2 билет. Своеобразие и периодизация р/л 18 века.(в тетради) 3 билет. Творчество Капниста



жүктеу 1.29 Mb.
бет1/8
Дата03.04.2016
өлшемі1.29 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8
: study
study -> Методические рекомендации по подготовке путевой информации и экскурсий
study -> В любом языке ударение характеризуется силой, высотой, длительностью. Ни один из аспектов не существует самостоятельно
study -> Искусство в системе кул-ры. Его истоки. Специфика искусства
study -> 18. Сложные вопросы трактовки фонем
study -> 17. Поэтика новел Проспера Мериме
study -> 1. Эпоха романтизма. Основные черты романтического художественного мира
study -> Вопрос смысл понятия романтизм. Предпосылки. Романтизм
study -> Закона, в котором сказано: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать»
2 билет. Своеобразие и периодизация р/л 18 века.(в тетради)

3 билет. Творчество Капниста.

КАПНИСТ Василий Васильевич родился [12(23).II.1758, в селе Обуховка (ныне Великая Обуховка), Миргородского уезда, Полтавской губернии,] в семье образованного помещика (выходца из Греции) — писатель.

Первоначальные познания в области литературы, французского и немецкого языков получил дома.

В конце 1770 был отправлен в Петербург, определен капралом в лейб-гвардии Измайловский полк.

В 1773, в чине сержанта, переведен в лейб-гвардии Преображенский полк. Во время армейской служ­бы сближается с Г. Р. Державиным, а через него — с Н. А. Львовым, И. И. Хемницером, И. Ф. Богдановичем (с первыми двумя состоял позже в родственных связях), продолжает изучение античной литературы, древних и западноевропейских языков, глубже знакомится с творчеством русских писателей.

В 1780 году уходит в отставку и уезжает в Обуховку, временами возвращаясь в Петербург по делам службы (одно время работал контролером Главного почтового правления.

В 1799—1801годах служил «по репертуарной части» в Дирекции императорских театров). Вся по­следующая общественно-политическая деятельность Капниста проходит на Украине. «О личной пользе не радея», он исполняет с 1785 ряд выборных должностей. На формирование литературно-эстетических взглядов Василия Васильевича значительное воздействие оказало общение с державинским кружком, характерной чертой творческой программы которого было стремление к простоте, к жизненной правдивости и конкретности. Принимая в основном идейно-художественную концепцию этого литературного объединения, писатель не теряет своего творческого «лица». Станов­ление его как писателя происходит в общем русле «сатирического направления» (Белинский), которое к тому времени было представлено в русской литературе именами Кантемира, Сумарокова, Новикова, Фонвизина, Княжнина.

Капнист дебютировал в литературе одой на Кайнарджийский мир (1775). Отдавая и впоследствии дань традиционному жанру торжественных од «на случай», выражавших его гражданско-патриотическую настроенность, Капнист стремится наполнить многие свои произведения реально-критическим содержанием, поставить в них острые, злободневные вопросы. В «Сатире 1» (1777) он выводит (под условными именами) галерею отрицательных типов, олицетворяющих «злонравие», делает резкие выпады против современных панегиристов «рифмачей». Критические нападки уязвленных поэтов и обвинения в дерзости не остановили сатирика. Обличительный пафос, неприятие крепостнической действительности еще более отчетливо прозвучали в «Оде на рабство» (написана в знак протеста против закрепощения крестьян Украины в 1783, опубликована в 1806). Изображая страдания народа, раскрывая трагизм его положения, писатель поднимается до осуждения системы крепостничества в целом. Вопреки литературной традиции поэт не воспевает императрицу, а бросает гневный приговор в лицо «царям», называя их «бичами мира». Содержанием отдельных строф ода Василия Васильевича прямо перекликалась с революционным стихотворением Радищева «Вольность». Однако в поисках путей защиты народа Капнист В.В. склонен апеллировать, в противоположность Радищеву, не к угне­тенному крестьянству, а к самой же императрице.

Вершиной творчества Капниста В.В. явилась сатирическая комедия «Ябеда» (написана в 1791—92, поставлена на сцене и напечатана в 1798). Автор выставляет на показ «раны и болезни общества, тяжелые злоупотребления внутренние», «беспощадным языком» (Чернышевский) рисует отталкивающую картину дикой оргии целой корпорации взяточников, цинично и, в сущности, безнаказанно попирающих законы. Сосредоточивая внимание на судебном конфликте (любовная фабула отодвинута здесь на задний план) и мастерски используя сатирические приемы в целях обобщения, типизации порочных явлений, он убеждал в иллюзорности надежд на устранение пороков в институте екатерининского суда. Созданная в духе нормативных требований эстетики классицизма, «Ябеда» являет собой, наряду с «Недорослем» Фонвизина, один из наиболее ярких образцов социальной комедии XVIII в. Широкий охват порочных явлений, «смелое и решительное нападение сатиры на крючкотворство, ябеду, лихоимство» (Белинский) побуждали читателя к такому выводу, который не укладывался в безнадежно констатирующую формулу: «Законы святы, но исполнители — лихие супостаты».

Выступая с позиций дворянской самокритики, Капнист оставался на уровне просветительских идеалов умеренного оппозиционера самодержавия. Признание незыблемости существующего правопорядка вы­нуждает писателя порой уходить «в себя». Присущее ему чувство сострадания занимают основное место в его творческой лирике. Временами поэтом овладевает настроение умиротворенности, он воспевает «эпикурейско-стоический» образ жизни, варьирует темы дружбы, любви, счастья, смысла жизни, провозглашая лозунги умеренности желаний, довольства малым и веры в будущее («потустороннее») блаженство. Анакреонтически-горацианские, элегические мотивы 1790 — 1800, тяготение к сентиментальному самоанализу означали не что иное, как выражение протеста против сковывавшей свободу творческой личности эстетики классицизма.

К концу жизни, под влиянием нарастающего «преддекабристского» движения (дом Капниста в Обуховке часто навещали будущие декабристы П. И. Пестель, С. И. Муравьев-Апостол, Н. И. Лорер; два сына Капниста были членами Южного общества), гражданские просветительские идеалы Василия Васильевича вновь оживают. Вслед за «Видением плачущего над Москвой россиянина» (1812), содержащим резкую критику правящих сословий, поэт создает в 1814—15 два цикла философско-публицистических миниатюр («Встречные мысли» и «Случайные мысли») с ярко выраженной сатирико-нравоучительной направленностью.

К 1817 относится проект Капниста об уничтожении в России «звания» крестьянина. Однако и на этот раз надежда на монарха оказалась иллюзорной. «К свободе Русь не подросла: не гни холодного стекла» — таков исход антикрепостнических порывов поэта, сменявшихся теистическими упованиями на второе пришествие Христа. Незадолго до смерти Капнист, подобно Рылееву и Пушкину, приветствовал греческое восстание стих. «К восставшему греческому народу» и «Воззванием на помощь Греции» (1822).

Капнист В.В. был известен как переводчик Горация, Делиля, Мольера. В ряде статей он изложил свои суждения о принципах перевода древнегреческих эпических поэм, о композиции «Одиссеи» Гомера, о русском стихосложении.

Современники высоко ценили «глубокое душевное чувство и неизъяснимую прелестную унылость» Капниста в лирике, «благородную любовь к добродетели и святую ненависть к пороку» в сатире. В. Г. Белинский рассматривал творчество Капниста Василия Васильевича как «исторически важное явление русской литературы», отмечал «необыкновенную легкость и гладкость» его стиха. Не обладая сильным и оригинальным дарованием, поэт, оставил заметный след в истории русской литературы. Он способствовал усовершенствованию, развитию поэтического языка, придавая большое значение музыкальной, мелодической стороне стихотворений. Расцвет «легкой поэзии» первых десятилетий XIX в. в значительной мере связан с творческим осмыслением литературного наследия Капниста В.В.


4 билет. Безавторские истории. История о российском матросе Василии Кариотском.

«Исто́рия о росси́йском матро́се Васи́лии Карио́тском и о прекра́сной короле́вне Ира́клии Флоренти́йской земли́»[1] — одна из старейших российских «любимых повестей», созданная во времена Петра I. Известна по трём рукописям XVIII века; её авторство неизвестно и остаётся предметом гипотез.

В повести рассказывается о приключениях дворянского сына Василия Кариотского, уроженца «Российской Европии». С детства окружённый «великой скудостью», он отправляется в «Санктпетербурх», записывается там в матросы и затем едет для обучения наукам в Голландию. На чужбине он прилежно изучает мореходное дело и присылает оттуда деньги своим бедствующим родителям; завершив обучение, он, несмотря на уговоры, стремится вернуться домой и повидаться с отцом. Следующий в Россию корабль Василия разбивает буря, а его самого выбрасывает на остров морских разбойников. В результате стечения обстоятельств он становится разбойничьим атаманом и участвует в ряде набегов. В плену у разбойников к тому времени уже имеется «флоренская королевна» Ираклия; Василий влюбляется в прекрасную пленницу и бежит вместе с ней от разбойников. После череды разлук, похищений и злоключений он встречается с австрийским «цесарем», побеждает своего коварного соперника-адмирала, женится на Ираклии и становится «королём флоренским».

«История» примечательна соединением традиций русской бытовой повести XVII века, новгородских былин о «богатом госте» и любовно-авантюрного романа, характерного для европейского барокко. Сходным образом в ней сочетаются славянизмы с иноязычными заимствованиями петровской эпохи, черты традиционно-патриархальной морали с нарождающимся индивидуализмом. Произведение сохранило от древнерусской литературы рукописный характер, анонимность, но взяла от Европы авантюрный сюжет.Одним из важнейших факторов литературы петровской эпохи была разработка новой концепции личности, решение проблем человека. Теперь человек воспринимался не как источник греховности, а как самостоятельная действующая личность, ценная сама по себе и за службу отечеству. Теперь только благодаря своему уму, храбрости, сообразительности можно было подняться из низших слоев общества в высшие. Примером послужит «Гистория о российском матросе Василии Кореотском и о прекрасной королевне Ираклии Флорентийской земли», написанная Фаном Прокоповичем.(он едет обучаться в голандию, там благодадря своему уму и работе добивается успеха, по дороге домой попадает на необитаемый остров, там становится главарем пиратов, спасает королевну от пиратов, потом от генерала, сам спасается от смерти, женится).


5 билет. Новаторский х-р оды Державина «Фелица». Эволюция жанра оды в р.л.

7 билет. Сатирическая и подобно-патриотическые оды Державин. Анакреотические мотивы в поэзии Державина.

Державин родился 3 (14) июля 1743 в Казанской губернии. Родители, несмотря на свое дворянское происхождение, бедствовали. К тому же Державин рано потерял отца, и матери приходилось идти на тяжкие унижения ради того, чтобы вырастить двоих сыновей и обеспечить им более или менее пристойное образование.

Знания, которые молодой Державин получил в Казанской гимназии, были отрывочными и сумбурными. Он прекрасно знал немецкий язык, но не владел французским. Много читал, но имел смутные представления о правилах стихосложения.

Писать стихи Державин начал еще в гимназии, но его обучение было неожиданно и до срока прервано. Из-за произошедшей канцелярской ошибки молодой человек был призван в Петербург на военную службу на год раньше положенного срока и к тому же записан, хотя и в гвардейский Преображенский полк, однако солдатом. Из-за тяжелого материального положения, отсутствия высоких покровителей и крайне неуживчивого нрава Державину пришлось десять лет ждать офицерского чина.

В 1773–1774 Державин принимал активное участие в подавлении восстания Пугачева, но, все из-за того же неуживчивого и вспыльчивого нрава, не получил долгожданного повышения. Он был переведен из военной службы в штатскую, получил в награду всего лишь триста душ крестьян.

В 70-е годы Державин понемногу начал продвигаться по служебной лестнице, постепенно, несмотря на свой неуживчивый характер, занимая все более и более ответственные посты. Так, он был олонецким и тамбовским губернатором, затем статс-секретарем Екатерины II и сенатором.

Несмотря ни на что, именно к 70-м годам впервые по-настоящему проявился Державинский поэтический дар.

Принципиальные перемены в жизни и творчестве Державина произошли в конце с70-х годов. В 1778 он пылко влюбился с первого взгляда и женился на Екатерине Яковлевне Бастидон, которую затем в течение многих лет будет воспевать в своих стихах под именем Плениры. Счастливая семейная жизнь обеспечила личное счастье поэта. В это же время дружеское общение с другими литераторами помогло ему развить природные дарования. Его друзья – Н.А.Львов, В.А.Капнист, И.И.Хемницер были высоко образованными и тонко чувствующими искусство людьми.

Как писал сам Державин, с 1779 он избрал «свой особый путь». Строгие правила классицистской поэзии больше не сковывали его творчество. В 79 году появились первые значительные произведения Д, напечатанные анонимно, главным образом в «Санктпетербургском вестнике»: Ключ, На рождение порфирородного отрока, На смерть кн. Мещерского.в оде Ключ читателей не могли не поразить яркие образы природы, конкретная словесная живопись. В оде На смерть кн. Мещерского Державин открыл своим современникам не только новые для них глубины философской мысли, но и недоступный до него русской поэзии лиризм индивидуальной человеческой души.

В 1780-84 Державин писал оду «Бог», ставшую одним из наиболее знаменитых его произведений. Он выступил в ней против атеизма французских материалистов 18в, но не с официально-церковных позиций, а опираясь на романтическое мировоззрение, на чувство слияния человека с природой, с целым мирозданием.

Представление о единстве человеческой природы, сближающей между собой царя, поэта и в принципе любого человека, проявилось и в Оде к Фелице, написанной в 1782. Произведение, воспевающее Екатерину II в образе Фелицы, было настолько непривычным, что поэт долго не решался его опубликовать. Когда же ода все же увидела свет, взволнованный Деражавин ожидал неприятностей. Последствия, впрочем, оказались совсем иными – растроганная императрица плакала, слушая оду, и в знак своей благодарности пожаловала поэту табакерку, усыпанную бриллиантами. Фелица поразила не только Екатерину, но и все образованное общество. Новизна ее была очевидна. Императрица восхвалялась здесь прежде всего за свои человеческие качества – простоту, милосердие, просвещенность, скромность – а не за государственные заслуги, или, вернее, именно эти душевные достоинства и оказывались под державинским пером главными качествами настоящей государыни. Поразила читателей и непривычная форма оды. Обращения к императрице перемежались здесь с отступлениями, описывавшими жизнь самого поэта – ситуация для традиционной оды неслыханная. К тому же приличествовавший высокому жанру высокопарный и торжественный стиль также был решительно отброшен, ему на смену пришел куда более простой язык. Язык, в котором, по мнению Ю.Тынянова, «именно низкая лексика, именно снижение к быту способствует оживлению образа».

Мало того, Державин допускает в своей оде описание совсем уж низменных материй. Он говорит о том, как «прокажет» с женой: «Играю в дураки», «на голубятню лажу», «то в жмурки резвимся порой»… Державин, по словам поэта В.Ходасевича, «понимал, что его ода – первое художественное воплощение русского быта, что она – зародыш нашего романа… Державин первый начал изображать мир таким, как представлялся он художнику. В этом смысле первым истинным лириком был в России он».

1790-е – эпоха наибольшего расцвета творчества Д. Граждански-сатирическая ода приобретает у него наивысшее звучание в таких произведениях, как «Вельможа» - патетическая, смелая сатира на порочных правителей гос-ва, соединяющая насмешку с высоким гневом и с прославлением идеала мудрого гос мужа. К этому же периоду относится его крупнейшая ода «Водопад», в которой говорится о смерти «великолепного князя Тавриды», Потемкина.

В Водопаде автор, оплакивающий кончину князя Потемкина, сосредотачивается прежде всего не на его военных или государственных успехах, то есть не на том, что,с точки зрения той эпохи, должно было сохраниться на века, а на исключительно личном ощущении преходящести, временности всего существующего, будь то слава, успех или богатство: …И все, что близ тебя блистало, Уныло и печально стало.

Здесь же, в Водопаде, Державин создает абсолютно новаторский для того времени пейзаж. Достаточно абстрактным описаниям природы в стихах его предшественников приходит на смену возвышенное, романтизированное, но все же описание совершенно конкретного места – карельского водопада Кивач.

Алмазна сыплется гора

С высот четыремя скалами,

Жемчугу бездна и сребра

Кипит внизу, бьет вверх буграми,

От брызгов синий холм стоит,



Далече рев в лесу гремит…

Новые черты, проявившиеся в творчестве Деражавина в 70–80-е годы, значительно усилились в последние десятилетия его жизни. Поэт отказывается от од, в его поздних произведениях явно преобладает лирическое начало. Среди стихотворений, созданных Державиным в конце XYIII – начале XIX вв. – дружеские послания, шуточные стихи, любовная лирика – жанры, размещавшиеся в классицистской иерархии намного ниже одической поэзии. Он воспевает простую жизнь с ее радостями, дружбой, любовью, оплакивает ее кратковременность, скорбит об ушедших близких.

Искренним и скорбным чувством проникнуто его стихотворение Ласточка, посвященное памяти рано умершей первой жены:

О домовитая Ласточка!

О милосизая птичка!…

Сама идея обращения к маленькой птичке для того, чтобы поделиться с ней своим горем, на два десятилетия раньше была абсолютно невозможна. Теперь же, во многом благодаря Державину, поэтическое мироощущение изменилось. Простые человеческие чувства требовали простых слов. Отсюда – интерес Державина к анакреонтической лирике.

Он стремится к изяществу стиля и стиха. Создает ряд маленьких шедевров в новой форме, напр «Русские девушки», обаятельный образ народной пляски.
Ярче всего новый жизненный идеал был сформулирован Державиным в его поэме Евгению.

В этой поэме, казалось бы, сконцентрировалось то, к чему Державин постепенно шел в течение многих лет. Частная, простая жизнь, все мельчайшие детали деревенской жизни описываются со вкусом и почти ощутимой осязательностью, со свойственной лишь Державину «шероховатой грандиозностью» (Ю.Тынянов):

Где с скотен, пчельников и с птичников, прудов.

То в масле, то в сотах зрю злато под ветвями,

То пурпур в ягодах, то бархат-пух грибов,

Сребро, трепещуще лещами.

С 1811 Державин состоял в литературном обществе «Беседа любителей русской словесности», защищавшем архаический литератуный стиль. Это не помешало Державину понять и высоко оценить талант юного Пушкина, чьи стихи он услышал на экзамене в Царскосельском лицее. Символический смысл этого события станет понятен только позже – литературный гений и новатор приветствовал своего младшего преемника.

Умер поэт 8 (20) июля 1816 в своем любимом имении Званка.
6 билет. Творчество Феофана Прокоповича. Трагикомедия «Владимир»

Феофан Прокопович (1681-1736) начинал свою деятельность в Киеве. Петр I вызвал его в Петербург, где Феофан стал одним из высших иерархов русской православной церкви, правой рукой Петра в осуществлении его преобразовательной политики. Феофан Прокопович, разносторонне образованный человек, был поборником распространения «не токмо священного писания», но и «внешнего», светского учения. Он был блестящим церковным оратором, причем его искусно построенные проповеди (слова) были не столько богословскими поучениями, сколько выступлениями политика. Характерны заглавия наиболее прославленных из них - «Слово о власти и чести царской» (1718), «Слово похвальное о флоте российском» (1720). Классическим образцом риторической ораторской прозы было слово, произнесенное Прокоповичем на погребении Петра I (1725). Здесь он с большим художественным мастерством и полнотой раскрыл историческое значение его реформаторской деятельности. Из-под пера Феофана вышел также ряд правительственных документов. В них он внес страстность публициста, гордящегося возросшей благодаря Петру международной ролью России, острый обличительный сарказм по адресу противников преобразований, ревнителей старины.

В трактате «Правда воли монаршей» (1722), написанном в связи с судом над царевичем Алексеем, Феофан коснулся проблемы, издавна волновавшей русских писателей и публицистов, а в XVIII в. поставленной заново историей и ставшей одной из центральных проблем эпохи: каковыми должны быть идеальный государь, отношения его к своим подданным и их обязанности к нему. Первейший долг такого государя, согласно Феофану, - «всенародная польза». В то же время - это государь-самодержец: «не может народ повелевать что-либо монарху своему». Такая трактовка абсолютизма в тогдашних условиях развития России была исторически оправданна: петровский абсолютизм выступал «как цивилизующий центр, как объединяющее начало общества» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 10, с. 431). В дальнейшем в зависимости от изменения общественных условий тип идеального монарха в представлении литературы, публицистики, театра подвергнется существенной эволюции. Расширится и содержание понятия «народ», в которое Феофан вкладывал ограничительный смысл, разумея дворянство, высшие круги духовенства, именитых представителей купечества.

Феофан Прокопович писал стихи на русском, латинском, польском языках. На трех этих языках сочинен им «Епиникион» в честь Полтавской победы (1709). В основу сюжета трагедокомедии Феофана «Владимир» (1705), написанной в бытность его в Киево-Могилянской академии, положены история введения христианства на Руси киевским князем Владимиром, борьба, которую в связи с этим князю-преобразователю пришлось вести с языческими жрецами. Современники узнавали во Владимире Петра I, а в сатирических образах жрецов - представителей ретроградной части современного духовенства.

Выступал Феофан и как теоретик литературы и ораторского искусства. Составленная им «Поэтика» (1705) была посмертно напечатана в 1786 г. «Риторика» (1706-1707) Феофана осталась неизданной до 1982 г. и была известна лишь в выдержках и изложении. Оба труда, написанные на латинском языке, сложились из лекций, читанных в 1705 и 1706-1707 гг. в Киево-Могилянской академии. Несмотря на то что лекции не были напечатаны при жизни автора, идеи их получили достаточно широкое распространение, так как в обеих существовавших в России в то время духовных академиях - киевской и московской Славяно-греко-латинской, а также в ряде других училищ теорию словесности преподавали ученики Феофана, опиравшиеся на его лекционные курсы. И в «Поэтике», и «Риторике» Феофан популяризирует теоретиков античности, Возрождения, барокко. Его «Поэтика», подобно всем школьным поэтикам XVII-XVIII вв., рационалистична и нормативна. Он признает искусство, утвержденное определенными правилами и наставлениями, искусство, приносящее «услаждение и пользу», но поддерживает и принцип правдоподобия. Порицает Феофан «буйство» слога, «темноту» стиля, неумеренное употребление тропов и фигур, различные виды «трудных пустяков» и «куриозных» стихов. В области драматургии он сторонник пятиактного построения пьесы, малого числа действующих лиц (стоит напомнить, что в школьной драме «Страшное изображение второго пришествия господня на землю...» 1702 г. число их доходило до 140), сведения фабульного времени к минимуму (от одного до трех дней), чтобы события, играющие роль предыстории, излагались в речах персонажей. Кроме трагедии и комедии, Феофан допускает, опираясь на авторитет Плавта с его «Амфитрионом», промежуточный драматический жанр - трагедокомедию. До Ломоносова он предлагает в «Риторике» различать три слога: высокий, средний и низкий. Все эти идеи Феофана предваряли будущий классицизм, утверждение которого на русской почве связано с именами Кантемира, Тредиаковского, Ломоносова и Сумарокова.
8 билет. Жанр сатиры в творчестве Кантемира

Родился 10 (21) сентября 1708 в Константинополе в семье молдавского господаря, известного ученого-энциклопедиста. Получил блестящее, разностороннее образование. С молодых лет проявлял способности к поэтическому творчеству, сочинял любовные песни. Эти первые опыты не сохранились; возможно, они были уничтожены самим поэтом, который впоследствии писал, что его призвание состоит в сочинении не любовных стихов, а сатир.

В 1729 Кантемир написал свою первую стихотворную сатиру К уму своему. На хулящих учение. За ней последовала сатира На зависть и гордость дворя+н злонравных. До 1732 им было написано пять сатир, распространявшихся в списках. В сатире На зависть и гордость дворян злонравных проводилась мысль о том, что не «порода», а только собственные заслуги дают человеку право называть себя благородным. Эта мысль звучала в унисон с введенной Петром I «Табели о рангах», согласно которой привилегии дворянина зависели от его деятельности на благо отечества.

До 1732 Кантемир написал также несколько басен (Огонь и восковой болван, Верблюд и лисица и др.), критикующих современное социальное зло. Той же цели служил перевод с французского книги Б.Фонтенеля О множестве миров (изд. в 1740). Впоследствии книга была запрещена Синодом как критикующая догматы церкви, а потому «противная вере».

В самом начале творческого пути Кантемир определил свою поэтическую задачу следующим образом: «Все, что я пишу, пишу по должности гражданина, отбивая все, что согражданам моим вредно быть может».

Кантемир с уважением и восхищением относился к деятельности Петра Великого. В 1730 стал членом так называемой «ученой дружины», объединявшей сторонников петровских реформ. В 1732–1738 служил русским посланником в Лондоне. Крупный политический деятель и один из выдающихся дипломатов своего времени, Кантемир не оставлял занятий литературой. Он доработал свои первые пять сатир, придав им характер ярких обобщений, и написал четыре новых сатиры. Основываясь на античных и западноевропейских традициях, Кантемир не следовал готовым образцам, а творчески преображал их: «Что взял по-галльски, заплатил по-русски». Несмотря на обобщенность образов в сатирах Кантемира, которой он придерживался согласно правилам классицизма, многие современники узнавали в них себя, из-за чего сатиры были опубликованы в России только в 1782, через 20 лет после смерти автора. При его жизни они выходили в переводах во Франции и в Германии. В 1738–1744 Кантемир занимал пост русского посланника в Париже. Он близко познакомился с Фонтенелем, подружился с Ш.Монтескьё, перевел его Персидские письма (перевод не сохранился). Кантемир дружил с драматургом Н.де Лашоссе и математиком Мопертюи, переписывался с Вольтером. Перевел произведения Горация и Анакреонта, историю Юстина и др. авторов, а также написал философский трактат Письма о природе и человеке (1742) и составил руководство по алгебре. Разрабатывал свою теорию силлабического стихосложения, которую изложил в работе Письмо Харитона Макентина к приятелю о сложении стихов русских (1733). Умер Кантемир 31 марта (11 апреля) 1744 в Париже.

Сатиры Кантемира.

Построение обычно единообразно. После вступления, представляющего из себя обращение к своему уму, к Феофану, к музе ипр, Кантемир переходит к живым примерам, которые составляют галерею литературных портретов. Для Кантемира типично двойное название: первое определяет обращение, дающее рамку все сатиры, второе относится к признаку, по которому подобраны сатирические портреты. Обращение обычно чисто формально. Несогласованность рамок построения и портретно-сатирического содержания выражает двойственное литературное происхождение сатир Кантемира. Построению он учится у Буало. Обращение в первой сатире к уму прямо восходит к девятой сатире Буало A son esprit. Но портреты в сатирах связаны с Буало отдаленно, они принадлежат в большинстве русской жизни. И вообще метод портретной галереи, преобладающий у Кантемира, у Буало почти не встречается, зато частотен Лабрюейера. Более того, Кантемиру была известна новая моралистическая литра английского образца. Это все дает нам право усомниться в справедливости традиционной точки зрения, связывающей Кантемира с Буало. Сатиры Кантемира современны общеевропейскому процессу развития буржуазного морализма, т.е. Относятся к самому передовому явлению в европейской культуре 18в. Кантемир – первый представитель направления, типического для Европы, направления реформаторского, он первый в России сатирик. главные темы его сатир: борьба с клерикализмом, с невежеством, аристократическим чванством. Все его сатиры проникнуты общим чувством нравственной скорби о низком уровне достоинства и нравственности современников. При этом каждая отдельная сатира Кантемира всегда связана с определенной минутой жизни страны, с опр положением дел, благодаря чему общие просветительские идеи поэта (борьба за науку, за увеличение числа просвещенных и граждански честных людей) не превращаются в отвлеченную схему. В сатирах заключены резкие выпады против опр лиц: так, например, в первой сатире изображение епископа – это портрет Георгия Дашкова, главаря церковной реакции в конце 20х гг. первая сатира была направлена против реакции, которая была близка к победе. Через два месяца была написана вторая сатира, представляющая защиту новой правящей группы, выдвинутой петровскими реформами. Кантемир отстаивает в ней петровскую тз на дворянство, как сословие, доступное непрерывному обновлению за счет введения в него новых людей, выделившихся своими заслугами.

Три заграничные сатиры Кантемира являются скорее морально-философскими рассуждениями. Все же полного разрыва с прошлым не произошло, если Кантемир перерабатывает свои старые сатиры. Эта вторая редакция литературно выше первой, но устранены некоторые черты. Два периода явно различаются.

Значение сатир Кантемира для развития рус литры было очень велико. Сатирические образы, созданные Кантемиром оставались еще долго жить в рус литре: щеголи, дикие помещики, невежды, фанатики-суеверы итд. Мы встречаемся с ними у Сумарокова, у Фонвизина, в сатирической журналистике 18в, образы дили и в начале 19в и еще у Грибоедова и Гоголя мы встретим отзвуки сатирических тем Кантемира.

Переводы Кантемира.

Памятником первого периода творчества Кантемира является перевод книги Фонтенеля, явно направленной против церковного учения о вселенной, основанного на птолемеевой картине мира. Теория Коперника к тому времени в России была уже известна. Фонтенель в своей книге нанес в глазах широкой образованной публике сокрушительный удар по астрономии Аристотеля и Птолемея. В русских условиях перевод Кантемира был бы ударом для староцерковной партии, но издание не состоялось.

В Лондоне и в Париже характер его трудов изменяется. Он становится ученым филологом. Новым был совершенно европейский уровень филологического знания. Так, переводя послания Горация, Кантемир учитывает современное состояние науки. Первый русский образец текстологически и стилистически культурного перевода древнего автора – заслуга Кантемира. Принцип филологической точности и эрудиции был положен в основу перевода 55 од Анакреонта. Но эти переводы были опубликованы только в 19в.
Анализов сатир и переводов них..нету. Поэтому, видимо, их надо читать и делать какие-то выводы.
9 билет Денис Иванович Фонвизин. «Недоросль» Фонвизина, как первая русская социально-политическая комедия: жанр, композиция, проблематика, худ. метод;



  1   2   3   4   5   6   7   8


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет