А. В. Гнездилов Музыка рассвета



жүктеу 1.53 Mb.
бет4/19
Дата28.04.2016
өлшемі1.53 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19
: book
book -> Психологические труды
book -> Умра мен қажылық жасаушыларға арналған жаднама Дайындаған Дамир Хайруддин Қазақ тіліне орыс тілінен аударған «Абу Ханифа мирасы»
book -> -
book -> Бандар ибн Найиф әл-Утайби «аллаһТЫҢ ТҮсіргеніне сәйкес емес басқару (билік қҰРУ) ЖӘне шешім шығару»
book -> -
book -> Білместікпен жасалған көпқұдайшылық (ширк) кешіріледі ме?
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер
book -> ЖАҢа жылдың келуін мейрамдауды харам ететін себептер

Зеркало

Однажды трое детей забрались на вершину очень высокой горы. Земля осталась далеко внизу, леса, поля, озера казались нарисованными, города и замки напоминали игрушечные. Зато небо было так близко, что страшно было выпрямиться во весь рост. Того и гляди зацепишься за облака и упадешь вниз. Солнце коснулось горизонта. Синеватая дымка прозрачной кисеей легла на долины. Все остановилось, застыло, и хрупкая тишина охватила землю.

— Ну вот, наступил священный час, можно загадывать желание, — прошептал один из мальчиков. Его звали Манг. Он был худощав, неловок, с большой головой, на лице темнели задумчивые раскосые глазки.

— Ты уверен, что все сбудется? — спросил его товарищ. Он выглядел куда интересней — высокий, стройный, с открытым смелым лицом. У пояса его висела настоящая маленькая шпага.

— Чего же ради мы забрались сюда, рыцарь Иор, если сомневались, что гора волшебная? — насмешливо спросил первый.

— Наверное, ради красоты! — вмешалась в разговор девочка.

При взгляде на ее нежное личико, длинные золотистые локоны, тонкую фигурку возникало ощущение, что видишь принцессу. Она и была принцессой, причем самой настоящей, и звали ее Гемлой. Верно, нет законов для сердца, особенно детского. Пышному двору своего отца и блестящему обществу вельмож принцесса предпочитала своих простых друзей, которые не могли кичиться знатностью и манерами. Гемле даже нравилось, что они не пытались ей угождать, как все вокруг, а играть с ними было куда интересней, чем с другими. Они убегали далеко за стены города, отыскивали пещеры или развалины замков. Иор называл себя рыцарем, а Манг взял на себя две роли — королевского советника и шута. Его голова всегда была полна самых невероятных затей и фантазий. Но главное — он каждую ночь видел необыкновенные сны. Волшебники, гномы, сокровища, тайны словно только и ждали, когда он закроет глаза, чтобы явиться целой толпой. Это было не хуже сказок! Принцесса и рыцарь, затаив дыхание, каждый день выслушивали все новые и новые истории.

И вот однажды Манг рассказал им о волшебной горе, на вершине которой в час заката можно загадывать желания, и они исполняются. По его словам, он знал, где находится эта гора, и друзья отправились к ней, чтобы испытать ее чудесную силу. Таким образом они оказались на вершине. И тут обнаружилось, что, хотя они проделали невероятно трудный путь, им и в голову не пришло, что за желание они хотели бы загадать. А время торопило их, и вот принцесса пожелала стать счастливой. Рыцарь Иор захотел прожить жизнь без печали, а шут, обделенный вниманием из-за своей нескладной внешности, просил у судьбы подарить ему любовь…

Прошли годы, и они выросли. Старый король предоставил принцессе право самой выбрать себе жениха, а Гемла поставила условие, что ее руку получит тот, кто сможет сделать ее счастливой. Не перечесть, сколько знатных и богатых юношей приходило ко двору! Не рассказать, как они старались завоевать расположение принцессы, но все они не выдерживали одного испытания, которое устраивала им Гемла: каждого, кто сулил ей чудесную жизнь, она спрашивала, счастлив он сам или нет. И если юноша отвечал «да», она пожимала плечами и говорила: «Тогда зачем вам нужна я, если вы и так счастливы?» А если кто-то говорил «нет», то она замечала ему: как же собирается он принести ей счастье, если сам не может стать счастливым?

Меж тем Иор и Манг также не избегли чар принцессы. Оба были влюблены в нее, но Манг стал шутом при дворе и не смел и мечтать о красавице, а Иор, ставший отважным рыцарем, был слишком беден, чтобы решиться предложить свою руку. Тем не менее он видел, как одного за другим Гемла отвергает своих женихов, и у него появилась надежда, хоть он и не знал, что нужно, чтобы сделать принцессу счастливой. Не знал этого и Манг. Впрочем, он, казалось, не очень-то страдал. Ему достаточно было своей любви. Он был подле принцессы и большего не желал. Однако видя, как страдает его друг, шут посоветовал рыцарю еще раз взобраться на гору:

— Если ты загадал жить без печали, а сердце твое изнывает от тоски, то, наверное, можно пожелать еще раз или напомнить горе свою просьбу.

И вот рыцарь снова залез на вершину. «Если мое желание не исполнится, — подумал он, — то я приду сюда снова, в третий раз, но только затем, чтобы броситься с горы и окончить свои дни».

Солнце скрылось за облаками, и вдруг рыцарь увидел в горе расщелину, из которой вился легкий дымок. Он подошел ближе и сдвинул камень. Вглубь горы вели скользкие ступени, и где-то далеко внизу брезжил огонек. Рыцарь стал спускаться в подземелье. Путь казался бесконечным. Страх закрался в его душу. Он поднял голову, раздумывая, не повернуть ли обратно, но увидел над собой лишь одинокую звезду. Снова Иор опустил глаза. Огонь, к которому он спускался, был совершенно такой же, как наверху. Казалось, он очутился меж двух звезд, бесконечно далеких, посылающих друг другу серебристые лучи.

Сжав зубы, рыцарь продолжал спускаться, и время тянулось бесконечно. Глухо гудели каменные ступени под ногами, и ветер леденил его пальцы. Внезапно показалось ему, что чья-то фигура поднимается снизу ему навстречу. Он замирал, и кто-то внизу тоже останавливался. Наконец они сблизились. Иор наклонился, и навстречу ему из мрака выступило бледное от ужаса лицо, в котором он узнал свои собственные черты. Тогда он протянул руку и нащупал что-то твердое. Это оказалось небольшое овальное зеркало в серебряной оправе, но странно: от прикосновения, как по воде, по его поверхности разошлись круги. В то же мгновение печаль, страх, отчаяние исчезли из сердца рыцаря. Он рассмеялся и, взяв свою находку, стал подниматься.

Когда он выбрался, был вечер, и солнце спускалось за горизонт. Рыцарь поспешил к дому. В руках его было волшебное зеркало. Желание рыцаря Иора исполнилось: стоило взглянуть в него, и любая печаль исчезала! Теперь он знал, с чем идти к принцессе.

Она встретила его приветливо, но не сумела скрыть тревоги:

— Значит, и ты, мой верный рыцарь, ищешь моей руки? Скажи мне, избыток счастья или недостаток его толкает тебя ко мне?

Вместо ответа рыцарь Иор поставил перед Гемлой свое зеркало и с улыбкой отступил. Заботы, сомнения, колебания мигом исчезли из сердца принцессы. Она сделала свой выбор. Через неделю пышная свадьба ознаменовала соединение принцессы и рыцаря Иора.

Поначалу у Иора было много завистников и врагов. Многие считали его выскочкой без роду и племени. Оскорбленные выбором принцессы придворные говорили о перевороте. Но вот в короткое время все изменилось. Все недовольство исчезло. Обиды улетучились. Во дворце воцарились гармония и радость. Воистину, зеркало имело власть над каждым, кто подходил к нему. Самые тяжелые печали рассеивались, как туман от ветра.

И только один человек при дворе отказывался смотреть в зеленоватую глубину зеркала — Манг. А ведь причин для печали у него было предостаточно: теперь принцесса все реже призывала его к себе, а его обязанности шута стали такими странными. Вместо того чтобы смешить придворных, как раньше, он приходил напоминать им о грусти. Привыкнув к беззаботной и беспечальной жизни, люди утрачивали вкус и к радости. И вот, слегка погрустив над песнями шута, они вновь обращались к зеркалу и с новой силой предавались веселью.

Прошел год, другой, третий. Счастливое Королевство, как его прозвали, стало приходить в запустение. Многие жители покидали его, не в силах объяснить, почему они это делают. А при дворе не замечали ничего неладного. Что бы ни происходило, вокруг принца Иора и Гемлы светились улыбки, и ни одна морщина не смела опечалить их лица. Вечная беспечность дарила их вечной молодостью. И лишь принцесса перестала вдруг ощущать свое счастье. Кто был в этом повинен? Наверное, шут Манг. Как бы далеко он ни находился, стоило ему взять в руки лютню и запеть, Гемла слышала его. А в музыке его было столько тоски! И тогда принцессе начинало казаться, что ее жизнь при дворе пуста и искусственна. Радость без переживаний горя потеряла свою ценность. Принц Иор и придворные превратились в улыбающихся бездушных кукол, лишенных живого чувства. И вот однажды Гемла сама пришла к шуту.

— Манг, — сказала она, — я думала, что радость может дать человеку счастье, но я ошиблась. Как странно: ты навеваешь на меня печаль, но вместе с тем я словно просыпаюсь от какого-то бессмысленного сна. Ты сохранил мое сердце живым, и твоя безнадежная любовь заставила откликнуться мои застывшие чувства. Лишь с тобой я ощущаю себя живой и счастливой!

Они ушли из королевства. Никто не переживал их отсутствия. Принцу Иору и его придворным неведома стала печаль.

Через год принцесса и шут вернулись, но с трудом нашли дорогу к столице. Все заросло травой. Деревни опустели, поля покрылись сорняками. Сам дворец являл собой печальное зрелище былого великолепия. Краска облезла, стекла покрыл толстый слой пыли. Но по-прежнему в залах звучала музыка, и разряженные придворные веселились и танцевали. Глупое самодовольство и пустая радость царили во дворце.

— Надо спасти Иора! — сказала Гемла.

Они встретились. Принцесса и шут тщетно пытались убедить рыцаря-принца уйти вместе с ними.

— Зачем? — отвечал он смеясь, — я желал жизни без печали, и вот я ее имею и готов дарить другим.

— О, Иор! — наконец воскликнула Принцесса, — вспомни: ты клялся верно служить мне. Исполни же свою клятву и мое последнее повеление. Уничтожь свое зеркало!

Рыцарь задумался.

— Что ж, если ты просишь, обещаю сделать это. Вряд ли теперь хоть что-то может омрачить мою радость. Сдается мне, мое собственное сердце приобрело те же силы, что заключены в зеркале.

Он ушел и в тот же вечер, взяв меч, нанес страшный удар по зеркалу. Нет! Ни единой царапины не возникло на его гладкой поверхности. Снова и снова он взмахивал мечом, но все было напрасно. Равнодушие принца слегка всколыхнулось, и хоть гнев не смог пробудиться в нем, но достоинство его почувствовало укол.

— Ладно, — сказал он, — я подумаю, что делать, а пока не буду глядеть в тебя!


Накинув черное покрывало на зеркало, он ушел прочь.

День проходил за днем. Сердце Иора стадо оживать, но какие страдания наполнили его! Волосы его поседели. Морщины прорезали лицо. Злорадные голоса придворных шептали ему, чтобы он вернулся к своему зеркалу:

— Один взгляд облегчит ваши печали, принц.

Но он, сжав зубы, терпел. Запершись в своих покоях, день и ночь он бродил из угла в угол. Его тяжкие шаги и стоны будили приближенных, и они говорили, что он сошел с ума. Муки его стали невыносимы. Он жаждал утешения принцессы, но не смел ее видеть, так как дал клятву разбить зеркало и не выполнил ее. Наконец однажды утром он исчез из дворца. Солнечные лучи осветили его в последний раз на вершине волшебной горы. Он сдвинул камень и бросился в подземелье. В то же мгновение на тысячи кусков разлетелось зеркало Печали в королевских покоях. Еще мгновение, и они растаяли, как обломки льда.

Гемла и Манг вошли во дворец и, узнав, что принц исчез, поспешили на гору. В глубине расщелины, ведущей под землю, светилась маленькая голубая звездочка.



1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   19


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет