребывали в земле. Более того, кости под­верглись обработке и были пропитаны органическим консер­вантом (салоном), содержащим современный углерод.

Протч не описал методы химической обработки, которые он использовал для удаления из образцов современного угле-рода-14, внесенного салоном и другими не присущими ориги­налу веществами. А посему мы не можем знать, какова сте­пень очистки образцов от различных видов загрязнения.

Радиоуглеродный метод применим только к коллагену, то есть к содержащемуся в костях протеину. При этом проте­ин необходимо аккуратно извлечь из костных останков при помощи метода, обеспечивающего высокую степень очистки. Затем определяют, соответствуют ли аминокислоты («строи­тельные блоки» протеинов) аминокислотам, найденным в кол­лагене. Если результат положительный, то это может озна­чать, что аминокислоты проникли в костную ткань извне. Аминокислоты, возраст которых отличается от возраста кос­ти, могут исказить результаты радиоуглеродного анализа, сделав исследуемый образец гораздо моложе, чем он есть на самом деле.

В идеале возраст каждой аминокислоты надо опреде­лять отдельно. Если возраст каких-либо аминокислот отлича­ется от остальных, значит, исследуемая кость загрязнена и ее возраст не может быть правильно определен с помощью ра­диоуглеродного метода.

Что касается радиоуглеродных тестов на скелете Река, о результатах которых сообщал Протч, то проводившие анализ лаборатории не могли определять возраст каждой отдельной аминокислоты, так как в начале семидесятых годов нашего ве­ка соответствующий метод определения возраста (масс-спек-трометрический анализ) еще не применялся. Не знали тогда и способов очищения протеина, применение которых сегодня считается необходимым. Мы можем заключить, что возраст скелета Река, который определил Протч на основе радиоугле­родного метода, не заслуживает доверия. В частности, приме­ненный в то время метод мог сделать возраст скелета значи­тельно меньшим.

Существуют документально зафиксированные случаи, когда радиоуглеродный метод не позволял датировать кост­ные останки из Олдувайского ущелья, давая им значительно

меньший возраст. Например, возраст одной кости из гори­зонтов Верхней Ндуту был определен в 3340 лет, тогда как в действительности пласты Верхней Ндуту, являясь час­тью горизонта V, имеют возраст от 32 000 до 60 000 лет. Та­ким образом, применение радиоуглеродного метода, кото­рый определил возраст данного образца в 3340 лет, сделало его по крайней мере в десять раз моложе.

В своем отчете о возрасте скелета Река Протч ут­верждал: «Теоретически ряд фактов говорят против древ­него возраста гоминида, например его морфология». Это оз­начает, что современное, с морфологической точки зрения, строение скелета Река стало одной из главных причин, по которой Протч усомнился в соответствии возраста скелета возрасту горизонта II или даже основания горизонта V.

Обсуждая открытия, сделанные в Китае, мы ввели понятие «вероятных возрастных границ» в качестве ориен­тира для определения возраста спорных образцов. Находя­щиеся в нашем распоряжении данные позволяют опреде­лить возраст скелета Река в границах между 10 000 лет (поздний плейстоцен) и 1 150 000 лет (ранний плейстоцен). Многие данные свидетельствуют в пользу первоначальной датировки горизонта II, которую предлагал профессор Рек. В частности, особенно важным представляется его наблю­дение, что тонкие слои осадочных пород горизонта II, в ко­торых непосредственно находился скелет к моменту его об­наружения, были нетронутыми. Против гипотезы более позднего захоронения говорит то, что породы горизонта II были твердыми как скала. В основе утверждений сторонни­ков горизонта V лежат теоретические возражения, спор­ные свидетельства, сомнительные результаты анализов и в высшей степени неубедительные рассуждения на тему ге­ологии. Тем не менее, если оставить в стороне всю сомни­тельность радиоуглеродного метода определения возраста образцов, даже сторонники гипотезы горизонта V дают ске­лету Река возраст до 400 000 лет.

Канджерские черепа и канамская челюсть

В 1932 году Луи Лики оповестил мир об открытиях в Ка-наме и Канджере, вблизи от озера Виктория, в Запад­ной Кении. Он надеялся, что канамская челюсть и канд-жерские черепа послужат вескими доказательствами существования Homo sapiens в эпоху раннего и среднего плей­стоцена.

Когда в 1932 году Лики вместе с Дональдом Мак-Инне-сом (Donald Mclnnes) прибыли в Канджеру, они нашли камен­ные топоры, бедренную кость человека и фрагменты пяти че­репов, которые получили соответствующие индексы:

Канджера 1—5. Геологический возраст канджерских горизон­тов, в которых были обнаружены костные останки человека, соответствует возрасту горизонта IV Олдувайского ущелья, то есть примерно 400 000—700 000 лет. В то же время морфо­логическое строение фрагментов канджерских черепов впол­не современное.

В Канаме Лики сначала нашел зубы мастодонта и один зуб дейнотерия (Deinotherium) — вымершего млекопитающе­го, похожего на слона, а также несколько грубо сработанных каменных орудий. 29 мая 1932 года сборщик Джума Джитау принес Лики второй зуб дейнотерия. Лики дал указание про­должать раскопки в этом же месте. Работавший в нескольких метрах от Лики Джума Джитау выковырнул блок травертина (известкового туфа) и разломил его киркой. Увидев торчащий из разлома травертина зуб, он показал его Мак-Иннесу, кото­рый понял, что зуб принадлежал человеку, и позвал Лики.

Очистив находку от окружавших ее кусочков известко­вого туфа, они смогли разглядеть переднюю часть нижней че­люсти с двумя малыми коренными зубами. Лики решил, что челюсть, происходящая из Канамской формации эпохи ран­него плейстоцена, очень похожа на челюсть Homo sapiens, и поспешил сообщить об этом в журнал Nature. Канамские гори­зонты насчитывают по крайней мере 2 миллиона лет.

Для Лики найденные в Канаме и Канджере ископаемые останки означали, что близкий к современному человеку го-

минид существовал в один и тот же период с яванским чело­веком и пекинским человеком, а может быть, даже раньше. Если это действительно так, то яванский человек и пекинский человек (называемые теперь Homo erectus) не могли быть не­посредственными предками современного человека, не говоря уже о пилтдаунском человеке с его обезьяньей челюстью.

В марте 1933 года в Королевском антропологическом ин­ституте состоялось заседание отделения биологии человека, посвященное обсуждению открытий Луи Лики в Канаме и Канджере. Председательствовал сэр Артур Смит Вудворд, и двадцать восемь ученых высказывали свои мнения по разде­ленным на четыре категории данным: геологическим, палеон­тологическим, анатомическим и археологическим. Комиссия по геологии пришла к выводу, что возраст канджерских и ка-намских ископаемых останков человека равен возрасту геоло­гических горизонтов, из которых они были извлечены. Пале­онтологическая комиссия решила, что канамские горизонты формировались в эпоху раннего плейстоцена, тогда как воз­раст канджерских горизонтов соответствует по крайней мере эпохе среднего плейстоцена. Археологическая комиссия отме­тила присутствие как в Канаме, так и в Канджере каменных орудий труда в тех же горизонтах, где были обнаружены ис­копаемые останки человека. Анатомическая комиссия не об­наружила в канджерских черепах «каких-либо особенностей, противоречащих типу Homo sapiens». To же самое было сказа­но и в отношении бедренной кости. О канамской челюсти экс­перты-анатомы заметили, что в некоторых отношениях она необычна, но все же «не нашли в образце что-либо несовмес­тимое с типом Homo sapiens».

Вскоре после того, как участники состоявшегося в 1933 году заседания вынесли Луи Лики вотум доверия, Перси Бос-вэлл стал высказывать свои сомнения по поводу возраста ка-намских и канджерских находок. Лики, уже бывший свидете­лем нападок Босвэлла на возраст скелета Река, решил отвезти его в Африку, чтобы его сомнения рассеялись. Но все сложи­лось иначе.

По возвращении в Англию Перси Босвэлл опубликовал в Nature отрицательный отзыв об открытиях в Канаме и Канд­жере. В нем, в частности, говорилось: «К сожалению, точное место обоих открытий отыскать не удалось». Кроме того, Бос­вэлл счел далеко не однозначными геологические условия. Он заявил, что «обнаруженные там глинистые горизонты претер­пели значительные изменения в результате оползней». Бос­вэлл сделал заключение: «Неопределенные условия откры­тия... вынуждают меня воздержаться от того, чтобы дать «определенную оценку» человеку из Канама и Канджеры»..

Отвечая на нападки Босвэлла, Лики заявил, что точно указал ему места, где были найдены ископаемые останки. «В Канджере я показал ему точное место расположения остаточ­ной насыпи отложений, где канджерский череп № 3 залегал in situ... факт, что я действительно показал профессору Босвэл-лу настоящее место находки, подтверждается небольшим фрагментом кости, который там нашли в 1935 году и который подходит к одному из найденных в 1932 году костных оскол­ков».

О месте находки канамской челюсти Лики сказал: «Сна­чала мы с помощью нивелира Пейса—Уотса определили па­раметры участка, расположенного прямо напротив западных оврагов Канама. Так мы намеревались определить местополо­жение с точностью до нескольких футов. И нам это действи­тельно удалось».

Босвэлл высказал предположение, что даже если канам-ская челюсть и была на самом деле найдена в Канамской фор­мации эпохи раннего плейстоцена, то она должна была каким-то образом попасть туда из верхних слоев. Может быть, в результате «оползня» или через какую-либо трещину. Отве­чая на это предположение, Лики позже скажет: «Я не могу принять интерпретацию, которая ни на чем не основана. Иско­паемая челюсть дошла до нас в том состоянии, которое во всех отношениях идентично состоянию найденных в том же месте ископаемых останков периода раннего плейстоцена». По заяв­лению Лики, Босвэлл говорил ему, что был бы готов принять

канамскую челюсть за подлинную, если бы не подбородок, по своей структуре столь похожий на человеческий.

Тем не менее точка зрения Босвэлла возобладала. Но в 1968 году южноафриканец Ф.В. Тобиас отметил: «В силу того, что это открытие не было опровергнуто весомыми доказатель­ствами, есть все основания вернуться к этому вопросу». И дис­куссия о Канджере развернулась с новой силой. Соня Коул, биограф Лики, записала: «В сентябре 1969 года Луи участво­вал в конференции, которая проходила в Париже под эгидой ЮНЕСКО и была посвящена проблеме происхождения Homo sapiens. ...Около 300 участников этой научной встречи согласи­лись с тем, что канджерские черепа относятся к среднему плейстоцену».

Говоря о канамской челюсти, Тобиас подчеркнул: «Все, что заявлял Босвэлл, никоим образом не опровергает и не ос­лабляет позицию Лики по принадлежности находки к извест­ному геологическому слою».

Ученые по-разному описывают канамскую челюсть с ее современной структурой подбородка. В 1932 году комиссия английских специалистов в области анатомии отметила, что нет причины, по которой челюсть не могла бы принадлежать Homo sapiens. Ведущий британский антрополог сэр Артур Кейт также заявил, что канамская челюсть принадлежит Homo sapiens. Однако еще в сороковых годах он полагал, что челюсть, скорее всего, принадлежала австралопитеку. В 1962 году Филип Тобиас отметил, что канамская челюсть ближе всего к рабатской (Rabat) челюсти, Марокко, которая считает­ся происходящей из позднего периода эпохи среднего плей­стоцена. Она близка также к челюстям из Пещеры Очагов (Cave of Hearths), Южная Африка, и из Дайре-Дава (Dire-Dawa), Эфиопия, относящимся к позднему плейстоцену. Со­гласно Тобиасу, некоторые детали этих челюстей присущи неандертальцу.

В 1960 году Луи Лики перестал утверждать, что канам­ская челюсть похожа на человеческую. Отказавшись от преж­ней точки зрения, он заявил, что челюсть принадлежит жен­ской особи зинджантропа (Zinjanthropus), которого он нашел

в 1959 году в Олдувайском ущелье. По его мнению, это обезь­яноподобное существо первым начало изготавливать орудия труда и, следовательно, было первым настоящим прародите­лем современного человека. Затем, когда в том же месте были обнаружены останки Homo habilis (человека умелого), Лики недолго думая лишил зинджантропа статуса «первого изгото­вителя орудий труда», отнеся его к грубым австралопитекам.

В начале 1970-х годов сын Луи, Ричард, работая на бере­гах кенийского озера Туркана (Turkana), наткнулся на иско­паемые челюсти Homo habilis, по своему внешнему виду напо­минавшие канамскую челюсть. Так как эти челюсти были обнаружены вместе с ископаемыми останками фауны, анало­гичной канамской, Лики-старший снова изменил свою точку зрения и предположил, что челюсть из Канама следует отне­сти к Homo habilis.

Тот факт, что на протяжении многих лет ученые относи­ли канамскую челюсть практически ко всем известным гоми-нидам — Australopithecus, Australopithecus boisei, Homo habilis, неандерталец, ранний Homo sapiens, а также совре­менный, с анатомической точки зрения, Homo sapiens,— сви­детельствует о трудностях, присущих скрупулезно проводи­мой работе по классификации ископаемых останков гоминида.

Предположение Тобиаса, что канамская челюсть при­надлежит одной из разновидностей раннего Homo sapiens с некоторыми чертами, отмечаемыми у неандертальца, получи­ло широкую поддержку. Хотя, как это можно видеть из рис. 12.3, на котором представлены нижняя челюсть из Канама и челюсти других гоминидов, контуры области подбородка у первой (з) похожи на образец, найденный в Пограничной пе­щере (е), признаваемый за Homo sapiens sapiens, а также на подбородок современного аборигена Южной Африки (ж). У всех отмечаются две основные черты подбородка современно­го человека, а именно: вогнутость вверху и выступ в основа­нии.

Но даже приняв точку зрения Тобиаса, что канамская челюсть принадлежала неандерталоиду, все же трудно рас­считывать встретить неандертальца в раннем плейстоцене, то




1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет