, 2001. 528 с. В «Неизвестной истории человечества»



жүктеу 5.4 Mb.
бет21/25
Дата02.05.2016
өлшемі5.4 Mb.
түріКнига
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25
: book
book -> Психологические труды
book -> Умра мен қажылық жасаушыларға арналған жаднама Дайындаған Дамир Хайруддин Қазақ тіліне орыс тілінен аударған «Абу Ханифа мирасы»
book -> -
book -> Бандар ибн Найиф әл-Утайби «аллаһТЫҢ ТҮсіргеніне сәйкес емес басқару (билік қҰРУ) ЖӘне шешім шығару»
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер

Рис. 12.3. Контуры нижних челюстей, скопированые с опубликован­ных ранее фотографий (не следуя масштабу оригиналов), за исключе­нием а) и ж), скопированных с рисунков: a) Australopithecus, Омо, Эфиопия; 6) Homo erectus, Гейдельберг (Майер), Германия; в) ранний Homo sapiens, Aparo, Франция; г) неандерталец, Шанидар, Ирак;

д) Homo sapiens rhodesiensis (неандерталоид, по мнению Ф. В. Тобиа-са), Пещера Очагов, Южная Африка; е) Homo sapiens sapiens, Погра­ничная пещера, Южная Африка; ж) Homo sapiens sapiens, современ­ный южноафриканский абориген; з) нижняя челюсть из Канама.


есть более 1,9 миллиона лет назад. По предположениям уче­ных, неандерталоидные гоминиды появились около 400 000 лет назад и вымерли приблизительно 30 000—40 000 лет на­зад.

Для выяснения возраста челюсти из Канама и черепов из Канджеры сотрудник Британского музея К. П. Окли провел исследования образцов на содержание фтора, азота и урана.

Погребенные в земле кости поглощают фтор. Содержа­ние фтора в канамской челюсти и канджерских черепах было таким же, что и в других костях, происходящих из эпохи ран­него и среднего плейстоцена, в формациях которых они были обнаружены. Эти результаты соответствуют гипотезе, по ко­

торой костные останки человека из Канама и Канджеры име­ют тот же возраст, что и найденные там кости представителей фауны того периода.

Азот входит в состав содержащегося в костях протеина. Обычно с течением времени кости теряют азот. Окли опреде­лил, что найденный в Канджере фрагмент черепа 4 содержит его ничтожно малое количество — 0,01 процента, а во фраг­менте черепа 3 он вообще отсутствует. Азот не был обнаружен и при анализе двух костей животных. Следы азота, которые были отмечены во фрагменте черепа 4, свидетельствуют о том, что ископаемые остатки человека были «намного моло­же» канджерской фауны.

Однако в некоторых отложениях, таких, как глина, азот сохраняется иногда миллионы лет. Таким образом, вполне возможно, что от полной потери азота канджерский фрагмент 4 предохранила глина. В любом случае азот отсутствовал во фрагменте 3 и в образцах ископаемых костей животных из Канджеры. Поэтому возможно, что все ископаемые останки были одного и того же возраста.

Как видно из таблицы 12.1, содержание урана в ископа­емых останках человека (8—47 частей на миллион) оказалось ниже, чем в костях фауны из Канджеры. Следовательно, это может служить еще одним подтверждением предположения, что они происходят из одной и той же исторической эпохи.

Однако среднее содержание урана в человеческих кос­тях составляло 22 части на миллион, тогда как в костных ос­танках животных этот показатель был равен 136 частям. По мнению Окли, существенная разница между этими средними величинами означает, что возраст человеческих костей был «значительно меньше», чем возраст костей животных. Анало­гичные результаты по урану были получены и в Канаме.

Сам Окли отмечал, что в разных местах содержание урана в грунтовых водах может быть разным. Например, ко­стные останки животных из Кугаты (Kugata), неподалеку от Канама, относящиеся к эпохе позднего плейстоцена, содержат больше урана, чем канамские ископаемые останки раннего плейстоцена.

Таблица 12.1 Содержание урана в ископаемых останках гоминида из Канджеры



Идентификация ископаемых останков

Описание образцов

Содержание урана (eUgOg) (частей на миллион)

Канджера № 3

-фрагмент глазницы,

15



in situ





-правый фрагмент

21



теменной кости in situ





-фрагменты черепа,

16, 27,27,30,42



с поверхности





-фрагмент бедренной

8,14



кости, с поверхности



Канджера № 4

-фрагменты лба,

11,21,35

Фауна

с поверхности -фрагменты млеко­

26,131,146,159,216



питающих Канджеры


Примечательно, что данные по содержанию урана в ис­копаемых останках, которые в 1974 году сообщил Окли, не бы­ли первыми из полученных им. В 1959 году в отчете, опубли­кованном сразу после обсуждения результатов теста на содержание урана в канамской челюсти, Окли утверждал:

«Проведенный нами анализ костей из Канджеры продемонст­рировал, что найденные там человеческие черепа соответст­вуют сопутствующей фауне». Создается впечатление, что ре­зультаты первых тестов с костями из Канджеры не удовлетворили Окли, и позже он решил повторить исследова­ния, пытаясь добиться результатов, которые бы его больше устраивали.

Проведенные химические анализы ископаемых остан­ков из Канама и Канджеры позволяют сделать следующие выводы. Результаты тестов на фтор и азот показывают, что возраст человеческих костей сопоставим с возрастом сопутст­вующей фауны. Однако такая оценка не может быть оконча­тельной. Анализ на содержание урана дал результаты, свиде­

тельствующие, что человеческие кости моложе ископаемых костей представителей сопутствующей фауны. Тем не менее и в данном случае эту оценку можно при желании поставить под сомнение.

В целом результаты химических и радиометрических исследований не исключают возможности, что ископаемые ос­танки человека из Канама и Канджеры во своему возрасту со­ответствуют сопутствующей фауне. Возраст канджерских че­репов, считающихся по своей анатомии современными, соответствует возрасту Олдувайского горизонта IV, то есть 400 000—700 000 лет. Таксономический статус канамской че­люсти считается неопределенным. Сегодня ученые не реша­ются классифицировать ее как анатомически современную, хотя и не утверждают обратное. Если она того же возраста, что и канамская фауна, которая старше горизонта I Олдувай­ского ущелья, то нижняя челюсть из Канама должна насчиты­вать более 1,9 миллиона лет.

Рождение овстралопитека

В 1924 году Жозефина Сэлмонс, студентка факультета анатомии Витватерсрандского университета города Йо­ханнесбурга (Юж ная Африка), однажды увидела череп ископаемого бабуина, лежавший над камином в доме ее друга. С разрешения хозяев она отнесла показать образец своему учителю — Д-РУ Раймонду А. Дарту (Raymond A. Dart).

Переданный Жозефиной Сэлмонс Дарту череп бабуина нашли в известняковом карьере в Бакстоне (Baxton), поблизо­сти от городка Таунг (Taung), примерно в 200 милях (320 км) от Йоханнесбурга. Дарт попросил своего друга, доктора геоло­гии Р. Б. Янга (R. В. Young), побывать в карьере и посмотреть, нет ли там еще чего-нибудь интересного. Янг сумел найти не­сколько содержавших костные вкрапления монолитов и ото­слал их Дарту.

Два ящика с ископаемыми были доставлены адресату в тот день, когда в доме Дарта отмечали свадьбу его друга. Же-

на Дарта умоляла его не прикасаться к прибывшему грузу до окончания торжества, но Дарт не выдержал и решил ящики открыть. Сделав это, он увидел нечто, что его удивило и очень обрадовало: «Среди прочего был фактически полный слепок полости черепной коробки. Своего рода слепок мозга разме­ром как у крупной гориллы». Кроме того, в ящиках лежал ку­сок скальной породы, содержавший кости лица.

Когда гости разошлись по домам, Дарт приступил к кро­потливой работе по извлечению костей из каменной матрицы. Не имея специальных инструментов, он воспользовался вя­зальными спицами своей жены. «Вдруг мне открылось, — пи­сал Дарт, — лицо ребенка. Череп имел полный набор молоч­ных зубов, тогда как коренные только начинали расти. Вряд ли в те рождественские дни кто-нибудь так гордился своим ребенком, как я своим таунгским «чадом!»

Освободив кости от каменного обрамления, Р. А. Дарт ре­конструировал череп (рис. 12.4) и нашел мозг таунгского ре­бенка неожиданно большим — около 500 кубических сантиме­тров. Заметим, что средний объем мозга крупного взрослого самца гориллы достигает только 600 кубических сантиметров.



Рис. 12.4. Слева: череп ребенка Australopithecus, обнаруженный в известняковом карьере поблизости от Таунга (Южная Африка). Справа: череп молодой гориллы.

Ученый отметил, что у черепа отсутствуют выраженные над­бровные дуги, а его зубы чем-то напоминают человеческие. Дарт обратил внимание также на то, что затылочное отвер­стие, соединяющее спинной и головной мозг, было смещено к центру основания черепа, как у человека, а не назад, как это бывает у взрослых особей обезьян. Ученый счел это призна­ком существа прямоходящего. Для Дарта это ясно указывало на то, что исследуемый экземпляр являлся человеческим предком.

Дарт отправил в Nature, престижный британский науч­ный журнал, статью. В ней он утверждал, что «образец имеет большое значение, так как представляет собой вымершую по­роду обезьян, которая являлась переходной формой между современными антропоидами и человеком». На основании найденных там же костных останков животных он сделал вы­вод, что возраст находки составляет около миллиона лет. Он дал ребенку из Таунга имя Australopithecus africanus — «юж­ная обезьяна из Африки». Дарт считал, что австралопитек был прародителем всех других гоминидов.

В Англии сэр Артур Кейт и сэр Артур Смит Вудворд, оз­накомившись с докладом Дарта, отнеслись к нему крайне ос­торожно. А. Кейт полагал, что Australopithecus относится к ро­ду шимпанзе и горилл.

Грэфтон Элиот Смит был еще более критичен. В мае 1925 года, читая лекцию в университетском колледже, он за­явил: «К сожалению, Дарт не имел в своем распоряжении че­репов молодых шимпанзе, горилл и орангутанов, чей возраст соответствовал бы возрасту таунгского черепа. Если бы они у него были, то он догадался бы, что положение и осанка головы, форма челюстей и многие детали носа, лица и черепа, на кото­рых он строил свое предположение о близком родстве австра­лопитека и человека, имеют похожие особенности в анатомии молодых горилл и шимпанзе». Критические взгляды Грэфто-на Элиота Смита не потеряли своих сторонников и по сей день. Как мы увидим, несмотря на то, что многие видят в австрало­питеке предка современного человека, некоторые ученые про­должают сомневаться.

Дарт не ожидал такого холодного приема в британских научных кругах. И на многие годы замолчал, прекратив охо­титься за ископаемыми останками. Ведомые сэром Артуром Кейтом британские ученые оставались в оппозиции австрало­питеку вплоть до конца 1930-х годов. Тогда Кейт делал ставку на пилтдаунского человека, геологический возраст которого считался равным возрасту таунгского образца. Череп пилтда­унского человека был похож на череп Homo sapiens. Это об­стоятельство не давало причислить австралопитека с его обе­зьяньей челюстью к человеческим предкам.

Когда Дарт покинул поле боя, в схватку за утверждение статуса австралопитека как предка человека вступил д-р Ро­берт Брум, который проявлял повышенный интерес к пробле­ме. Как только стало известно о находке таунгского ребенка, Брум бросился в лабораторию Дарта. Дарт рассказывал: «Он порывисто подошел к стеллажу, на котором покоился череп, и упал на колени «в знак преклонения перед нашим предком», как он его стал величать». Между тем британская наука, прежде чем «падать на колени», сначала хотела получить об­разец взрослого австралопитека. И в начале 1936 года Роберт Брум торжественно объявил, что ему это удалось сделать.

17 августа 1936 года инспектор известнякового карьера в Стеркфонтейне (Sterkfontein) Г. В. Барлоу передал Роберту Бруму обнаруженный слепок головного мозга взрослого авст­ралопитека. Позже Брум отправился к месту находки и подо­брал несколько фрагментов, с помощью которых сумел рекон­струировать череп, назвав его обладателя Plesianthropus transvaalensis. Считается, что возраст пород, где была обнару­жена находка, составляет 2,2 — 3 миллиона лет.

Затем были другие находки, в том числе нижняя часть бедренной кости (ТМ 1513). В 1946 году Роберт Брум и Г. У. X. Шеперс (G. W. Н. Schepers) описали это бедро как по сущест­ву человеческое. У. Е. Ле Грос Кларк, поначалу скептически относившийся к этому описанию, позже признал, что данная кость «так похожа на бедренную кость человека, что практи­чески от нее неотличима». В 1981 году эту точку зрения под­твердила Кристина Тардье (Christine Tardieu), заявившая,

что основные черты бедренной кости из Стеркфонтейна «при­сущи бедру современного человека». Так как бедренная кость ТМ 1513 была обнаружена отдельно от других костных остан­ков, нет полной уверенности, что она относится к австралопи­теку. Следовательно, вполне вероятно, что она могла принад­лежать более развитому гоминиду, возможно, анатомически близкому современному человеку.

8 июня 1938 года Барлоу передал Бруму фрагмент неба с одним коренным зубом. На вопрос Брума, откуда происходит находка, Барлоу ответил уклончиво. Несколькими днями поз­же Роберт Брум вновь посетил Барлоу и настоял, чтобы тот открыл ему место находки ископаемого.

Барлоу сообщил Бруму, что фрагмент он получил от ме­стного школьника, Герта Тербланша. Встретившись с Гертом, Брум получил от него несколько ископаемых зубов, после че­го они вместе отправились на находившуюся неподалеку фер­му Кромдраай (Kromdraai), где мальчик подобрал эти зубы. Там Бруму удалось найти несколько черепных фрагментов. Брум частично реконструировал череп и понял, что он отли­чается от стеркфонтейнского австралопитека. Новому суще­ству он дал имя Paranthropus robustus. Сегодня считается, что возраст геологических пород в Кромдраае лежит между 1 и 1,2 миллиона лет.

В Кромдраае Роберт Брум отыскал также фрагменты плеча и локтя. Хотя ученый и отнес их к грубому австралопи­теку, называемому парантропусом (Paranthropus), он сказал:

«Будь они найдены отдельно друг от друга, любой анатом классифицировал бы их как несомненно человеческие». В 1972 году Г. М. Мак-Генри (МсНепгу) провел исследование плечевой кости ТМ 1517 из Кромдраая, по результатам кото­рого «отнес ее к человеческому типу». Ранее Мак-Генри ис­следовал плечевую кость австралопитека из Кооби Фора (Koobi Fora), Кения, сделав заключение, что к человеческому типу ее отнести нельзя. Таким образом, сравнивая два образ­ца, логично предположить, что плечевая кость ТМ 1517 из Кромдраая имела отношение не к грубому и могучему австра­лопитеку, а к какому-то другому существу. Не исключено, что

фрагменты плеча и локтя из Кромдраая, а также бедренная кость из Стеркфонтейна принадлежали более развитым гоми-нидам, которые, с анатомической точки зрения, могли похо­дить на современных людей. •

Вторая мировая война прервала раскопки, которые Ро­берт Брум вел в Южной Африке. После окончания войны д-р Брум и Д. Робинсон (J. N. Robinson) нашли в Сварткрансе (Swartkrans) ископаемые останки мощного австралопитека, которого назвали Paranthropus crassidens. Это существо име­ло большие крепкие зубы и костяной гребень в верхней части черепа. Гребень служил своего рода креплением для мощных челюстных мышц.

В Сварткранской пещере Брум и Робинсон отыскали че­люсть другого вида гоминида. Они отнесли эту челюсть SK 15, менее крупную и более человекоподобную, чем у Paranthropus crassidens, к новому гоминиду, которого они на­звали Telanthropus capensis. Сегодня считается, что возраст сварткранской складки 1, где были обнаружены все костные останки парантропа, колеблется от 1,2 до 1,4 миллиона лет. Геологический возраст складки 2, где была найдена нижняя челюсть телантропа, лежит в пределах 300 000-500 000 лет. В 1961 году Робинсон переклассифицировал сварткранскую че­люсть, отнеся ее к Homo erectus.

В том же Сварткрансе Брум и Робинсон нашли еще одну нижнюю челюсть, которая походила на человеческую. Фраг­мент нижней челюсти SK 45 происходил из отложения, где были обнаружены ископаемые останки парантропа. В 1952 го­ду Брум и Робинсон заявили: «По форме данная челюсть больше походит на человеческую, чем на челюсть телантро­па». Позже Робинсон все же отнесет челюсть SK 45 к телант-ропу, а потом и к Homo erectus. Но есть основания, хотя и до­вольно спорные, для рассмотрения других вариантов.

В послевоенные годы Брум раскопал в Стеркфонтейне еще один череп австралопитека St 5 (рис. 12.5). Позднее он отыскал останки взрослой женской особи австралопитека St 14, в том числе фрагменты костей таза, позвоночного столба и ног. На основании их морфологии, а также определенных осо-



Рис. 12.5. Слева: череп St 5 Plesianthropus (Australopithecus) trans-vaalensis, найденный Робертом Брумом в Стеркфонтейне, Южная Африка. Справа: череп женской особи шимпанзе.

бенностей строения черепов из Стеркфонтейна Роберт Брум пришел к выводу, что австралопитек был существом прямо-ходящим.

В 1925 году Раймонд А. Дарт исследовал горную выра­ботку в Макапансгате (Makapansgat), Южная Африка. На ос­новании найденных им потемневших костей он предположил, что гоминиды умели пользоваться огнем. В 1945 году Филип В. Тобиас, который учился на курсе д-ра Дарта в Витватер-срандском университете, нашел в пещерных отложениях Ма-капансгата череп вымершего бабуина и показал его своему учителю. В 1947 году, после двух десятилетий научного за­творничества, Дарт сам решил возобновить охоту за костями австралопитека в Макапансгате.

В Макапансгате Дарт обнаружил фрагменты черепа ав­стралопитека и другие кости, а также следы пользования ог­нем. Поэтому он назвал существо, которое там обитало, Australopithecus prometheus, по имени мифологического героя Прометея, похитившего у богов огонь. Сегодня Australopi­thecus prometheus наряду с таунгскими и стеркфонтейнскими образцами классифицируется как Australopithecus africanus. Он отличается от могучих и грубых австралопитеков Кром­драая и Сварткранса.

В Макапансгате Дарт нашел сорок два черепа бабуинов. У двадцати семи из них была разбита лицевая часть. У семи имелись значительные повреждения на левой стороне лица. На этом основании Дарт создал мрачный портрет Australopithecus prometheus как антропоида-убийцы, кру­шившего примитивными костяными орудиями головы бабуи­нов и жарившего их мясо на кострах Макапансгатской пеще­ры.

«Предшественники человека, — подчеркивал Дарт, — отличались от живших в то время обезьян тем, что были зако­ренелыми убийцами. Эти плотоядные существа охотились за живой добычей, ловили и забивали ее до смерти, разрывали на части тела и разламывали кости пойманных животных, утоляя жажду теплой кровью своих жертв и жадно насыща­ясь их еще трепещущей плотью».

Однако сегодня палеоантропологи представляют авст­ралопитека простым падальщиком, а не охотником, умеющим обращаться с огнем. Тем не менее новые открытия Брума и Дарта убедили известных и влиятельных ученых, особенно в Великобритании, в том, что Australopithecus не был одной из разновидностей ископаемых обезьян, а являлся настоящим предком современного человека.

Zinjanthropus

Следующие важные открытия принадлежат Луи Лики и его второй жене Мэри. 17 июля 1959 года Мэри Лики об­наружила на участке FLK в горизонте I Олдувайского ущелья раздробленный череп молодого гоминида. Когда фраг­менты соединили, взору Луи и Мэри Лики предстало сущест­во с костяным стреловидным гребнем вдоль черепа. В этом от­ношении находка очень напоминала Australopithecus robustus. Однако супруги Лики решили выделить гоминида в новый вид, так как его зубы были значительно крупнее, чем у всех обнаруженных ранее в Южной Африке экземпляров Austra­

lopithecus robustus. Свою находку Лики назвали Zinjanthropus boisei (зинджантроп). Zinj — название Восточной Африки на местном наречии, а слово boisei напоминает о мистере Чарль­зе Бойсе, одном из первых спонсоров Лики. Кроме черепа су­пруги Лики обнаружили каменные орудия, что дало им осно­вание назвать зинджантропа первым мастером, а следовательно, и первым «настоящим человеком».

Ненадолго Лики стал суперзвездой в палеоантрополо­гии. Национальное географическое общество США стало вы­делять ему денежные субсидии, помещать его статьи в раз­личных иллюстрированных изданиях, а также предоставило ему возможность выступать на телевидении и ездить с лекци­ями по всему миру.

Но несмотря на такую рекламу, век зинджантропа был недолог. Биограф Лики Соня Коул отмечала: «Постоянная поддержка членов Национального географического общества была нужна, но стоило ли Лики прилагать столько усилий, чтобы убедить их в том, что Zinjanthropus подходит на роль первого кандидата в предки современного человека? Даже не­профессионалу при взгляде на череп зинджантропа было яс­но: Zinj, с его гориллоподобным гребнем и огромными над­бровными дугами, больше похож на мощного австралопитека из Южной Африки, чем на современного человека, с которым, честно говоря, он имел весьма отдаленное сходство».

Человек умелый

В I960 году, примерно через год после открытия зинд­жантропа, сын Лики Джонатан нашел поблизости от первой находки череп другого гоминида ОН 7 и тут же костные фрагменты руки. В том же году были найдены и кос­ти стопы гоминида ОН 8. В последующие годы были сделаны новые находки, главным образом зубы и фрагменты костей черепа и челюсти. Ископаемые «предки» получали красочные имена: Ребенок Джонни, Джордж, Синди и Твигги. Некоторые

кости были обнаружены в нижней части горизонта II Олду-вайского ущелья.

Южноафриканский анатом Филип Тобиас определил, что объем черепной коробки ОН 7 равен 680 кубическим сан­тиметрам, то есть он гораздо больше, чем у зинджантропа, с его 530 кубическими сантиметрами. Он превосходил даже са­мый крупный череп австралопитека, размер которого состав­лял около 600 кубических сантиметров. При этом ОН 7 был по крайней мере на 100 кубических сантиметров меньше самого маленького черепа Homo erectus.

Луи Лики решил, что именно теперь, на нижних уровнях Олдувайского ущелья, он натолкнулся на настоящего первого изготовителя орудий труда — настоящего первого человека. Больший по объему мозг подтверждал его статус. Лики назвал это существо Homo habuis, что значит «человек умелый».

После открытия человека умелого зинджантропа «пони­зили» до уровня Australopithecus boisei, более грубой разно­видности Australopithecus robustus. Обе эти разновидности ав­стралопитека имели на черепе стреловидные гребни. Они считаются не прародителями современного человека, а тупи­ковыми ветвями на эволюционном древе гоминидов.

Наличие стреловидных гребней портило все дело. Они имеются у самцов горилл и некоторых самцов шимпанзе, тог­да как женские особи этих видов обезьян таких «украшений» не носят. По этой причине в 1971 году Мэри Лики высказала сомнение: «Все же необходимо решить, являются ли Australopithecus robustus и Australopithecus africanus пред­ставителями мужской и женской особей одного и того же ви­да». Если на этот вопрос будет дан положительный ответ, зна­чит, целые поколения ученых пребывали в заблуждении относительно статуса австралопитеков.

Открытие в Олдувайском ущелье человека умелого, су­щества, жившего в одну эпоху с австралопитеками, но имев­шего больший по объему мозг, Луи Лики счел великолепным доказательством того, что Australopithecus не является пред­ком человека по прямой линии (рис. 12.6). Австралопитеки — •это просто-напросто боковая эволюционная ветвь. А так как




1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   25


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет