Александр Москвин Клуб анонимных романтиков



жүктеу 307.78 Kb.
Дата30.04.2016
өлшемі307.78 Kb.
: images -> stories -> plays -> 2012
plays -> Тел: +7 926 179 89 24 «наш папа нам хочет что-то сказать,или кто там?»
plays -> Соло для губной гармошки
plays -> -
plays -> Лица: варко мать
2012 -> Анна андреева андрей Дмитриевич
2012 -> Авдеёнок И. Э. Когда солнце утопает в зените, или Ань Лушань
2012 -> Действующие лица: Птолемей XIII, фараон Египта
2012 -> Пьеса в двух действиях Действующие лица
2012 -> Пьеса на свободную тему «Связь (без границ)» Батищев Дмитрий
2012 -> Ася Адольфовна
Александр Москвин
Клуб анонимных романтиков
Комедия в 1-м действии с предположительно счастливым финалом
Действующие лица
Математик

Бомж


Любовник

Муж


Патологоанатом

Памятник писателю Субурганову



Девушка
В провинциальном городе, который через пару десятков лет рискует стать миллионником, наступает вечер. Фонари озаряют сгустившийся мрак тусклым светом. Небо затянуто тяжеловесными тучами. Изредка накрапывает мелкий дождик. Возле памятника писателю Субурганову с ноги на ногу переминается Математик. Одет он в шикарный костюм, в руках держит букет цветов. Воротник рубашки расстёгнут. Математик нервничает. Каждые пять минут он смотрит на часы и что-то шепчет вполголоса. Он расстроен. Мрачные раздумья увлекают его настолько, что он не замечает ни холодного дождя, ни пронизывающего ветра. Возле урны копошится Бомж, выискивая пустые бутылки.
Бомж (напевает). По долинам и по взгорьям шла дивизия вперёд… мой костёр в тумане светит искры гаснут на лету… Эх, хорошая песня, жаль, слов не помню. От такой житухи не то, что слова, маму родную забудешь!
Бомж склоняется над урной и вытаскивает оттуда разбитую бутылку.
Бомж. Сволочи! Разбили бутылку! Трудно, что ли аккуратненько поставить? Так нет же! Надо на куски расфигачить! Уроды! Им бы эту бутылку в ж… ж… ж… жратву засунуть, чтоб они подавились! Гады! Ни о людях, ни про эту… как её… екологию не думают.
Бомж замечает Математика.
Бомж. Мужик, ну, вот фигли ты тут торчишшь? Ёжику понятно, что баба твоя не придёт!
Математик (вздрагивает). А?.. Что?.. Что вы сказали?
Бомж. Домой, говорю, иди! Холодно и спать пора! Всё равно баба твоя не придёт!
Математик (смущённо). С чего вы взяли?.. Я тут это… просто стою…
Бомж. Понятное дело, просто стоишь! Сложно, это когда на одной ноге и ещё при этом какой-нибудь фигнёй жонглируешь! А ты просто! Только бреши, сколько хочешь, а ежу понятно, бабу ты ждёшь! Стал бы ты тут торчать весь расфуфыренный, с цветами…
Бомж подходит к Математику и принюхивается.
Бомж. Вон шанелью какой-то набрызгался. Знамо дело, бабу ждёшь. Только не придёт она. Ты тут уже часа два торчишь! Вовремя приходят только шалавы или уродины, приличные бабы минут на пятнадцать опаздывают, стервы могут и на час припоздниться. А ты тут уже два часа ждёшь. Так долго ни одна баба копошиться не станет! Кинула она тебя! Так что, швыряй свой веник в урну и шуруй домой!
Математик. Нет, я ещё немного подожду. Вдруг она всё-таки придёт!
Бомж. Ага, а я тогда задницу буду вытирать акциями «Газпрома»! Ну, продинамила тебя баба! С кем не бывает! Плюнь на неё да иди домой! Если уж совсем хреново, то нажрись… и если не хреново, то всё равно нажрись! Бухло тебе в раз душу вылечит. Протрезвеешь, и забудешь про свою фифу!
Математик. Если бы всё было так просто…
Бомж. А чего сложного-то?
Математик не решается ответить.
Бомж. Да говори ты смелее! Я могила! Мне, что угодно доверить можешь! Я вот завтра напьюсь и всё на свете забуду, даже как меня звать и какой нынче год. Вот спроси меня, какой сейчас год, а я не знаю… то ли сорок пятый… то ли восемьсот двенадцатый! Я даже не знаю, динозавры вымерли или ещё нет!
Математик мелкими шажками пятится в сторону. Бомж хватает его за рукав.
Бомж. Да не боись ты меня! Думаешь, я всю жизнь бухал да по мусоркам отирался? Было время, я нормальным человеком был. Я даже, веришь нет, в университете… (шмыгает носом) дворником работал! Я там, кстати, в университете словечек всяких умных поднабрался.
Скрестив ноги, Бомж усаживается на асфальт возле Математика.
Бомж. Вроде за душой ни гроша, зато умный стал, прям как этот… мудрец такой древний был… запятустра! Ну, он ещё с какой-то ницшей всё время разговаривал, а она об нём книжку написала! Так что, смело выкладывай, чего там у тебя, авось, я тебе чего-нибудь и присоветую.
Математик мямлит что-то невразумительное.
Бомж. Ну, хочешь баш на баш? Я тебе про себя расскажу, а потом ты про себя.
Не обращая внимания на возражения Математика, Бомж устремляет затуманенный взгляд в небеса.
Бомж. Эх, помню, я тогда молодой был и тупой, вроде тебя. Не, ты не подумай, что я тебя тупым считаю, просто бабу я тогда одну до одури любил, что угодно ради неё сделал бы. Это уже потом, я на помойке понял, что у людей, как у животных – заметил самку, запрыгнул на неё, сделал своё дело и в кусты, а, сколько на луну не вой, проку не будет. Так вот, нравилась мне, значится, та баба. Красивая была. Но характер у неё сволочной был… с выкрутасами. Цацки она любила, роскошь. А я дворником работал, бабок у меня было с гулькин нос. Еле-еле концы с концами сводил. Квартирка у меня было в хрущобе на окраине. В наследство от предков осталась. Они рано померли, пили по-чёрному. Вот… А я ту бабу очень уж хотел. Денег надо было где-то раздобыть. Я начал в картишки играть. Поначалу везло. Пару раз нехилый куш сорвал. Начал бабу ту по ресторанам водить, цацки ей покупал, а потом проигрался вдрызг. Всё продал до копейки. Влез в долги, думал отыграться. А на казёные деньги удача не падка. Всё спустил. Пришлось квартиру заложить. Так я на улице и оказался. Поначалу горевал жутко, а пить начал - все горести разом исчезли. Водка, она, все страхи растворяет. Пока трезвый боишься всего – голодухи, собак, отморозков всяких, завтрашнего дня, а как выпьешь – так ничего не страшно. Одного боишшься – протрезветь. Вот и живу от бутылки до бутылки, лишь бы нажраться, лишь бы забыть обо всём… Ну, как тебе моя история?
Математик. Ужас.
Бомж. Знамо дело, ужас. У нас вся жизнь сплошной кошмар на улице Фредди Крюгера. Ну, а у тебя там, что за трагедия?
Математик колеблется. Он не хочет делиться с Бомжем своими переживаниями, но волнение берёт своё. Математик поправляет очки, тяжело вздыхает и приступает к рассказу.
Математик. Учёный я. Доктор физико-математических наук. Всю жизнь в НИИ проработал, теорию хаоса изучал. Мне, знаешь ли, уравнения, в которых никто кроме пары-тройки фанатиков вроде меня не разберётся, гораздо ближе и понятнее людей. С людьми у меня никогда отношения не ладились. В школе ботаником дразнили… за очки… за то, что по физкультуре у меня хуже всех было… за то, что самые сложные задачки влёт решал. И в институте я одиночкой был. У всех гулянки, дружба, любовь. Один я сижу, голову ломаю над своими нелинейными уравнениями. Одногруппники обо мне вспоминали лишь, когда что-нибудь сложное решить надо было… и сейчас коллеги меня недолюбливают. Мне тридцать лет, а я уже доктор! Я столько открытий сделал, сколько многие из них и к восьмидесяти годам не сделают! Зато… зато у них есть семьи, друзья… а у меня… у меня только нелинейные уравнения. Мне даже с коллегами поговорить не о чем. На конференции могу блестяще выступить, а просто так о пустяках поболтать не могу, двух слов связать не получается.
Бомж. Да ладно тебе! Не бывает так!
Математик. Бывает. Есть даже болезнь такая, социофобия называется, боязнь общения с людьми.
Бомж. Вот те раз, какую болезнь выдумали! Я-то думал ничего страшнее геморроя не бывает!.. Подожди, ты вот говоришь двух слов связать не можешь, а со мной-то нормально разговариваешь!
Математик. Да я разве разговариваю… Просто выплёскиваю то, что на душе за долгие годы накопилось…
Бомж сосредоточенно чешет затылок.
Бомж. Вот оно как. Подожди-ка… а это чего, у тебя и бабы никогда не было?
Математик качает головой.
Бомж. За тридцать лет?
Математик кивает.
Бомж (сочувственно). Ох ты бедолага!
Математик. А недавно я сдевушкой познакомился. Случайно. В кафе. Все столики были заняты, вот она ко мне и подсела кофе попить. Мы познакомились, разговорились. И знаешь что?.. Мы оказались так похожи! Она всего на полгода старше меня и тоже одинока. У неё тоже нет ничего, кроме науки, только она филолог. Мы обменялись телефонами, договорились сегодня в семь тут встретиться, а её всё нет и нет!
Бомж. Во, чудак-человек! Стоит, мучается, а вдруг у неё несварение желудка или что-то вроде этого! Ты ей позвони и разузнай всё!
Математик. Да не могу я позвонить! Не могу! Я когда сюда шёл так волновался, так спешил, что случайно телефон выронил и он прямо в канализационный люк упал! Не могу я ей позвонить! У меня даже её номера теперь нет! Если она сегодня не придёт, то возможно я её больше никогда не увижу!
Бомж. Да ладно тебе! Другую бабу найдёшь! Их вон сколько!
Бомж разводит руками по сторонам. В обозримом пространстве не наблюдается ни одного человека. Бомж разочарованно крякает.
Бомж. Пример неудачный… а вообще они где-то есть! Так что, вали домой! Нечего тут торчать! Да и времена нынче неспокойные!
Математик. Нет, я буду ждать!
Бомж. Ты с головой-то дружишь? Не опаздывают люди на два с лишним часа! Или продинамила она тебя, или дела у ней неотложные нашлись! Так что не фиг тут торчать! Бабу свою ты точно не дождёшься, а ещё и грипп запросто подхватишь, или ещё чего похлеще!
Математик качает головой.
Бомж. Ну, что ты башкой-то вертишь-то?
Математик. Я о ней не знаю ничего, кроме имени и телефона. Я не смогу ей найти. А мне… мне кажется, что она – моя судьба, мой единственный шанс! Если она не придёт сегодня, значит…
Бомж (обрывает Математика на полуслове). Ты точно доктор наук? Такую фигню несёшь, у меня аж уши шаурмой заворачиваются! Судьба, не судьба. Ты бы ещё гороскоп составил! Иди домой, всё само собой образуется!
Математик. Нет! Не пойду!
Бомж. Ну, жди, коли тебе больше заняться нечем.
Бомж остаётся сидеть в позе лотоса. Математик мелкими шажками от него отодвигается. К памятнику подходит Муж, крепкий, коротко стриженый мужчина в кожаной куртке. Выглядит слегка быковато, словно переместился в две тысячи одиннадцатый год из начала девяностых. Он чем-то взволнован. Несмотря на вечернюю прохладу, его хмурая рожа лоснится от пота. В руках с ловкостью жонглёра из провинциального цирка он крутит сломанную зажигалку. В зубах зажата сигарета.
Муж. Вечер добрый, мужики! Огоньку не найдётся?
Математик. Не курю!
Бомж. Я тоже!
Муж. Оно и правильно! Курить вредно!
Ловким броском он отправляет так и не закуренную сигарету в ближайшую урну. Он собирается туда же отправить и зажигалку, но вовремя останавливается. Подбрасывание зажигалки в руках хоть как-то помогает успокоить расшатанные нервы.
Бомж. Дурак ты! Курить полезно, для печени!
Муж. Это ещё почему?
Бомж. Чем больше куришь, тем меньше денег на бухло остаётся!
Муж. Оно и верно!
Бомж с хитрым прищуром оглядывает Мужа.
Бомж. Ты вот скажи, мил человек, ты чё трясешься, будто тебе в штаны высоковольтный кабель засунули?
Муж. Да, прикинь, я вот печёнкой чую, что баба моя мне изменяет! Вроде восемь лет прожили, а мне всё равно чудится: чуть я за порог, она – шасть, и в койку к хахалю. Всё думал – неправда, неправда, а потом, дай, думаю, проверю! Наплёл ей, будто в командировку умотал. Сейчас вот ввалюсь в квартиру и погляжу, чем она там без меня занимается! Вот ступодовто, с хахалем она там!
Бомж поворачивается к Математику.
Бомж. Слышь, гений математики, ты прости, что я тебя тупым назвал. Ты не тупой, это вот этот – тупой!
Бомж указывает на Мужа. Муж упирает руки в бока и плотно сжимает губы.
Муж (разъярённо). Это почему я тупой?
Бомж. А чего умный что ли? Ты вот сам подумай – может твоя баба с другим трахаться или нет?
Муж (растерянно). Ну… как сказать…
Бомж. Ты эти свои штучки брось! Напрямую скажи – может или нет?
Муж несколько мгновений сосредоточенно чешет затылок.
Муж. Может!
Бомж. Значится, шлюха твоя жена!
Побагровев от ярости, Муж хватает Бомжа за грудки. Судя по всему, в юности он занимался спортом, поскольку ему с лёгкостью удаётся оторвать бродягу от земли и несколько раз его тряхнуть.
Муж. Чего ты сказал, урод?
Бомж роняет сумку с бутылками.
Бомж. Сам посуди, если баба тайком от мужика с другим спит, разве она не шлюха?
Муж отпускает его. Бомж поправляет помятый воротник и приглаживает ладонью всклокоченную шевелюру. Муж не на шутку задумывается.
Муж. Получается, да!
Бомж. А чего ты тогда со шлюхой живёшь?
Муж зависает, как первоклассник, которого вместо таблицы умножения заставили изучать высшую математику.
Муж. А если она того… ни с кем не спит…
Бомж. Значит, ты дурак, что её подозреваешь!
Муж. Я гляжу ты больно умный для бомжа-то!
Математик. А он в университете дворником работал!
Бомж. Вы поглядите, у нашего гения голосок прорезался! А сам-то!
Бомж поворачивается к Мужу.
Бомж. Ты-то ладно, мозги в качалке потерял, а этот вроде учёный. Прикинь, свиданка у него тут с бабой назначена. А бабы уже два часа нет. Мобильник свой он похерил, но всё равно стоит, ждёт. Никак не поймёт, что кинула его бабёнка-то!
Муж. Отправляйся домой, мужик! Не придёт она! Все они бабы бля…
Бомж. Эй, ты мне тут при гении не выражайся! Ему ещё нобелевку получать!
Математик. Нобелевку по математике не присуждают!
Бомж. Это твои проблемы!
Муж. Реально, мужик, ну, долго ты тут стоять собираешься? А?
Бомж. Вечно! И будет у нас скоро два памятника! Великому писателю (тычет пальцем в памятник Субурганову) и великому (указывает на Математика) мужику с букетом!
Математик поправляет очки. Он хочет что-то сказать, но, как обычно стесняется. Ехидная ухмылка Бомжа выводит его из себя.
Математик. Да какого чёрта вы ко мне пристали? Стою и стою! Вам какое дело? Сколько захочу, столько и буду стоять!
Бомж и Муж переглядываются. Они не ожидали такой вспышки гнева от зажатого очкарика.
Муж. Мы помочь тебе хотим, посоветовать…
Бомж. Тоже мне, советчик нашёлся! Со своей бабой управиться не может, а советы давать взялся!
Муж. Ты как будто можешь!
Бомж. Я свою Люську даже не ревную! Во как! Ты мою Люську видел? Нет? О, повезло тебе! Она ж страшная, как моя жизнь! Никто, окромя меня, на неё и не позарится! Только я ей по пьяни стараюсь на глаза не попадаться – как увижу её, враз трезвею!
Муж смотрит на часы.
Муж. Ладно, пора мне! Пойду, узнаю, чем там она занимается. Давайте, мужики! Только ты это… вали домой! Не придёт она!
Муж уходит.
Бомж. Вот Гастелло хренов. Как бы он жёнушку свою не придушил!
Математик. Не Гастелло, а Отелло.
Бомж. Чего?
Математик. Жену придушил Отелло, а Гастелло он на самолёте…
Бомж. На самолёте жену придушил? Ого, какие страсти!
Математик отходит от него и садится на лавочку. Бомж разводит руками.
Бомж. Ну, извиняйте, такое вот я быдло!
Бомж роется по карманам. Закончив утомительную процедуру, он снова обращается к Математику.
Бомж. Слышь, гений, а ты домой возвращаться не собираешься?
Математик молчит и делает вид, что не замечает Бомжа.
Бомж. Эй, Эйзенштейн, я с тобой разговариваю!
Математик. Эйзенштейн был режиссёр!
Бомж. Зато я тебя снова разговорил! Ты домой-то собираешься или впрямь собрался вторым памятником заделаться?
Математик. Тебе-то какое дело?
Бомж. Как какое? Мне интересно, сколько ты тут проторчишь!
Математик. Сколько надо, столько и проторчу!
Бомж. До утра, что ли сидеть будешь?
Математик. Нет! Она придёт!
Бомж. Ага, а меня завтра президентом выберут! Ты кончай уже характер показывать! Постоял, сопли поморозил и шуруй домой! А то люди из-за тебя страдают!
Математик. Кто это из-за меня страдает?
Бомж. Как кто? Я! Сижу тут с тобой, как последний лох, а меня Люська, между прочим, ждёт!
Математик. Ну, так иди! Кто тебе мешает?
Бомж. Э, нет! Я, пока ты не уйдёшь, с места не сдвинусь! Мне интересно узнать, насколько упёртости твоей хватит!
Математик. Это никакая не упёртость! Она придёт, вот увидишь!
Бомж. Твою дивизию… Хоть бы дождь что ли пошёл. Глядишь, гонору поубавится!
Из-за памятника выскакивает Любовник, чуть полноватый дядька лет сорока. Из одежды на нём лишь махровый халат и домашние тапочки. Волосы растрёпаны. Лицо взмокло от пота. Выглядит испуганно, словно за ним по пятам гонится целый взвод профессиональных убийц. Любовник подскакивает к Математику и хватает того за рукав.
Любовник. Мужик! Мужик! Будь другом, выручи! Вопрос жизни и смерти! Дай пятихатку, на такси, до дома доехать! Я всё верну потом, честно, клянусь!
Математик растерян. Он не знает, что ответить.
Бомж. Эй, мужик, а ну отойди от будущего отечественной науки! Бедолага вон, завис из-за тебя! Они ж, гении, как компьютеры, вроде умные до жути, а как с какой-нибудь фигнёй вроде тебя столкнуться, так и виснут! И проку от них, как от консервной банки!
Любовник поворачивается к Бомжу.
Любовник. Ты это мне?
Бомж. Нет, ты чего? Какой тебе? Мы тут с памятником беседуем!
Любовник понимает, что пятихаткой ему не разжиться. Он взмахивает рукой и тяжело вздыхает.
Любовник. Оба вы тут долбанутые!
Бомж. Это мы-то долбанутые? Мы без трусов в бабском халате по городу не бегаем!
Любовник. Да я… да это… оно вот…
Присаживается на лавочку рядом с Математиком, бьёт себя ладонью по лбу, пытается пригладить всклокоченные волосы.
Любовник. Ой, грехи мои тяжкие!..
Бомж. С грехами надо к попу в церковь идти, а не в бабском халате по улицам шастать!
Любовник. Да что ты понимаешь!
Бомж. Ага, куда нам, мы ж быдло!
Любовник. Закурить есть?
Бомж. Вашу мать, это ж куда мир катится? Раньше бомжи сигареты стреляли, а теперь вон буржуй с жирной харей у бомжа сигаретку клянчит!
Любовник. С чего ты взял, что я буржуй?
Бомж. Уж не знаю, где ты халатик стырил, а кольцо у тебя на пальце дорогущее! У меня глаз намётан.
Любовник. Верно!.. Ой, мужики, со мной такое приключилось!
Проводит рукой по губам и подбородку. Чувствуется, что ему не хватает сигареты.
Любовник. С женщиной недавно познакомился. Чуть помладше меня. Красивая. И мордочка миловидная, и фигурка стройная. Разговорились мы с ней. Поболтали о том, о сём. Она на мужа своего пожаловалась, мол, устала от него. Ласкового слова от него не дождётся. Придёт с работы и скорее к телевизору спешит, а уж в постели с ней, как с куклой обращается. Ну, я не будь дураком, ей на уши присел. Комплиментов всяких наговорил, какая она замечательная, цветочков надарил. Смски ей чуть ли не каждый вечер писал. И вот однажды она мне в ответ пишет, мол, муж в командировку уехал, приходи. Я цветочков, шампанского прикупил и к ней. Она на меня прямо у дверей набросилась.
Бомж. Ты давай-ка без интимных подробностей, по существу говори!
Любовник. Ну, потом мы, значится, на кровать переместились. И в самый ответственный момент возвращается муж! А он у неё боксом занимается. Каждый день в спортзал ездит грушу молотить. Как он в комнату ворвался, морда красная, вот прям вылитый светофор, кулачища пудовые! Зубами скрипит, матерится! И глаза… бешеные у него глаза. Ну, всё думаю, каюк мне! Я первое что под руку подвернулось – хвать, и в окошко сиганул. Благо, первый этаж. Всё там, в квартире, осталось и шмотки, и деньги, и мобильник… вот…
Бомж. Сволочь ты, одно слово!
Любовник. Э, фигли ты тут обзываешься?
Бомж. Да я бы тебя ещё не так обматюкал, но при гении неудобно ругаться, он и так, как пришибленный сидит! И не стыдно тебе, придурок? Бабу один на один с разъярённым рогоносцем оставил! А? Кто ты после этого?
Любовник. Да он бы меня убил!
Бомж. Ну, двинул бы разок по морде, так ты это заслужил! Не зря говорят, на чужой каравай клювом не щёлкай!
Любовник. Мне бы он все зубы повыбивал, а ей он ничего не сделает!
Бомж. Это ты так думаешь, а у него в мозгах чего-нибудь переклинет, он жёнушку свою неверную хвать за горлышко и всё! И трындец ей! А всё из-за тебя, паразита!
Любовник. Не сделает он ничего такого! Я думаю, она не первый раз налево ходит!
Бомж. Во, дурак! Морду бьют не тем, кто налево ходит, а тем, кто спалился!
Любовник отмахивается от него. Он в очередной раз приглаживает волосы, подумывая, каким образом будет добираться до дома.
Бомж. А у нас тут, между прочим, история почище твоей разворачивается.
Любовник. Это как?
Бомж. А вот так! Видишь, мужик с цветочками сидит, гений математики, так вот у него здесь, значится, свиданьице назначено, а зазноба его не пришла. Он её уже третий час тут дожидается. И позвонить ей, бедолага, не может – мобилу где-то похерил. Я ему говорю, шуруй домой, не придёт твоя, а он ни в какую! Мужик тут проходил, он то же самое ему присоветовал, а математику нашему всё, как об стенку горохом. Видите ли, говорит, мой единственный шанс это!
Любовник еле-еле сдерживает смех. Совладав с желанием расхохотаться, он поворачивается к Математику.
Любовник. Продинамила она тебя! Смирись! И не парься! Другую себе найдёшь!
Математик. Нет, я буду ждать!
Бомж. Я ж тебе говорю он упёртый, как баран!
Любовник. А возможно… он прав!
Бомж. Чего? Тебя этот… муж-то ревнивый часом по голове разок-другой не приложил? Ты чё несёшь?
Любовник. Чё слышал! Правильно этот математик делает! А вдруг она придёт!
Бомж. Оба-на! Да если она придёт, то меня следующим президентов штатов выберут! Ты головой-то думаешь, что говоришь?
Любовник. Думаю. Надо верить в невозможное!
Бомж. Мужик, а ты точно от мужа ревнивого смотался? Может, ты из психушки убёг?
Любовник. Да, надо верить в невозможное. Я в этом на собственной шкуре убедился. Я когда школу закончил, девчонка у меня была. Мы с ней с седьмого класса встречались. Думали, высшее образование получим и сразу поженимся. Родители у меня богатые, отправили меня в Москву учиться, на экономфак МГУ. Как раз начало девяностых, они бизнес замутили, преуспели в нём. У девчонки той отца не было, мать на заводе работала. А тут кризис разразился. Завод закрыли. Мать той девочки уволили. Она без работы мыкалась. Девчонка в педагогический поступила. Перед тем как я уехал мы с ней поклялись хранить друг другу верность. Всё говорили, что на расстоянии чувства только укрепляются, что километры любви не помеха. Разъехались мы. Поначалу писали друг другу, перезванивались чуть ли не каждую неделю. А уж когда у меня получалось приехать, вот уж счастья-то было! А потом… как-то раз я задумался. Парень я видный. Девки ко мне липли, а я всё их отшивал, верность своей хранил. А тут, сам понимаешь, молодость, этого дела до жути хочется. И подумал я, расстаться нам надо. Приехал я к своей, объяснился, так, мол, и так, не вижу я смысла в таких отношениях. Любовь на расстоянии – это не любовь, а так, пародия. Она чувствительная была. Над каждым фильмом плакала, а тут ни слезинки не проронила. Выслушала с каменным лицом. Я обратно в Москву уехал. Мне потом друзья рассказывали, что она быстро смирилась, другого нашла. Через пять лет получил я диплом. Приехал сюда, бизнесом занялся. Женился на такой, знаешь, блондиночке, на куклу похожей. Ноги, сиськи, задница, всё при ней. Прожили мы три года. И что ни день, всё скандалы! То сказал не то, то посмотрел не так, то отношусь к ней не по-человечески. Развелись мы. Я на другой женился. Четыре года прожили. И снова развод! И так шесть раз подряд! Шесть! Ни с одной дольше пяти лет не прожил, и каждый раз помимо жены ещё пять-шесть любовниц заводил. И всё не хватает чего-то! Недавно ту девчонку встретил. Она давно замуж вышла, дочку растит. Десять лет ей, дочке-то исполнилось. И смотрю я на свою бывшую, и понимаю, вот, кто мне нужен! Вот, с кем я буду счастлив! Но… поезд ушёл. Мужа она своего любит, от него не уйдёт. Каждую ночь она мне снилась… каждую ночь… я сначала пил запоями, а потом по бабам пошёл. И ничего не помогает! Только хуже! Вон до чего докатился! Сижу в бабском халате без трусов посреди улицы!
Бомж сосредоточенно чешет подбородок.
Бомж. Я себя прям этим почувствовал… Слышь, гений математики, как в Америке такие люди называются… ну, они все зажравшиеся такие, сидят в кресле, а другие люди им за бабки рассказывают, как в детстве в женскую раздевалку подглядывали?
Математик. Психоаналитики, что ли?
Бомж. О, точно! Я себя этим самым аналитиком психов и чувствую! Вокруг одни психи, а посередине я, аналитик недоделанный!
К ним подходит Патологоанатом, симпатичный полноватый дядечка лет пятидесяти с чемоданчиком в руках.
Патологоанатом. Вечер добрый, граждане! Сигареткой не угостите?
Бомж. У меня, как видишь, нет! Гений (кивает в сторону Математика) не травит свои мозги этой гадостью, а у этого (кивает на Любовника) донжуана в бабском платье и карманов-то нет!
Патологоанатом скептическим взглядом обводит всех собравшихся.
Бомж. Чего морду скривил? Думаешь, за каким чёртом мы все тут собрались? Объясняю популярно! Этот вот, Ломоносов недоделанный, воображаемую девушку на воображаемое свидание ждёт! А этот, Казанова всея Зажопинска, нетрадиционной интеллектуальной ориентации.
Патологоанатом. Это как?
Бомж. Все люди, они головой думают, а этот… этот (внимательно смотрит на Любовника) вообще не думает! А тебе-то, мужик, чего не спиться в ночь глухую?
Патологоанатом. Так на работе я.
Бомж. И кем же ты работаешь?
Патологоанатом. Патологоанатомом, точнее, судмедэкспертом. Тут убийство неподалёку произошло. Я на осмотр трупа приехал. Работу я свою выполнил, смена закончилась. Ну, закончилась она раньше, просто я товарища подменял. Ой, а с трупом-то такие ужасти. Представляете, муж из командировки вернулся и жену свою с любовником в постели застукал!
Любовник бледнеет.
Патологоанатом. Муж схватил топор…
Любовник хватается за сердце.
Патологоанатом. … на них набросился! Любовник смылся, а жене он голову оттяпал!
Любовник, издав протяжный стон, сползает со скамейки.
Патологоанатом. Чего это с ним?
Бомж. А он, в некотором роде, знаком с фигурантами убийства этого!
Любовник ползает на четвереньках и бьётся головой об асфальт.
Любовник. Нет! Нет! Только не это! Так не может быть!
Патологоанатом (Любовнику). Вы бы пошли к месту убийства, ваши показания понадобиться могут!
Бомж. Во-во! Слушай, что умные люди говорят! Кончай асфальт своей дурной башкой лупцевать, а то потрескается ещё! А деньги на ремонт, как и выборы мэра, будут только через четыре года!
К памятнику подходит нервный всклокоченный Муж с сигаретой в зубах.
Муж. О, мужики, вы здесь ещё! Прикиньте…
Бомж. Оп-па-на! Маньяк-убийца пожаловал! А чего без топора? Глядишь, веселее бы стало!
Любовник вскакивает на ноги.
Любовник. Ты…Ты… Ты… убийца!!!
Муж (злорадно). Ой, и ты здесь!
Муж засучивает рукава и выбрасывает сигарету, готовясь к знатному мордобою.
Муж. Ну, я тебе сейчас устрою!
Любовник накидывается на Мужа, хватает за грудки, трясёт. Оторопевший Муж даже не пытается сопротивляться.
Любовник. Убийца! Убийца!
Бомж. Слушай, Малахов для покойников, а с какого перепугу у вас убийцы по улицам разгуливают?
Патологоанатом. В смысле?
Бомж. Говорю, почему убийца жены неверной на свободе гуляет?
Патологоанатом. Он у следака на допросе, или в КПЗ уже.
Бомж (указывает на Мужа). А это кто, по-твоему?
Патологоанатом. А чёрт его знает! Мужик какой-то!
Бомж. То есть это не он жену неверную убил?
Патологоанатом. Нет, там совсем другой мужик был!
Любовник на время оставляет Мужа в покое.
Любовник (Патологоанатому). А волосы у убитой светлые?
Патологоанатом. Нет, ярко-рыжие, короткие.
Любовник. Уф, слава тебе господи!
Любовник отпускает Мужа и садится на лавочку.
Муж. Ну, я тебя сейчас!
Бомж размахивает разбитой бутылкой.
Бомж. А, ну-ка, прекратить мордобой! А то вон (указывает на Патологоанатома) оба к доктору на приём без очереди попадёте!
Муж отталкивает Бомжа. Любовник прячется за лавочкой.
Муж. Ну, я его…
Бомж хватает Мужа под руку.
Бомж. А оно тебе надо? Он и так в бабском халате по городу бегает! Хуже ты ему не сделаешь!
Муж. Да он!.. Да я!.. Да я ему!..
Бомж. Да успокойся ты! Он вон уже позеленел от страха!
Любовник по-прежнему дрожит за лавочкой. Муж в замешательстве останавливается. Бомж снова садится на асфальт.
Бомж. Не город, а публичный дом! Одна с любовником, другая с любовником, а если моя Люська сейчас тоже с любовником (хватается за голову)? Да не! Кто на мою Люську позарится! Она же страшная! У неё половины зубов нет! И глаза! Левого! Или правого? Или всё-таки левого?.. Забыл! И как же я теперь её узнаю?..
Математик. Слушайте, вы, когда уже отсюда уйдете? Вы в другом месте постоять не можете?
Муж. О, а ты всё ещё здесь?
Патологоанатом. Молодой человек, а почему вы возмущаетесь?
Бомж. Я тебе сейчас объясню! Это у нас гений математики, а вот в личной жизни он отнюдь не гений! И вот подвернулся ему последний, как он думает, шанс! Назначила ему девушка свидание, а сама не пришла! А он не пал духом, уже четвёртый час стоит и ждёт её!
Патологоанатом (задумчиво). У меня когда-то тоже проблемы в личной жизни было. До такого, конечно, не доходило, но приятного мало. С одной девушкой пять лет встречались, пожениться хотели и вдруг ей, как в голову что-то стукнуло! Захотелось красивой жизни! Шубу норковую, квартиру, машину, а я тогда простой студент был! Откуда я ей всё это возьму? Бросила она меня, другого нашла, побогаче! Потом, когда уже в морге работал, с другой стал встречаться. Тоже дело к свадьбе шло, так её родители заупрямились, мол, не пара он тебе! Не станет нормальный человек в морге работать!
Бомж. Конечно, не станет!
Патологоанатом. А кем же он станет? Бомжем что ли?
Бомж. А я, по-твоему, всю жизнь бомжем стать мечтал? Я, может быть, в юности поэтом стать хотел!
Патологоанатом. А я тоже поэтом стать хотел!
Бомж. А почему не стал?
Патологоанатом. Ты можешь придумать рифму к слову пасадобль?
Бомж. Да запросто! э-э… ну…
Машет рукой вокруг головы, словно хочет загнать в черепную коробку разбежавшиеся мысли.
Бомж. Не могу!
Патологоанатом. И я не могу!
Бомж. Вот поэтому мы с тобой поэтами и не стали!.. Не судьба видать, а я гляжу больно весёлый ты для патологоанатома!
Патологоанатом. А как иначе? На чужие смерти насмотришься, и своей жизни радоваться начинаешь!
К памятнику подходит Милиционер, молоденький парнишка в серой форме.
Милиционер. Вечер добрый, граждане! Лейтенант Свиньин! Полиция. Что это за сборище вы тут посреди ночи устроили?
Бомж. Ты уж сперва определись, когда мы его устроили – ночью или вечером!
Патологоанатом. У нас тут, товарищ лейтенант, клуб анонимных романтиков!
Милиционер. Чего?
Патологоанатом. Клуб анонимных романтиков. Знаете, есть клубы анонимных алкоголиков. Там собираются алкоголики и рассказывают о проблемах с алкоголем. А мы – романтики и рассказываем о проблемах с романтикой. Может быть, вы нам тоже что-нибудь расскажете?
Милиционер. А чего рассказывать? Не было у меня никаких проблем. И романтики не было. Сперва с одной девчонкой гулял, потом с другой, потом с третьей. Она меня с армейки ждала, а после армейки мы и поженились.
Бомж. Отличная история! Вильяму Семёнычу Шекспиру такое и не снилось!
Милиционер. Подождите… клуб анонимных романтиков, говорите… А почему вы на улице, а не в помещении?
Бомж. Да пошутил он, начальник! Вон видишь, мужик в очках стоит? Он рекорд для книги Гинесса устанавливает, а все остальные тут свидетели, чтобы рекорд этот зафиксировать.
Милиционер. А что за рекорд?
Бомж. Девушку он тут ожидает, которая его продинамила. Четвёртый час уже пошёл.
Милиционер (смеется). Да ладно?
Бомж. Прикинь, и такое бывает.
Откуда-то сверху раздаётся громоподобный голос, слегка смахивающий на голос робота из второсортного фантастического фильма.
Голос. Как же вы меня все достали!
Все вздрагивают и испуганно озираются по сторонам.
Бомж. Это что такое?
Милиционер. Кто здесь?
Голос. Да я это! Я!
Раздаётся скрежет металла. С постамента спрыгивает памятник писателю Субурганову.
Любовник. Твою ж мать!
Милиционер. Это что? Памятник что ли ожил?
Бомж. Это как так? Я ж вроде не так много выпил!
Муж. Так же не бывает!
Памятник. Бывает! Вы своими бреднями и мёртвого разбудите!
Милиционер. Ты, правда, памятник что ли?
Памятник. Правда-правда!
Милиционер бьёт себя по щекам, чтобы убедиться в реальности происходящего.
Милиционер. Слушай, а ты кому памятник?
Памятник. И не стыдно тебе! Всю жизнь в городе прожил! Сколько раз мимо меня проходил! Даже первое свидание возле меня назначил! И не знаешь, кому я памятник?
Милиционер. Не знаю! Таблички-то на постаменте нет! Её ещё лет двадцать назад упёрли, а новую так и не повесили!
Памятник. Эх ты! Я памятник Субурганову, великому писателю, между прочим!
Милиционер. Никогда не читал.
Муж. И я тоже.
Бомж. Похоже, великого писателя Субурганова кроме него самого никто и не читал!
Памятник. Ты за языком следи!
Бомж. Да я-то услежу, а вот ты какого фига ожил?
Памятник. Да вас заткнуть! Достали вы меня!
Бомж. Это чем же?
Памятник. Зачем математика смущаете? Девушка-то вот-вот придёт!
Математик вскакивает с лавочки. Бомж смеётся.
Бомж. Да ладно!
Памятник. Правда, идёт! Мне оттуда (тычет пальцем в небо) хорошо видно!
Бомж. Оттуда это с постамента или с небес?
Поблизости раздается дробный стук каблучков.
Бомж. И, правда, идёт! Слышь, люди, а ну-ка прячьтесь живо, чтобы гения не смущать! А ты, математик, давай! Не подведи!
Бомж, Патологоанатом, Муж, Любовник, Милиционер и Памятник прячутся за постамент. Математик поднимает с лавочки букет, дрожащей рукой приглаживает всклокоченные волосы. Из темноты выбегает Девушка.
Математик. Боже мой! Надя, а я уж думал ты не придёшь!
Девушка. Простите-прости-прости! Тут такое случилось… дверь заклинило, я из квартиры выйти не могу, мобильник сломался… Словом, ужас… пока спасатели приехали, пока дверь вскрыли, столько времени прошло! Я подумала, что всё… что смысла идти нет, а потом решила, надо пойти. Знаешь, наверное, глупо прозвучит, но мне с самого начала показалось, что ты моя судьба! И я поняла, что если не приду, второго шанса не будет. Не поверишь, но я словно чувствовала, что здесь. Чудеса иногда случаются, и вот чудо случилось! И ты все пять часов стоял ждал меня?
Математик. Конечно! Я знал, что ты придёшь, потому и ждал.
Математик дарит Девушке букет. Они стоят на месте и долго смотрят друг на друга. Их взгляды и застенчивые улыбки куда красноречивее самых цветистых слов.
Математик. Тут круглосуточная кофейня неподалёку есть… Может, пойдём туда?
Девушка. Конечно! Пошли!
Они берутся за руки и уходят. Из-за постамента выходит Памятник. Следом за ним подтягиваются все остальные.
Муж. Ага, счастливый конец против всех правил! Бывает же…
Любовник. Да, хэппи-энд полный…
Памятник. Вы только посмотрите, как в жизни бывает! А меня в своё время ругали, что реализма у меня мало, что все романы у меня заканчиваются, если не свадьбой, то, по крайней мере, поцелуем. Критикам кишки навыпуск нужны, разбитые судьбы и всё прочее. А тут, в жизни… вон оно как! Вы посмотрите! Не верится, что всё это на самом деле!
Бомж. Слышь, я вот не могу понять, как ты с такой дурной башкой писателем стать умудрился? Где ты тут этот свой хэппи-энд, твою мать, углядел? Этот вон щас (кивает на Мужа) с женой побежит разводиться! Этот вон (указывает на Любовника) снова по бабам пойдёт, если, конечно, у него встанет! Небось, ему теперь при виде голой бабы завсегда мужик с топором наперевес мерещиться будет, а с такими глюками не больно-то и потрахаешься! А щас вон в бомжатник вернусь, и каждый день будет башка болеть, найду ли я завтра чего пожрать или нет! Где ты тут хэппи-энд углядел? Да и сам ты… вернёшься на постамент, и снова тебе голуби на башку гадить будут!
Муж (кивает вслед Девушке и Математику). Ну, у этих-то всё хорошо!
Бомж. Ага, хорошо! Очень хорошо! Он собственной тени боится и она серая мышь! Думаешь, получится у них чего-нибудь? Как же! Ничего у них не выйдет! Сказки со счастливым концом только в кине бывают, а жизнь больше на фильм ужасов смахивает! Ох, ладно заболтался я с вами. Пойду Люське своей расскажу, какая фигня на свете творится!
Бомж уходит.
Муж. И я пойду. Переночую в какой-нибудь гостинице, а завтра буду думать, что дальше делать.
Любовник. Дурак ты! К жене своей иди! Она у тебя хорошая! Любит тебя!
Муж. А чего же тогда с тобой в койку прыгнула?
Любовник. А ты когда ей последний раз комплименты говорил? А? А цветы когда дарил? А когда последний раз просто говорил, что любишь её? Что молчишь? Сказать нечего? То-то же! Она женщина! Понимаешь, жен-щи-на! А с тобой она об этом забыла! Так что иди домой, и, ведя себя с ней, как мужчина с женщиной, а не как собака с костью!
Муж. Возможно, ты и прав!
Любовник. Я прав, а Толстой Лев. Это и ёжику понятно! Иди уже! (поворачивается к Патологоанатому) Вы мне пятихатку на такси не одолжите? Я вам обязательно верну!
Муж. Пошли со мной! Заберёшь свои шмотки!
Любовник. О! Премного благодарен!
Муж. Только учти, ещё раз рядом с моей женой увижу, я тебе так морду отрихтую!
Любовник. Веди себя с ней нормально, и она даже принца уэльского, куда подальше пошлёт, если он к ней подкатит!
Муж и Любовник уходят.
Милиционер. И я пойду. Мне дальше патрулировать надо!
Милиционер уходит. У памятника остаётся только Патологоанатом. Он с лёгкой улыбкой оглядывается по сторонам. К памятнику возвращается Бомж.
Бомж. Слушай, у тебя сигаретки не найдётся? А то всей этой романтики курить вусмерть хочется!
Патологоанатом. Есть, да вот беда зажигалку потерял где-то.
Бомж. А зажигалка у меня есть! Как говорится, кооперация – это наше всё!
Патологоанатом достаёт пачку сигарет. Бомж щёлкает зажигалкой.
Патологоанатом. Ого! «Зиппо»! Золотая! Похоже, я не заметил, как наступил коммунизм, раз у нас бомжи так шикуют!
Бомж. Ты не поверишь, на помойке можно и не такое найти!
Патологоанатом. Да ладно! Скажешь тоже! Я, по-твоему, бомжей никогда не видел? Из тебя бомж, как из меня балерина.
Бомж. Ну, на фоне Волочковой ты будешь весьма неплохо смотреться!
Патологоанатом. Ты мне зубы не заговаривай. Говори-ка начистоту, кто ты такой.
Бомж. А тебе зачем?
Патологоанатом. Да незачем, но сегодня тут все друг другу душу изливают. Нехорошо нарушать традицию!
Бомж. Ладно… расскажу я тебе… Бизнесмен я. Дела у меня идут неплохо. Деньжата водятся, только вот тоска никак не отпускает. Всё приелось, всё достало! А потом узнал я недавно за бугром услуга такая есть: богатые люди за большие деньги в бомжей наряжаются и шастают по помойкам. Адреналин, новые впечатления и всё такое. Я вот тоже так решил попробовать.
Патологоанатом. И как ощущения?
Бомж. Как говорится в одной рекламе: не, не айс! А с другой стороны, во всём есть свои плюсы. Не нарядись я бомжем, когда бы я ещё этот клуб анонимных романтиков узрел. Вот это зрелище… не люди, а анекдоты ожившие.
Патологоанатом. Да ты и сам один из них!
Бомж. Да ладно! Я тут каким боком?
Патологоанатом. А таким! Тебе вот тоже романтики мало. Странствий, вольной жизни захотелось, хотя бы ненадолго и за деньги. Ох, не понимаю я вас… не понимаю… устроили клуб анонимных романтиков. Романтики им подавай, каждому да побольше. А толку в этой вашей романтики, а? Молчишь?.. И правильно! Сказать нечего! А я так думаю, главное, это любить того, кто рядом находится и не скрывать этого, тогда никакая романтика не нужна будет! А вы… на пустом месте проблемы создаёте! Мы вот завтра с женой внучку в зоопарк поведём. Мороженое будем есть, на зверей смотреть. И никакой романтики.
2012г.





©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет