2 монтажный анализ литературного текста



жүктеу 22.07 Kb.
Дата29.04.2016
өлшемі22.07 Kb.
2) монтажный анализ литературного текста

Николай Васильевич Гоголь. НОЧЬ ПЕРЕД РОЖДЕСТВОМ


Еще ни одна толпа парубков не показывалась под окнами хат (общий план – окна хат, панорамный проезд); месяц один только заглядывал в них укладкою (общий план), как бы вызывая принаряживавшихся девушек выбежать скорее на скрипучий снег. Тут через трубу одной хаты клубами повалился дым (крупный план трубы и дыма) и пошел тучею по небу, и вместе с дымом поднялась ведьма верхом на метле (общий план ведьмы)…

А ведьма между тем поднялась так высоко (ведьма улетает – общий план), что одним только черным пятнышком мелькала вверху. Но где ни показывалось пятнышко (общий план), там звезды, одна за другою, пропадали на небе (крупный – гаснет звезда). Скоро ведьма набрала их полный рукав (деталь). Три или четыре еще блестели (общий план). Вдруг, с противной стороны, показалось другое пятнышко (общий план), увеличилось, стало растягиваться (общий план и приближение), и уже было не пятнышко. Близорукий, хотя бы надел на нос вместо очков колеса с комиссаровой брички (деталь), и тогда бы не распознал, что это такое. Спереди совершенно немец (крупный): узенькая, беспрестанно вертевшаяся и нюхавшая все, что ни попадалось, мордочка (крупный) оканчивалась, как и у наших свиней, кругленьким пятачком (деталь), ноги были так тонки, что если бы такие имел яресковский голова, то он переломал бы их в первом казачке (деталь). Но зато сзади он был настоящий губернский стряпчий в мундире, потому что у него висел хвост (деталь), такой острый и длинный, как теперешние мундирные фалды (деталь); только разве по козлиной бороде под мордой (деталь), по небольшим рожкам, торчавшим на голове (деталь), и что весь был не белее трубочиста, можно было догадаться, что он не немец и не губернский стряпчий, а просто черт (общий), которому последняя ночь осталась шататься по белому свету и выучивать грехам добрых людей. Завтра же, с первыми колоколами к заутрене, побежит он без оглядки, поджавши хвост, в свою берлогу.



3) литературный этюд – описать, например, помещение, так, чтобы мы четко представляли, что где стоит.
Я оказалась в обыкновенной советской комнате (размером примерно 5 на 4 метра). Впрочем, комната обыкновенной не была: слева от двери находился «встроенный» советский шкаф (длинной метр-полтора). Далее, до конца стены, располагалась коллекция минералов: вся стена была увешана маленькими рамочками с камнями (агаты, аметисты, изумруды…). Прямо вдоль стены, от двери к окну, стоял шкаф. Обыкновеный советский шкаф-стенка. Однако содержимое шкафа также было необыкновенным. На полках располагались фарфоровые фигурки советских времен. Сейчас такие фигурки можно найти только на блошиных рынках. Вдоль противоположной стены стояли два дивана: большой и чуть поменьше. Над диванами висели фотографии семьи: здесь и внуки, и дети, и сами хозяева.

4) документальный этюд на наблюдательность

Вдоль берега финского залива неторопливо идет человек (общий план). Иногда он легонько пинает попавшиеся под ногу камушеки (панорама, проход человека). Панорама – бесконечность финского залива – вдаль. Человек приближается (общий план, панорама на укрупнение – человек идет на камеру) На нем джинсы, толстовка и спортивная шапочка, на ногах – кроссовки. (Средний план) Это – Андрей Аршавин, игрок «Зенита» (крупный план - лицо), прогуливающийся рядом со своим загородным домом










©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет