А музы не молчали



бет1/2
Дата18.05.2020
өлшемі271 Kb.
  1   2
А музы не молчали...

Зима 1941 года...Ленинград. Холодно, голодно. Череда бесконечно длинных темных дней, самых трагических и мужественных среди девятисот беспримерных дней блокады.

Город казался вымершим: пустынные улицы замело снегом, холодные громады домов зияли ранами, безжизненно повисли сорванные провода, троллейбусы намертво вмерзли в сугробы. Не было хлеба, света, воды...Как здесь можно Жить?!

И все-таки город жил. В обледенелых цехах заводов истощенные люди, не зная отдыха и сна, изготовляли оружие, танки, снаряды для фронта. Под жестокими бомбежками и обстрелами команды противовоздушной обороны дежурили на крышах, разбирали разрушенные дома, помогали раненым, хоронили погибших. Ни на минуту не смолкало радио: мерный стук метронома сменялся симфонией Чайковского, сигналы воздушной тревоги — пламенными речами Николая Тихонова и Всеволода Вишневского. Раненый, измученный город продолжал жить высокой творческой, интеллектуальной жизнью.

В лютую первую блокадную зиму в подвалах Эрмитажа, Русского музея, Академии художеств жили и работали многие прославленные художники, архитекторы, ученые.

Искусство в блокадном Ленинграде

В городе на Неве, в Доме художников, перед входом в выставочные залы висит большая мраморная доска. На ней высечены имена погибших в Великую Отечественную войну. Более 150 художников...

1941 год. Зима, блокада, бомбежки. Обстрелы, голод, холод. Несчетные тысячи смертей... Череда бесконечных темных дней, самых трагических и мужественных среди девятисот беспримерных дней блокады. Город казался вымершим. Пустынные улицы замело снегом, чернели промерзшие громады домов, безжизненно висели сорванные провода, троллейбусы и трамваи намертво вмерзли в сугробы. Не было хлеба, света, тепла, воды. И все-таки Ленинград жил и героически боролся.

Улица Герцена, 38. В промерзлых комнатах этого дома ленинградского Союза художников шла в дни блокады особая, напряженная жизнь. Просторное помещение с двумя высокими залами, с большими, некогда светлыми мастерскими стало неузнаваемым. По углам стояли невесть откуда взявшиеся кровати, топились печи-«буржуйки», горели коптилки. Слабое пламя выхватывало из тьмы худые, бледные лица. Руки в перчатках с трудом держали кисти, замерзшие краски приходилось отогревать дыханием. Но художники работали. Работали с поразительной энергией, упорством, страстью. 



Алексей Фёдорович Пахомов

В 1941 году  А. Ф. Пахомов начал работать над большой серией автолитографий «Ленинград в дни блокады». Первые листы этой серии – «Везут в стационар», «За водой», «В очаге поражения» – потрясают ранящей душу правдой изображения быта города-героя. Всего им сделано более 30 художественных хроник ленинградской жизни, которые при всей предельной достоверности являются не просто зарисовками с натуры, а композициями, сделанными на основе размышлений и строгого отбора деталей.

За водой




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет