А. В. Гнездилов Музыка рассвета



жүктеу 1.53 Mb.
бет2/19
Дата28.04.2016
өлшемі1.53 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19

Ангел

Это был пустынный, скалистый остров, настолько прокаленный солнцем, что потрескавшиеся камни и в темноте ночи излучали мерцающее сияние. И тогда казалось, что из голой бесплодной земли вырастают разноцветные светящиеся сады, бесшумные фонтаны вздымаются к небу и рассыпаются серебристой пылью, перед которой бледнеют звезды. Ночь спешила наградить землю чудесными миражами за нестерпимые муки дня. Но те, кто больше всего нуждался в утешении, не видели этой красоты, лишь сны их отражали хрупкую прелесть, царившую до того часа, когда рассвет заглядывал под полог ночи.

Изо дня в день, звеня цепями, сковывавшими ноги, люди долбили кирками землю, словно расчищая дорогу к сердцу острова. Земля глухо гудела, не в силах противиться. Яростные волны прибоя расшатывали старые утесы, с неба лились потоки незримого пламени, а в глубине темных пещер выл и метался ветер, смешанный с ядовитыми газами, раздирающими внутренность острова. И как становится видимой душа, когда смерть медленно испепеляет тело, так и приближающаяся гибель острова разбудила существо, чьим телом была эта истерзанная земля. И оно явилось миру.

На песчаной отмели, погрузив ноги в пену прибоя, сидел Раб и не спускал глаз с заходящего солнца. И явился перед ним Ангел с синими крыльями. В ярости вскочил человек и, схватив острый камень, замахнулся на Ангела. Слишком мучительна была иллюзия для того, кто потерял самого себя и веру в жизнь. Но Ангел отбросил крылья и предстал в образе девушки, когда-то любимой Рабом, и окликнул его по имени. И Раб протянул руки, чтобы коснуться ее тела. Она же не исчезла и не опустила глаз, а сделала шаг навстречу. И миг блаженства, наполнивший каждую клеточку его тела, сменился еще более сильной радостью, ибо он почувствовал в ней все те страдания, которые переносил сам. Любить значит разделить жизнь любимого, как бы тяжела она ни оказалась. И Раб видел доказательства этой любви. О высшей награде он не мог и мечтать. И счастье его заставило отхлынуть вечерний прилив, ежедневно затоплявший берег.

Но когда солнце облачилось в пурпур, чтобы уйти за море, Ангел опять обрел синие крылья и улетел прочь от человека. Тот же молча смотрел вслед, но взгляд его превратил груду облаков в вытянугые руки, пытавшиеся остановить Ангела. И вот наступила ночь, и впервые усталость не смогла сомкнуть веки Раба. Он увидел волшебное преображение острова, и грезы его сплелись с цветами, покрывшими землю. Дни со всей их жестокостью и ужасом перестали существовать для него. И каждый вечер он кутался в прозрачные волосы Ангела, и сквозь них мир представал перед ним в торжестве и радости.

Но однажды Раб захотел узнать, куда улетает Ангел. Это желание томило и отравляло его счастье, и он решил подняться на самую высокую скалу острова, чтобы оттуда увидеть синие крылья своей любви. Всю ночь он карабкался по отвесным тропинкам, придерживая цепь. И под утро, когда наконец он достиг цели и взглянул вокруг себя, страшный крик вырвался из его груди, чуть не разорвав его сердце. Весь остров был у его ног, и среди камней, громоздившихся на противоположной стороне, его товарищ протягивал руки вслед улетавшему Ангелу с синими крыльями. А Ангел, сделав круг, спустился к другому рабу, ожидавшему его, затем к следующему, и так продолжалось, пока не наступил вечер.

Дикая, невыносимая ревность овладела Рабом так, что раскаленные камни вокруг него похолодели. И цепи на ногах его со звоном лопнули. Когда же Ангел явился к нему, он схватил его, повлек на утес и оттуда бросил в море. Сердце его содрогнулось, вторя плеску волн, принявших Ангела, и весь остров покачнулся на своем основании. Человек сбежал к берегу и подобрал синие крылья. Они обещали ему свободу. Высоко в небо взмыл он, чтобы навсегда проститься с островом, но внизу в пене прибоя его глаза вдруг различили Ангела. Теперь уже он с мольбой протягивал руки к человеку. Крылья увлекали Раба прочь, он не мог управлять ими, и тогда он вдруг отбросил их и полетел вниз. В последнем объятии слились человек и Ангел, и море взревело и сомкнулось над ними. Остров задрожал и распался. И лишь крылья Ангела остались над морем, но с приходом дня и они растаяли в синеве неба.


Хрустальная шпага

Загадочен мир пустыни. В неподвижности песчаных барханов застыла могучая сила, когда-то до пыли раздробившая камни. Бесконечную череду раскаленных зноем холмов не сравнишь ни с чем иным, как с остановившимися волнами: память о море хранит далекий горизонт, где миражами встают оазисы, и судьба человеческая порой зависит от горстки песка, подброшенной в воздух налетевшим ветром. Но и в слепом хаосе мертвой пустыни нет произвола случайности. Не зря сюда уходили отшельники и мудрецы. Здесь только и могло открыться им лицо Бога и его, благая для мира, Воля. Жизнь не истлевает на грани бытия, но перетекает в иные формы, которые вначале приходят в миражах, затем осуществляются в чьей-либо фантазии и, наконец, воплощают себя в новой реальности.

Страшна пустыня Эль Мируха— именно это место кочевники называют Гиблыми Песками. Ни один караван не прокладывает здесь свой путь; ядовитые змеи и скорпионы не живут в этих проклятых землях; птицы облетают их стороной. Бедуины говорят, что в недрах Гиблых Песков зарождаются дикие ветры, самумы. Достаточно тихого звука или неловкого шага, чтобы пробудить спящую здесь смерть. Легким музыкальным звоном откликнутся вначале барханы, ослепительно золотой луч скользнет по пескам и они шевельнутся, а затем, будто разворошенные угли догоревшего костра, задымятся. Минута, другая — и внезапно с диким ревом налетит буря и горы песка поднимутся в воздух, крутясь и губя все живое.

И вот как-то караван заблудившихся бедуинов попал в Гиблые Пески. Страшный ураган ринулся на людей, но они сгрудились, подняли освященные на могиле Пророка ятаганы и стали разить духов стихии. Снова и снова налетали тучи песка, но храбрецы не склонились к земле и не дали себя засыпать. Тогда из тайных пещер горной цепи, что служила границей пустыни, вылетели разбойники-туареги. Вел их жестокий предводитель, которого прозвали Белым Колдуном. Истерзанные борьбой с самумом, бедуины не могли более сопротивляться и один за другим пали. От всего каравана остался лишь один десятилетний ребенок. Звали его Джемаль, и он был оглушен ураганом и битвой. Родители его погибли, и он ожидал той же участи. Над мальчиком высился всадник с бледным лицом ei белоснежном бурнусе, и глаза его тоже казались белыми. В руках он держал сверкающую, окровавленную саблю, и безжалостный взгляд его не сулил пощады.

Внезапно хриплый старческий голос окликнул Белого Колдуна. Древняя, высохшая как мумия, старуха, опираясь на палку, подошла к ним.

— Этого ребенка нельзя убивать! — сказала она. — На нем лежит благословение Судьбы.

Колдун презрительно усмехнулся.

— И судьба послала тебя защитить этого мальчишку? Попробуй-ка встать на пути моего пса. Он не ел три дня и не откажется даже от твоих старых костей!

Огромная собака выскочила из-за спины всадника и оскалилась на Джемаля. В то же мгновение что-то мелькнуло в воздухе, пес жалобно завизжал и рухнул на землю. Рядом с ним, раздув капюшон, поднималась кобра.

Конь колдуна захрапел и отпрянул. Туареги схватились за луки и прицелились, ожидая знака от предводителя. Старуха подняла руку.

— Ты проиграешь, Белый Колдун, даже если убьешь мальчика и попытаешься избавиться от меня. В твоем логовище больше не будет воды, и ты потеряешь власть над своими рабами.

Колдун задумался.

— С чего ты взяла, что ребенок отмечен?

— Родинки на лице его повторяют ручку Большой Медведицы, а на груди, у сердца, сам ковш!

— Я не отдам его без выкупа, — молвил, нахмурясь, предводитель.

— Я знала, что ты скряга. Выкуп готов. Бери то, что ты ценишь больше своей подлой жизни!

Хрустальная шпага сверкнула в солнечных лучах и пала перед копытами коня. Колдун кинулся к ней, но тотчас отдернул руку. Старуха рассмеялась:

— Не спеши, о раб своих желаний. Это сокровище будет владеть тобой, а не ты им. Никто не сможет прикоснуться к нему голыми руками. Лишь холод серебра сумеет удержать и сохранить его.

Туареги принесли серебряный ларец, и опасливо поместив в него шпагу, ускакали.

Старуха протянула Джемалю сосуд с водой:

— Один глоток, мальчик. Если сделаешь второй, то умрешь!

Ледяная вода обожгла его, но ничто в жизни не могло сравниться с ее вкусом. Она словно омыла мальчика, наполнив каждую клеточку тела силой и радостью.

— Запомни, эта вода погребена под барханами Гиблых Песков. Придет время, и ты должен будешь пойти на поиски реки, чтобы привести ее сюда. Да поможет тебе судьба справиться со своими врагами!

Старуха показала мальчику дорогу, посадила на осла и простилась.

Прошло несколько лет. Джемаль вырос. Жил он бедно, перебиваясь случайной работой. Однажды его разыскал какой-то странный купец, сказал, что он был должен его отцу и снабдил юношу деньгами. В будущем он готов был и дальше помогать Джемалю, если тот станет приходить к нему. Юноша согласился, но вскоре понял, что попал в недоброе место. У купца был тайный притон, где пили вино, курили гашиш, играли в азартные игры. Дурная слава была этого заведения, которое называли Холодной Чайханой. Люди говорили, что немало разбойников-туарегов приходило туда, чтобы прокутить награбленные деньги. Но самое странное, что завсегдатаи чайханы нередко исчезали и никто не мог сказать, куда они делись: то ли их убили, то ли они ушли, чтобы примкнуть к какой-либо шайке воров или разбойников.

Джемаль и сам не заметил, как пристрастился к колдовским напиткам, которые подавали в чайхане.

Хозяин не скупился и не брал с него денег. Юноша привык к чувству постоянной пьяной радости и тупого счастья и забывал обо всех своих заботах, превращаясь в скотину. Но вот, как-то, выходя из Холодной чайханы, он столкнулся с девочкой, похожей на нищенку. Он хотел подать ей милостыню, но она отказалась.

— Что же тебе нужно? — спросил Джемаль удивленно.

— Мне нужен ты! — ответила она, заливаясь слезами. И она напомнила ему о его детстве, о гибели родных, о завете старухи, которая просила его искать реку с волшебной водой… Джемалю стало стыдно и он решил бросить ту жизнь, которую вел, и начать новую.

Увы, это решение легче было принять, чем выполнить. Раз за разом приходила к нему девочка, и он клялся пойти с ней завтра. Но день следовал за днем, а он не успевал придти в себя и снова принимал ядовитое зелье. Оно опутывало его ноги, руки, лишало сил, похищало его душу. Меж тем странный ребенок не осуждал его. Девочка только смотрела на него глазами, полными слез, и молчала. И это порой приводило Джемаля в полное исступление. Однажды его охватила дикая злоба. Ненавидя и презирая себя, он в бешенстве схватил палку и ударил девочку, но из раны на ее плече потекла не кровь, а прозрачная вода! В изумлении юноша попробовал ее. Она была холодна, словно лед, как та, которой его напоила старуха, спасшая ему жизнь в детстве. И одной капли хватило Джемалю, чтобы придти в себя. Не оглядываясь на Холодную Чайхану, он пошел вслед за девочкой по дороге, ведущей из города.

Долго они странствовали по пустыне, то прибиваясь к караванам, то в одиночку, и Джемалю казалось, что они двигаются вдоль пересохшего русла реки. По ночам он слышал журчание подземной воды, и это давало ему силы днем переносить губительные солнечные лучи.

Наконец они вышли из пустыни и встретили воды настоящей реки.

— Дальше ты пойдешь один, а я останусь ждать тебя. Помни, что только у истоков решаются судьбы рек и людей. Ты отмечен Судьбой, и ты можешь вернуть воду в пустыню! — сказала девочка, прощаясь.

И много земель и стран пришлось пройти Джемалю, прежде чем он достиг холодного, северного края, где среди сумрачных, ледяных гор брала начало его река, с загадочным названием — Туонелла. Над поверхностью ее вод постоянно клубился туман, в котором под мелодичный плеск волн вырисовывались какие-то фигуры. Они то ползли, то кружились, и от их вечного движения рождались тоскливые чувства, и слезы подступали к глазам. Местные жители почитали Туонеллу и боялись ее. Рассказывали, что за грозными скалами, в глубоких пещерах, откуда вытекала река, лежат владенья горного короля. Там же живет красавица принцесса, и любой путник может пойти и посвататься к ней. Однако чтобы стать ее мужем, он должен пройти испытание, которое иногда длится не один год. По крайней мере, никто из ищущих руки принцессы еще не вернулся назад.

С трепетом Джемаль переплыл реку и углубился в темные подземные гроты. Тайный мир гор словно ждал его. Он встретил тонконогого коня с длинной гривой и золотым седлом. Рядом лежала роскошная одежда и вооружение. Надпись на камне гласила: «Путник, будь гостем в этой стране и прими в дар то, что явлено твоим глазам!» Джемаль вспомнил, как, польстившись на щедрые дары купца, чуть не превратился в раба Холодной Чайханы. Отвернувшись от того, чего не заслужил своим трудом, он продолжил свой путь.

Бесконечно петляющая дорога раздваивалась. Узкая тропа шла вдоль реки, широкая, торная уводила в сторону. Верный своей цели, Джемаль выбрал трудный путь.

С потолков пещер свисали сталактиты, и с них падали капли. При ударе о камни от них разлетались светящиеся брызги и указывали дорогу. Потолок становился все выше, и узкие гроты превращались в гигантские просторные залы. Прозрачный хрусталь выстилал пол и потолки. Вода стекала по стенам и исчезала в пропастях, и от нее лился чуть зримый зеленоватый свет. Привыкнув к нему, Джемаль различил людей, гуляющих по залам или сидящих за огромными столами. Вино и яства в изобилии стояли повсюду. Роскошные наряды облачали гостей, а лица их были бледны и печальны, хотя они громко смеялись и изображали шумное веселье. Они были очень похожи на спившихся посетителей Холодной Чайханы и выглядели скорее пленниками на этом пиру. Ни слуги, ни стражи не обратили внимания на Джемаля и он мог принимать участие в празднестве.

Вот распахнулись каменные двери в ярко освещенный тронный зал. Два трона, друг против друга, стояли в разных концах, и на одном сидела красавица-принцесса, а напротив, на втором троне сидел владыка страны, и на голове его сверкала корона. Джемаль вгляделся в него, и страх охватил его сердце. Это был Белый Колдун из Гиблых Песков.

Вот, словно почувствовав взгляд Джемаля, король повернул голову и стал всматриваться в толпу.

— Здесь чужой! — прорычал он.

Мертвенное лицо его исказилось и он превратился в огромного зверя с белыми, пустыми глазами. Паника охватила людей. «Барс! Снежный барс!» — раздались крики, и толпа ринулась к дверям. Но они оказались заперты. Принцесса спрыгнула с трона. Животное бросилось к ней, но на ее ногах вдруг оказались серебряные коньки. Она понеслась по ледяной дорожке, вьющейся вдоль всего зала, а за ней упругими прыжками несся барс, издавая страшный рев. Круг за кругом, но спирали, они поднимались все выше, к самому потолку залы. Там, в центре, сверкала холодным звездным светом хрустальная игла. Принцесса схватила ее и повернулась к зверю. Он издал жуткий рык и отступил.

Еще мгновение — и порядок восстановился. Белый Колдун вернулся на свой трон, принцесса — на свой, словно ничего не произошло. Только теперь в руках девушки сверкала хрустальная шлага, та самая, которая когда-то стала выкупом за жизнь Джемаля.

Меж тем, по знаку хозяина, слуги наполнили бокалы рубиновым напитком. Джемаль знал уже это зелье, которое превращало людей в своих рабов еще в Холодной Чайхане. И теперь он увидел, как глаза женихов, собравшихся в зале, сомкнулись по воле напитка. Тотчас зазвучала музыка, и зал наполнился юными девушками. Они подходили к трону принцессы и склоняли колени. Когда же они поднимались, то лица и тела их повторяли внешность красавицы, как зеркала. Двойники спешили к юношам и, обняв их, пускались в танец. Странны были их движения, они словно спали, а пол под ними кружился и кружил, убаюкивая и заполняя сновидениями их разум.

Взгляд короля, наконец, нащупал среди мглы фигуру Джемаля, одиноко стоящего в стороне от танцующих. Он хлопнул в ладоши и указал пальцем. Повинуясь, принцесса покинула свой трон, подошла к юноше, и они тоже закружились в волшебном танце.

Вот смолк последний аккорд, и кавалеры в упоении прильнули к губам своих воздушных спутниц, не видя других и представляя, что удостоились чести стать единственными избранниками принцессы. И в этот момент волна света перелилась из их тел в темные фигуры дам и они исчезли из объятий, слившись с холодными камнями пещеры. Лишь рядом с Джемалем осталась его дама. Глаза ее с невыразимой нежностью были устремлены на юношу, губы ждали поцелуя, руки все крепче сжимали его плечи. Этот миг обещал ему столь несбыточное счастье, после которого сама жизнь переставала что-либо стоить. Но он боролся с собой, понимая, что за этим зовущим порывом стоит злобная воля Белого Колдуна. Разве принадлежала себе эта прекраснейшая из принцесс? Разве ради мига наслаждения проделал он весь свой путь? Разве забыл он древнюю старуху из Гиблых Песков и девочку из Холодной Чайханы, которые ждали его подвига?
Джемаль преодолел искушение. Сила человека возобладала над текучей страстью реки. Отныне душа Туонеллы должна была подчиниться его воле. Мгновение — и принцесса вернулась на свой трон.

— Вот мой избранник! — крикнула она и эхо ее голоса многократно повторилось под сводами пещер.

Колдун вскочил и воздел руки для заклинания. Ледяной вихрь ворвался в залу и ринулся на Джемаля, но тот встретил врага хрустальной шпагой, которую бросила ему принцесса.

Долго длился бой, пока колдун и его слуги не обессилели. Свет померк во дворце. Руки Джемаля и принцессы нашли друг друга и они устремились к выходу из подземных чертогов. Поток реки подхватил их и с бешеным ревом, круша и сдвигая камни, вынес на поверхность. Дальше и дальше, прочь от истоков несли их кипящие волны. Вот уже рядом с ними оказалась чудесная девочка, еще дальше странная старуха, а по пятам за ними несся Белый Колдун. У Гиблых Песков их встретил самум, и песчаная буря стала поглощать поток воды, пытаясь загнать его под землю. «Отдай кого-нибудь из трех и тогда пробьешься сквозь пески к морю», — раздался голос, перекрывающий шум урагана. Нет, Джемаль не мог этого сделать! Разве эти три женщины не были душой реки, воплощенной в истоке, течении и устье, как душа человека несет в себе прошлое, настоящее и будущее!..

И вот пришел миг, ради которого была прожита вся жизнь юноши. Джемаль выпустил руки своих спутниц и, держа хрустальную шпагу, ринулся на плотную стену песка, стоящую у них на дороге. Его порыв сломил сопротивление Белого Колдуна в тот момент, когда острие оружия нашло сердце врага. Подвиг свершился и его увенчало бескрайнее, синее море, встретившее их за краем пустыни. Джемаль соединился с душой Туонеллы, став хранителем и возлюбленным шейхом прекрасной реки, которой он вернул жизнь.


: book
book -> Психологические труды
book -> Умра мен қажылық жасаушыларға арналған жаднама Дайындаған Дамир Хайруддин Қазақ тіліне орыс тілінен аударған «Абу Ханифа мирасы»
book -> -
book -> Бандар ибн Найиф әл-Утайби «аллаһТЫҢ ТҮсіргеніне сәйкес емес басқару (билік қҰРУ) ЖӘне шешім шығару»
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет