А. Г. Алексаха введение в прогрессологию теоретические проблемы экономической истории



жүктеу 3.42 Mb.
бет1/15
Дата02.05.2016
өлшемі3.42 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
:


А. Г. АЛЕКСАХА

ВВЕДЕНИЕ В




ПРОГРЕССОЛОГИЮ
ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ

Алексаха А.Г.

Введение в прогрессологию.


Эта книга посвящена теоретическим проблемам экономической истории и представляет собой попытку построения модели развития общества. Хронологические рамки настоящей работы – от самых ранних этапов возникновения человечества до индустриальной революции в Англии. Теоретические построения проиллюстрированы многочисленными историческими примерами, в качестве которых автор избрал одни из ярчайщих периодов в истории, например такие как экономический и культурный подъем античной Греции, взлет и падение Римского государства, расцвет Италии и Голландии в Средние Века, английскую и французскую революции, возникновение индустриального общества в Англии. Книга снабжена списком литературы и графическим материалом. Расчитана как на специалистов историков и экономистов так и на широкий круг читателей.

Предисловие

Прогресс человечества присутствует в разных контекстах практически в любом исследовании, посвященном человеческому обществу. О прогрессе пишут политики, экономисты, историки и представители многих других наук. Но много ли существует работ, для которых прогресс сам по себе являлся бы объектом исследования? Автору этой книги всегда казалось, что прогресс является столь значимым явлением, что ему должно быть посвящено отдельное направление исследований, имеющее свои научные методы, свой научный инструментарий и свою цель. Как мне кажется, для подобного направления более всего подходит название «прогрессология».

Цель прогрессологии должна состоять в построении модели, которая достаточно точно объясняла бы сложный комплекс явлений, происходящих в человеческом обществе в процессе его развития. Модель прогресса должна быть применима к любому человеческому обществу – от самого примитивного и до современного. Для такой модели не должно быть исключений и необъяснимых фактов, которые касаются основных черт развития любого общества.

Очевидно, что создание достаточно полной модели развития требует привлечения огромной базы данных, касающихся самых разных сторон жизни общества и работы многих специалистов. Поэтому автор не стремился создать модель, которая подробно описывала бы процессы, происходящие даже в примитивных обществах. Автор надеется, что ему удалось в общих чертах наметить пути, которые могут быть плодотворными для тех, кому это направление покажется интересным и перспективным. В связи с этим можно говорить об этой книге лишь как о введении в прогрессологию.

Теперь несколько слов относительно содержания этой книги. С точки зрения предлагаемой модели развития всю историю человечества можно разделить на три неравных по продолжительности, но одинаково важных этапа: первый, который начался с возникновения человека современного вида и длился до начала промышленной революции, второй, который продолжался с начала промышленной революции и до начала периода формирования постиндустриального общества и третий, который начался с возникновения постиндустриального общества и пока не закончился. Разумеется, использование прошедшего времени для определения периодизации всех без исключения обществ условно, так как и сегодня некоторые сообщества людей живут при первом этапе, при втором сегодня живет подавляющее большинство населения Земли, а поскольку третий этап уже начался хоть где-нибудь на нашей планете, мы можем его изучать и характеризировать. Критерием периодизации служит качественная эволюция категорий о которых речь пойдет ниже.

Эта книга является первой частью более общей работы и в ней содержится материал, относящийся к первому этапу развития, согласно предлагаенной классификации. В связи с этим автору хотелось бы высказать некоторые предостережения. Настоящая работа относится к области экономики, весь же материал, содержащийся в первой части, имеет отношение к тому периоду, который принято называть доиндустриальным. Поэтому в первую очередь он может представлять интерес для историков. История же наука специфическая. Образно говоря, история – это всеобщий архив человечества и главная цель исторической науки знать точно, что именно, когда, где и как произошло. Даже если отдельные историки и ставят перед собой более широкие задачи, все же в первую очередь историк это в некотором смысле человек прошлого, живущий в наше время. Он должен как можно лучше знать изучаемое им общество и поэтому оправдана специализация историков на конкретных периодах и регионах. Теоретическая же база предлагаемой модели, как уже говорилось выше, экономическая и ее доказательная аргументация может показаться историку непонятной и неубедительной. В этой связи, для историка, как кажеться автору, будет более эффективным не анализ теоретических построений, а, так сказать, позитивистский подход, то есть анализ хорошо известной ему массы фактов с точки зрения того, в какой степени полно предлагаемая модель их объясняет и в какой степени они ей соответствуют.

Для удобства и большей легкости восприятия автор стремился придать выявленным закономерностям форму законов, что облегчает как их запоминание, так и ссылки на них.

1.ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА
1.1.Определение категорий.
Прежде всего, мы должны определить для себя предмет нашего исследования, то есть сформулировать само понятие прогресса. Этот вопрос, пожалуй, относиться к тем, о которых говорят, что их хорошо понимаешь, пока о них не задумываешься.

Чтобы дать правильное определение прогресса, необходимо определить его главный критерий. То есть мы должны избрать такой признак, определенные изменения которого означали бы прогресс. Какие же требования к нему должны быть? Антропологи утверждают, что человек как вид Homo sapiens не менялся как минимум 30 тысяч лет, поэтому основные принципы модели прогресса, а, следовательно, и его критерий, должны быть одинаковыми как для современного общества так и для группы охотников и собирателей, живших при каменном веке.

Для нас, людей современного общества, прогресс – это прежде всего улучшение условий жизни, которое выражается в развитии техники, науки, медицины, позволяет людям жить дольше, меньше болеть, меньше заниматься монотонным и скучным трудом. Кажется очевидным, что прогресс – это хорошо, а его отсутствие – плохо. Но «хорошо» и «плохо» слишком субъективные понятия, чтобы на их основе пытаться дать научное определение. Исторический материал свидетельствует, что не было случаев, чтобы при явном движении общества вперед не ухудшалось положение отдельных социальных слоев. Чаще же всего, как мы увидим дальше, страдала большая часть общества.

Следовательно, нельзя утверждать, например, что прогресс происходит в том случае, если улучшается жизнь большей части населения.

Поскольку кажется очевидным, что прогресс реализуется через изменения в материальной культуре, то распространено мнение, что прогресс должен происходить в случае ее усовершенствования. Но может ли материальная культура и в первую очередь орудия труда, как ее главный производящий фактор быть критерием прогресса? Очевидно, что предметы материальной культуры могут быть легко заимствованы путем обмена, в качестве военной добычи, в результате дарения. Но означает ли такое заимствование прогресс? Например, на Новой Гвинее заимствование племенами, питающимися главным образом саго, железных топоров значительно повысило производительность их труда, но не отразилось на развитии населения, а лишь увеличило время досуга [1, с 118]. Подобные примеры носят массовый характер. Заимствование индейцами-охотниками за бизонами огнестрельного оружия и лошади не привело к ускорению их развития, так же как и заимствование ранними земледельцами железных сельхозорудий.

Можно привести и другие примеры. В частности, после Второй мировой войны материальная культура многих стран была разрушена в такой степени, что экономисты говорили об обществе, отброшенном назад на десятки лет. Но впоследствии общество достигало прежнего уровня развития экономики за несколько лет. Следовательно, изменениям в материальной культуре, а равно и в технологиях, должны предшествовать изменения в сознании людей. В начале всех прогрессивных изменений нечто должно измениться в самих людях. Это нечто автор предлагает считать уровнем развития населения.



Уровень развития – это способность населения решать жизненные проблемы.

Главным критерием прогресса следует называть изменение уровня развития населения Уровень развития – это сложное, комплексное свойство населения. Уровень развития близок к уровню интеллекта, но это не одно и то же. Существует определение интеллекта как способности человека решать задачи. Это определение совершенно справедливо не конкретизирует, какие именно задачи. Уровень развития – это тоже способность решать задачи, но не абстрактные, а те, которые возникают в процессе жизни.

Понятие уровня развития скорее применимо ко всей массе населения, в крайнем случае к отдельным социальным слоям. Разумеется, каждый отдельный человек также обладает определенным уровнем развития, так же как и уровнем интеллекта. Но так как практически в любом современном обществе существует разделение труда, нет критериев, по которым мы могли бы определить уровень развития конкретного человека. Только в самых примитивных обществах, в которых отсутствует разделение труда и где каждый должен уметь все делать сам, человек, который пренебрегает решением жизненных проблем, как бы он при этом не был умен, имеет уровень развития ниже чем его менее умные, но более прагматичные сограждане. Кроме того, индивидуальные различия между людьми столь велики, что, вероятно, говорить об уровне развития применительно к отдельному человеку вообще неправомерно.

Различие между уровнем развития и интеллектом весьма ощутимо. Например, вряд ли охотники и собиратели имели уровень интеллекта более низкий, чем ранние земледельцы. Хорошо известно, что охотники обладали огромными знаниями об окружающей их среде, проявляли бездну изобретательности при изготовлении различных ловушек, силков и т.п. Земледельцы наверняка знали о природе меньше, потому что им не было нужды проявлять чудеса изобретательности, чтобы добыть пищу. Напротив, тяжелый, однообразный труд на полях отуплял человека. Но уже первые земледельцы имели более высокий уровень развития, чем охотники, потому что они были способны к такому труду. Вероятно, никого не нужно убеждать в том, что переход от охоты и собирательства к земледелию был огромным прогрессом в жизни любого человеческого сообщества. Путешественники из Европы часто отмечали «лень» охотников и собирателей, их неспособность целенаправленно трудиться продолжительное время. Поэтому в Америку везли из Африки негров, которые были земледельцами у себя на родине. Попытки использовать принудительный труд индейцев приводил к быстрому вымиранию последних. Многие современники сходятся на том, что индейцы, жившие преимущественно за счет охоты и собирательства, были настолько непригодны для сельскохозяйственного труда, что быстро погибали на плантациях. Хотя индейцы биологически ничем принципиально не отличались от белых или негров, но что-то важное отсутствовало в их сознании, что приводило к губительному стрессу, когда индейцев заставляли работать на полях. Именно это что-то и было недостающим шагом в уровне их

развития. Индейцы вполне могли справиться и физически и интеллектуально с трудом на плантации, но у них не было умения заставить себя делать это.

Таким образом, уровень развития подразумевает не только возможность того, что та иная задача может быть в принципе решена, но и решимость и волю населения эту задачу обязательно решить. Иначе говоря, уровень развития включает в себя две составляющие - уровень интеллекта и силу воли. Без целенаправленных волевых усилий нельзя решить даже простые жизненные проблемы. Конкретный человек может обладать очень высоким уровнем интеллекта, но при этом не умеет и не хочет применить свой интеллект для решения задач, на которые существует спрос. На первом этапе развития, то есть до промышленной революции, рост уровня развитя основной массы населения происходил главным образом за счет волевой составляющей, так как до промышленной революции основная масса населения занята сельским хозяйством, а эта деятельность требует не столько умственной работы, сколько упорного, целенаправленного и тяжелого физического труда.

Теперь мы можем сказать, что прогресс общества – это повышение уровня развития населения.

Однако уровень развития - это внутреннее свойство человека, которое внешне должно в чем-то выражаться. Уровень развития выражается внешне в уровне потребностей. Бытует расхожее мнение, что потребности общества безграничны, а возможности их удовлетворить ограничены. Но так ли это на самом деле? До настоящего времени существуют народы, которые остались на довольно низком уровне развития. При этом очевидно, что эти люди вполне могли бы жить лучше, внешние факторы это позволяют. Где же их безграничные потребности? Достаточно даже небольшого контакта с представителями сообщества, стоящего на более низкой ступени развития, чтобы почувствовать, что именно уровень потребностей отличает их от нас. Их в принципе удовлетворяют убогие жилища, дешевая одежда, почти полное отсутствие предметов длительного пользования в быту, низкий уровень медицинского обслуживания. Разумеется, представители таких человеческих сообществ могут сказать, что хотели бы большего. Но они осознают, что достижения большего нужно больше работать, больше уметь, больше знать. И вот тут-то и пролегает грань между ними и представителями более высокоразвитых человеческих сообществ. Последние не просто мечтают о каких-то жизненных благах, они готовы работать, чтобы достигнуть в жизни большего и они это делают и добиваются своих целей. Поэтому под уровнем потребностей нужно понимать потребности, ради достижения которых человек готов прилагать усилия, целенаправленно трудится.

Конкретному уровню развития довольно жестко соответствует определенный уровень потребностей, при этом уровень потребностей и уровень развития находятся между собой в диалектической взаимосвязи, то есть влияют друг на друга, но уровень развития является определяющим.

Уровень потребностей – это тот критерий, который хорошо виден любому наблюдателю и позволяет практически безошибочно судить об уровне развития населения. Можно сказать, что уровень развития населения реализуется через уровень потребностей. Чем населению меньше нужно от жизни, тем ниже его уровень развития. Но не следует понимать уровень потребностей как некую арифметическую сумму вещей, которые нужны человеку. Потребности любого человека подчиняются очень жесткой иерархии. На первом месте всегда стоят потребности в реализации базовых природных инстинктов. Эти потребности присущи любому человеку, не зависимо от уровня развития, но при этом они развиваются, как и все остальное. Например, инстинкт самосохранения присущ людям с самым низким уровнем развития. Они избегают непосредственной опасности, например хищников, высоты и т.п. По мере развития этой потребности человек не просто не будет подвергать себя непосредственной опасности, а станет, например соблюдать правила гигиены, чтобы избежать опасности инфекционного заболевания. На более высоком уровне он будет заниматься спортом, придерживаться определенной диеты и т.д. Здесь необходимо подчеркнуть, что речь идет о потребностях населения, а не конкретного человека. Это относится и ко всему, что будет сказано далее. Любой человек индивидуален. Его потребности также индивидуальны. Возможна ситуация, когда человек, имеющий очень высокий уровень интеллекта, демонстрирует весьма низкий уровень потребностей. Обычно это имеет место, в случае если этот человек к чему-то стремиться, например, учится или напряженно работает над чем-то. В этом случае он может на время существенно понизить свой уровень потребностей и обходиться малым. Когда же мы говорим о потребностях населения, то под этим понимается некая среднеарифметическая сумма потребностей, нечто усредненное. Например, во все времена существовали люди с чрезвычайно высоким уровнем интеллекта и соответствующим уровнем потребностей. Но были и люди уровень интеллекта и потребностей которых был ниже среднего. Средний же для населения уровень развития, или потребностей как раз и исключает крайности и представляет большинство.

В некотором смысле именно уровень потребностей определяет то, насколько население конкретной страны хорошо живет. Поэтому правильнее было бы сказать, что уровень потребностей в каждом конкретном случае ограничен, хотя общество в принципе может их всегда удовлетворить, как высоко бы уровень потребностей не поднимался.

Население всегда стремиться воплотить свой уровень потребностей в жизнь. В результате этих усилий человека окружает определенная социальная и материальная среда. Условия жизни населения можно назвать уровнем потребления.

Следует отметить, что уровень потребления включает в себя не только потребление материальных благ, но и безопасность, соблюдение в обществе определенного порядка. Это вещи нематериальные, но они соответствуют настолько важным для любого человека потребностям, что часто значат больше, чем материальные предметы.

Уровень потребления обязательно должен соответствовать уровню потребностей. Несоответствие вызывает сильный дискомфорт и не может продолжаться долго. Однако уровень потребностей всегда несколько выше уровня потребления. Иными словами человек всегда хочет большего, чем он достиг.

Возможны ситуации, когда уровень потребления ниже, чем уровень потребностей. Это может иметь место, например, после разрушительных стихийных бедствий, тяжелых воин, или в случае проведения режимом неправильной экономической политики. Обычно такая ситуация не длиться долго. Население неуклонно стремиться поднять уровень потребление к уровню потребностей, соответствующему уровню развития. Именно поэтому так быстро восстанавливается жизнь после воин. Если режим проводит политику, которая угнетает экономику, что ведет к невозможности для населения достигнуть желаемого уровня потребления, то это всегда порождает острое недовольство режимом и смену власти. Редко, но бывают ситуации обратные, при которых уровень потребления определенных социальных групп выше уровня потребностей. Это вовсе не так хорошо, как может показаться. Хорошо известно, что отсталые народы испытывали стресс при знакомстве с более цивилизованными нациями. Причина этого состояла в том, что благодаря контактам с передовыми нациями отсталые народы могли поднять свой уровень потребления выше уровня потребностей. Эта парадоксальная ситуация приводила к стрессу. Иногда правительства и благотворительные организации пытались создать «хорошие», по их мнению, условия для развития таких народов, но это приводило лишь к быстрому вымиранию последних. В конце концов, интуитивно выработалась практика оставить все как есть, то есть попытаться сохранить отсталые народы в привычной им среде, и это было лучшим решением, хотя часто и запоздалым.

Когда жители развитых стран оказываются в среде людей из менее развитых стран, то они быстро начинают ощущать разницу в мотивации поведения. Многие поступки новых знакомых кажутся им непонятными, а поскольку разница в материальной культуре в их пользу, то они делают вывод о дикости, лени и т.п. жителей этих мест. Действительно, многие народы значительно отстают от жителей Европы и Северной Америки. Но важно понимать, что все народы поднимаются вверх по одной и той же лестнице, шагают через одни и те же ступени. Ступени этой лестницы – уровни развития, а процесс восхождения и есть прогресс.

Разница в уровне развития всегда была питательной средой национализма и разных форм фашизма. Хотя самого понятия уровня развития и не существовало до выхода этой книги, он такая же реальность как и цвет волос или кожи. И это хорошо ощущалось населением всегда. Разница в уровне развития и, соответственно, разница в уровне потребления, служила основанием для утверждений о превосходстве одних народов над другими. Утверждалась, что эта разница является следствием неких качеств внутренне присущих тому или иному народу. Понятие уровня развития позволяет понять причины различий в уровне потребления различных народов, как и то, что эти различия преходящи и временны.

Очень важным является вопрос о критериях, по которым можно судить на каком уровне находится то или иное сообщество. Поскольку мы уже отказались от материальных признаков прогресса на том основании, что они вторичны по отношению к изменениям в сознании, то чтобы остаться последовательным, нужно от них отказаться и в этом случае. Об уровне, которого достигло то или иное сообщество, можно судить по уровню потребностей. Мы уже отмечали выше, что потребности подчиняются жесткой иерархии, имеют четко выраженную структуру. По тому, насколько развиты потребности населения, можно судить о ступени развития, на котором находится данное сообщество людей. Мы уже говорили, что потребности включают в себя не только материальные блага, но и необходимость поддержания

в обществе определенного порядка, что создает определенные условия для удовлетворения потребностей каждого члена этого общества. Именно отношение общества к человеку есть важнейший критерий при оценке степени развития. Речь идет, если можно так выразиться об общественной этике, независимо от того, закреплена она в законах или нет. Если в обществе считается нормальным определенное отношение к отдельному человеку, то каждый член этого общества осознает, что на месте этого конкретного человека может оказаться и он сам. Например, если в обществе практикуется убийство стариков, то человек, убивающий своего отца, прекрасно понимает, что так же поступят и с ним. Каннибалов, которые поедали побежденных врагов, ничуть не удивляло, что враги, если бы счастье им улыбнулось, так же поступили бы и с ними. Или, например, человек, продающий своего соседа в рабство за долги, прекрасно осознавал, что тоже завтра кто-то другой может сделать и с ним. Этот перечень можно продолжать, но вывод тут таков: если уровень развития данного сообщества достаточно высок, оно отказывается от подобной практики в первую очередь потому, что его члены сами не хотят оказаться в числе пострадавших. Раньше они допускали такую возможность, а теперь не хотят. Такие вещи не заимствуются. Только когда уровень развития и соответствующий уровень потребностей потребует этого, общество перейдет к более высокой ступени отношения к человеку. Ярким примером разного отношения общества к личности может служить вопрос о правах человека. Высокоразвитые нации часто требуют от правительств стран, народы которых не достигли пока достаточно высокого уровня развития, таких же стандартов отношения к личности, какие существуют в их государствах. Эти требования кажутся более отсталым нациям надуманными, в то время как высокоразвитые нации не понимают, как можно терпеть подобный деспотизм и тоталитаризм.

Итак, рост уровня развития населения есть главный критерий прогресса. Важнейшим вопросом в этой связи является механизм формирования уровня развития населения. Уровень развития формируется характером деятельности, в принципе независимо от ее рода. Это может быть как работа так и развлечение. Чем деятельность более сложная, чем упорнее и дольше человек себя ей посвящает, тем более высокий уровень развития он сформирует. Прежде всего уровень развития каждого индивидуума формируется в детстве, то есть еще до того как этот человек не вовлечен в экономическую активность в такой степени как взрослые. Этот уровень развития можно назвать базовым. Следует подчеркнуть, что детство в разные эпохи и у разных социальных слоев имело весьма разные временные рамки, поэтому нужно говорить о степени трудовой деятельности.

Базовый уровень развития определяется уровнем потребления, при котором человек вырос и сформировался. Под уровнем потребления имеется в виду потребление не только материальных благ, но и то в какой степени ребенок был окружен заботой, насколько уважались его права, насколько развивающими интеллект были его развлечения и т.д.

Разумеется, индивидуальные отклонения тут могут быть очень велики, отдельные особо одаренные личности могут сформировать очень высокий базовый уровень развития и при очень низком уровне потребления в детстве, но не эти единичные случаи определяют уровень развития всего населения. Чем выше был уровень потребления в детстве у той или иной группы людей, тем выше уровень развития они сформируют.

В течение первого этапа развития, то есть в доиндустриальных обществах, базовый уровень развития нового поколения обычно соответствовал уровню развития предыдущего поколения. Если же новое поколение впоследствии увеличивало свой уровень развития выше базового, то происходил прогресс данного общества.

Что же было для этого нужно, или иными словами какие же факторы обуславливают рост уровня развития? Как уже отмечалось выше, уровень развития зависит от того насколько сложной деятельностью занято население. В принципе то, какая именно это деятельность, не имеет значения. Но если для ребенка игры могут формировать достаточно высокий уровень развития, то для взрослого человека такой деятельностью может быть только работа. Достаточно сильное для влияния на уровень развития напряжение сил, как физических так и умственных, возможно только для создания необходимого уровня потребления, то есть в процессе труда.




  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет