, 2001. 528 с. В «Неизвестной истории человечества»



жүктеу 5.4 Mb.
бет8/25
Дата02.05.2016
өлшемі5.4 Mb.
түріКнига
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25
: book
book -> Психологические труды
book -> Умра мен қажылық жасаушыларға арналған жаднама Дайындаған Дамир Хайруддин Қазақ тіліне орыс тілінен аударған «Абу Ханифа мирасы»
book -> -
book -> Бандар ибн Найиф әл-Утайби «аллаһТЫҢ ТҮсіргеніне сәйкес емес басқару (билік қҰРУ) ЖӘне шешім шығару»
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер

Рис. 4.11. Инструменты, произведенные относительно недавно або­ригенами Тасмании. Согласно Рюто, они почти полностью идентич­ны орудиям периода олигоцена, открытым в Бонселе (Бельгия):

а) боковой скребок (racloir), сравните с рис. 4.12а; б) остроконечный инструмент (percoir), сравните с рис. 4.126; в) наковальня (enclume), сравните с рис. 4.12в; г) каменный нож (cou.te.au), сравните с рис. 4.12г; д) двусторонний скребок (grattoir double), сравните с рис. 4.12д;

е) шило (регсогг), сравните с рис. 4.12е; ж) скребок (grattoir), сравни­те с рис. 4.12ж.

Далее Рюто описал другие типы racloir: racloir с выем­кой, вероятно, использовавшийся для обработки длинных ци­линдрических предметов, а также двойной racloir, с двумя ос­трыми лезвиями. Некоторые из двойных racloir напоминали мустерианские остроконечные инструменты периода поздне­го плейстоцена.

Рюто также дал описание отдельной категории инстру­ментов, которые он назвал многоцелевыми, так как они, судя по всему, могли быть использованы в самых различных целях. Рюто утверждал: «Обычно у таких орудий на заточенном крае есть острие, образованное пересечением двух прямых лезвий или, что встречается чаще, двух зазубрин, появившихся в ре­зультате преднамеренной обработки».

Еще один тип орудия, о котором говорил Рюто, — grat­toir, являющийся разновидностью скребка. Он также описал





Рис. 4.12. Каменные орудия из нижних слоев песков позднего олиго­цена под Бонселем (Бельгия): а) скребок, напоминающий мустери-анское острие эпохи позднего плейстоцена в Европе; б) остроконеч­ное орудие с хорошо наблюдаемым утолщением; в) наковальня со следами от ударов; г) каменный нож со следами износа на лезвии;

д) скребок; е) шило; ж) большой скребок.



percoirs, который можно назвать шилом или буром. Рюто от­метил среди находок камни, которые, скорее всего, применя­лись для метания, в частности пращей. И наконец он предпо­ложил, что древние обитатели Бонселя использовали отдельные кремни, со следами неоднократно повторенных ударов, для высекания огня. Такие камни присутствуют в кол­лекциях орудий эпохи позднего плейстоцена.

«Мы сталкиваемся, — продолжает Рюто, —. с серьезной проблемой — присутствием в эпоху олигоцена существ доста­точно разумных, чтобы изготовлять и использовать опреде­ленные и разнообразные типы орудий». В настоящее время ученые вообще не рассматривают возможность существова­ния человека или даже его предка в эпоху олигоцена. Нам представляется, что для этого есть две причины: незнание о существовании таких свидетельств, которые, например, представил Рюто, а также непоколебимая и слепая вера в ны­не существующие взгляды на происхождение человека и его Древность.



Открытия Фройденберга под Антверпеном

В феврале и марте 191,8 года Вильгельм Фройденберг (Wilhelm Freudenberg), приписанный к германской ар­мии в качестве гео лога, проводил контрольное бурение в военных целях в третичных формациях к западу от Антвер­пена, Бельгия. В глиняных ямах под Холом (Но1), поблизости от Сент-Джиллиса, и в других местах Фройденберг раскопал кремни, которые, на его взгляд, были инструментами, вместе с надрезанными костями и разрубленными раковинами. Боль­шинство встречавшихся предметов происходило из осадоч­ных отложений скальдизианского морского периода. Этот пе­риод простирается от раннего плиоцена до позднего миоцена. Таким образом, его возраст колеблется от 4 до 7 миллионов лет. Фройденберг предположил, что найденные им предметы могли относиться к периоду, который непосредственно пред­шествовал скальдизианской морской трансгрессии; если это действительно так, то их возраст равен семи миллионам лет.




Рис. 4.13. Раковина обнаруженная в скальдизианской формации (ранний плеоцен — поздний миоцен) вблизи Антверпена, Бельгия, с надрезом справа от крепления.
Фройденберг полагал, что некоторые из раскопанных им орудий использовались для того, чтобы открывать раковины. Множество таких инструментов было найдено рядом с раз­рубленными раковинами и следами огня на камнях. Ученый счел это доказа­тельством того, что на территории Бельгии в третичном периоде ра­зумные существа умели пользоваться огнем. О разрубленных раковинах (рис. 4.13) Фройденберг пишет: «Я обнаружил много преднамеренных надрезов, в основном на тыльной стороне раковин, в месте их крепления». По

его утверждению, такие надрезы «мог оставить только какой-то острый инструмент». Некоторые раковины несли на себе следы прокалывания. Кроме разрубленных раковин Фрой­денберг нашел также ископаемые кости морских млекопита­ющих, на которых были отметины, которые он счел над­резами. Он тщательно проанализировал и отбросил альтернативные предположения о том, что следы являлись результатом химической коррозии или трения геологических пород. Фройденберг также обнаружил кости, имевшие на себе глубокие отметины от ударов, которые, скорее всего, были на­несены каменными молотками.

Другие подтверждения человеческого присутствия в ту далекую эпоху пришли в виде частично сохранившихся отпе­чатков, оставленных ногой гоминида. Из глиняной ямы под Холом Фройденберг поднял отпечаток части стопы под боль­шим пальцем, а также отпечатки четырех пальцев стопы. Со­гласно Фройденбергу, их форма больше напоминала стопу че­ловека, чем обезьяны.

Фройденберг был приверженцем эволюционной теории и верил, что его человек третичного периода должен был быть низкорослым гоминидом, который имел, наряду с человекопо­добной стопой, другие признаки человека и обезьяны. В целом данное Фройденбергом описание его фламандского человека третичного периода напоминает австралопитека. Но, в соот­ветствии с современной палеоантропологической доктриной, надежды отыскать на территории Бельгии свидетельства су­ществования австралопитековых во времена позднего миоце­на, т.е. около'семи миллионов лет назад, быть не может. Так как наиболее древними останками, возраст которых оценива­ется в четыре миллиона лет, официальная наука считает ис­копаемые останки австралопитека, найденные в Африке.

Но кто же в таком случае оставил следы, обнаруженные Фройденбергом? В наши дни в Африке и на Филиппинах оби­тают племена пигмеев. Рост взрослых мужчин этих племен составляет менее пяти футов (менее 1,5 метра), женщины же еще ниже. Предположение, что следы оставлены не предста­вителем австралопитековых, а человеческим существом не-

большого роста, лучше согласуется со всем спектром ископа­емых свидетельств: каменными орудиями, надрезанными ко­стями, отдельными следами огня, а также искусственно от­крытыми раковинами. Австралопитеки, как известно, не умели изготовлять каменные орудия и пользоваться огнем.

Центральная Италия

На состоявшейся в 1871 году в Болонье сессии Междуна-родного конгресса по доисторической антропологии и

археологии Дж.Понци (G. Ponzi) сделал доклад о суще­ствовании в Центральной Италии людей в третичный период. Свидетельства представляли собой остроконечные кремне­вые орудия, поднятые геологами из отложений breccia, отно­сящихся к Акватраверсанским эрозийным горизонтам (более двух миллионов лет). Breccia это залежи скальных оскол­ков, вмурованных в песок или глину.

Каменные орудия из Бирмы

В 1894—1895 годах научные журналы оповестили мир об открытиях обработанных кремней в миоценовых фор­мациях Бирмы, бывшей в то время Британской Индией. Информация об открытиях исходила от палеонтолога Фрица Нетлинга (Fritz Noetling), в то время Геологическое управле­ние Индии в Йенанг-Яунге (Бирма). Занимаясь сбором ископаемых образцов, Нетлинг натк­нулся на прямоугольный кремень (рис. 4.14). После он скажет, что его напоминавшую орудие форму «было трудно объяснить естественными причинами». Нетлинг отмечал: «Форма этого образца мне очень напоминает обработанный кремень, обна­руженный в плейстоценовых слоях реки Нербудда и описан­ный в томе I Записок Геологического управления Индии. Ис­кусственное происхождение последнего, насколько мне




Рис. 4.14. Две стороны кремниевого инструмента, найденных в мелце-новых формациях Бирмы.
известно, ни у кого не вы­зывает сомнений». Нетлинг продолжил поиски и сумел найти около дюжины дру­гих кремневых образцов.

Но насколько точно было определено страти­графическое положение найденных Нетлингом кремней? О проделанной работе автор открытий дал следующий отчет: «Точное место обнаружения крем­ней находится на пологом восточном склоне оврага, достаточ­но высоко от его дна, но ниже края. Они находились в таком месте, куда какая-либо внешняя сила занести их никак не могла. Овраг очень узок, в нем нет (и не было) условий для сто­янки людей. Что касается наводнений, то вода никак не могла занести кремни в то место, где они были обнаружены. Анали­зируя все данные, даже абстрагируясь от того факта, что от­крывателем этих кремней был я, могу с твердой уверенностью заявить, что кремни были найдены in situ».

В заключение Нетлинг сказал: «Если естественные силы в состоянии придать кремням их нынешнюю форму, то можно сомневаться и в подлинности многих ныне считающихся несо­мненными кремневых орудий, сделанных человеком».

Орудия из района реки Блэкс Форк, Вайоминг

В 1932 году археологи-любители Эдисон Лор (Edison Lohr) и Гарольд Даннинг (Harold Dunning) нашли много каменных орудий на высоких террасах реки Блэкс Форк (Black's Fork) в американском штате Вайоминг. По своему воз­расту орудия относились к периоду среднего плейстоцена, что считалось аномально древним для Северной Америки.

Лор и Даннинг показали собранные ими кремни профес­сору антропологии Денверского университета Е.Б.Рено (E.B.Renaud). Ознакомившись с образцами, Рено, бывший также директором Археологической инспекции Верхних За­падных Равнин (High Western Plains), организовал экспеди­цию в этот район. В течение лета 1933 года возглавляемая Ре­но поисковая партия занималась сбором образцов на террасах древней реки между городами Грэнджер и Лиман.

Среди собранных членами экспедиции образцов были ручные топоры и другие кремневые инструменты, обычно приписываемые Homo erectus, который, как считается, насе­лял Европу во времена среднего плейстоцена.

На результаты изысканий Рено американские антропо­логи прореагировали отрицательно. В 1938 году Рено писал, что его доклад «был самым беспощадным образом раскрити­кован одним из наиболее ярых оппонентов древности челове­ка на территории Америки, который, кстати, сам на месте на­ходок не бывал и найденных образцов не видел».

В ответ на такую реакцию Рено организовал еще три экспедиции для сбора новых материалов. Хотя многие специ­алисты согласились с ним в том, что орудия были действи­тельно подлинными, американские ученые остаются в оппо­зиции к его открытиям и по сей день.

Наиболее расхожим объяснением с их стороны является утверждение, что необработанные кремни, скорее всего, мог­ли быть сделаны индейцами в относительно недавние време­на. Однако собиратель каменных орудий Герберт Л. Миншалл (Herbert L. Minshall) в 1989 году заявил, что на кремневых об­разцах видны следы интенсивной обработки водным потоком. И это притом, что в местах их обнаружения, в пустынных грунтах, не было наводнений по крайней мере 150 тысяч лет.

Если бы такие же орудия были найдены in situ в Афри­ке, Европе или Китае, то это не вызвало бы полемики. Но при­сутствие этих образцов, которым по меньшей мере 150 тысяч лет, в Вайоминге — уже аномалия. Согласно преобладающей ныне точке зрения, люди пришли в Америку не раньше трид­

цати тысяч лет назад, а до этого миграции других гоминидов не было.

Некоторые предполагали, что абразия каменных орудий является результатом воздействия не водных потоков, а пес­ка и ветра. В ответ на эти утверждения Миншалл заметил:

«Образцы подверглись абразии со всех сторон, сверху и сни­зу, спереди и сзади, в равной степени. Более чем маловероят­но, что ветер и песок могли таким образом воздействовать на массивные каменные орудия, находившиеся к тому же в тол­ще тяжелого гравия. А водным потокам это было вполне под силу».

Миншалл также отметил, что орудия были покрыты толстым минерализованным слоем пустынного глянца. Слой этого глянца, образование которого занимает много времени, был толще, чем на инструментах, найденных на более низких и, следовательно, более молодых террасах того же района.

Таким образом, все вышеприведенные свидетельства опровергают предположения, что найденные Рено орудия бы­ли относительно недавно оставлены индейцами на землях, где наводнения не являются редкостью. Однако Миншалл отме­тил: «Реакция американских ученых на мнение Рено об образ­цах, собранных в районе Блэкс Форка и свидетельствующих о гораздо более глубокой древности человека на территории Америки, была и уже на протяжении более полувека продол­жает быть отражением общего скептицизма и неверия в та­кую возможность. При этом вряд ли хотя бы один из тысячи оппонентов когда-либо посещал места находок и видел арте­факты своими глазами».'

Согласно Миншаллу, найденные Рено орудия были сде­ланы Homo erectus, который мигрировал на территорию Се­верной Америки, возможно во времена среднего плейстоцена, когда уровень Мирового океана был пониженным. То же, по мнению Миншалла, можно сказать и о каменных орудиях, найденных в других местах того же геологического возраста, таких, как Калико и Бучананский каньон, где он проводил раскопки. Все это территория Южной Калифорнии.

Тем не менее Миншалл был скептиком в отношении дру­гой стоянки периода среднего плейстоцена. В январе 1990 года он сказал одному из нас (Томпсону), что не склонен призна­вать подлинность хорошо обработанных кремней, обнаружен­ных в Уэйатлако (Hueyatlaco), на территории Мексики (гла­ва 5). Найденные там каменные орудия высокой техники обработки являются характерными для Homo sapiens sapiens, и их не так просто отнести к Homo erectus. Относительно нахо­док в Уэйатлако Миншалл предположил, что, возможно, была неправильно истолкована стратиграфия и что кости живот­ных, на основе которых определялся возраст места находки, а также каменные орудия высокой техники исполнения были занесены туда потоками воды из других мест. Это означает, что ученые, которые принимают одни аномалии, вполне могут не принимать другие, руководствуясь, таким образом, двой­ным стандартом.

5

Совершенные палеолиты и неолиты



Совершенные палеолиты отличаются от грубых уровнем и степенью обработки. Но и среди совершенных палеоли­тов могут встречаться грубо обработанные орудия. Сна­чала мы остановимся на находках Флорентино Амегино (Florentine Ameghino), а также на тех атаках, которые обру­шили на них Алеш Грдличка и У. X. Холмс (W. H. Holmes). За­тем мы поговорим об открытиях Карлоса Амегино (Carlos Ameghino), убедительно свидетельствующих о присутствии человека в эпоху плиоцена. Мы рассмотрим аномально древ­ние находки, сделанные в Северной Америке, в частности в Уэйатлако (Мексика); Сандиа Кэйв (Нью-Мексико); Шегайан-да (Онтарио, Канада); Луисвилл (штат Техас, США) и Тимлин (штат Нью-Йорк, США). Завершат наш обзор открытия нео-литов, сделанные в третичных золотоносных гравиях Кали­форнии.

Открытия Флорентино Амегино в Аргентине

Во второй половине девятнадцатого века Флорентино Амегино провел тщательное обследование геологичес­ких пластов и ископаемых останков прибрежных про­винций Аргентины, завоевав мировую известность. Его вы­звавшие бурную дискуссию открытия каменных орудий, надрезанных костей и других следов присутствия человека на

"территории современной Аргентины в эпоху плиоцена, мио­цена и в более ранние периоды способствовали росту его все­мирной популярности.

В 1887 году Флорентино Амегино совершил ряд знаме­нательных открытий в районе горы Монте-Эрмосо (Monte Hermoso), расположенной на аргентинском побережье в 37 'милях (59,5 километра) к северо-востоку от Баиа-Бланка. Го­воря о добытых там свидетельствах, Ф. Амегино подчеркивал:

«Присутствие человека или, скорее всего, его предка на этой древней стоянке доказывается многочисленными образцами грубо обработанных кремней, наподобие миоценовых камен­ных орудий из Португалии, надрезанных и обожженных кос­тей, а также следов древних кострищ». Содержащие эти сви­детельства слои принадлежат к плиоценовой формации Монте-Эрмосо, возраст которой оценивается в 3,5 миллиона лет.

Среди ископаемых находок, обнаруженных в районе Монте- Эрмосо, был атлант (первый шейный позвонок) гоми-нида. Флорентино Амегино увидел в нем примитивные черты, но Алеш Грдличка признал его человеческим. Все это говорит о том, что обнаруженные в формации Монте-Эрмосо артефак­ты и следы огня были оставлены существами современного человеческого типа.

Открытия, сделанные Флорентино Амегино в районе го­ры Монте-Эрмосо и на других аргентинских стоянках, при­влекли внимание некоторых европейских ученых. В свою оче­редь Алеш Грдличка, антрополог Смитсоновского института в Вашингтоне, также уделил большое внимание открытиям Амегино. Однако они не вызывали в нем сочувствия. Алеша Грдличку ужасала та степень поддержки, которую получили открытия Амегино среди ученых, особенно европейских. Кро­ме того, что он отрицал существование человека в третичном периоде, Грдличка критически относился к сообщениям о воз­можности присутствия человека на территории обеих Америк ранее нескольких тысяч лет назад. Создав себе широкую из­вестность «развенчанием» с помощью сомнительных аргумен­тов всех сообщений об открытиях подобного рода на террито­

рии Северной Америки, Алеш Грдличка обратил свой взор на широко дискутировавшиеся в то время южноамериканские открытия Флорентино Амегино. В 1910 году Грдличка при­ехал в Аргентину для непосредственного ознакомления с ни­ми. Флорентино Амегино решил самолично проводить его до Монте-Эрмосо. По отношению к открытиям Грдличка занял довольно интересную позицию. В своей книге «Early Man in South America» («Древний человек в Южной Америке»), вы­шедшей в свет в 1912 году, он вскользь упомянул о кремневых инструментах и других следах человеческого присутствия, обнаруженных Амегино в формации Монте-Эрмосо. Как это ни странно, но напрямую Грдличка оспаривать свидетельства не стал. Вместо этого он посвятил десятки страниц своей кни­ги тому, чтобы посеять сомнения по поводу последующих, ме­нее убедительных открытий, которые он вместе с Амегино сделал в Пуэльчеане (Puelchean), более молодой формации, располагающейся над плиоценовой в Монте-Эрмосо. Возраст Пуэльчеанской формации оценивается в 1—2 миллиона лет.

По-видимому, Грдличка был уверен в том, что его много­словное опровержение сделанных в Пуэльчеане открытий до­статочно для того, чтобы поставить под вопрос достоверность свидетельств Монте-Эрмосанской формации той же стоянки. Такая тактика часто используется, чтобы бросить тень сомне­ния на открытия, которые выходят за рамки общепринятых научных представлений, а именно: сосредоточиться на крити­ке наиболее слабого звена в цепи доказательств, полностью игнорируя при этом наиболее сильные. Однако есть достаточ­но оснований полагать, что находки, сделанные в Пуэльчеан­ской, а также в Монте-Эрмосанской формациях, являются до­стоверными.

Большинство орудий, найденных Грдличкой и Амегино во время их совместной экспедиции, представляли собой гру­бо обработанные кварциты. Грдличка не оспаривал того, что авторство даже самых грубо сработанных образцов принадле­жит человеку. Но возраст их он брал под сомнение. На его взгляд, слой, где были обнаружены каменные орудия, значи­тельно менее древний, чем это предполагалось. Делая такое

заключение, Грдличка полностью полагался на свидетельство сопровождавшего его американского геолога Бэйли Уиллиса (Bailey Willis).

Геологический слой, в котором находились орудия, рас­полагался в верхней части Пуэльчеанской формации. С неко­торым колебанием Бэйли Уиллис признал, что возраст Пуэль-чеана соответствует плиоцену. Характеризуя эту формацию, он сказал, что «она состоит из многослойных, частично отвер­девших серых песков или песчаника ... и отмечена ярко выра­женными перекрестными напластованиями и однообразием оттенков серого цвета составляющих ее элементов». Бэйли Уиллис описал самый верхний слой, очевидно, отнесенный флорентино Амегино к Пуэльчеанской формации, как полос­ку толщиной от 6 до 16 дюймов (15—40 см), «состоящую из се­рого песка, неровных кусков серого песчаника и гальки, неко­торые из которых несли на себе следы человеческого вмешательства».

Уиллис заметил, что верхний слой серого песка, содер­жащий ископаемые орудия, «по своей конституции иденти­чен» нижним слоям Пуэльчеана, но отделен от них «несоглас­ными напластованиями, вызванными эрозией». Несогласное напластование — это отсутствие равномерности в формиро­вании отложений между слоями, взаимодействующими друг с другом, соответствующее времени, когда отложения материа­лов не происходит, времени выветривания или, как в данном случае, эрозии. Ископаемые кости животных являются наибо­лее верным ориентиром в оценке времени, которое могло пройти между образованием формаций, лежащих сверху и снизу от линии несогласного напластования. Уиллис, однако, ничего об этом не сказал. Таким образом, неясно, сколько вре­мени мог занять процесс несогласного напластования. Он мог быть очень коротким. В таком случае располагающиеся свер­ху и снизу относительно несогласного напластования слои могли иметь практически один и тот же возраст — около 1—2 миллионов лет.

В попытке исключить такого рода альтернативу Уиллис отмечал, что «ассоциация обработанных человеком камней с

песками дает первым относительно небольшой возраст». Уил­лис предположил, что любое каменное орудие не может быть древним и, следовательно, слой, в котором оно найдено, также древним быть не может. Окажется, тем не менее, что серая смесь гравиев и песка, содержащая каменные орудия, может действительно принадлежать к Пуэльчеанской формации, как полагал Амегино, а также что возраст найденных там кремневых инструментов может составить 2 миллиона лет.

На территории Аргентины, в Сантакрусианской и Эн-терреанской формациях, Амегино обнаружил каменные ору­дия с находившимися рядом надрезанными костями и следа­ми огня. Возраст Сантакрусианской формации определяется ранним и средним миоценом. То есть возраст обнаруженных там орудий составляет 15—25 миллионов лет. Во всех просмо­тренных нами современных публикациях мы не нашли ни од­ного упоминания об Энтерреане. Но в силу того, что эта фор­мация предшествует Монте-Эрмосанской, ее возраст должен по крайней мере соответствовать периоду позднего миоцена, или около 5 миллионов лет.

Во многих местах Амегино находил следы огня, темпера­тура которого была намного выше той, которую может дать обыкновенный костер. Свидетельство тому крупные глыбы твердой глины и шлака. Вполне возможно, что они могут яв­ляться остатками примитивных литейных производств или печей для обжига или сушки глины, которые использовали существа, обитавшие на территории современной Аргентины в период плиоцена.

Орудия, найденные Карлосом Амогино в Мирамаре, Аргентина

После критики, которую Алеш Грдличка обрушил на от­крытия Флорентино Амегино, Карлос, брат Флоренти­но, предпринял новые исследования на аргентинском побережье, к югу от Буэнос-Айреса. С 1912 по 1914 год Карлос

Амегино и его коллеги, работая по поручению музеев естест­венной истории Буэнос-Айреса и Ла-Платы, обнаружили ка­менные орудия в Чападмалаланской (Chapadmalalan) плиоце­новой формации у подошвы barranca, или скал, простирающихся вдоль морского побережья под Мирамаром (Miramar).

Для того чтобы официально подтвердить возраст крем­невых инструментов, Карлос Амегино пригласил комиссию из четырех геологов, которым предложил дать свое заключение по этому поводу. В комиссию вошли: Сантьяго Рот (Santiago Roth), директор Бюро геологии и шахт провинции Буэнос-Ай­рес; Лутс Витте (Lutz Witte), геолог Бюро геологии и шахт провинции Буэнос-Айрес; Вальтер Шиллер (Walther Schiller), заведующий отделом минералогии Музея Ла-Платы и кон­сультант Национального бюро геологии и шахт; Мойзес Кан­тор (Moises Kantor), заведующий отделом минералогии Музея Ла-Платы.

Проведя тщательное обследование места находок, ко­миссия пришла к выводу, что образцы были обнаружены в не­тронутых чападмалаланских отложениях. Таким образом, возраст орудий должен составлять от двух до трех миллионов лет.

Во время своего пребывания в Мирамаре члены комис­сии стали очевидцами находки каменного шара и кремневого ножа в плиоценовой формации. Таким образом, они смогли не­посредственно засвидетельствовать подлинность открытий. Рядом же были обнаружены частицы обожженной земли и шлака. Кроме того, в своем докладе члены комиссии сообща­ли: «Во время раскопок, которые велись в присутствии комис­сии, из того же разреза, где находились каменный шар и нож, были подняты плоские камни, похожие на те, которые индей­цы используют для добывания огня». Все это говорит о том, что человеческие существа, умевшие изготовлять инструмен­ты и пользоваться огнем, жили на территории современной Аргентины в период позднего плиоцена, то есть 2—3 миллио­на лет назад.





1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   25


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет