Аарон Бушковски (Канада) незнакомцы среди нас



жүктеу 0.55 Mb.
бет3/3
Дата01.04.2016
өлшемі0.55 Mb.
1   2   3
: files
files -> Шығыс Қазақстан облысындағы мұрағат ісі дамуының 2013 жылдың негізгі бағыттарын орындау туралы есеп
files -> Анықтама-ұсыныс үлгісі оқу орнының бланкісінде басылады. Шығу n күні 20 ж
files -> «Шалғайдағы ауылдық елді мекендерде тұратын балаларды жалпы білім беру ұйымдарына және үйлеріне кері тегін тасымалдауды ұсыну үшін құжаттар қабылдау» мемлекеттік қызмет стандарты
files -> «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру» мемлекеттік көрсетілетін қызмет стандарты Жалпы ережелер «Наркологиялық ұйымнан анықтама беру»
files -> Регламенті Жалпы ережелер 1 «Мұрағаттық анықтама беру»
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының басшысы А. Шаймарданов
files -> «бекітемін» Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының бастығы А. Шаймарданов
files -> Шығыс Қазақстан облысының тілдерді дамыту жөніндегі басқармасының 2012 жылға арналған операциялық жоспары
files -> Тарбағатай ауданының ішкі саясат бөлімі 2011 жылдың 6 айында атқарылған жұмыс қорытындысы туралы І. АҚпараттық насихат жұмыстары

Картина четвертая.
Интернат. Освещаются НЕТТИ, ВИРДЖИЛ И ГАБРИЭЛЬ.
ВИРДЖИЛ. Послушай, это плохая идея.

НЕТТИ. Мне все равно. Ты видишь кого-нибудь еще?... может быть, она тоже знает?

ВИРДЖИЛ. Почему именно сейчас? Это неправильно.

НЕТТИ. Не смей говорить мне, что правильно и что неправильно.

ВИРДЖИЛ. Но ведь этого бы хотела твоя мама. Если бы она была здесь.

НЕТТИ. Она здесь.

ВИРДЖИЛ. Правильно. (Пауза). Я прошу тебя, пожалуйста,…давай не будем добиваться этого –

ГАБРИЭЛЬ. (Громко, заглушая их). Ооооо….

ВИРДЖИЛ. Смотри, она очень нервничает.

НЕТТИ. Интересно, почему.

ВИРДЖИЛ. Это все из-за тебя.

НЕТТИ. ИЗ-ЗА МЕНЯ ?!


ГАБРИЭЛЬ стучит каблуками.
НЕТТИ. Мама, ты в порядке? Что ты делаешь?

ГАБРИЭЛЬ. Если щелкнуть каблуками, можно идти домой.

ВИРДЖИЛ. (Пауза). Я возьму ее на прогулку.

НЕТТИ. Тогда иди!

ВИРДЖИЛ. Иду.
ВИРДЖИЛ забирает ГАБРИЭЛЬ, и они уходят. НЕТТИ наблюдает за ними. ВИРДЖИЛ держит за руку ГАБРИЭЛЬ, и это напоминает НЕТТИ, как все было раньше.

Освещение меняется. « Наплыв» в прошлое.

ВИРДЖИЛ показывает ГАБРИЭЛЬ, как размахивать клюшкой для гольфа.
ВИРДЖИЛ. Габби, пригни голову и размахнись.
Он поддерживает ГАББИ и держит клюшку сзади. ГАБРИЭЛЬ слегка подпрыгивает.
ГАБРИЭЛЬ. Если ты вот так будешь меня учить, мне придется обратиться к другому тренеру.

ВИРДЖИЛ. Прости. Немного расслабился.

ГАБРИЭЛЬ. Эй, понюхай мои розы.

ВИРДЖИЛ. Хмм.

МАЙКЛ. Ты здесь здорово все устроила.

ГАБРИЭЛЬ. Я люблю свой дом. Мне никуда не хочется отсюда уходить.

ВИРДЖИЛ. А что это за цветы вокруг лестницы?

ГАБРИЭЛЬ. Гидрания. Они меняют цвет. Он зависит от почвы.

ВИРДЖИЛ. Откуда ты такая умная?

ГАБРИЭЛЬ. Я ведь женщина, поэтому все происходит естественно.


Свет меняется. Счастливые воспоминания НЕТТИ прекращаются. Она смотрит, как ГАБРИЭЛЬ и ВИРДЖИЛ удаляются в реальном времени.
ГАБРИЭЛЬ. Где я?

ВИРДЖИЛ. Дома.

ГАБРИЭЛЬ. (Уходя). Где я?

ВИРДЖИЛ. (Уходя). Дома, дорогая.


Они уходят. Свет гаснет.

Картина пятая.
Освещаются ДЖОАН и МАЙКЛ. Они – дома. Она пытается дать ему попить. Он немного пьет, затем она забирает у него стакан.

ДЖОАН. Попроси меня, и я дам тебе еще.


МАЙКЛ протягивает руку за водой.
ДЖОАН. Попроси!
МАЙКЛ протягивает руку, но ДЖОАН снова не дает ему стакан с водой.
ДЖОАН. Ну давай! Если бы это была твоя Рэчел, ты бы попросил, да? Попроси меня!

МАЙКЛ хватает ее руку, и ДЖОАН вырывает ее. МАЙКЛ отпускает руку, и вода попадает на ДЖОАН. Входит АРТ.
ДЖОАН. Он не хочет общаться.

АРТ. А он и не должен.

ДЖОАН. Он становится хуже. Он почти не говорит. А сегодня утром он описался.

АРТ. Ну... это иногда бывает.

ДЖОАН. С этим можно справиться.

АРТ. Ты шутишь? Давай, мы здесь одни. Ты ешь? Ты спишь? (Ответа нет). Я не думаю.

ДЖОАН. Я не привыкла проигрывать

АРТ. Перестань. Подумай! Он не изменится. Он «поплыл», Джоан. И океан вокруг него увеличивается с каждой минутой. Посмотри на его лицо. Разве он смотрит на тебя? Смотрит? Ты не можешь бегать за ним, учить его и тренировать, как будто он какое-нибудь цирковое животное. Это неправильно. А как насчет меня? А насчет нас? Тебе не кажется, что мы немного об этом забыли?

ДЖОАН. Арт, ему станет лучше, я помогу ему в этом.

АРТ. Джона, ты должна преодолеть это. Остановись и поживи своей жизнью. Твой отец к нам не вернется. И твое потерянное детство. Оно не вернется.

ДЖОАН. Я люблю своего отца.

АРТ. Любишь? Тогда дай ему этой чертовой воды…


ДЖОАН дает МАЙКЛУ воды, он пытается пить, но все разливает и разбрызгивает.
ДЖОАН. Ох, папа. Мне страшно... что мне делать? Что же мне делать?

АРТ. Пора, Джоан... Я позвоню в интернат и мы...


ДЖОАН неожиданно забирает стакан у МАЙКЛА и уходит.
АРТ. …направим паруса. (Пауза). Что-то не так с нашей жизнью Я не знаю, кто из нас сумасшедший... ты, я или моя жена? Ты не отвечаешь? (Пауза). Может быть, это и хорошо.

АРТ. (Продолжает). Совершенно сумасшедшие. И все из-за этого. Из-за этой... Я даже не могу сказать это. Я устал думать об этом, устал быть сильным, устал играть в эти игры… Думаю, что болен не только ты, мы все больны. И от этого никуда не деться! (Пауза). Капитан, есть предложения?

МАЙКЛ. Давай в Византию.

АРТ. Это нам подойдет ?

МАЙКЛ. «Это страна не для стариков. Она – для молодых, которые обнимаются друг с другом и для птиц, которые поют на деревьях. Эти водопады из лосося, это моря, полные макрели. Рыба, мясо, дичь - все это развлекает нас все лето. Все, что вызывается к жизни, все рождается и умирает. (Пауза). Думаю, что это была поэма.

АРТ. А я думал, что ты говоришь о «Роллинг стоунз».

МАЙКЛ. О чем?

АРТ. И не о чем, а о ком

МАЙКЛ. Да..Конечно…

АРТ. О «Стоунз»…

МАЙКЛ. Что ты сказал?

АРТ. Глухой!

МАЙКЛ. Кто глухой?

АРТ. Ты прав. Подожди минутку. Я думаю, что мы занимаемся обычным делом.

МАЙКЛ. Кто?

АРТ. Ужасно смешно…пойдем. Надо сделать пару глотков чего-нибудь крепкого. Тебе подойдет «Цезарь». Хорошо?


Они собираются уходить.
МАЙКЛ. (После паузы). А Цезарь, это кто?
АРТ смеется. Свет гаснет.


Картина шестая.
Интернат. Нарастает музыка. Освещается РОБИН, танцующая с МЭРИ-2, которая одета еще более пестро и ярко. Входят ГАБРИЭЛЬ и ЛЕО.
РОБИН. Она ходит и ходит кругами…очень хорошо…вы все замечательно выглядите сегодня.

ЛЕО. Мы всегда замечательно выглядим сегодня.

ГАБРИЭЛЬ. А вы не знаете, где этот приятный мужчина?

РОБИН. Вы ищете Майкла, Габриэль?

ГАБРИЭЛЬ. Это его имя?

РОБИН. Да.

ГАБРИЭЛЬ. Правда, он ангел?

РОБИН. Конечно. Почему нет?

ГАБРИЭЛЬ. Однажды я прочитала книгу про ангелов.

Не помню, чем там все кончилось…

Но у них у всех был такой красивый загар.

«Бронзовая кожа и льняные волосы»

ЛЕО. А я ненавижу ангелов.

Это паршивая команда, скажу я вам

Плохие подачи,

Плохая скорость

И некрасивая спортивная форма
Неожиданно входит МЭРИ. РОБИН видит ее.
РОБИН. Смотрите! К нам пришли! Какая она красивая.
МЭРИ снимает пальто – она в длинной белой ночной рубашке. Появляются

другие пациенты. Музыка и танцы прекращаются.
МЭРИ. Мне страшно.

РОБИН. Все нормально, Мэри.

МЭРИ. Как я выгляжу?

РОБИН. Абсолютно великолепно.

МЭРИ. Спасибо. (Пауза). Что со мной будет?

РОБИН. Я не знаю. Никто про это не знает.

МЭРИ. Но ведь мое время пришло, да?

РОБИН. Да. Думаю, да.

МЭРИ. Пришла моя очередь, да?

РОБИН кивает и забирает у МЭРИ пальто.
РОБИН. Вы готовы?

МЭРИ. Да. Но ведь, наверное, должна звучать музыка. Что-нибудь из Шопена, Моцарта или…Что-нибудь торжественное. Любая музыка…пожалуйста.

РОБИН. О’ кей, Мэри.
РОБИН машет рукой и как по волшебству начинает звучать классическая музыка.
МЭРИ. О нет, что-нибудь другое.
РОБИН машет рукой, и звучит еще более торжественная музыка.
МЭРИ. Вот эта лучше. Прекрасно подходит для торжественного выхода. Что скажете?

МЭРИ танцует с каждым, и они все исчезают в темноте. Выходит шаркающей походкой МАЙКЛ, он кого-то ищет. Видит ГАБРИЕЛЬ, и она бежит к нему. Они отходят в сторону и садятся.
МАЙКЛ. Мне нравится ваше платье. Это тафта?

ГАБРИЭЛЬ. Нет. Это габардин.

МАЙКЛ. ГАБАрдин для Габби.

ГАБРИЭЛЬ. Вы запомнили мое имя.

МАЙКЛ. Я – образованный человек.

ГАБРИЭЛЬ. Да.

МАЙКЛ. И я никогда не забываю хорошенькое личико.
ГАБРИЭЛЬ. Спасибо!
Пауза. МАЙКЛ вынимает трубку.
ГАБРИЭЛЬ. Ой. Как мне нравятся мужчины с трубкой.

МАЙКЛ. Спасибо!

ГАБРИЭЛЬ. Джордж Бернард Шоу курил трубку и дожил до девяноста лет.

МАЙКЛ. Да, и женился очень поздно.

ГАБРИЭЛЬ. Лучше поздно, чем никогда.

МАЙКЛ. Так. Так. Прямо, как мы.

ГАБРИЭЛЬ. Да…да…
Пауза.
МАЙКЛ. Ваша жизнь будет заполнена книгами. Встречами. Ланчами в клубе факультета. (Пауза) Моя ассистентка в свободное время устраивает вечеринки.

ГАБРИЭЛЬ. А с вами трудно работать?

МАЙКЛ. Нет. Не думаю. (Пауза). Вы были когда-нибудь в Лондоне?

ГАБРИЭЛЬ. Конечно. У меня там и сейчас живет сестра. Чай, пышки, красивые сады, замечательный город. Правда, грязный. Жуткая еда. Ужасная вода. А движение – кошмарное, правда. Но метро – приятное. И музеи…

МАЙКЛ. Британский музей. Да. Старинные книги под стеклом. Пожелтевшие страницы. Сонеты, романсы и прочее…

ГАБРИЭЛЬ. Я ведь вас знаю. Да?

МАЙКЛ. Да. Очень давно, я уверен.

ГАБРИЭЛЬ. А Майкл ведь есть в Главной Книге, да?

МАЙКЛ. Да.

ГАБРИЭЛЬ. Хорошо.

МАЙКЛ. Как вы думаете, чем все это закончится?

ГАБРИЭЛЬ. Держите меня за руку. И никогда не отпускайте. Никогда.

МАЙКЛ. Хорошо. А почему?

ГАБРИЭЛЬ. Я знаю, что здесь происходит.

МАЙКЛ. Да. Люди все время приходят и уходят.

ГАБРИЭЛЬ. Да. Люди постоянно приходят и уходят. (Пауза). Хотите чаю?

МАЙКЛ. С удовольствием. Где?

ГАБРИЭЛЬ. Пойдемте со мной.

МАЙКЛ. Куда мы идеи? Куда?

ГАБРИЭЛЬ. Вон туда…

МАЙКЛ. О! Может быть, мне придется взять вас за руку.
ГАБРИЭЛЬ и МАЙКЛ рука в руке, шаркая, медленно отходят и застывают вдали, слегка покачиваясь. Как будто они прилипли ногами к земле. Освещается НЕТТИ, которая вместе с ВИРДЖИЛ смотрит на них.
ВИРДЖИЛ. На каком этапе мы сейчас? И сколько это уже продолжается? (Молчание). По крайней мере, у нее появился друг. Мне даже он нравится, этот старичок.

НЕТТИ. Вообще-то он твой ровесник, знаешь?

ВИРДЖИЛ. Я-то, по-крайней мере, веду себя соответственно возрасту.

НЕТТИ. (Холодно). С каких это пор?



ВИРДЖИЛ идет к ГАБРИЭЛЬ.
ВИРДЖИЛ. Привет, золотко, как дела?

ГАБРИЭЛЬ. Отойди от меня! У меня нет денег!

ВИРДЖИЛ. Это я, Вирджил, твой единственный и неповторимый.

МАЙКЛ. Назад, мистер! Или получишь от меня!

ВИРДЖИЛ. (Отступает). Ладно…о’ кей...о’ кей..спокойно…
ГАБРИЭЛЬ одаривает сияющей улыбкой МАЙКЛА, который все еще стоит с поднятым кулаком.
ГАБРИЭЛЬ. О…это было потрясающе…

МАЙКЛ. Спасибо.

ГАБРИЭЛЬ. Мне так повезло. (ВИРДЖИЛУ). Ах ты, грязный мерзавец! Хорошо с тобой расправились.

МАЙКЛ и ГАБРИЭЛЬ уходят.
ВИРДЖИЛ. (НЕТТИ). Ну, я думаю это очевидно. Я проиграл другому мужчине.

НЕТТИ. Везет тебе.

ВИРДЖИЛ. Послушай, я хотел сказать тебе…мы с моей подругой… мы хотим попутешествовать.

НЕТТИ. С кем это?

ВИРДЖИЛ. С Шейлой…моей подругой…она риэлтер.

НЕТТИ. (Саркастически). Чудесно.

ВИРДЖИЛ. Она еще и рисует. В основном цветы, но собирается и людей. (Пауза). Но надо просто сделать паузу. На Гавайи. Огромные пустые пляжи, синее небо, никаких забот. Шейла этого так хочет…ну мы и поедем…

НЕТТИ. Прекрасно. А я буду здесь.

ВИРДЖИЛ. Послушай, я не могу любить твою маму в разобранном виде, в кусках. Прости меня. (Пауза). Вот номер телефона, где мы с Шейлой будем жить. Мне сказали, что это рядом с пляжем, и что в полнолуние там на тебя из темноты смотрят миллионы глаз. Я не знаю, почему я выбрал именно это. В проспекте это выглядит совсем не так романтично, и я даже не могу себе представить, как мы там будем жить. Но я подумал, какого черта, пожалуй, я рискну. (Пауза). Ты не возражаешь?

НЕТТИ. Пришли мне открытку.

ВИРДЖИЛ.(Поднимается). Мне пора. Когда я вернусь, мы соберемся. Что ты предлагаешь? Поужинаем? Я угощаю. (Молчание). Ну ладно. Если она спросит… я уверен, что ты знаешь, что надо делать.
ВИРДЖИЛ уходит и свет гаснет.
.

Картина седьмая.

Интернат. МАЙКЛ и ГАБРИЭЛЬ сидят и разговаривают.
МАЙКЛ. И нам придется с этим мириться.
Пауза. ГАБРИЭЛЬ поднимается.
ГАБРИЭЛЬ. Да. И как долго?

МАЙКЛ. Надо помолиться…и все станет понятным.

ГАБРИЭЛЬ. Вы мне и так понятны.

МАЙКЛ. А мне ничего не понятно. Только вы.

ГАБРИЭЛЬ. А мы только что встретились.

МАЙКЛ. Да, с этим все хорошо. (Пауза). В любое другое время.…Хотя, кто знает.

ГАБРИЭЛЬ. Я знаю.

МАЙКЛ. Знаете?

ГАБРИЭЛЬ. Да, знаю. И чувствую это.

МАЙКЛ. Я тоже.


Музыка. Танцуя, появляются ЛЕО и МЭРИ-2. Они подходят к ГАБРИЭЛЬ

и МАЙКЛУ.
ЛЕО. Что это вы здесь сидите, как две лягушки на бревне?

МАЙКЛ. Это жабы сидят на бревнах, а лягушки сидят в воде.

ЛЕО. Вы считаете, что я сумасшедший?!

МАЙКЛ. Ну, а если вы похожи?

ЛЕО. (Взрывается). Заткни свою пасть, или я возьму твою голову вот так и заткну ее тебе в задницу.

МЭРИ-2. (Пытаясь его отвлечь). Пожалуйста, давай танцевать.

ЛЕО. (МЭРИ-2). Чего тебе надо?

Мэри. Мне нужен танец с очень красивым мужчиной.

ЛЕО. (Успокаивается). Ну ладно…ладно, почему ты мне сразу не сказала?
ЛЕО уводит в танце МЭРИ-2. МАЙКЛ и ГАБРИЭЛЬ наблюдают за появляющимися другими танцующими пациентами.
ГАБРИЭЛЬ. Это наша песня.

МАЙКЛ. А я ее никогда в жизни не слышал.

ГАБРИЭЛЬ. Прекрасно…Прекрасно…
МАЙКЛ улыбается ей.
МАЙКЛ. Можно вас?
ГАБРИЭЛЬ улыбается ему в ответ.
ГАБРИЭЛЬ. Да…
Они танцуют. Музыка звучит громче.

Другие персонажи, в том числе ХОР, присоединяются к ним. У них всех - болезнь Альцгеймера. Они в масках, одеты красиво, как будто они пришли на сюрреалистический бал - маскарад.

Танцоры меняют партнеров и разводят МАЙКЛА и ГАБРИЭЛЬ. Они не узнают своих партнеров и начинают терять следы друг друга, особенно при смене партнеров.

Музыка звучит с искажениями, как во сне, танец становится навязчивым и теряет цельность Это уже не танец, а поиски партнера или борьба за него.

МАЙКЛ напрасно ищет ГАБРИЭЛЬ среди партнеров по танцу, пока они меняются. Это смущает и раздражает его еще больше. Не осознавая этого, он снова оказывается партнером ГАБРИЭЛЬ.

Остальные, согнувшись и шаркая ногами, постепенно, уходят со сцены...

МАЙКЛ и ГАБРИЭЛЬ одни, как и вначале картины.

Музыка умолкает.

МАЙКЛ и ГАБРИЭЛЬ утомились. Они перестают танцевать.
МАЙКЛ. Вы ничего?

ГАБРИЭЛЬ. Где…? Что случилось?

МАЙКЛ. Я не знаю. (Пауза). Пойдемте.

ГАБРИЭЛЬ. А там есть музыка?

МАЙКЛ. Да.
В тишине они снова пытаются танцевать. Но получается, что они просто шаркают ногами, согнувшись и состарившись еще больше. Они держатся друг за друга, как будто они - два последних человека на земле. Свет гаснет.

Картина восьмая.
Интернат. Освещаются РОБИН и ДЖОАН. МАЙКЛ стоит неподалеку.
ДЖОАН. (Майклу). Как ты сегодня себя чувствуешь, па? (Ответа нет). К тебе здесь хорошо относятся? (Он отпихивает ее, и она поворачивается к РОБИН). Иногда я думаю, что, может быть, было бы лучше, если бы он просто лег спать и не проснулся.

РОБИН. Если это произойдет, вы хотели бы, чтобы мы вернули его обратно?

ДЖОАН. Куда?
РОБИН протягивает анкету. ДЖОАН проглядывает ее.
ДЖОАН. Разрешение забрать. Как кстати!

РОБИН. Я думаю, что это пока обещание.

ДЖОАН. Он думает, что он такой умный, такой крутой. Я помню, когда мне было 11 лет, он посадил меня в свой старый Кадиллак, и мы поехали на какое-то собрание. Мы ехали долго. По сторонам - сплошные заборы и телефонные провода. У меня началась лихорадка. Наверное, это была корь. Я заснула. И тут я услышала «ХЛОП!». Я проснулась. Он лупил себя по щекам, чтобы не заснуть. «ХЛОП!». Он начал снизу, и его удар мог бы убить кого-нибудь.
МАЙКЛ поднимает руку, как будто хочет себя ударить. Его рука падает.
ДЖОАН. (Продолжает). Ну, я начала плакать. Он притормозил – вокруг пусто, только дождь стучит по крыше, и знаете, что он сказал? «Прости, детка, нужно срочно доставить тебя домой, ты заболела». И я увидела, что половина его лица красная, как будто по ней прошлись утюгом. Я решила, что это я во всем виновата. Не знаю, почему, но я так подумала. (Пауза). Ему не будет лучше, он не выздоровеет?

Когда…когда это случится?

РОБИН. Не знаю.

ДЖОАН. Я хочу, чтобы не было никакой боли. (Подписывает).

РОБИН. Вы хотите присутствовать, когда это случится?

ДЖОАН. Как медсестра, вы очень настырная, разве это нормально?

РОБИН. Некоторые люди считают, что …это хорошо - быть там в этот момент. Это помогает переходу.

ДЖОАН. Переходу. Как современно! Все равно вы мне не нравитесь. Простите. Для меня вы слишком совершенны. Вам бы надо было быть ведущей на телевидении или еще кем.

РОБИН. Послушайте, можно я вам кое-что скажу. Когда я в первый раз испытала, что такое чья-то смерть, я по-настоящему испугалась. Когда я вошла в комнату, первое, что я почувствовала, – это был воздух. Как будто я вошла в заснеженный лес. Когда я сделала шаг, мне показалось, что я сдвинула все молекулы вокруг меня. Я остановилась, чтобы вдохнуть воздух. Ее лицо было похоже на оштукатуренную модель лица. Один глаз полуоткрыт. На лоб свесилась прядь волос. Она дышала ртом, и с каждым ее вздохом эта прядка шевелилась. Я протянула руку, чтобы отвести ее со лба. И в этот момент, когда я дотронулась до ее лба, она вздохнула. Звук был такой мягкий и чистый, я решила, что это радио. Я отняла руку, и тут-то все и случилось. Она перестала дышать. Просто перестала и все. Все остановилось. Все затихло, ни звука. Ни машин, ни автобусов. На одну секунду, когда она ушла. Было только это и ничего больше. Одну секунду. Как удар колокола. Как ее вздох.

ДЖОАН. (Пауза). Я думаю, что вы к этому здесь привыкли. У вас так много пациентов.

РОБИН. Вообще-то…это была моя мать. Мне было четырнадцать лет.

ДЖОАН. Это не справедливо. Я не знала этого.

РОБИН. И к этому невозможно привыкнуть, и с каждым разом легче не становится.

Никак.


ДЖОАН. Мне нужно идти.
ДЖОАН уходит. Свет гаснет.

.

Картина девятая.


Слышно чириканье птиц. Освещаются НЕТТИ и ГАБРИЭЛЬ, которая бродит кругами в саду интерната. ГАБРИЭЛЬ крепко ухватилась за НЕТТИ.
НЕТТИ. Либо ты уменьшаешься, либо я увеличиваюсь.

ГАБРИЭЛЬ. Ага.

НЕТТИ. Как твоя голова?

ГАБРИЭЛЬ. Нормально, нормально, нормально.

НЕТТИ. Сестра рассказала мне, что ты вчера упала.

ГАБРИЭЛЬ. Нет, я не падала. Посмотрите!

НЕТТИ. Да. Посмотри на эти розы. Они очень красивые.

ГАБРИЭЛЬ. Роза это роза это роза…

НЕТТИ. Ты – роза.

ГАБРИЭЛЬ. О нет…только не я.

НЕТТИ. Конечно это ты.
К ним, шаркая, подходит ЛЕО.
ЛЕО. Простите. Это вы моя невеста?

НЕТТИ. Нет.

ЛЕО. Вы знаете мою невесту?

НЕТТИ. Не думаю.

ЛЕО. Значит, вы ее не видели?

НЕТТИ. Нет, простите.

ЛЕО. Я должен был придти за ней.

НЕТТИ. О –

ЛЕО. Если вы ее увидите…я буду вон там.

НЕТТИ. Хорошо.

ЛЕО. Спасибо за помощь. С вами было приятно…

НЕТИ. До свидания.


ЛЕО, шаркая ногами, уходит. Пауза.
НЕТТИ. Какой он вежливый, правда?

ГАБРИЭЛЬ. Вы кто?

НЕТТИ. Помнишь свою дочь? Которая всегда попадала в какую-нибудь историю.

ГАБРИЭЛЬ. О да. Маленькая негодяйка.

НЕТТИ. Она - это было нечто, да?

ГАБРИЭЛЬ. Точно. Она была такая.

НЕТТИ. И при этом она была хорошей девочкой.

ГАБРИЭЛЬ. Настоящая душка. Умная, как черт.

НЕТТИ. Думаю, она могла обмануть любого.

ГАБРИЭЛЬ. Всех, только не свою мать. Иногда она брала мою помаду в школу. В своей коробочке для завтрака. Но я с ней ладила.

НЕТТИ. Да, я так и думала. (Пауза). Мне надо поговорить с тобой об отце…(Никакой реакции). О Вирджиле. Твоем муже.

ГАБРИЭЛЬ. О ком?!

НЕТТИ. Вообще-то он не такой уж и муж. Он и сам это признает. И это очень печально.

ГАБРИЭЛЬ. Думаю, что твоему отцу лучше знать.

НЕТТИ. Да, хоть один раз. Послушай, ма…он хочет, чтобы я познакомилась с

рыжей. С его подругой. Я просто не знаю, что делать.

ГАБРИЭЛЬ. Надо всегда говорить так, чтобы тебя понимали.

НЕТТИ. Да, я это знаю.

ГАБРИЭЛЬ. Не бормочи.

НЕТТИ. Будет очень странно… но я думаю, что это нормально для такой ситуации.

ГАБРИЭЛЬ. Смотри ему прямо в глаза.

НЕТТИ. Я буду.

ГАБРИЭЛЬ. И скажи ему, чтобы он был счастлив. Твой отец это заслуживает.

НЕТТИ. О’ кей.

ГАБРИЭЛЬ. И не забывай регулярно навещать свою маму.

НЕТТИ. Хорошо.

ГАБРИЭЛЬ. И приноси ей цветы из сада. И шоколад. Много-много шоколада.

НЕТТИ. Я обязательно это сделаю.

ГАБРИЭЛЬ. И песни.

НЕТТИ. О?

ГАБРИЭЛЬ. «Когда ирландские глазки смеются….»

НЕТТИ. Да…но мы же из эстонцев...

ГАБРИЭЛЬ. Да…это ужасно…

НЕТТИ. Да нет, с нами все в порядке.

ГАБРИЭЛЬ. Это хорошо.

НЕТТИ. Знаешь, я надеюсь, что я стану такой же, как ты, когда я буду в твоем возрасте.

ГАБРИЭЛЬ. Да?

НЕТТИ. Ну, не точно такой, как ты, но почти такой…

ГАБРИЭЛЬ. Почти такой.

НЕТТИ обнимает ГАБРИЭЛЬ.
НЕТТИ. Ты от меня ускользаешь, ма.
НЕТТИ сжимает ее, ГАБРИЭЛЬ стонет, потом кашляет.
НЕТТИ. Прости.

ГАБРИЭЛЬ. Слишком близко.

НЕТТИ. Меня занесло, прости…

ГАБРИЭЛЬ. (Прерывает ее). Передай привет своей маме, когда ты ее увидишь.


ГАБРЭЛЬ отходит в сторону, садится, сгорбившись. НЕТТИ некоторое время стоит, потом идет к ГАБРИЭЛЬ, склоняется над ней и целует ее.
НЕТТИ. Моя мама передает привет.

ГАБРИЭЛЬ. О?! Привет.

НЕТТИ. Привет!
НЕТТИ уходит, на мгновение останавливается, чтобы оглянуться на мать. Уходит, чуть пошатываясь. Навстречу ей, шаркающей походкой, идет ЛЕО, одетый в большое пальто. Он включает радио. Звучит старинная музыка. ЛЕО снимает пальто. На нем бейсбольная униформа.

Он вытаскивает бейсбольную перчатку, снова и снова ловит в нее мяч.

Он подходит к ГАБРИЭЛЬ и бросает ей мяч, но мяч привязан к его запястью и только стукается об пол.
ЛЕО. Думаете, я сумасшедший? Думаете? Слушайте, я понимаю, что вы не хотите ехать в Сиракузы. Меня позвали. Наконец позвали, после всех этих долгих лет. Да. А я ведь почти сдался. Кроме шуток. И тут вдруг Билли Уотсон, сам генеральный менеджер, звонит мне и говорит, что я - его человек на спортплощадке. Я! (Пауза. Затем продолжает). Я знаю, мы планировали свадьбу на сентябрь, но сейчас для них - середина сезона. Ты должна меня понять – я мечтал об этом всю свою жизнь. Я же все равно тебя люблю. Люблю тебя больше всего на свете. Но, если ты со мной не поедешь, я поеду один и вернусь к Рождеству. И я обниму тебя так, как будто это в последний раз. Единственное, о чем я тебя прошу, – это чтобы ты оставалась здесь и была такой, как всегда. И мы снова влюбимся друг в друга, и так будет всегда. Я не смогу жить, зная, что я выбрал вместо тебя бейсбол. Это будет какое то сумасшествие. Абсолютное сумасшествие. (Пауза). Дорогая. Послушай меня. Послушай. Мы поженимся, мы будем жить долго и счастливо, и истории, которые мы будем рассказывать …истории, которые мы будем рассказывать …
Он обходит ГАБРИЭЛЬ вокруг и останавливается перед мячом. Поднимает его и смотрит то на ГАБРИЭЛЬ, то на мяч в его перчатке. Уходит в темноту.

Пауза. ГАБРИЭЛЬ оглядывается и обнаруживает МАЙКЛА, сгорбившегося в кресле. Она подходит, шаркая, к нему.
ГАБРИЭЛЬ. Сегодня твой день рождения?

МАЙКЛ. Ту-ту…

Восемь… подходит поезд.

Ту-ту … загорелся свет.

ГАБРИЭЛЬ. Гав-гав.

Уезжает мой песик.

МАЙКЛ. Ту-ту….

ГАБРИЭЛЬ. Гав-гав.

МАЙКЛ. (Свистит). Фьюить.

ГАБРИЭЛЬ. Гав.


МАЙКЛ и ГАБРИЭЛЬ смеются вместе.
МАЙКЛ. Ты…мне хорошо….с тобой.

ГАБРИЭЛЬ. (После паузы). Спокойной ночи…

МАЙКЛ. …милый принц…

ГАБРИЭЛЬ. Ангелы…

МАЙКЛ. Я знаю…я все знаю…
ГАБРИЭЛЬ целует его в лоб.
МАЙКЛ. (Улыбается). Ай.

ГАБРИЭЛЬ. Ай.


ГАБРИЭЛЬ, шаркая, уходит, как будто она что-то ищет.

Свет гаснет.
Картина десятая.
Интернат. Освещается ДЖОАН. Она идет к МАЙКЛУ и несет одну розу. Он сгорбился в кресле и тяжело дышит. Его тяжелое дыхание сопровождает всю эту сцену.

ДЖОАН ставит розу в вазу на столике рядом. Смотрит на МАЙКЛА. Собирается уходить, но затем, подумав, возвращается. Она хочет дотронуться до него.
ДЖОАН. Негодяй. Ненавижу тебя. Ненавижу твои постоянные шуточки. Твой характер, твою одержимость этими профсоюзными и университетскими идеями. Ненавижу твои шашлыки, твои рассказы, твоих друзей - ветеранов войны, коллекции твоих пластинок. Твое подражание свисту птиц, твои поездки автостопом, твои трубки. Особенно ту, что ты купил в Голландии, ее запах. И то, как ты разговаривал с кошками. Ведь это не люди, чтобы с ними разговаривать! Ненавижу твои бритвенные принадлежности, твой бар с напитками, твой пояс с серебряной пряжкой в виде головы лошади, твои книги и твою шахматную доску, которую ты сделал, когда тебе было 12 лет. Я, правда, ненавижу все это. Как ты в семь утра ел хрустящие подушечки с молоком, как ты будил меня, дуя мне в лицо, как ты стаскивал с меня одеяло, как ты притворялся, что слушаешь меня, как ты разговаривал, как ты ходил, твои волосы, твое лицо, твой лоб, твои глаза, твой рот, ненавижу, правда, ненавижу…

Звуки тяжелого дыхания становится громче.


Прекрати! Прекрати это!

ДЖОАН берет стакан с водой со столика и нежно пытается влить ее МАЙКЛУ в рот. Он давится.
Ой, прости. Я виновата. Я слишком быстро лила воду. Все нормально, па. Все будет хорошо. Не волнуйся,…дыши. Вот так. Ты скоро поправишься. Будешь молодцом…
МАЙКЛ приходит в себя и кладет голову на грудь.
Я здесь, папа. Это я…Джоан. Я здесь… Я здесь…
Неожиданно МАЙКЛ откидывается от нее и стонет. Его дыхание замедляется. ДЖОАН не знает, что делать. Она наливает немного воды на руку и протирает ею лоб МАЙКЛА и веки, как будто это крещение. Затем она прикладывает ухо к груди МАЙКЛА и слушает его дыхание.

Ждет, пока оно не прекращается. Он умирает. Она делает глоток из стакана и уходит.

Некоторое время ничего не происходит. Затем из тени выходит 18ГАБРИЭЛЬ. Она в очень яркой одежде.

Она подходит и изучает лицо МАЙКЛА. Осознает, что он умер.

Музыка нарастает. Это сильная классическая музыка, которая прежде понравилась Мэри.

ГАБРИЭЛЬ эта музыка нравится. Она нежно помогает МАЙКЛУ встать на ноги…
ГАБРИЭЛЬ. Вставай.
Он танцуют. Из глубины сцены появляется РОБИН.

ГАБРИЭЛЬ подводит МАЙКЛА к РОБИН. Появляются, как

бабочки на свет, остальные актеры, включая ЛЕО и МЭРИ-2.
ГАБРИЭЛЬ. Вот так…хорошо…Прощай, Майкл.
МАЙКЛ медленно идет к РОБИН. Она берет его за руку, и они уходят. ГАБРИЭЛЬ тоже медленно уходит, шаркая ногами. Пауза.
ЛЕО. Какой вечер, надо пропустить стаканчик!

МЭРИ-2. Теплый вечер - лучшее время для медленного танца.

ЛЕО. (После паузы). Думаете, они за нами тоже придут?

МЭРИ-2. О, да. Я чувствую это своими костями.

ЛЕО. Кости это всегда последнее, что остается.

МЭРИ-2. Вот поэтому я принесла пальто. Держите.


Они помогают друг другу надеть эти обыкновенные простые пальто на свои яркие одежды. В ожидании и с надеждой смотрят в зал.
МЭРИ-2. Когда они придут, я буду уже готова.

ЛЕО. Я тоже.


За ними открывается голубое небо. ЛЕО и МЭРИ-2 поворачиваются друг к другу и берутся за руки. Свет гаснет.

КОНЕЦ






1   2   3


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет