Аксиология как учение о ценностях



жүктеу 125.24 Kb.
Дата26.04.2016
өлшемі125.24 Kb.
: Content -> UserImages
Content -> Өткен сенбіде үйде демалып жатқанымда, есіктің сыртынан тықыр естілді. Іле қоңырау шырылдады. Сұрамастан аша салдым. Екі балаң жігіт тұр екен. «Аға, жарапазан ғой» деді де, домбыраны қағып-қағып жіберіп, әнге басты
Content -> Сводный график по защите магистерских диссертаций научного и педагогического и профильного направлений 2010 г. 14. 06. 2010 г
Content -> Әл-Фараби атындағы ҚазҰУ-дың Ғылыми әдістемелік кеңесінің 2012 ж мәжілісінің
Content -> Программа вступительного экзамена по специальности для поступающих в магистратуру по специальности «6M020400 культурология»
Content -> Қр бғм білім және ғылым саласындағы бақылау Комитеті
UserImages -> Формирование популяции судака ( stizostedion lucioperca ( L. )) Урало-каспийского района в современных условиях
UserImages -> Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 05 «Социальная психология» Астрахань 2013 г
UserImages -> Тема 3: Индивидные характеристики: асимметрия полушарий и темперамент
UserImages -> Сборник международной научной конференции "Информационные технологии в современном мире" Часть 5, Таганрог: трту, 2006. С. 41-44
UserImages -> Русский язык
АКСИОЛОГИЯ КАК УЧЕНИЕ О ЦЕННОСТЯХ

Оказывается, одного удовлетворения биологических потреб­ностей человеку недостаточно. В этом одно из важнейших отли­чий человека от животного. Животное ориентируется на окру­жающую среду лишь с точки зрения использования ее естественных свойств для удовлетворения своих естественных же потребностей. Диапазон же человеческого отношения к дей­ствительности значительно шире.

Во-первых, это отношение к действительности не только по использованию созданных самой природой благ, но и, как отмечалось выше, практическое освоение, преобразование при­роды своим трудом, т.е. создание таких благ, которых природа сама не дает. Во-вторых, человек способен творчески осваивать действительность, т.е. познавать, а затем и использовать зако­ны природы в своих интересах.

Наконец, окружающую действительность человек может рас­сматривать и относиться к ней с точки зрения ее значения для человека. Такие отношения получили наименование «аксиологи­ческие» (axios – ценность, logos – учение). А раздел философ­ского знания, в котором осмысливается природа, сущность и роль значимых для человека явлений, вещей и процессов, называ­ется аксиологией.

Вся история философской мысли непосредственно имеет дело с оценочными отношениями, со стремлением выявить наи­более значимое для человека. Длительное время аксиологиче­ская проблематика была «вплетена» в философское знание, рассматривалась как одна из сторон философской мудрости. С вычленением из философского знания теологии, этики, эс­тетики, аксиологические проблемы стали рассматриваться преи­мущественно в лоне этих дисциплин, оставаясь тем не менее философским знанием.

В самом общем виде аксиологическая тематика первона­чально сводилась к выяснению вопроса – «что есть благо и каковы формы его существования?» В решении этого во­проса уже в эпоху античности, при общем понимании блага как того, что имеет для человека смысл, наметились разные подходы. Так, Демокрит полагал, что благо и цель жизни – счастье. Будучи благом высшего порядка, счастье существует в следую­щих формах: эвтюмия – спокойное и ровное настроение, хоро­шее расположение духа, которое устанавливается в результате равномерного и спокойного движения атомов человеческой души; евесто – внутренняя устойчивость; гармония – понимае­мая Демокритом как симметрия во всем; атараксия – безмя­тежность и этамбия – неустрашимость.



Сократ высшим благом считал мудрость как единство зна­ния, выбора добра и практической реализации добродетели. Именно для достижения высшего блага Сократ призывал по­знать самого себя. В то же время рационализм Сократа соче­тался с некоторыми элементами утилитаризма. Он, например, утверждал, что абстрактного блата нет, лишь конкретные вещи или поступки могут быть благими, приносить пользу. С еще более утилитаристских позиций к ценностям подхо­дил Эпикур. Высшим и первым благом он считал удовольствие, понимаемое как отсутствие страданий. Благами низшего уровня он считал справедливость как непричинение вреда другим и ата­раксию – физическую и духовную невозмутимость, достигае­мую через познание природы.

В эпоху Средневековья высшим благом считалось добро, по­нимаемое как то, чего все желают. В конечном итоге у Фомы Аквинского добро совпадает с Богом. Так, в четвертом доказа­тельстве бытия Бога он отмечал, что есть некоторая сущность, являющаяся для всех сущностей причиной блата и всяческого совершенства. Эта сущность и есть Бог.

В Новое время благо уже делится на общественное и лич­ное, причем общественное благо, по мнению Ф. Бэкона, всегда должно преобладать над личным благом. Такая точка зрения была противопоставлением эпикурейству с его душевной безмя­тежностью и пониманием блага как личного наслаждения. Вы­сшим проявлением общественного блага Ф. Бэкон считал долг как обязанность и обязательства человека по отношению к дру­гим людям.Б. Спиноза отождествлял благо с разумом и свободой. Сво­бода, в его понимании – это подчинение страстей разуму, а не эпикурейское наслаждение страстями. В качестве важнейшейценности Спиноза также рассматривал жизнь, ставил ее на по­рядок выше смерти.

Большую роль в становлении аксиологии как самостоятель­ного учения сыграл И. Кант, который в центр своей филосо­фии поставил Человека, чем, собственно, открыл новый этап развития аксиологического знания. Кантом заканчивается тра­диция и период рассмотрения ценности как блага и с Канта же начинается этап понимания ценности как значимого для че­ловека. В основе аксиологии Канта, как и у Бэкона, лежит катего­рия долга. Именно чувство долга, считал Кант, отличает людей от животных и обеспечивает путь к благу, которое имеет смысл только в человеческом измерении. Поэтому к человеку нужно относиться только как к цели, но никогда – как к средству. Таково безусловное категорическое повеление (императив) Кан­та. Из этой принципиальной установки следовал не менее прин­ципиальный вывод: высшей ценностью является сам человек. Он должен добровольно подчиняться требованиям категорического императива, только в этом случае он обретает еще одну цен­ность – свободу.

Диалектическому противопоставлению долга и свободы как теоретическому фундаменту аксиологии посвящены работы Г.Гегеля и Ф.Ницше. Однако окончательно статус самостоятельной философской дисциплины аксиология получает во второй половине XIX в. Формировалась эта дисциплина преимущественно в лоне неокан­тианства. В частности, В.Виндельбанд определял философию как учение об общезначимых ценностях, а воплощение ценно­стей в деятельности рассматривал как главную цель человека. Существуют общезначимые ценности не в виде каких-либо ве­щей, а в виде «значения».

В качестве высших ценностей Виндельбанд рассматривал ис­тину, благо, красоту и святость как вневременные и внеисторические принципы, которыми руководствуется человек, осознавая их как нормы безусловного долженствования. Кроме высших ценностей Виндельбанд выделял ценности-блага (наука, право­порядок, искусство и религия) как жизненно важные для суще­ствования человечества.

Другой представитель неокантианства Г. Риккерт рассмат­ривал ценности как нечто полностью безотносительное к бы­тию и познающему субъекту. В отличие от Виндельбанда он различал ценности и нормы и полагал, что ценности становятся нормами лишь тогда, когда они (ценности) сообразуются с субъектом. Основными ценностями Риккерт считал истину, безличную святость, нравственность, счастье и личную святость. По мне­нию Риккерта, эти ценности существуют вне физического и пси­хического бытия, а образуют «потустороннее бытие», которое постигается лишь религиозной верой. В основе существования этих ценностей лежит, согласно Риккерту, воля сверхиндивиду­ального субъекта.

Против субъективизма в истолковании природы и сущности ценностей, с доказательством их объективного характера высту­пили Ф. Брентано, его ученик А. фон Мейнонг, М. Шелер и другие философы. Шелер доказывал, что цель не сама по себе определяет волю, цель детерминируется ценностями, которые и направляют волю на благие или дурные поступки для ее достижения. А в силу того, что существует своего рода иерархия ценностей, на их основе возника­ют определенные интуитивные акты предпочтения в выборе по­ступка. Наиболее значимыми выступают ценности, которые харак­теризуются долговечностью, неделимостью и прагматичностью. Наивысшая ценность, по Шелеру, – «святое», которая дает дли­тельное и глубокое удовлетворение человеку.

В социально-философском аспекте ценности рассматрива­лись как способ бытия культуры (М. Вебер) или средство функ­ционирования социальных институтов (Т. Парсонс), сообществ и цивилизаций (П.А.Сорокин).

В марксистской философии ценности рассматривались в классово-политическом ключе. Наиболее четко марксистская по­зиция была сформулирована в тезисе В.И.Ленина (который можно назвать «категорическим императивом» марксизма) о том, что нравственным (а следовательно, и ценным) является все то, что отвечает интересам пролетариата.

В то же время было бы несправедливым сводить марксист­скую аксиологию лишь к классовым интересам. Марксизм не отрицал ни общечеловеческих, ни личностных ценностей. Дру­гое дело, что в советский период существовал двойной стан­дарт во всем, в том числе и в сфере ценностей. Для широких масс постулировались одни, а партноменклатура исповедовала совершенно другие ценности. В «хижинах» нашего общества всегда ценились героизм, совестливость, скромность, трудолю­бие. Совершенно иные ценности и иная мораль господствовали во «дворцах» – лесть, комчванство, стяжательство, алчность и пр. История крушения КПСС убедительно показала, что двойной стандарт в аксиологии, в ценностных отношениях де­лает любую организацию нежизненной.

В современных условиях аксиология все больше и больше обретает черты самостоятельной философской дисциплины. Ключевыми понятиями современной аксиологии являются «ценность», «ценностная ориентация», «ценностная установка», «оценка», «оценочное отношение», «оценочное суждение». Ценность это свойство предмета или явления иметь зна­чение для людей в культурном, общественном или личностном отношениях.

У каждой эпохи, у каждого народа или отдельного челове­ка – свои ценности. Так, для некоторых народов золото не яв­лялось ценностью. У людей также менялись представления о красоте, счастье и т.д. Отсюда, казалось бы, напрашивается вы­вод о том, что ценность – это нечто преходящее, временное, относительное. Однако это не совсем так.

Во-первых, действительно, ценности относительны, они ме­няются в зависимости от изменения потребностей и интересов людей, от формы господствующих в обществе отношений, уров­ня цивилизованности и других факторов. Но вместе с тем цен­ности и устойчивы, ибо существуют определенное (иногда весь­ма продолжительное) время. Более того, есть ценности, которые сохраняют свое значение на протяжении всего сущест­вования человечества (например, жизнь, благо), имеющие, сле­довательно, абсолютное значение.

Во-вторых, ценность – это единство объективного и субъек­тивного. Ценность объективна в том смысле, что объективны свойства предмета или процесса, которые имеют значение для человека, но при этом от него не зависят. Эти свойства зависят от самого предмета или процесса. Субъективность же ценности заключается в том, что она существует лишь как процесс или результат оценки, т.е. субъективного человеческого действия. Ибо, еще раз подчеркнем, ценность – это не сам предмет, а значение предмета для человека. Вне человека ценность лишена смысла и в этом плане она субъективна. Наглядно эту взаимо­связь объективного и субъективного показал С.Ф.Анисимов: температура воздуха 40 градусов – это объективная характери­стика; «жарко» – это субъективная оценка этой температуры; а «тепло» как условие жизни – это ценность.

Таким образом, ценность совмещает в себе изменчивость и устойчивость, объективность и субъективность, абсолютность и относительность. Она не существует вне оценки, оценочного от­ношения.

Под оценкой обычно понимают суждение о значении предме­та или явления для людей, вступающих с ними в оценочные от­ношения. Оценочное отношение возникает не к любому предмету или явлению, а лишь к такому, который имеет индивидуальную или социальную значимость. В процессе (и в результате) отношения формируется оценка как суждение о значимости данного фено­мена для человека и человечества. Оценочное суждение, как и познавательное, основывается на наличии объективного предмета и его свойств, которые оце­ниваются; на относительно общем понимании того, что оценива­ется; оценочное суждение, как и познавательное, может быть верным и неверным.

В то же время оценочное суждение имеет отличия от позна­вательного. Во-первых, в оценке субъективного больше, не­жели в познавательном суждении. Это вытекает уже из того, что в познании человек стремится свести субъективное к мини­муму, познать предмет «таким, как он есть». В оценочном суж­дении цель другая – определить значимость данного предмета для познающего или оценить, в силу чего такое суждение окра­шивается переживаниями, чувствами, т.е. субъективными обна­ружениями. Скажем, для познавательного суждения землетрясе­ние – колебание почвы, а для оценочного – стихийное бедствие, опасность. Оценочные суждения широко применяются не только в аксиологии, но и в других сферах философского знания, например, в этике и эстетике, ибо «добро» и «зло», «красота» и «безобразное» существуют только в чувственно-че­ловеческой оценке, в отношении к предмету или процессу.

Во-вторых, оценочное суждение носит нормативный ха­рактер, предполагает наличие нормы-эталона, с которой сравни­вается, сопоставляется оцениваемый предмет или явление. В этом отношении различие познавательного и оценочного суж­дений заключается и в том, что любое явление, любую «вещь-в-себе» в принципе можно познать, но не любое – при­знать ценностью. Более того, существуют антиценности, т.е. яв­ления, имеющие отрицательную значимость для человека (на­пример, смерть), существуют также феномены и предметы, не имеющие значимости для человека.

В-третьих, оценка, как правило, сопровождается паралингвистическим кодом передачи информации, в котором при­сутствует скрытое или открытое отношение к явлению – вос­торг, осуждение, предвкушение и т.п. Так, познавательное суждение «Земля круглая, как яйцо» фиксирует факт подобия формы Земли и формы яйца и не несет паралингвистической нагрузки. А оценочное суждение «У Ивана голова, как яйцо» может иметь несколько подтекстов – умный, лысый, некраси­вый и т.д.

Любая оценка дается по отношению к чему-либо, на основа­нии определенного критерия. Существует несколько точек зре­ния по проблеме критерия оценки. Первая, наиболее распро­страненная, рассматривает в качестве критерия оценки полезность того или иного свойства предмета или процесса для человека. Однако этот критерий имеет большую степень не­определенности. Скажем, змеиный яд, в зависимости от дозы его получения, может спасти от смерти (т.е. выступает в каче­стве ценности), а может привести к смерти (т.е. выступает в ка­честве антиценности).

Некоторые исследователи критерием оценки считают при­ятность. Такой гедонистический подход к определению крите­рия также не может быть принят однозначно в силу субъектив­ности самого «приятного». Одному приятна классическая музыка, а другому – «попса».Попытки соединения этих критериев воедино также не дают критерия, ибо «приятное» и «полезное» нерядоположены. На­пример, курение приятно курильщику, но не полезно. В данном случае приятное оценивается не по явлению в целом (курение в конечном итоге ведет к преждевременной смерти), а по его от­дельному, сиюминутному фрагменту.

Наибольшее распространение имеет точка зрения, в которой полезное увязывается не с субъективно-гедонистическим на­слаждением, а с объективным прогрессом человечества, следо­вательно, с развитием самого человека. В этом смысле можно считать, что полезное это то, что способствует прогрессу чело­вечества и развитию личности, что во благо человеку и челове­честву. Именно такое полезное, т.е. благо, представляется до­статочно общим, относительно объективным и приемлемым критерием для оценки ценности. Разумеется, надо учитывать, что и благо подвержено субъективной оценке.

В силу множества предметов и процессов, имеющих значе­ние для человека, а также многообразия человеческих потребностей и ориентаций возникает большое количество различных ценностей, которые по определенным основаниям можно приве­сти в систему. Наибольшее распространение получили класси­фикации ценностей по следующим основаниям.

По содержанию деятельности, в которой реализуются или обретаются ценности, последние квалифицируют как производ­ственные, бытовые, профессиональные и др.

По широте их содержания выделяют индивидуальные, груп­повые (классовые, этнические, конфессиональные и др.) и обще­человеческие ценности.

По сферам общественной жизни различают материально-эко­номические, социально-политические и духовные ценности. Так, к ценностям материальной жизни относятся природные ресур­сы, орудия труда. К социальным ценностям относятся обще­ственные институты, необходимые человеку – семья, этнос, Отечество. Ценности духовной жизни – это знания, нормы, идеалы, вера и т.п.

По значимости для человека и человечества все ценности де­лят на высшие и низшие. Как правило, они совпадают с абсо­лютными и относительными ценностями, которые обусловлены длительностью их существования.

Высшие (абсолютные) ценности обладают неутилитарным характером, они являются ценностями не потому, что служат для чего-либо иного, а напротив, все иное приобретает значи­мость лишь в контексте высших ценностей. Эти ценности непре­ходящи, вечны, значимы во все времена, абсолютны. Они вос­принимаются человеком как нечто такое, что другим быть не может в принципе. К высшим ценностям относятся общечеловеческие – мир, человечество; социальные – справедливость, свобода, права че­ловека; ценности общения – дружба, любовь, доверие; куль­турные – мировоззренческие, этнические; деятельностные – творчество, истина; ценности самосохранения – жизнь, здо­ровье, дети; личностные качества – честность, патриотизм, вер­ность, доброта и др.

Низшие (относительные) ценности выступают средствами для достижения каких-либо более высоких целей, они больше подвержены влиянию обстоятельств, изменению условий, ситуа­ций, более подвижны, время их существования ограничено.

Ценности могут различаться и в зависимости от типа циви­лизации. В этом отношении некоторые авторы делят ценности на три группы, каждая из которых включает ценности, преимущественно культивируемые в основных типах современных цивилизаций – восточной, западной и евразийской.

Однако ценности любой цивилизации и эпохи не существуют вне человека как родового существа. По-видимому, есть в учении Протагора рациональное зерно, ведь только в соотношении с человеком как мерой всех вещей имеют смысл и ценности. В то же время существующие ценности выполняют важные фун­кции в обществе в целом и в отношении конкретного челове­ка – познавательную, нормативную, регулятивную, коммуника­тивную, целевую, которые, в конечном счете, интегрируются в функции социализации. Другими словами, ценности социализи­руют индивида.

Социализация – это процесс усвое­ния конкретным человеком знаний, норм, традиций, идеалов и других ценностей, позволяющих ему стать полноправным чле­ном общества. Социализирующая роль ценностей выражается в том, что в них задается идеал для человека, они формируют по­требности и мотивы деятельности, духовный мир личности, ду­ховное содержание человеческого бытия.

В этом процессе важное место занимают ценностные ориен­тации как отбор, индивидуальное восприятие ценности субъек­том, как личностные предпочтения идеалов, норм, эталонов и других ценностей, построение их иерархии в соответствии с субъективными предпочтениями, включение их в цели и мотивы деятельности.

Не менее значимыми для социализации выступают и ценно­стные установки, понимаемые как направленное воздействие социальной группы (этноса, класса, партии, государства, рели­гиозной конфессии, семьи, школы и т.п.) на формирование цен­ностных ориентации личности. Причем ценностные ориентации и ценностные установки могут иметь различную степень совпа­дения. Если ценностная установка ориентирована на интерес социального субъекта, то она содействует его внутренней актив­ности, творческому отношению к действительности. Противоре­чия же между ценностными установками и ценностными ориентациями порождают диспозиционную активность, которая в свой диапазон включает множество форм: от активности-несо­гласия до бунта, мятежа, революции, гражданской (этнической, религиозной) войны.









©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет