18 Метафора Отношение предметно-логического значения и значения контекстуального, основанное на сходстве признаков двух понятий, называется метафорой



жүктеу 0.76 Mb.
бет1/5
Дата30.04.2016
өлшемі0.76 Mb.
  1   2   3   4   5
: study
study -> Методические рекомендации по подготовке путевой информации и экскурсий
study -> 2 билет. Своеобразие и периодизация р/л 18 века.(в тетради) 3 билет. Творчество Капниста
study -> В любом языке ударение характеризуется силой, высотой, длительностью. Ни один из аспектов не существует самостоятельно
study -> Искусство в системе кул-ры. Его истоки. Специфика искусства
study -> 18. Сложные вопросы трактовки фонем
study -> 17. Поэтика новел Проспера Мериме
study -> 1. Эпоха романтизма. Основные черты романтического художественного мира
study -> Вопрос смысл понятия романтизм. Предпосылки. Романтизм
study -> Закона, в котором сказано: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать»
18 Метафора

Отношение предметно-логического значения и значения контекстуального, основанное на сходстве признаков двух понятий, называется метафорой.

Метафора может быть выражена любой значимой частью речи.

В предложении: "And winds are rude in Biscay's sleepless bay" (G. Byron) метафора выражена прилагательным.

Для реализации метафоры необходим контекст, в котором члены сочетания выступают только в одном предметно-логическом значении, уточняя то слово, которое несет двойное значение — метафору.

Иногда метафора не ограничивается одним образом, а реализует несколько образов, связанных между собой единым, центральным, стержневым словом. Такая метафора носит название развернутой.

Дополнительные образы связаны с центральным образом разного рода отношениями. Их можно назвать метонимическими связями развернутой метафоры. Имеются, однако, такие развернутые метафоры (prolonged or sustained metaphor), в которых нет центрального образа, от которого отходят дополнительные образы развернутой метафоры. Он лишь подсказывается выраженными дополнительными образами.

Развернутая метафора чаще всего используется в целях оживления уже стершейся или начинающей стираться образности.

Метафора часто определяется как сокращенное сравнение. Это не совсем верно. Метафора есть способ отождествления двух понятий благодаря иногда случайным отдельным признакам, которые представляются сходными. Сравнение же сопоставляет предметы, понятия, не отождествляя их, рассматривая их изолированно.

Однако, степень отождествления двух понятий в метафоре зависит, в значительной степени от того, какую синтаксическую функцию несет слово-метафора в предложении и от того, какой частью речи это слово является. Если метафора выражена в именной части сказуемого, полного отождествления нет.. Именная часть сказуемого выделяет один признак, которым характеризуется подлежащее.

Отождествления почти нет в том случае, если именная часть сказуемого выражена не существительным, а прилагательным. Так в предложении My life is cold, and dark and dreary. (Lоngfellоw.) слова cold и dark едва ощущаются как метафоры. Иными словами в них почти нет взаимодействия двух лексических значений (основного и контекстуального), обязательного условия возникновения метафоры.

Когда именная часть сказуемого выражена существительным, степень отождествления повышается, хотя и здесь нет полного слияния двух понятий.

Этому препятствует положение метафоры, как предицирующего фактора. Элемент сравнения здесь больше, чем в других случаях.

Когда сказуемое выражено глаголом, мы получаем почти полное отождествление понятий.

Сложнее, когда метафора выражена в определении. Здесь также надо различать определения, выраженные прилагательным и выраженные существительным посредством of-phrase.

Метафора — один из путей образования новых значений слов и новых слов. Этот процесс, как и другие процессы изменения значения слов — область лексикологии. Однако в этом процессе есть стадия промежуточная. Нового значения еще нет, но употребление стало привычным, начинает входить в норму. Появляется «языковая» метафора, в отличие от «речевой» метафоры.1

Речевая метафора является обычно результатом поисков точного адекватного художественного выражения мысли. Речевая метафора всегда дает какой-то оценочный момент высказыванию. Она по природе своей, поэтому, предикативна и модальна. Словесная метафора — узка, субъектно замкнута и назойливо «идейна», то есть слишком навязывает читателю субъективно-авторский взгляд на предмет и его смысловые связи»2.

Таким образом, речевая метафора всегда должна быть оригинальной (свежей), а языковая метафора приобретает оттенок штампованности. Первый тип метафоры является обычно созданием творческого воображения автора; второй тип — выразительное средство языка, существующее в языке наряду с другими средствами выражения мысли для более эмоциональной, образной интерпретации описываемых явлений. Необходимо иметь в виду, что отношение между двумя типами значений — предметно-логического и контекстуального — является обязательным условием как для оригинальной метафоры, так и для метафоры штампованной, обычной. Однако, эффект от использования того или иного типа метафоры различен.


Как штампованные метафоры, так и метафоры оригинальные являются предметом стилистического анализа. Их лингвистическая природа одна и та же. Но их стилистические функции различны.1

Метафора является, таким образом, одним из средств образного отображения действительности. Значение этого стилистического приема в стиле художественной речи трудно переоценить. Метафора часто рассматривается как один из способов точного отображения действительности в художественном плане. Однако, это понятие точности весьма относительно. Именно метафора, создающая конкретный образ абстрактного понятия, дает возможность разного

толкования содержания сообщения.
21Ирония

Ирония — это стилистический прием, посредством которого в каком-либо слове появляется взаимодействие двух типов лексических значений: предметно-логического и контекстуального, основанного на отношении противоположности (противоречивости). Таким образом, эти два значения фактически взаимоисключают друг друга.1 Например, It must be delightful to find oneself in a foreign country without a penny in one's pocket. Слово delightful как видно из контекста, имеет значение, противоположное основному предметно-логическому значению. Стилистический эффект создается тем, что основное предметно-логическое значение слова delightful не уничтожается контекстуальным значением, а сосуществует с ним, ярко проявляя отношения противоречивости.

Для стилистической иронии иногда необходим широкий контекст.



1 Термин «ирония», как стилистический приём, не следует смешивать с общеупотребительным словом «ирония», обозначающим насмешливое выражение.

Иронию не следует смешивать с юмором. Как известно, юмор — это такое качество действия или речи, которое обязательно возбуждает чувство смешного. Юмор — явление психологического характера. Ирония не обязательно вызовет смех. В предложении "How clever it is", где интонационное оформление всего предложения дает слову clever — обратное значение — stupid не вызывает чувства смешного. Наоборот, здесь может быть выражено и чувство раздражения, недовольства, сожаления и др.

Юмор может использовать иронию как один из своих приемов, и в этом случае ирония, естественно, будет вызывать смех.

Смешное обычно является результатом неоправданного ожидания, некоторого столкновения положительного и отрицательного. В этом смысле ирония как языковый прием имеет много общего с юмором. Использование контекстуальных значений, обратных основным предметно-логическим, также есть своеобразное сталкивание положительного и отрицательного, причем это столкновение всегда бывает неожиданным. Вот почему чаще всего ирония вызывает чувство смешного. Таким образом, основная функция иронии (хотя, как было указано выше, и не исключительная) — вызвать юмористическое отношение к сообщаемым фактам и явлениям.

Ирония иногда используется в целях создания более тонких, едва уловимых оттенков модальности, т. е. выявления отношения автора к фактам действительности. В этом случае ирония не столь прямолинейно реализует отношение контекстуального значения слова к предметно-логическому.
22Антономазия и ее разновидности

Использование собственного имени в значении нарицательного или нарицательного в значении собственного называется антономазией.

Так собственное имя Пикскилл — название небольшого местечка в одном из штатов Северной Америки, в связи с происходившими там событиями (попытка линчевать Робсона), стало символом, с одной стороны, борьбы прогрессивных элементов Америки против фашистского разгула в современной Америке, с другой стороны, названием самого события, которое произошло в Пикскилле.



Антономазия — это один из частных случаев метонимии, в основе которой лежит отношение места, где произошло какое-либо событие и само событие, лицо, известное каким-либо поступком, деятельностью и сам поступок, деятельность. Это отношение проявляется во взаимодействии назывного и предметно-логического значения.

Антономазия тоже делится на языковую и речевую. Слово «Седан» в современных литературных языках имеет значение — разгром, слово «Панама» — имеет значение — крупная афера, мошенничество. Это — языковые антономазии.

Характерно, что эти слова, хотя за ними и закреплены новые предметно-логические значения, не потеряли своего назывного значения. Соотнесенность предметно-логического и назывного значений в этих примерах еще ясна. Все же здесь можно говорить о постепенном затухании основного назывного значения за счет все более закрепляющегося' нового, ранее контекстуального предметно-логического значения.

Известно, что самый процесс образования назывных значений в словах, как было указано в соответствующем разделе, происходит путем отвлечения от общих (абстрактных) признаков понятий для обозначения частного, единичного предмета (ср., например, такие собственные имена, как Smith, William, Hope и др.).

Это заложенное в языке свойство обозначения единичного путем использования уже существующих слов, обозначающих общие понятия, находит своеобразное стилистическое применение.

Несколько ниже Диккенс, используя выражение "the bonds of joy", называет героя этим сочетанием, которое приобретает ярко выраженное назывное значение:

And the Bond of Joy who, on account of always having the whole of his little income anticipated, stood in fact pledged to abstain from cakes as well as tobacco, so swelled with grief and rage when we passed a pastry-cook's shop, that he terrified me by becoming purple.

Bond of Joy стало именем.

Известно, какую сильную эмоциональную нагрузку обычно несет на себе кличка. Она, подмечая какую-нибудь случайную, но характерную черту, прилипает к человеку, иногда успешно конкурируя с собственным именем. Антономазия этого типа (использование предметно-логических значений в качестве назывных) уподобляется кличке и поэтому так эффективно используется в стиле художественной речи.
23Эпитет
Эпитет в переводе с гр. –приложение. –слово или сочетание содержащее конотативное значение, характеристику. Перенос значения не обязателен. Взаимодействие логического и эмативного значения. Эмативное значении выступает на 1-ый план, в нем выражается авторское отношение к предмету. Эпитет и определение: steel knife – steel will. Эпитет — экспрессивная оценочная характе­ристика какого-либо явления, лица или предмета, иногда, но необязательно, образная. Эпитеты изучаются в зависимости от их семантики и структуры и с точки зрении их функциониро­вания в разных жанрах. Много внимания уделяли исследовате­ли фольклорному эпитету. Структура эпитета может быть очень разнообразна, и представление о том, что эпитет выражается либо наречием, либо прилагательным, ошибочно. Экспрессивность эпитета повышается благодаря взаимо­действию с другими стилистическими средствами, за счет со­здания цепочки эпитетов, помещения в постпозицию, смеще­ния и переподчинения, голофразиса, специальной метафори­ческой атрибутивной конструкции с переподчинением и дру­гими способами. 1) По специфике качества выделяют эмотивный (emotive epithet), когда на 1-ый план выходит эмотивное значение: wild lake, huge tree, и переносный(figurative epithet), образованный по типам метафоры, метонимии, сравнении: kind nature, smiling sun, sleeping pillow, ghost-like figure, и смещенный эпитет -устоявшиеся эпитеты оживляются путем смещения определяемого слова. 2) Э. может быть выражен: прилагательным, наречием(girlishly shaking her curls), существительным в восклицательном предложении(You, frog!), постпозитивный атрибут(Richard of the lion heart), прилагательные в сравнительной и превосходной степени(Pongo, looking more serious & spectacled than ever). 3) По структуре: одиночный-single( tiny voice), paraepithet (a silent and happy day), chain epithet(foggy, smoky, railway tunnel), two step epithet(wine-colored days, monstrously girlish curls), syntactic epithet может быть 3-х видов: sentence epithet(eyes, that invited male provocation & returned it as gaily as it was given), inverted epithet(He was a big clumsy giant of a man), phrase epithet(I’m-not-that-kind-of-a-girl-look). 4) По месту в предложении.

Различают по­стоянные эпитеты (английский термин conventional или standing epithet): green wood, lady gay, fair lady, fair England, salt seas, salt tears, true love. Таковы эпитеты английской народной баллады, где эпитет является непременным элементом любого поэтического описа­ния. Постоянный эпитет может быть тавтологическим, т.е. указы­вать необходимый для данного предмета признак: soft pillow, green wood, или оценочным: bonny boy, bonnie young page, bonnie ship, bonnie isle и т.д.или false steward, proud porter, или, наконец, описательным: silk napkin, silver cups, long tables.

Под тавтологическим эпитетом понимается семантически согласованный эпитет, подчеркивающий какое-нибудь основ­ное свойство определяемого: fair sun, the sable night, wide sea, т.е. повторяющий в своем составе сему, обозначающую неотъем­лемое свойство солнца, ночи или моря. Пояснительные эпите­ты: a grand style, vast and trunkless legs of stone указывают на какую-нибудь важную черту определяемого, не обязательно присущую всему классу предметов, к которым он принадлежит, т.е. действительно характеризующую именно его. В метафорическом эпитете обязательна двуплановость, указание сходства и несходства, семантическое рассогласование, наруше­ние отмеченности. Возможны, например, анимистические ме­тафорические эпитеты, когда неодушевленному предмету при­писывается свойство живого существа: an angry sky, the howling storm, или антропоморфный метафорический эпитет, при­писывающий человеческие свойства и действия животному или предмету: laughing valleys, surly sullen bells.

Таким образом, классифицируя эпитеты с семантической точки зрения, их можно разделить на две большие группы: группа без нарушения семантического согласования и группа с наруше­нием согласования. В современном английском языке возможно также увеличе­ние экспрессивности эпитета за счет транспозиции по типу голофразиса, т.е. окказионального функционирования словосо­четания или предложения как цельнооформленного образова­ния, графически, интонационно и синтаксически уподоблен­ного слову. В силу своей непредсказуемости такие словоподоб-ные образования («фразовый эпитет») очень выразительны: I-am-not-that-kind-of-girl look; To produce facts in a Would-you-believe-it kind of way.

Непредсказуемость эпитета может также создаваться за счет окказионального словообразования по типу деривации или словосложения: The widow-making, unchilding, unfathering deeps (G.M. Hopkins). Наконец, все большее распространение получает эмфатиче­ская атрибутивная конструкция с переподчинением типа: a hell of a mess, a devil of a sea, a dwarf of a fellow и т.д.

Эмфатические структуры с инвертированным эпитетом (an angel of a girl, a horse of a girl, a doll of a wife, a fool of a policeman, a hook of a nose, a vow of a hat, a jewel of a film и более сложные: а two-legged ski-rocket of a kid, a forty-pound skunk of a freckled wild cat) отличаются достаточно свободным варьированием лекси­ческого наполнения.

Подобный эпитет называется инвертированным, поскольку иерархические отношения в нем перераспределены. Смысловым центром является не ядерное, т.е. первое слово словосочетания, а то, которое формально является к нему определением. Референ­том фразы a doll of a wife является не кукла, а жена.
20Метонимия

Метонимия так же как и метафора, с одной стороны, — способ образования новых слов и стилистический прием, с другой. Таким образом, и метонимия делится на «языковую и речевую».

Метонимия по-разному определяется в лингвистике. Некоторые лингвисты определяют метонимию как перенос названия по смежности понятий. Другие определяют метонимию значительно шире, как замену одного названия предмета другим названием по отношениям, которые существуют между этими двумя понятиями. Второе определение настолько широко, что позволяет под метонимию подвести самые разнообразные случаи замены одного понятия другим. Так, например, замену причины следствием или целого частью, или конкретного абстрактным можно соответственно этому определению подвести под метонимию.

Метонимия это отношение между двумя типами лексических значений — предметно-логического и контекстуального, основанное на выявлении конкретных связей между предметами.

Для того, чтобы лучше уяснить себе стилистические функции речевой метонимии, приведем сначала некоторые

примеры общеязыковой метонимии, иными словами, таких новых значений слов, которые появились в языке путем метонимических отношений. В английском языке слово bench, основное значение которого — скамья, употребляется как общий термин для понятия юриспруденции; слово hand получило значение — рабочий; слово pulpit — кафедра (проповедника) означает духовенство; слово press — от значения типографский пресс получило значение пресса, печать, а также — газетно-издательские работники.

Так же, как и речевая метафора, речевая метонимия всегда оригинальна, языковая метонимия — штампована. Метонимии gray hairs вместо old age; bottle вместо drunkenness — языковые метонимии.

Речевые метонимии могут быть художественно-осмысленными или случайными.

Другим типом отношений, выявляемым в метонимии, является отношение части к целому или целого к части. В таких предложениях, как "You've got a nice fox on" слово fox (целое) употреблено вместо — мех лисы (части). В предложении The round game table was so bois-

terous and happy речевая метонимия game table (люди, сидящие за столом) показывает отношение смежности.

Метонимия может выражать отношение между содержимым и содержащим, как например, в предложении "... to the delight of the whole inn-yard..." (Ch. Dickens.)

Особенности метонимии по сравнению с метафорой заключаются в том, как это правильно отмечает А. А. Потебня, что метонимия, создавая образ, при расшифровке образа сохраняет его, в метафоре же расшифровка образа фактически уничтожает, разрушает этот образ. Метонимия обычно используется так же, как и метафора, в целях образного изображения фактов действительности, создания чувственных, зрительно более ощутимых представлений об описываемом явлении. Она одновременно может выявить и субъективно-оценочное отношение автора к описываемому явлению.

Действительно, часто какая-то одна черта явления или предмета, будучи выделенной, усиленной, типизированной, больше скажет о самом явлении, чем сопоставление этого предмета с другим или прямое выражение отношения автора к предмету. Метонимия является способом косвенной характеристики явления путем выделения одного из постоянных, переменных или случайных признаков этого явления,

причем художественная метонимия чаще всего строится на выделении случайного признака, который в данной ситуации представляется автору существенным.

13 Слово и его значение

Поскольку материалом всякого литературного произведения является язык, а основная единица языка — слово, необходимо остановиться на том, что такое слово и его значение.



под словом понимается основная единица языка, которая является формой существования по­нятия и выражением эмоции и отношения.Слово в языке, как правило, полисемантично, т.е. представ­ляет собой множество лексико-семантических вариантов2. На этом основании акад. В.В. Виноградов рассматривает слово в язы­ке как систему (единство) форм и значений3.

Лексико-семантическим вариантом (Л С В) мы будем называть слово в одном из его значений, т.е. такой двусторонний языко-вой знак, который является единством звучания и значения, со­храняя тождество лексического значения в пределах присущей ему парадигмы и синтаксических функций. Следует подчеркнуть, что, поскольку в языке не может быть формально не выражен­ных значений, всякое изменение лексического значения слова, т.е. каждый отдельный вариант его, находит себе выражение либо в особенностях его парадигмы, либо в особой синтакси­ческой или лексической валентности.

Под лексическим значением слова в дальнейшем понимает­ся реализация понятия, эмоции или отношения средствами язы­ковой системы. Поскольку в понятии отражается реальная действительность, значение слова соотнесено с внеязыковой ре­альностью, вместе с тем понятие не тождественно значению, поскольку последнее имеет лингвистическую природу и вклю­чает неконцептуальные компоненты: экспрессивные, эмоцио­нальные и другие коннотации.

Представляется весьма существенным разграничивать в языке структурное множество лексико-семантических вариантов сло­ва, которое можно также назвать семантической структурой слова, и отдельный лексико-семантический вариант, как он выражен в тексте в виде единства контекстуального лексичес­кого значения и той или иной грамматической формы.

Для того чтобы уяснить это, полезно показать различие меж­ду множеством и единством. Оно состоит прежде всего в раз­личном направлений абстракции. Действительно, в тексте мы наблюдаем лексико-семантический вариант. Значение его реа­лизуется не только составом и последовательностью морфем в слове, но и лексическими и грамматическими условиями кон­текста. Если мы обобщим свои наблюдения над словами в раз­ных контекстах применительно к общности звуковой формы, морфемного состава, принадлежности к одной и той же части речи и по наличию общих компонентов в значении, мы позна­ем целое исходя из наблюдений над элементами. Так мы полу­чим (абстрактное) структурное множество, элементы которого существуют в речевой действительности. С другой стороны, если в результате наблюдений реально существующих лексико-семантических вариантов мы выделим в них путем анализа со­ставляющие их элементы, направление абстракции идет от це­лого к части — реально существует и наблюдается целое как единство элементов. Итак, в случае множества реально наблю­даются элементы, и их объединение синтезирует целое, т.е. мно-



жество; в случае единства, наоборот, наблюдается целое, а пу­тем анализа находят его элементы.

Предложенное понимание слова далеко не является един­ственно возможным. Проблема определения слова и его харак­теристики считается одной из труднейших в современной на­уке. Сложность этой проблемы возникает из-за сложности са­мой природы слова, трудности разграничения слова и морфе­мы, с одной стороны, и слова и словосочетания, с другой, трудности разграничения омонимии и полисемии и т.д. Посколь­ку слово является единицей языка на всех уровнях, очень трудно дать такое определение слова, которое соответствовало бы од­новременно задачам фонетического, морфологического, лекси­ческого и синтаксического описания языка да к тому же под­ходило бы для языков разного строя.

Мы поступаем так же и из возможных толкований выбира­ем то, что соответствует задачам стилистического анализа тек­ста. Трудная задача определения границ слова для нас решает­ся так же, как в работах по машинному переводу. Поскольку при стилистическом анализе и обучении внимательному чтению читатель всегда имеет перед собой текст, то словом удобно счи­тать отрезок текста от пробела до пробела.

Как уже было сказано выше, каждый отдельный вариант находит себе выражение благодаря специфике своей лексичес­кой и грамматической валентности.

Под лексической валентностью понимается потенциальная сочетаемость с другими словами, лексическими группами или классами слов. Под морфологической валентностью — потенци­альная сочетаемость с морфемами словообразования и слово­изменения. Под синтаксической валентностью — способность за­нимать определенные позиции в тех или иных синтаксических структурах и вступать в синтаксические связи с теми или ины­ми классами слов. Реально в речи валентность проявляется в условиях контекста. Как правило, слово в речи, нередко даже в

художественной речи, употребляется только в одном из возмож­ных для него значений, и указания, которые исходят из кон­текста (лексического, синтаксического, а чаще всего комбини­рованного), позволяют понять, в каком именно. Если одно­временно реализуется не один вариант, а больше, то и в этом случае необходима ориентация на контекстуальные указания, поскольку все возможные варианты реализуются сравнительно редко.

В сознании носителей языка разные варианты одного слова связаны множеством ассоциаций, в художественной литерату­ре это богатство ассоциаций придает слову особую выразитель­ность и суггестивность.



  1   2   3   4   5


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет