Актуализация типа речевого субъекта в поэтической речи



жүктеу 139.99 Kb.
Дата26.04.2016
өлшемі139.99 Kb.
: E-LIBRARY -> Linguistics -> Monina
Monina -> Тезисы докладов восьмой международной научно-практической конференции. М.: Мил, 29ноября 2013. М., 2013. 0 110 экз
Актуализация типа речевого субъекта в поэтической речи (Ф.Тютчев "Умом Россию не понять..." // Вестник Московского института лингвистики. - №2. - 2012 - с. 46-50. - 0,5 п.л. тир.500экз.
Монина Т.С., д.ф.н., профессор

Новый гуманитарный институт, Электросталь
АКТУАЛИЗАЦИЯ ТИПА РЕЧЕВОГО СУБЪЕКТА В ПОЭТИЧЕСКОЙ РЕЧИ

(Ф.Тютчев «Умом Россию не понять…»)
УДК    Грамматика русского языка 811.161.1'36

Ключевые слова:

синтагматический, парадигматический, речевой регистр, речевой субъект



Keywords:
syntagmatic, paradigmatic, speech register, subject of the speech,  

 Статья посвящена проблеме типологии речевого субъекта, которая рассматривается сквозь призму типологии речевых регистров, так как  коммуникативная цель высказывания определяется ментальной интенцией автора текста. Показано, что актуализация речевого субъекта базируется на  синтагматических и парадигматических характеристиках  высказывания. Актуализированный субъект высказывания соединяет в себе семантику речевого субъекта и семантику адресата.

The article is devoted to the typology of the subject of the speech, which is viewed through the prism of the typology of speech registers, because the communicative purpose of the utterance is connected with mental intense of of the author of the text. It is shown that the actualization of the subject of the speech is based on the characteristics of the syntagmatic and paradigmatic the properties of the utterance. Actualized utterance subject combines the semantics of the speech subject and the semantics of the recipient.
Актуализация речевого субъекта в поэтической речи // Общество - язык – культура: актуальные проблемы взаимодействия в ХХI веке. Тезисы докладов седьмой международной научно-практической конференции. М.: МИЛ, 21 декабря 2012.- М., 2012.– 0,1. – 110 экз.. – с. 93- 94.

посмотреть в сборнике


Монина Т.С., д.ф.н., профессор

Новый гуманитарный институт, Электросталь
АКТУАЛИЗАЦИЯ ТИПА РЕЧЕВОГО СУБЪЕКТА В ПОЭТИЧЕСКОЙ РЕЧИ

(Ф.Тютчев «Умом Россию не понять…»)

Понимание языка как системы детерминировало основную цель его изучения — дать характеристику структурных отношений инвариантных языковых знаков. Ф. де Соссюр выделил две разновидности системной соотнесенности знаков — синтагматическую и парадигматическую. Современная лингвистика стремится к коренному пересмотру традиционных принципов и методов описания языка. Описательное языкознание прошлого подвергается критике во многих отношениях. Однако нельзя не признать, что многие идеи и постулаты прошлого прекрасно "работают" для решения многих актуальных проблем. В рамках структурного подхода к исследованию языка, разработанным Ф. де Соссюром, успешно решаются и задачи прагмалингвистики. Его мысль о том, что суть не в звуках или знаках и значениях как таковых, а во взаимных соотношениях между ними в речевой цепи и в парадигмах грамматики, оказалась чрезвычайно плодотворной.

Синтагматика отражает пространственно-временную локализацию знаков, в парадигматике выражены виртуальные ассоциативные связи между знаками. Соотношение парадигматики и синтагматики определяет значение знака, фиксируя онтологию объекта через гносеологический процесс, описывая поведение объекта на пространственно-временных координатах в пределах одной условной синхронии. Описание языкового знака в современной лингвистике невозможно без его комплексного портретирования в синтагматическом и парадигматическом аспектах. Синтагматические и парадигматические соотношения языковых знаков не только составляют систему языка, но также являются базой формирования несобственно лингвистических значений речевой деятельности. Рассматривая системную синтагматику и парадигматику языкового знака, можно объяснить не только языковые явления, но также и другие факторы речевой деятельности, в частности способы актуализации семантики речевого субъекта.

Проявление типа речевого субъекта связано с дифференциацией речевых регистров. Различают три основные коммуникативные типы речи (регистры): репродуктивный, информативный, генеритивный, принадлежащие к категории универсалий (Золотова, Онипенко, Сидорова 1998: 29-30). Регистры речи различаются как в семантическом плане, так и в технике реализации.

В репродуктивном регистре говорящий из хронотопа происходящего воспроизводит средствами речи сенсорно воспринимаемые действия в их конкретной длительности или последовательной сменяемости, предметы и признаки — в их непосредственной наблюдаемости. Высказывание репродуктивного типа (регистра) можно заключить в модусную рамку «Я вижу, как...», «Я слышу, как...», «Я чувствую, как...». Время — настоящее, прошедшее или будущее — характеризуется актуальным значением. Репродуктивный регистр отражает единичность, «одноактность», эпизодичность действий, событий, последовательно сменяющих, вытесняю­щих друг друга в текстовом локативно-темпоральном пространстве, а также конкретные физические предметы. По признаку единичности репродуктивный регистр противостоит информативному и генеритивному регистрам.

В информативном регистре говорящий сообщает о фактах, событиях, свойствах реальной действительности. Этот регистр противостоит репродуктивному отсутствием хронотопа, общего для говорящего и события, неактуальностью, дистанцированностью в разной степени от событийной линии, не сенсорным, а ментальным, рефлексивным способом познания. Это сфера не прямого наблюдения, а знания, полученного либо в результате неоднократного наблюдения, опыта, узуса, либо в результате логических, мыслительных операций. Высказывания информативного регистра заключаются в модусную рамку «Я знаю, что...», «Известно, что...». Информативный регистр отличается от репродуктивного известной долей обобщения.

В генеритивном регистре говорящий, воспринимает некоторую информацию из внешнего мира, придает ей статус обобщенности, соотнося ее с универсальным опытом, охватывающим обозримую человеческим зна­нием протяженность, абстрагируясь от событийного времени и места. В качестве субъектов предложения высту­пают генерализованные множества, классы существ, предметов, либо при­родные, социальные процессы как явления, понятия. Генеритивный регистр представляет высказывания высшей ступени обобщенности, «вневременные», нереферентные, генеричес­кие: афоризмы, пословицы, умозаключения, сентенции, соотносящие понима­ние явления с универсальным жизненным опытом.

В речевой репрезентации этих ситуаций роль говорящего различна. В одном случае он выступает как наблюдатель − субъект отражения реально воспринимаемых признаков ситуации, во втором случае – как повествователь, рассказывающий о ментально отраженных в его сознании повторяющихся ситуациях, в третьем случае он предстает как субъект - аналитик, обобщающий свой разнообразный практический опыт.

Отличие поэтической речи от прозаической часто видят именно в коммуникативном аспекте. Так, с точки зрения Ю.М.Лотмана самым существенным отличительным свойством поэтической речи является способ передачи информации, именно тип коммуникации отличает ее от других видов речи. Передача информации в данном типе коммуникации происходит одновременно по двум коммуникативным каналам: «тексты, создаваемые в системе «Я — ОН», функционируют как автокоммуникации и, наоборот: тексты становятся кодами, коды — сообщениями ‹…› Поэтический текст как своеобразный маятник качается между системами «Я — ОН» и «Я — Я»» (Лотман, 2001: 175). В коммуникативном канале «Я — Я» происходит качественная трансформация коммуникативной ситуации, приводящая к перестройке второго «Я». Лирическое стихотворение относится к эгоцентрическому типу речи: здесь главенствует точка зрения говорящего. Определяющая роль точки зрения говорящего детерминирует сходство некоторых структурных черт поэтической речи с чертами внутренней речи. Категории известного и неизвестного, данного и нового, темы и ремы, перенесенные в область эгоцентрического типа речи, существенным образом видоизменяются. Ориентированные на точку зрения адресата в прозе, в лирике эти категории структурированы иначе: новизна диктума заменяется новизной модуса. Поэтому в поэтическом тексте именно так жестко взимообусловлены тип речевого субъекта и тип языкового знака.

Автору лирического стихотворения язык предоставляет необходимые системные и систематизированные по коммуникативным регистрам средства для разных предметов изображения: «технику» изображения видеоряда (описательный аспект репродуктивного регистра), специальные маркеры узуальности для того, чтобы «поднять» эту картину над уровнем актуального наблюдения(повествовательный аспект информативного регистра), средства генеритивного регистра – для формулирования «вечных» истин и т.д. Но в то же время отбор лексического и грамматического материала для воплощения замысла − во власти автора, как и определение уровня обобщения и пространственно-временной локализации описываемых событий. Интенциональность соединяется с когницией – познаванием мира в рамках восприятия референтной ситуации. В сознании говорящего первичная слитость предметов и их признаков расщепляется; свойства этих предметов соединяются со свойствам других объектов, уже когда-то воспринятых, происходит сопоставление воспринимаемой ситуации с другими. Вследствие этого актуализацию типа речевого субъекта определяют параметры контекста, как внутреннего, обусловленного синтагматикой предложения, так и внешнего, формируемого синтагматикой текста. Таким образом, сложная ментально-интенциональная семантика речевой реализации формируется в точке пересечения парадигматико-синтагматических вариантов предложения.

Рассмотрим это положение на примере анализа стихотворения Федора Тютчева «Умом Россию не понять…»
Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать -

В Россию можно только верить.


Синтагматическая связь предложений в стихотворении указывает на то, что перед нами текст- рассуждение, а именно, ряд суждений, относящихся к определенному вопросу. Они следуют один за другим таким образом, что последующее суждение вытекает из предыдущих. Стихотворение состоит из трёх частей, организованных в порядке, традиционном для простого категорического умозаключения: тезис— аргумент— вывод. Умозаключение — это форма мышления, состоящая в том, что истинность некоторого суждения выводится из истинности двух или нескольких других суждений (посылок). |Целью умозаключения является выведение новой истины из уже известных истин, переход от имеющегося знания к новому. Всякое истинное умозаключение не просто повторяет в выводе то, что уже известно из посылок, истинное умозаключение ведёт нашу мысль дальше того, что мы знаем из посылок, присоединяет к ранее установленным истинам истину новую (Малахов 2004: 56). Умозаключение как процесс состоит из двух фаз: 1) осмысление известной информации, 2) вывод новой, неизвестной информации. Эти фазы отражаются в структуре генеритивного текста, принципиально имеющего двухчастную структуру. Если сравнивать структуру стихотворения со структурой умозаключения, то первая часть представляет собой констатацию посылок, вторая – вывод. Первые две строки (первая посылка умозаключения — частное суждение) утверждают мысль об особой роли России;. третья строка (вторая посылка умозаключения — общее суждение) характеризует Россию через ее инвариантный сущностный признак, четвёртая строка стихотворения (вывод умозаключения) — основная идея стихотворения: противопоставление ума и веры, рационально-метафизического и иррационально-диалектического восприятия мира.

Парадигматические отношения предложений, составляющих структуру стихотворения, формируют смысловую окрашенность текста. Семантика стихотворения формируется не только на лексическом, но и на грамматическом уровне.

На лексическом уровне основной смысл предложения представлен контрарными антонимами: 1) ум, понять - верить, 2) общий - особенный. На уровне языка эти лексические единицы принадлежат к одному и тому же понятийно-грамматическому классу, но их семантические объемы различаются не только инвариантным значением, но также включают дополнительные дифференциальные семы. Однако речевая синтагматическая соотнесенность снимает эту несоразмерность и несимметричность по смысловому объему. В контексте эти лексемы становятся комплементарными антонимами. Комплементарная противоположность в отличие от контрарной характеризуется тем, что между противопоставляемыми членами (видовыми понятиями), дополняющими здесь друг друга до единого целого (родового понятия) и являющимися по своей природе предельными, нет среднего, промежуточного члена. Понятия, обозначаемые этими антонимами, бинарны, и поэтому отрицание одного состояния совпадает по существу с утверждением другого, полярного ему состояния. Речевая реализация названных антонимических пар в стихотворении предстает как смысловая диатеза.

На грамматическом уровне основной смысл предложения представлен доминацией в структуре текста инфинитивных предложений. Морфологическая природа структурного центра инфинитивных предложений - инфинитива - во многом предопределяет семантику этих предложений. В отличие от спрягаемых глагольных форм, инфинитив не имеет значений модальности, времени и лица, он только называет действие безотносительно к деятелю и времени. Действие представляется как потенциально отнесенное к любому деятелю. Парадигматическая соотносительность этих предложений с синонимичными предложениями другого структурного типа формируют грамматическую семантику этих предложений. В отличие от обобщенно-личных предложений, имеющих сходное значение, в инфинитивных предложениях характер полной и без условной предопределенности действия выражен более категорично. От синонимичных обобщенно-личных предложений инфинитивные предложения отличаются дополнительным модальным значением предопределенности действия. Утвердительные предложения имеют модальность долженствования, отрицательные – невозможности: Не мне спорить с вами, опровергать ваши убеждения умом и своими убеждениями (И. Гончаров) - Я не должен спорить с вами.. Я ходил около дома, назначая, где вспыхнуть пожару... ( А. Пушкин) -... Где должен вспыхнуть пожар. Создать значение категоричности отнесения действия абсолютно ко всем помогает отрицательная частица не и употребление глагола в форме совершенного вида. Обобщенное значение этих предложений подтверждается их трансформацией в обобщенно-личные: На земле черными завалами, через которые не пробраться, лежали сучья... (В. Распутин) - Через которые не проберешься (Монина 1993: 67-76). Инфинитивные предложения с имплицированным субъектом в системе русского языка имеют специфическое грамматическое содержание. Импликация субъекта позволяет этим моделям получить обобщающее референтное значение. Так как информационно-интенциональный акт в речевой деятельности сопрягается с ментальным наряду с констатацией референтной ситуации происходит ее осмысление говорящим на фоне уже известных ему ситуаций, определенным образом закодированных в его сознании. Круг референций имплицированного субъекта потенциально безграничен, поэтому номинированная ситуация имеет бесконечное число интерпретаций. Говорящий предстает в качестве субъекта-аналитика, выводящего из совокупности конкретных ситуаций общие черты, имеющие вневременную силу. На передний план выступает семантика универсальности, генеритивности, что позволяет каждому читателю идентифицировать себя с субъектом речи и с обобщенным субъектом. Многозначность синтаксической формы предложения в ее парадигматической соотнесенности с другими типами предложений формирует комплексное значение субъекта действия: 1) автор высказывания, 2) собеседник, т. е. читатель, который может восприниматься как потенциальный носитель этого действия, 3) обобщенный деятель.

Таким образом, актуализация типа речевого субъекта также детерминируется парадигматическими значенпями языковых знаков, обусловленных параметрами контекста, как внутреннего, обусловленного синтагматикой предложения, так и внешнего, формируемого синтагматикой текста. Универсальная генеритивность семантики стихотворения предстает как феномен поэзии, собирающей в один фокус одновременно и частное, субъективное, личное, и обобщенное, «объективное», «вечное».
Литература
Лотман Ю.М. Семиосфера. – СПб., 2001. – 703 с.

Малахов В.П. Логика. – М., 2004. – 110 с.

Монина Т.С. Модели односоставных предложений: структура и семантика. – М., 1993. – 111с.

Золотова Г.А., Онипенко Н.К., Сидорова М.Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. − М., 1998. – 528 с.

Актуализация речевого субъекта в поэтической речи // Общество - язык – культура: актуальные проблемы взаимодействия в ХХI веке. Тезисы докладов седьмой международной научно-практической конференции. М.: МИЛ, 21 декабря 2012.- М., 2012.– 0,1. – 110 экз.. – с. 93- 94.


"АКТУАЛИЗАЦИЯ ТИПА РЕЧЕВОГО СУБЪЕКТА В ПОЭТИЧЕСКОЙ

В статье говорится о взаимосвязи ментальных и психических процессов в речевом акте. На материале анализа стихотворения А.Блока «Ночь, улица, фонарь, аптека…» показано, что адресант речи, помимо денотативной информации предлагает адресату определенный логический сценарий умозаключения, в рамках которого осуществляется когнитивное осмысление высказывания. Этот факт создает основу формирования интенциональной установки автора высказывания. Имеющий общественно-социальную природу речевой акт не может признан только индивидуально-психическим явлением: в нем неразрывно слиты воедино объективное и субъективное, идеальное и материальное, абстрактное и конкретное, эмоциональное и ментальное.



Монина Т.С., д.ф.н., профессор

Новый гуманитарный институт, Электросталь
АКТУАЛИЗАЦИЯ ТИПА РЕЧЕВОГО СУБЪЕКТА В ПОЭТИЧЕСКОЙ РЕЧИ

Проявление типа речевого субъекта связано с дифференциацией речевых регистров. Автору лирического стихотворения язык предоставляет необходимые, системные и систематизированные по коммуникативным регистрам средства для разных предметов изображения. Актуализацию типа речевого субъекта определяют парадигматические и синтагматические связи речевых реализаций номинируемой пропозиции. Сложная ментально-интенциональная семантика речевой реализации формируется в точке пересечения парадигматико-синтагматических вариантов предложения. Рассмотрим это положение на примере анализа стихотворения Федора Тютчева «Умом Россию не понять…»


Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать -

В Россию можно только верить.


Синтагматическая связь предложений в стихотворении указывает на то, что перед нами текст- рассуждение, а именно, ряд суждений, относящихся к определенному вопросу. Они следуют один за другим таким образом, что последующее суждение вытекает из предыдущих. Стихотворение состоит из трёх частей, организованных в порядке, традиционном для простого категорического умозаключения: тезис— аргумент— вывод. Умозаключение — это форма мышления, состоящая в том, что истинность некоторого суждения выводится из истинности двух или нескольких других суждений (посылок). |Целью умозаключения является выведение новой истины из уже известных истин, переход от имеющегося знания к новому. Всякое истинное умозаключение не просто повторяет в выводе то, что уже известно из посылок, истинное умозаключение ведёт нашу мысль дальше того, что мы знаем из посылок, присоединяет к ранее установленным истинам истину новую (Малахов 2004: 56).. Умозаключение как процесс состоит из двух фаз: 1) осмысление известной информации, 2) вывод новой, неизвестной информации. Эти фазы отражаются в структуре генеритивного текста, принципиально имеющего двухчастную структуру. Если сравнивать структуру стихотворения со структурой умозаключения, то первая часть представляет собой констатацию посылок, вторая – вывод. Первые две строки (первая посылка умозаключения — частное суждение) утверждают мысль об особой роли России;. Третья строка (вторая посылка умозаключения — общее суждение) характеризует Россию через ее инвариантный сущностный признак, четвёртая строка стихотворения (вывод умозаключения) — основная идея стихотворения: противопоставление ума и веры, рационально-метафизического и иррационально-диалектического восприятия мира.

Парадигматические отношения предложений, составляющих структуру стихотворения, формируют смысловую окрашенность текста. Семантика стихотворения формируется не только на лексическом, но и на грамматическом уровне.

На лексическом уровне основной смысл предложения представлен антонимическими диатезами: 1) ум, понять - верить, 2) общий - особенный

На грамматическом уровне основной смысл предложения представлен доминацией в структуре текста инфинитивныз предложений. Инфинитивные предложения с имплицированным субъектом в системе русского языка имеют специфическое грамматическое содержание. Импликация субъекта позволяет этим моделям получить обобщающее референтное значение. Так как информационно-интенциональный акт в речевой деятельности сопрягается с ментальным наряду с констатацией референтной ситуации происходит ее осмысление говорящим на фоне уже известных ему ситуаций, определенным образом закодированных в его сознании. Круг референций имплицированного субъекта потенциально безграничен, поэтому номинированная ситуация имеет бесконечное число интерпретаций. Говорящий предстает в качестве субъекта-аналитика, выводящего из совокупности конкретных ситуаций общие черты, имеющие вневременную силу. На передний план выступает семантика универсальности, генеритивности, что позволяет каждому читателю идентифицировать себя с субъектом речи и с обобщенным субъектом.



Таким образом, актуализация типа речевого субъекта также детерминируется параметрами контекста, как внутреннего, обусловленного синтагматикой предложения, так и внешнего, формируемого синтагматикой текста. Универсальная генеритивность семантики стихотворения предстает как феномен поэзии, собирающей в один фокус одновременно и частное, субъективное, лич­ное, и обобщенное, «объективное», «вечное».
ЛИТЕРАТУРА:
Малахов В.П. Логика. – М., 2004. – 110 с.



©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет