А. Г. Алексаха введение в прогрессологию теоретические проблемы экономической истории



жүктеу 3.42 Mb.
бет4/15
Дата02.05.2016
өлшемі3.42 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
:

Стационарное состояние – это такое состояние сообщества на первом этапе развития, когда оно сохраняет примерно одинаковое количество своих членов.

Если уровень развития населения низок и численность населения регулируется с помощью методов, которые можно отнести к positive check, в соответствии с классификацией Мальтуса, то даже если возможности для развития исчерпаны, численность населения в данном резервуаре не будет постоянной. Численность населения в этом случае будет существенно колебаться, то превышая критическую плотность, то падая значительно ниже ее. Периоды, когда плотность населения превышает критическую будут периодами междоусобиц, голода и эпидемий. Если внешнеполитические условия позволяют, то в это время происходит экспансия на земли соседей. Поэтому понятие стационарное состояние применимо главным образом к сообществам, в которых численность населения регулируется факторами, которые Мальтус назвал preventive check. В этом случае вследствие более высокого уровня развития населением вырабатываются правила, призванные обеспечить вновь возникающим семьям соответствующий уровень потребления. Например, широко распространенный на Земле обычай наследования имущества, называемый неделимым наследством не случайно чаще всего встречаются в районах с застойной экономикой [38, c.46] или, иными словами, в резервуарах, находящихся в стационарном состоянии. По этому обычаю все имущество родителей и в первую очередь земля, достается старшему, реже младшему сыну иногда после смерти родителей, но чаще при вступлении наследника в брак. Остальные братья и сестры не получают ничего. Тем самым вступление их в брак становиться маловероятным, так как не обладая определенным земельным участком в доиндустриальном обществе практически невозможно обеспечить необходимый уровень потребления. Чаще всего младшие братья становились монахами. Именно поэтому во многих резервуарах в стационарном состоянии необыкновенно велик процент монахов и монахинь. В этом случае целибат отнюдь не является проявлением религиозного рвения, а всего лишь способом остановить рост населения.

Например, в Гималаях такой обычай наследования распространен в высокогорных долинах и соблюдается всеми – и крестьянами и местной аристократией. Когда старший сын жениться отец удаляется в так называемый малый дом. Все деревни состоят из двух типов строений – просторных домов, где может быть до пятнадцати комнат и где живет старший сын со своей семьей и малых домов, куда переходят родители, старые тетки, бабки, неженатые дети, а также дети, ставшие монахами. Родителям выделяют несколько полей, которые они обрабатывают с помощью старшего сына и остальных родственников. Земля переходит от отца к старшему сыну, а если его нет, то к старшей дочери. Остальные братья и сестры не получают ничего. Подобные же правила существует или существовали не только в гималайских долинах, но во многих других районах Земли, в частности в Европе. Это поразительное сходство объясняется одной общей целью – сохранить стационарное состояние сообщества в первую очередь путем сохранения из поколения в поколение целостность земельного надела, принадлежащего семье. Для остановки роста населения возник и обычай полиандрии, весьма распространенная в гималайских долинах. Младший брат, лишенный наследства и возможности обзавестись семьей, может вступить в брак с женой своего старшего брата. Число детей в такой семье при этом, разумеется, не увеличивается.

Очевидно, что цель всех этих обычаев - остановить рост населения и поддержать стационарное состояние. Горные долины повсюду имеют очень малую емкость резервуара, быстро наполняются и также быстро исчерпывают внутренние возможности для развития. Поэтому жители многих горных районов практикуют весьма интенсивное сельское хозяйство. В высокогорных гималайских долинах, где зима длиться 9–10 месяцев в году, а морозы редко бывают меньше 30 градусов по Цельсию, крестьяне вынуждены запасать с осени землю, для того чтобы для ускорения таяния снегов, в мае, рассыпать ее по поверхности снега. Главные сельскохозяйчтвенные культуры здесь – ячмень и горох. Кое-где с трудом произрастает пшеница. В некоторых деревнях, находящихся выше обычного, даже ячмень не успевает созревать. В этом случае колосья срезают до наступления спелости. Урожай, конечно, собирают меньший, но зерна в высокогорном климате быстро теряют влагу и могут быть использованы в пищу. Поля постоянно искусственно орошаются, обычно каждый пятый день. Выращивают тут и овощи. В некоторых долинах овощеводство, являющееся одним из наиболее интенсивных видов сельского хозяйства, дает основную массу продуктов питания. Скажем, шерпы в районе Эвереста питаются главным образом картофелем. В высокогорных долинах приходиться выращивать даже деревья для получения топлива, так как они тут сами по себе не ростут. При этом топливо используют не для обогрева, а только для приготовления пищи [39].

Очевидно, что сельское хозяйство в Гималаях является очень интенсивным и дальнейшие возможности для его интенсификации в данных условиях исчерпаны. Поэтому эти районы находяться в стационарном состоянии, численность населения тут практически стабильна, а развитие остановлено.

Весьма распространенным фактором стабилизации роста населения является также массовая эмиграция. Примеров такого рода можно привести множество, взять хотя бы Ирландию.

Впрочем, конкретные методы остановки роста населения не так уж важны. Главным в данном случае является то что все они направлены на чтобы поддержать стационарное состояние. Очевидно также, что для выработки таких обычаев, многие из которых, безусловно, травмируют базовые инстинкты людей, понадобилось немало времени и крови. При этом обычаи столь сильно входят в культуру населения, что появление возможности интенсификации сельского хозяйства и роста критической плотности не всегда сразу воспринимается.

Переход сообщества в стационарное состояние приводит к остановке развития. Регион, выражаясь современным языком, становиться депрессивным. Поскольку рост населения является на первой стадии прогресса основным движителем развития, то раз нет роста населения, нет и прогресса. Сообщество как бы погружается в анабиоз. Застывает все – экономика, культура, искусство. Консервируются обычаи и традиции. Разумеется, нельзя утверждать, что в таком обществе нет вообще никакого движения. Но оно происходит как бы в одной горизонтальной плоскости, без подъема вверх. Единственный источник очень слабого движения вперед – заимствования извне.

Влияние более передовых сообществ является важнейшей частью механизма прогресса. Человеческие сообщества в стационарном состоянии, также как и сообщества, находящиеся в стадии заполнения резервуара, которые не имеют своего собственного импульса для развития, могут получить такой импульс в форме заимствования более высокого уровня потребления. Такие заимствования обычно происходят когда отсталые сообщества имеют торговые или иные контакты с передовыми странами. Прежде всего более высокий уровень потребления заимствуется верхними социальными слоями. Более высокий уровень потребления формирует более высокий уровень потребностей и соответствующий уровень развития, особенно это характерно для новых поколений, которые выросли при более высоком уровне потребления. Постепенно более высокий уровень потребления будет усваиваться более низкими социальными слоями и таким образом влиять на все сообщество.

Особенно сильно такое влияние проявляется на относительно высоких ступенях развития, когда возникают образовательные учреждения. Преимущества более развитых стран признаются во всем мире и образование поэтому заимствуется наиболее легко. Изучение интеллектуальных продуктов передовых человеческих сообществ есть очень сложная развивающая деятельность для молодых людей из отсталых стран. Очевидно, что они сформируют более высокий уровень развития, чем их соотечественники. Кроме того молодые люди во время обучения быстро усваивают некоторые элементы уровня потребления характерного для передовых стран. Впоследствии они будут оказывать влияние на все их сообщество, но некоторым образом они станут чужими в собственной стране. Таким образом во многих отсталых странах формировалась интеллигенция. В развитых странах такая социальная группа никогда не существовала. Например в английском языке вообще нет слова интеллигент. Главная отличительная черта интеллигенции – это уровень развития более высокий, чем мог бы сформироваться у соответствующего социального слоя без заимствований. Такой уровень развития не может быть сформирован спонтанно внутри данного человеческого сообщества.

Впрочем, значение заимствований нельзя преувеличивать. Действительно, они могут ускорить до определенной степени развитие отсталого сообщества. Но пока не возникнут условия, необходимые для развития, ничего принципиально не измениться. Человеческое сообщество в стационарном состоянии может практически не развиваться столетиями или даже тысячелетиями.

Казалось бы, сообщество, длительное время находящееся в стационарное состояние, настолько к нему приспосабливается, что его невозможно вывести из этого состояния. Однако всегда в таком сообществе, каким бы спокойным оно внешне не казалось, существует внутреннее напряжение. Причина его состоит в том, что любой метод стабилизации роста населения, кроме методов стабилизации предотвращающих зачатие, принятых в индустриальных обществах, противоречит базовым инстинктам человека. Разве детоубийство не травмирует инстинкт заботы о потомстве, безусловно, так же присущий эскимосам и бушменам, как и всем людям? Да, эскимосы и бушмены практиковали детоубийство, так же как и предки современных высокоразвитых народов, скажем, греков. Но ведь оно не считалось у них чем- то хорошим. Например, у скандинавов обычай детоубийства просуществовал до начала второго тысячелетия нашей эры. Память о нем сохранилась в сагах. Там говориться, что бедные многодетные люди могли оставлять своих новорожденных детей в пустынных местах погибать. «Но и тогда считалось, что это – нехорошо» - замечает пересказчик саги. Или разве кровавые братоубийственные войны между представителями одного народа одобрялись этим народом? Когда человек сознательно причиняет зло другому человеку, он должен быть готов к тому, что так же поступят и с ним. Молодой человек, убивающий своего состарившегося деда, должен быть готов умереть подобным же образом через 30 или 40 лет. Поэтому, подобные методы стабилизации роста населения не могли не породить желание найти другой выход. Ведь даже безбрачие или позднее вступление в брак не могли не порождать недовольство людей, обреченных на такую жизнь. Поэтому остановка роста населения и переход к стационарному состоянию процесс длительный и болезненный.

Тут автор хотел бы обратить внимание читателя на то, что данная модель, принимая многие положения, разработанные Мальтусом вместе с тем использует как один из важнейших механизмов концепцию Бозеруп о переходе к более интенсивным методам хозяйства под давлением роста населения. Бозеруп неоднократно называла свою концепцию противоположной концепции Мальтуса. Действительно, для Мальтуса увеличение производства продуктов питания происходит независимо от состояния общества. Для Бозеруп же население начинает производить больше продовольствия, интенсифицируя хозяйство только тогда, когда прожить по старому становиться невозможным вследствие роста населения. Предлагаемая модель прогресса примиряет, казалось бы, непримиримые подходы. С этой точки зрения и Бозеруп и Мальтусу правы по-своему – действительно, население перейдет к более интенсивной ступени развития сельского хозяйства только тогда когда возросшая плотность населения достигнет критического уровня и начнет снижаться уровень потребления. То есть то, что Мальтусу представлялось злом, которое нужно избегать – рост социального напряжения, голод и т.д., предлагаемая модель прогресса рассматривает как единственное средство, которое заставляет население идти вперед по пути прогресса или попросту говоря, умнеть. Вместе с тем, существует масса примеров, когда человеческие сообщества веками, а то и тысячелетиями остаются на одном уровне развития, балансируя на грани критической плотности именно за счет тех механизмов остановки роста населения которому Мальтус посвящает так много места в своих работах. Да и динамично развивающиеся сообщества далеко не всегда идут по пути интенсификации, испробовав прежде всего то, что предсказывал Мальтус – голод, войны и революции. Ключевым условием для ответа на вопрос – погрузиться ли сообщество в стационарное состояние или будет развиваться дальше, является наличие у данного сообщества возможностей или условий для развития.

Возможности или условия для развития – это условия, которые необходимы для роста уровня развития при достижении сообществом критической плотности.

Возможности для развития бывают внутренними и внешними.



Под внутренними возможностями для развития следует понимать те возможности, которые существуют внутри данного резервуара. На первом этапе главными внутренними возможностями для развития являются природно-климатические условия с той точки зрения в какой степени они позволяют интенсифицировать хозяйство. Вместе с тем важным резервом внутренних возможностей для развития является емкость резервуара. Чем большие массы людей позволяет накопить емкость резервуара, тем более глубокий уровень разделения труда может быть ими достигнут, то есть более высокий уровень развития. Например жители пустынь в жарких районах земного шара так же как и жители арктических пустынь на севере Евразии и Америки, несмотря на то, что критическая плотность там крайне низка, и резервуары наполняются быстро, не могут в принципе создать сколько- нибудь глубоко стратифицированное сообщество.

Если вследствие природно-климатических условий возможности для интенсификации сельского хозяйства велики, то это тоже позволяет данному сообществу в конечном счете достигнуть более высокого уровня развития. Как уже отмечалось выше, каждая ступень интенсификации – это усложнение производственного процесса, требующее от населения больших волевых усилий, более сложного поведения, лучшего мышления. Все это предполагает более высокий уровень развития.



Внешние условия для развития определяются обменом с другими резервуарами.

Внешними условиями для развития на первом его этапе является наличие неких уникальных природных возможностей, например полезных ископаемых – драгоценных и не драгоценных металлов и камней или уникальных природно-климатических условия для выращивания растений, которые в других местах не растут. Внешние условия для развития всегда предполагают обмен. Нужно сказать, что тема обмена наиболее глубоко исследована экономистами. Хорошо известно, что первоначальные формы обмена существовали со времени возникновения самого человека. Историки и археологи говорят об обмене у древних народов, а этнографы у современных отсталых народов, украшениями (ожерелья из зубов животных, раковин), шкурами животных, предметами питания (рыба, зерно, мясо, орехи и т.д.), изделиями из дерева, растительных волокон (мебель, корзины, циновки и т.п.). Список этот поистине необъятен. Но в глаза бросается то, что в отличие от современного общества обмен этот носит необязательный характер. То есть, если прекращение обмена в индустриальном обществе означает катастрофу, то ранние человеческие сообщества в принципе вполне могли бы без него обойтись. Большинство товаров, которыми обмениваются в это время, носят характер престижных предметов, подчеркивающих социальный статус их владельца. Именно поэтому обмен такими предметами особенно усиливается по мере возникновения и углубления социальной стратификации общества. Спецификой такой торговли является то, что покупатели товаров обменивают их на продукты, полученные не в результате собственного труда, а главным образом за счет внеэкономического принуждения низших социальных страт или за счет военной добычи. Такую торговлю можно назвать элитной торговлей. Таким образом, элитная торговля – это торговля предметами, обладание которыми означает определенный высокий социальный статус их владельца и которые обмениваются на товары, полученные неэкономическим путем.

Понятию элитная торговля можно противопоставить понятие реальная торговля.

Реальная торговля – это торговля товарами внутриобщественного или международного разделения труда.

Для возникновения реальной торговли нужно, чтобы общество достигло такого уровня развития, при котором специализация различного труда делает невозможным существование человека без обмена. От предметов элитной торговли можно отказаться, отказ от предметов реальной торговли означает трудности, которые задевают уровень потребления.

Нужно подчеркнуть значительную условность деления товаров на товары элитной торговли и реальной торговли. Когда мы говорим об общественных процессах, то мы всегда должны иметь в виду, что любая закономерность носить здесь корреляционный, а не функциональный характер. Иными словами, если можно с уверенностью утверждать, что определенный металл, вследствие нагревания на каждые сто градусов расширяется на определенное количество единиц длины, то в случае, когда мы говорим о закономерности в общественных процессах, мы можем утверждать, что она выполняется в большинстве случаев, например в 70 или, скажем, в 80 случаях из ста. Поэтому, если понятие элитная торговля предполагает, что товары этой группы приобретаются за деньги, полученные неэкономическим путем, то это вовсе не означает, что такие товары не может покупать преуспевающий ремесленник, или купец, зарабатывающие свои деньги исключительно экономическим путем. Точно также товары реальной торговли обязательно покупаются людьми, которые живут за счет неэкономических доходов. Главное состоит в том каков удельный вес того или иного типа денег в обращении данного вида товара.

Стадиально элитная торговля возникает гораздо раньше, даже там где только намечается социальная стратификация. Ее объемы нарастают по мере углубления социальной стратификации и обретения высшими социальными слоями все большей власти над своими согражданами. Эта власть реализуется в увеличении объемов товаров, производимых в результате внеэкономического принуждения к труду. Эти товары потом обмениваются на предметы роскоши и деньги, что позволяет высшим социальным слоям еще больше закрепить и увеличить свою власть. С другой стороны торговля товарами элитной торговли является необыкновенно выгодной для продавцов потому, что обмен этот часто является неэквивалентным. Продавец товаров элитной торговли обычно выступает в качестве монополиста, в то время как их покупатель обменивает их на товары, производство которых ему ничего не стоило. Это предопределяет огромные доходы для торговцев товарами элитной торговли. На первом этапе развития возможность торговать товарами элитной торговли широко использовалась так называемыми “торговыми нациями”. Это всегда были жители резервуаров с очень малой емкостью имевших очень удобное географическое положение для участия в элитной торговле. “Торговые нации” могли как участвовать в посреднической торговле товарами элитной торговли, используя свое выгодное географическое положение, так и производить некоторые из них, либо делать и то и другое одновременно, что обычно и случалось.

Для жителей таких резервуаров само понятие критической плотности становиться относительным, так как обычно они в больших объемах ввозили зерно – главный продукт питания населения вплоть до промышленной революции. Именно ввоз зерна был начальным этапом в развитии торговли, какую бы торговую нацию мы не взяли – греков в период античности, итальянцев в средние века или голландцев в начале нового времени. Это позволяло снять самую главную проблему первого периода развития – рост критического коэффициента. Вместе с тем, сообщества, ведущие широкомасштабную элитную торговлю, получали возможность поднять свой уровень развития на недосягаемую для окружающих народов высоту. Поток богатства, льющийся в результате неэквивалентного обмена, позволял очень высоко поднять уровень потребления для высших слоев такого сообщества. Как уже говорилось выше, уровень потребления соответствует уровню развития. Рост уровня потребления позволял высшим социальным слоям, особенно в последующих поколениях, сформировать более высокий уровень развития. С другой стороны участие в элитной торговле позволяло занять низшие социальные слои в производстве и торговле товарами этой группы. Вследствие этого, участие в сложных производственных процессах, более “ умная “ деятельность, способствовали выработке и у низших социальных слоев более высокого уровня развития. Такие резервуары становились источниками прогрессивного влияния на окружающие регионы, которые либо находились в стадии заполнения резервуара либо в стационарное состояние. Все бы хорошо, но развитие на основе внешних возможностей делает такие резервуары слишком уязвимыми от внешних обстоятельств. Внешние условия для развития потому и внешние, что зависят от процессов, происходящих вне рассматриваемого нами резервуара. Следовательно, внешние условия всегда могут измениться – например, вследствие завоеваний нарушаться торговые пути, или произойдет открытие новых, более удобных, но лежащих в стороне от рассматриваемого нами резервуара. Но обычно в действие вступал второй закон резервуара – наполнялись более емкие резервуары и наполнившиеся раньше, но менее емкие резервуары, не выдерживали конкуренции. Именно это является причиной упадка многих, если не всех, блестящих торговых цивилизаций. Процессы которые при этом происходят в приходящих в упадок резервуарах, подчиняются закономерности, которую можно назвать законом сечения конуса.

Закон сечения конуса состоит в том, что чем выше уровень развития достигнут населением за счет внешних условий для развития, тем меньшее количество населения может просуществовать в данном резервуаре при переходе на внутренние условия для развития.

Как мы уже говорили выше, когда внутренние условия для развития оказываются исчерпанными, население резервуара погружается в стационарное состояние. Развитие такого резервуара прекращается, уровень развития перестает расти. Если же данное сообщество может развиваться за счет внешних условий для развития, уровень развития начинает вновь расти. Вместе с ним растет и уровень потребностей, который удовлетворяется теперь в значительной степени за счет обмена. Но вот по некой причине, например за счет конкуренции населения более емкого резервуара, внешние условия для развития существенно ухудшились. Население вынуждено вновь существовать только за счет внутренних условий. Вновь начинает работать механизм критической плотности, причем новая критическая плотность оказывается ниже той, которая существовала до перехода на внешние условия, так как уровень потребления существенно вырос, вследствие чего критический коэффициент стремительно становиться высоким или очень высоким. Уровень потребления падает ниже уровня потребностей. Население испытывает рост цен и часто голод. Но понизить достигнутый за счет внешних факторов уровень развития население не может. В результате начинается активная эмиграция, усиливается влияние эпидемий, снижается брачность и т.д. Вследствие этих процессов плотность населения снижается, но за счет того, что уровень развития и уровень потребностей выше достигнутого за счет внутренних условий, плотность населения должна быть ниже той, которая существовала при внутренних условиях. Схематически эти процессы напоминают конус каждое вышерасположенное сечение которого имеет площадь меньшую, чем нижерасположенное. Аналогично этому население рассматриваемого резервуара, выработавшее более высокий уровень развития за счет внешних условий для развития, должно сократиться при переходе на внутренние условия.

Именно в результате действия закона сечения конуса, государства, проигравшие вследствие второго закона резервуара конкурентную борьбу, испытывают настоящую экономическую и демографическую катастрофу.

В заключение этой главы я хотел бы заметить, что для практического использования понятия резервуара очень полезно при изучении той или иной страны привлекать материалы по ее сельскому хозяйству. Особенно интересны карты сельскохозяйственного использования территории. Разумеется, в настоящее время сельское хозяйство даже сравнительно отсталых стран сильно отличается от сельского хозяйства этих же стран даже в начале Нового времени. Однако районы распространения посевов зерновых остались в основном теми же. А ведь именно зерновые до промышленной революции определяли критическую плотность населения и объемы их выращивания – емкость резервуара. При сравнении обычных карт с сельскохозяйственными, действительные контуры резервуаров становятся видны так же, как если бы с какого-нибудь прибора сняли кожух и стали видны основные узлы его устройства.

Далее мы попытаемся более детально рассмотреть действие описанного нами механизма прогресса при рассмотрении конкретных исторических примеров.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет