Александр саханов



бет13/15
Дата02.05.2016
өлшемі5.62 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15
Виртуальный поезд

Кабинет директора ФСБ на Лубянке.

За столом двое: директор и начальник Управления «Б».

- Василий Иванович. Так сколько лет мы знаем друг-друга?-

- Да с того самого дня, как вы приехали к нам представляться, Василий Кузьмич. Седьмой годок поди пошел.Что стряслось - то?-

- Действительно. Всякое происходило. Ты помнишь? Сколько резидентуры за это время посдавали? Один Олег Калугин во что обошелся!

- Слушай. Ну, как нам избавиться от этих «кротов»?!–

Начальник Управления «Б» не выдержал.



  • Василий Кузьмич, не томи душу. Говори напрямую. Что стряслось?-

-Да, только что, перед тобой в этом кресле сидел начальник нашего Управления собственной безопасности. Бледнел, краснел, пыхтел, мялся, заикался, ёрзал. В общем все, как полагается, а выходит, что англичане больше заботятся о чистоте рядов нашей организации, чем мы, русские.

Директор ФСБ протянул папку.

– Вот их документы по грифу террористическая деятельность. Присланы из МИ5. Что ж, читай сам и комментируй. А я послушаю.-

Начальник Управления медленно и осторожно забрал из его рук папку. Достал первый документ. Начал чтение, постепенно меняясь в лице.-

-Ну, и гадость.Что тут говорить. Сейчас ради денег люди идут на все. К сожалению, не он первый, не он последний. Когда же получена эта информация?-

– Десять минут назад. Я знал,что ты из-за виртуального поезда еще не уехал домой. Скажи, на кого там из наших можно положиться на сто процентов?-

Вопрос начальника заставил Василия Ивановича призадуматься. Он приподнял бумагу


  • Сейчас, прочтя это, трудно вообще за кого - либо поручиться.-

Затем криво усмехнулся.

–Разве что на Заманова. Но он не «наш», а поезд уже в тоннеле. Хотя мы его «ведем». Сейчас наше внутреннее видео и аудио наблюдение в полном порядке. Я проверял.-

Посмотрел на часы.

-Чёрт. Как всегда, полчаса не хватило.-

Директор, ударяя ребром ладони по столу, с известной для такого случая начальственной прямотой и строгостью в голосе резюмировал.

- Как бы там ни было, рисковать мы не имеем право. Заманова необходимо предупредить.Сколько у вас там всего сотрудников, естественно, без учета Заманова?-

Начальник Управления.

– Пятеро. Под общей командой…Того самого. Этого…Иванова. Все в разных вагонах…-

***

Часом раньше к электродепо «Сокол», находящемуся рядом со станцией «Войковская». К стоявшему в ремонтном ангаре составу подъехали несколько легковых автомобилей. За ними три микроавтобуса.

В свете зажженных фар было видно, как из них вышло человек сорок. У некоторых в руках телекамеры. Большие сумки-кофры с аппаратурой.

Раселись по разным вагонам. Двери закрылись и поезд тронулся, набирая ход и вползая в черное жерло тоннеля.

Но даже сейчас, перед сложной операцией, Александра, как занозы, не оставляли мысли о ближайшем будущем. И на этот раз они, как ни странно, они были о Византии.

«Отчего, зная, или, по крайней мере, догадываясь, что удаление из государства библиотеки наверняка ослабит морально- энергетический потенциал страны, император Константин, все же решился, пойти на такой шаг? Какие сверх-глобальные мотивы и соображения заставили его так поступить? Почему именно в Московию? И если он прав тогда, что было известно ему и, что не известно нам?

В человеческой истории масса на первый взгляд абсурдных, не поддающихся логическому объяснению гипербол и противопоставлений. Или же он хотел продлить жизнь империи перемещением центра Православия из Константинополя в Москву? С передачей ей символа государственности – двуглавого орла. Богоизбранничество? И все это из-за боязни уничтожения Византии турками-сельджуками?Догадки и только.

Возможно, похожий период переживала сейчас и Россия? Сегодня, пока что остается необъяснимым, почему после золотого и серебряного века. Промелькнувшего за ним краткого периода авангарда, внезапно в развитии русской культуры наступила столь затянувшаяся пауза.

Что это? Полнейший коллапс, апокалипсис или мучительно-долгая подготовка перед поступательным движением вперед и рождением чего-то нового?

Ведь Арзуманян лишь частично ответил на мой вопрос. Нужно искать нечто более полное и вразумительное. Но на это нужно время»

Между тем, набирая скорость, поезд приблизился к точке начала отсчета всей операции и несколькими минутами спустя остоновился на перегоне между двумя станциями «Большого кольца».

Перед ним в ярком свете прожекторов находилась стрелка. Въезд в ветку ведущую в систему путей «Малого кольца», когда-то заложенный кирпичом и открытый заново диггерами.

Погас свет и в неясных сумерках тоннеля едва можно было различить стоящие в полнейшей тьме вагоны.

***

Через мгновение свет вспыхнул с новой силой.

Сидевший рядом с Рэйчел Заманов огляделся. Старика на своем месте он не обнаружил.

Но, вместо него, рядом с без устали ковырявшей в носу, не совсем опрятной, особой, сидела, как ни в чем не бывало «пиранья» Елена. Знакомая редактэсса. Она же старинная приятельница Заманова по «Московскому Комсомольцу». Улыбающаяся ему во все лицо, как ни в чём не бывало. Правда, уже без своей традиционной приклееной сигаретки.


  • Ну, что. Удивлен? –

  • Заманову, привыкшему к неожиданностям, стоило большого труда удержаться, не выказав особых чувств.

  • Все дело в том, что незадолго перед началом экспедиции. Забежав в редакцию, он был поражен совершенно необъяснимой с точки зрения здравого смысла ситуацией.

  • Заглянув в интересующие его кабинеты, зашел, как всегда, и к своей протеже.

  • Велико же было его изумление, когда все окружающие сотрудники в один голос стали его уверять, что такой журналистки, Елены, отродясь в этих стенах не водилось. Да, вряд ли и в природе существовало. И, что, очевидно, у Заманова, из-за переутомления начались галюцинации. Что-то плохо с головой, раз он настаивает на такой нелепице. Видать «Чердак у человека поехал» и начались глюки.

  • Но ведь Александр двадцать пять лет приходил не к манекену, а к живой женщине. Бывал у неё дома, знал великолепно всю историю её жизни.В чем тут дело?

  • Вихрь последних, перед началом экспедиции, дней подхватил и закрутил Заманова. Ему просто физически некогда было размышлять, и тем более проверять такой загадочный феномен. Ведь вокруг творились другие, не менее странные дела. Поэтому внутренне он постарался, как должное, принять спокойно и эту фантазму.

Редактэсса повторила.

  • Что. Удивлен?-

  • Но и это удивление было не самым большим в цепи предстоящих удивлений.

  • Невдалеке от них собственной персоной расположился Борис Борисович, пересылавший нашему герою одну за другой свои лучезарные голивудские улыбки.

  • Так, а где же старик? И тут же заметил его в соседнем вагоне. Он, по прежнему, увлеченно изучал газетку «Скандалы».

  • Но, рядом со стариком сидела ни кто иная, как та самая, блондинка-«племянница». Его случайная любовная партнерша по квартире бордововолосой коллекционерши московских авторов-исполнителей. Она же бомжиха у станции метро. Она же… А сейчас с очаровательной улыбкой смотрящая в его сторону. Лукаво посылающая ему свои ревиреты.

  • –«Но, она –то здесь при чем?»-

  • Пронеслось в голове Заманова. И сразу же раздалось пощелкивание-вызов в закрепленной в ухе таблетки микротелефона, затем послышался проникновенный голос Василия Ивановича.-

- Александр. Запомните. Мы вас сейчас хорошо видим. С вашей стороны в следующее мгновение не должно быть решительно никакой реакции. Никаких эмоций на ту информацию, что услышите.

Готовьтесь.Абсолютно секретная, неприятная, совершенно неожиданная и только для вас информация.

- Теперь взгляните на Рэйчел и скажите ей, что-нибудь незначительное. А сейчас слушайте.

Сидящий против вас Иванов и есть тот самый «крот», которого мы так долго искали. Судя по всему, он всё последнее время работал на чеченских боевиков. Он очень опасен. Будьте настороже. Мы с вами. До связи.

Держитесь, Заманов! -

***

-Легко сказать «Держитесь». Одни подвохи, подножки, а операция по существу и не начиналась. Но всё же. Кто, есть кто, в этом поезде? –

Заманов вспомнил о рекомендациях Неговского. Что ж, посмотрим. Жаль нет Аткинса, а как он здесь был бы кстати!

Вооружение Заманова состояло все из того же древнего дедушкиного «Дрейзе», тайно пронесенного в поезд. С Рэйчел они договорились, что при первой опасности соединятся друг с другом наручниками, которые лежали в кармане замановской куртки. А как сейчас обстановка? Как её оценить?-


  • Редактесса перешла на его сторону, присев рядом. С другой стороны, вся в напряжении, как затравленый зверек, прижалась к нему Рэйчел.

- Заманов.Не время и не место «трындеть» попусту. Посмотри в следующий вагон. Вон, видешь, у того толстого чечена кейс. Такой огромный, черный. Так вот, это мини «атомная бомба». Информация стопроцентная.

К твоему сведению, взрыв такого рода устройства в системе тоннелей московского метро, являющихся в этом случае множественными усилителями, способен уничтожить всю центральную часть московского мегаполиса-.

-Да, не удивляйся, это так-.

-А теперь, думай, решай, что мы будем делать!?-

Заманов похолодел

-«Итак, хотя бы здесь пока ясность.Если редактэсса была бы против него. К чему ей раскрывать тайны чеченца? Хотя и здесь возможны варианты. Сплошные шахматы. Но главной опасностью, главным противником на данный момент, конечно же, являлся Иванов».

***

Михаил Климов, по настоящему, занялся подрывным делом в Афгане. До этого обязанности батальонного секретчика его особенно не тяготили. Но война порой преподносит сюрпризы совсем необъяснимые с точки зрения человеческой нормы и морали.



В Герате, где стоял их штаб, вертушки, для будущего контр-наступления натаскали египетскую пирамиду ящиков с минами к ротным минометам. А складировали все это хозяйство под маскировочной сеткой прямо за бетонной стеной штаба. Кем был отдан такой нелепый приказ, пойди разберись в той жуткой военной чехарде и неразберихи.

Вскоре обстановка под городом катострофически ухудшилась. «Духи» полезли отовсюду. И вот тут –то вспомнили об этих минах. Чья-то умная голова предложила делать фугасные отсечки для наступающих моджахедов.

На вероятном предполагаемом направлении наступления противника рылась длинная, укорачивающаяся к хвосту канава. Затем она нашпиговывалась минами и всяким подручным металлоломом.

Все это хозяйство закапывалось и разравнивалось. Выходило нечто вроде ракеты. Но даже, если в ста метрах около неё пройдет какой-либо отряд, при взрыве врят ли кто остался бы в живых.

Таким необычным способом наши ребята смогли отсрочить сдачу Герата на три месяца. Собственно, пока за бетонной стенкой оставались ящики с минами.

Но при чем здесь батальонный секретчик? Дело то все в том, что его друга сапера Пашу Мигуева моджахеды изловчились как-то поймать ночью и утащить к себе. Видно в туалет человеку приспичило выйти.

Оба парня были бутовские. То есть прямо из под самой Москвы. И призывались в один день. В одном военкомате. Приходившие из дома письма всегда читали вместе друг - другу.В общем, друзья – не разлей…

Убивали Пашу прямо на глазах всего батальона. Сначала вытолкнули связанным за окоп. Затем позвали «шурави», чтобы в назидание смотрели на казнь-представление. Да всадили пять пуль в ноги, руки, а последнюю в голову.

Вот так секретчик стал минером-подрывником. Климов частенько наблюдал за пашиными приготовлениями, нередко ему помогая. Когда того не стало, долго не раздумывая, взялся продолжить дело друга…

…Их бригада последней замыкала колонну выходящих из Афгана войск. Тут уж он дал волю всей своей ненасытной фантазии. Минировал все подряд. Всё, что взбредет на ум. Благо три «Урала» до отказа набитые всевозможными хитроумными штучками - последним достижениям минного дела - ехали в их колонне под его началом.

В Союз он не привез ни одной «игрушки». Все оставил за Салангом. Даже Громов заметил и запомнил фамилию неутомимого минера. После выхода домой нашел его. Дал отличную рекомендацию для поступления в ясеневскую школу ФСБ.

Через три года Климов, по выпуску, был зачислен в Центральное Управление, в отдел «Р». Несколько раз приходилось с командировками бывать в Чечне и Таджикистане.

К сожалению тактику Паши Мигуева перехватили воевавшие в Афгане чеченцы. Весьма эффективно используя ее против федералов в самой Чечне. Именно таким образом был ранен генерал Романов и погибла целая рота морпехов на параде в Каспийске.

Одним словом лучшего специалиста по подрывному делу, чем Климов, было бы трудно сыскать во всем ФСБ. Вот почему, когда прошла информация и стало известно о чеченском сюрпризе, в поезд метро был направлен именно Михаил.

***

Но откуда о бомбе проведала Елена?

Вот вопрос. Вопросов - то много, а разбираться все же ему одному. Конечно у фээсбэшников был заранее составлен и утвержден план, но после сообщения Василия Ивановича он полетел, впрочем, как и всегда, « в тар-тарары»...

Да и действовать по их плану Заманов с самого начала не собирался. Наоборот.

План, сложившийся в голове Александра, был прямо противоположен официально разработанному. Но каким образом он поступит, пока трудно было сказать.

И как настоящий астрологический «Стрелец» он любое неожиданное осложнение в обстановке попытался превратить в нежданную помощь себе.

«Если противник сильнее тебя-используй его силу»

Так говорил его ореховский друг и учитель со своим пониманием восточных канонов.

«Будем импровизировать. Только ни в коем случае не тормозить».

А это уже слова Тони Аткинса. Вот так и нужно. Друзья всегда помогут даже, когда их нет рядом.

Климов ехал в поезде через вагон, а созревший в голове Заманова план требовал прямого участия минера.

Пока же черный кейс обнимал рыжий толстый чеченец. И он вовсе не собирался с ним расставаться.

Заманов через встроенный в воротник куртки микрофон вызвал центр. Ответил Василий Иванович. Александр предупредил о Климове. Те пообещали передать саперу просьбу Заманова.

Кстати, поступив под руководство Заманова, Климов тем самым избежал неминуемой расправы от рук подельников Иванова.

Но переговоры Заманова с центром не ускользнули от пристально наблюдавшего за каждым его движением цепкого взгляда Бориса Борисовича.

А между тем, сидящие в вагонах репликанты вели себя несколько странно, как-то подавлено. Что именно разладилось в прецезионной системе Неговского сейчас сказать было трудно.

Судя по всему, постоянно меняющееся излучение с поверхности Луны было иного рода, чем предполагалось по расчетам создаваемого для них на Земле электромагнитного поля. Заманов догадался, что будет невозможна стопроцентная энергетическая стабилизация из-за черного лунного монстра. Поскольку у «тех», по видимому, были свои собственные планы. И из-за этого впереди вырисовывались сплошные осложнения.

Славо Богу. Перед операцией, удалось с большим трудом раздобыть тридцатку нестандартных патронов к «Дрейзе». Металлическими орехами перекатывались они сейчас в кармане куртки. Вот жаль обойма всего одна – долго придется перезаряжать.

Заманов повернулся.

-Рэйчел. Сейчас будет станция «Коминтерн» нам нужно выйти, чтобы встретиться и переговорить с одним нужным человеком. Ты со мной?-



  • Та молча кивнула.

***

Вагоны затормозили у недоброй памяти станции «Коминтерн», где когда-то погиб один из киллеров.

По внутренней связи Иванов, назначенный начальником группы ФСБ и, заодно, всего поездного состава, обратился к пассажирам.

– Выходят только официальные лица. Пресса потом.-

Заманов пристегнул свою руку к руке Рэйчел. Теперь они составляли одно целое.

- Пойдем. При ходьбе держись у меня за спиной.-

Но не все из репликантов подчинились приказу Иванова не выходить из вагонов. Первым к Заманову подошел старичок энкавэдэшник.

-Простите. Я вроде припоминаю, что мы были когда-то знакомы.-

Заманов удивился. Поскольку, это была, скорее всего, скрытая фишка Неговского.

«Спасибо ему. Такой оборот явно в мою пользу.»

А в то же время, вся остальная сборная солянка из фээсбэшников, чеченцев и братков направилась в сторону эсколаторной шахты. Как Заманов понял - на обычную бандитскую стрелку.

Пожалел своих бывших коллег-телевизионщиков. Ведь наверняка кому-то достанется, если сунутся с своими камерами.

Подошел Климов.Став с противоположной от Рэйчел стороны, он тихо произнес:

- У меня для вас информация. Я поступаю в полное ваше распоряжение. Приказ центра. О Иванове мне всё уже известно.Жду ваших дальнейших указаний.-

Они молча пожали друг другу руки.

-Что у тебя с вооружением?-

Спросил Заманов.

-Традиционно: Стечкин. Пять обойм. Шесть гранат.Остальное минные дела .-

Он похлопал рукой по рюкзаку.

Александр, выслушав минера, приказал передать ему, на всякий случай, пару гранат. Положил их в карманы.

-Миша.Я думаю, нужно на ты. Не возражаешь?-

-О чем разговор. Конечно.-

-Задача наша такова. Первое. Всеми правдами и неправдами отобрать тот черный кейс у бандитов.Это супербомба. Но сначало мне необходимо выяснить колличество дистанционных пультов.У кого они находятся? Пока здесь непонятно, но мысли кое-какие уже есть.Затем, на следующей станции отрываемся от этой братии.

-Он кивает в сторону продолжающейся полным ходом сходки. И, по возможности, выбираемся через известные проходы наверх.-



  • - Все ясно?-

  • Климов, соглашаясь, кивнул.

***


Хотя ближайшее будущее для Заманова было сплошной черной дырой, частоколом из вопросов. Сами события не ждали, а нарастали, и уже неслись на него снежной лавиной.

К счастью, Иванов, судя по всему, пока не догадывался, что раскрыт. Поэтому Александру необходимо было использовать каждое мгновение их «совместных» действий для прокачки и получения большей информации.

А, что же Рэйчел? Осложнение в ситуации вовсе не означало, что неутомимая герцогиня – стрингер забыла о своих редакционных заданиях. Соединенная одной рукой с Александром, она умудрялась другой запечатлевать все происходящее вокруг сразу на несколько кино и фото камер, висевших на ней со всех сторон.

Но когда один из боевиков неожиданно стал приближаться к ним с противоположной от Заманова стороны, тот молча вынув «Дрейзе», пальнул пару раз бандиту под ноги примерно в пяти метрах от себя. И с нескрываемой ненавистью процедил.



  • Вот граница твоего и твоих братьев приближения к нам. И передай всем своим - подойдете ближе – пуля в лоб обеспечена. Я вопросов задавать не стану. Нужно чего спросить? Кричите, слух хороший. Всё что нужно-услышу. –

Александр был здесь предельно тверд, зная менталитет горцев, он действовал только наверняка.

***


Славо Богу. Покуда они с Климовым бродили по перрону, Заманову удалось отыскать ту самую железную бочку. А под ней целёхонький ТТ, который он припрятал во время первого посещения станции, чем солидно пополнил скудный свой арсенал.
Следующим подошел к нему Данила-диггер.

- Ну что, Даниил, как ты?

Выходило, что он также помнил о Заманове. Александр в душе еще раз поблагодарил Неговского. Ведь, по всем вводным, он бы должен предстать совершенно новым, незнакомым им человеком.

Данила, держащий в голове, всю сеть кремлевских подземелий, мог оказать неоценимую помощь при возвращении назад.

Итак кое что стало вырисовываться и складываться. Какие-то звенья головоломки начали совмещаться и, совпадать, обнаруживая за собой реальные пути движения. Нужно только не расслабляться, а усилить действия в том же направлении.

Он повернулся к старику, стоявшему в нескольких метрах, прислушивающемуся к раздраженным крикам со стороны разбойничьей сходки.

- Вы подойдите поближе, не бойтесь. Я того бандита шуганул, так с ними другого разговора и не бывает. К вам не относится . –

Старик подошел к Александру.

- Я полностью в вашем распоряжении.-

– Скажите, рукоятки запоров казармы закручиваются лишь с внешней, наружной стороны?-

- Так точно-

По военному отрапортовал старик.

- Тогда вот какая у меня к вам будет просьба…-
***

В это время страсти на «лужайке разбойников» накалились до предела и достигли своей кульминации. Предел наступил.

Первыми, к несчастью для них, не выдержали нервы у братков «бритого.»

«Проигрывает тот , кто начинает…»

Как когда-то в своих концертах пел главный герой повествования. За что, непременно, из-за приведенной самоцитаты попал бы под критику господина Сороса.

Славо Богу. Покуда они с Климовым бродили по перрону, Заманову удалось отыскать ту самую железную бочку. А под ней целёхонький ТТ, который пополнил скудный его арсенал.

Силы были неравны. Против братков объединились, казалось бы полярные направления - чеченские боевики и ФСБ. Но в России, зачастую, можно встретить, и не такие странные мезальянсы.

Началась беспорядочная стрельба. Запели пули. Ударяясь о стены, стали отламывать куски штукатурки и камня.От гипсового крошева опять стало белым-бело. Все, как в тумане. Несколько пуль попало в вагонные стекла, сделанные из сталинита. Они со звоном лопались и моментально рассыпались.В соседнем вагоне кто-то долго и надрывно кричал. Судя по всему появились первые раненые.

Длинные автоматные очереди чередовались с отдельными выстрелами, проклятьями и криками раненых и умирающих. Последовало несколько взрывов гранат.Завизжали осколки.

Заманов и Климов «заняли позицию» в первом вагоне. Александр по громкой связи убедительно попросил всех находящихся в поезде, до выяснения обстановки, лечь на пол. Не высовываться из дверей и окон.

Сам же, захватив с собой ещё и Елену, укрылся за одной из вагонных скамеек насколько это позволяли ему сделать наручники, так как с другой стороны находилась Рэйчел. Но с ней они уже давно были единое целое и такого рода неудобство их никак не тяготило.


  • Елена.-

  • Обратился он к журналистке.

  • - Как ты там говорила: трындеть будем после.Я не знаю на чем основано мое доверие к тебе, наверное только на интуиции. Да, и память кое-что подсказывает.

  • Итак. Вопрос прямой. Можно ли узнать сколько, и у кого пусковых детонаторов к известной тебе бомбе?-

Елена, ответила несколько ворчливо.

  • Вот, говорила же, Заманов.Учись и учись, стрингер, как завещал великий дедушка Ленин. А то отправишься догонять Димку Холодова.

  • Не спрашивай, откуда я знаю, но я тебе сразу отвечу на этот вопрос. Три пульта. У двух чеченов, первый, который подходил к тебе, а второй у их начальника. По моему его ты так же должен знать.-

  • Да, Заманов видел промелькнушего при посадке в поезд Руслана Цагараева

  • - Ну, а насчет третьего, говорить не стану. Сам наверное давно догадался.-

Александр поблагодарил Елену и подозвал Климова.

  • -Мишель.Ты помнишь того хрена, которого я только что отшил от Рэйчел?-

  • Климов молча кивает.

  • -Так вот.У него в кармане один из трех пультов. Он должен быть у тебя. Слышешь, что там творится?-

  • Звуки перестрелки раскатисто раздавались в гулком подземелье.

  • -Ты же понимаешь, что происходит. Настоящий сабантуй. Никто не помешает. Второй такой удачи к нам не придет.Тем более, что Иванов заставил и своих людей уничтожать братанов.

  • Да, на обратном пути проверь: там ли ещё сидит тот пузатый бандит с бомбой? Ну, давай. С богом.-

  • И положив руку на мишино плечо, подтолкнул его к выходу.

***

Сидящий на полу вагона Заманов, улыбнулся Рэйчел.

- Ну,что в заварушку попали? Держись. Выберемся обязательно. -

Но, неунывающая леди, на этот раз, как –то странно на него взглянула.

-Алекс.Я наверное очень виновата перед тобой.-

Заманов насторожился .


  • -Я только вчера, собственно, и узнала результаты. Но отпустить тебя, одного, в эту неизвестность, было выше мои сил. Так что если суждено погибнуть- значит умрем втроем.-

  • Александр вначале ничего не понял.Кругом шел настоящий бой. А Рэйчел…Втроём?… О чем она…?

  • И тут его поразила догадка. Ведь она ему вчера что-то говорила о задержке. И о проверке анализа на беременность.За всей этой кутерьмой просто вылетело из головы.

  • -Дорогая, он её крепко обнял, неужели правда? Маленькая герцогиня или герцог у тебя здесь?-

  • Он дотронулся до её живота. Она, насколько ей позволяла ситуация, улыбнулась.

  • – Ну, какие же вы все глупые, мужчины. Но ты, должен был об этом именно сейчас обязательно узнать.

  • Помнишь, тот день. Через четыре дня после клуба в Сохо, как нам было тогда дома хорошо!-

Но в это время звуки боя стали постепенно перемещаться к ихнему вагону.Заманов. дослав патрон в патронник, осторожно выглянул наружу.

Раненный Миша Климов, из последних сил полз в сторону вагона, толкая перед собой тот самый черный кейс с миниатюрной атомной бомбой.

И на него со всех сторон наседало не менее трех боевиков. Заманов мгновенно оценив ситуацию, отстегнулся от Рэйчел. Та испуганным взглядом, ничего не спрашивая, умоляюще посмотрела на него.

***




  • -Рэйчел. Нужно срочно выручать Мишу. Он в опасности. Если он погибнет, тогда нам всем здесь не сдобровать.

  • Береги себя. Не высовывайся. А я сейчас к тебе вернусь.-

  • Что есть мочи, бегом рванулся к двери между вагонами. Открыл её железнодорожным ключом, попадая в следующий вагон. И уже из него, медленно и осторожно, чтобы никто не приметил, ужом, выполз на перрон, за массивную колонну.

  • Видно положение у Климова ухудшилось еще больше, так как он, уже не двигаясь, лежал за мраморной скамейкой напротив вагонной двери. Лишь изредка отстреливаясь. Войти в вагон не давали бандиты, ведя шквальный заградительный огонь по образовавшемуся узенькому коридору.

Своего первого боевика Заманов уложил, подползая к тому почти вплотную. Где-то сзади бились насмерть братаны и фээсбэшники, а здесь решались иные проблемы.

Забрав у убитого его «Скорпион», Александр двинулся дальше.Второй боевик вел огонь по Климову откуда-то сверху, забравшись на подставку или скульптуру. Когда Заманов уже совсем подобрался к цели от его ноги со стуком отскочил камень.

Боевик, не оборачиваясь, и думая, что подошел кто-то из своих, что-то крикнул ему по чеченски. Повернулся.

И, внезапно, с расширившимися от ужаса глазами, встретился взглядом с Александром.

Заманов, стрелял сразу из автомата и ТТ, и опередил его всего лишь на доли секунды, так как выстрелы автомата мертвого бандита пошли веером в потолок.

Где находился третий, он пока не знал. Поэтому, с предельной осторожностью тихонько пополз вперед. Вдоль колонн по направлению к Климову.

Но не успел он отползти и трех метров, как на него, откуда-то сверху, навалился тот самый, последний, не замеченный им, третий бандит.

На этот раз его противником оказался никто иной, как сам Руслан Цагараев.

Верткий и хваткий, Заманову его биографию изложил ещё в Лондоне Тони Аткинс. Цагараев служил десантником в рязанской дивизии ВДВ у Грачева. Затем прошел Афган. Это был настоящий, мощный противник.

Заманову всё же удалось вывернуться из его цепких рук и оказаться на спине. Тогда Руслан из-за голенища правой рукой стал медлено вытаскивать кривой и длинный чеченский нож. Горло Заманова он придавил, наступив коленом на приклад своего АК74.

Александр, пытавшийся сбросить с себя боевика, удерживал его автомат с другой стороны обеими руками, но защититься от поднятого для удара ножа он уже не успевал. Да, и рук не хватало.

И в этот момент сзади прозвучал громкий выстрел из «Стечкина». Цагараев, закатив белки глаз, откинулся назад.

Выбравшись из под мертвого боевика, Заманов оказался лицом к лицу перед ухмылкой везде поспевающего Иванова.


  • -Вот. Суки. На русских людей руки подымают!-

  • Они вместе затащили в вагон раненного Климова. Заманов успел подхватить и черный кейс. Хотя тот же манёвр попытался проделать и Иванов, но Александр успел опередить фээсбэшника.

  • Обрадованная их появлением, Рэйчел принялась ухаживать за Климовым. Досталось тому изрядно. Спас бронежилет, в котором застряло сразу несколько пуль. Насквозь, через мягкие ткани, была простреляна правая нога. Лицо испачкано в крови. Нужно было срочно его перебинтовать. Чем Рэйчел и занялась.

Иванов бодрячески обратился к присутствующим.

  • Ну, что, воины? А в общем-то мы побеждаем.-

  • Заманов, криво улыбаясь, ничего не ответил, увидев в соседнем вагоне двух сидящих там чеченцев, беспрерывно таращивших глаза в их сторону.

-Какие потери? Командир.-

Глухо спросил у Иванова Климов.

Но Иванов ответил, обращаясь ко всем.

– Что сказать. Братанов мы положили всех. Но и наших сотрудников почти не осталось. Вот мы с тобой только и есть.-

Он внимательно посмотрел на Климова. Тот, сжав от злости челюсти, глядя на Заманова, молча кивнул Иванову.

А к тому вновь вернулась командирская интонация.

- Так, что едем дальше, а на следующей станции и завершим с Богом всю операцию!-

Поезд продолжил свое движение вперед.

***

Пока они ехали в тоннеле, Рэйчел успела перебинтовать Климова.

А Заманов, чтобы не привлекать внимания Иванова, сделал вид, что заинтересовался здоровьем минера. Присел рядом на корточки, чтобы договориться о дальнейших действиях.

Он понимал, что у него цейтнот, на данный момент, катострофически не хватает времени. В такой ситуации увеличившегося цейтнота необходимо было вести лишь единственные, вполне определенные и строго необходимые действия.

Не иные, а именно строго необходимые. И прежде всего ему нужно спасти, защитить от разграбления библиотеку. То есть спрятать и укрыть её от всего собравшегося здесь сброда.

А в это время Елена какими-то «важными» разговорами пыталась занять Иванова.

- Вот что, Мишань.С ногой-то как? Идти сможешь? –

-Думаю, что дойду. -

- В общем план такой. Слушай меня внимательно!-…

…Затем Заманов направился к диггеру. Данила, долго о чем-то размышлявший, обрадовался Заманову.

- Ведь я все понимаю. Александр.

Мы ведь уже жили. Мне трудно токое осознать. А что теперь?

Вы наверное в курсе сколько такой жизни нам еще отпущено? Мы вам верим.И я знаю, что об этом сейчас думают все, кто был в первом поезде.-

- Данила. Врать не стану. Не знаю сам. Слишком много сплелось в этой истории всякого. Но пока поле поддержки сильно, вы будете существовать. Давай поговорим о нашем плане.-

После диггера он подошел к Рэйчел


  • Любимая. Мы с тобой обязательно выскочим отсюда. Нам помогут. Единственно, придется, пока не избавимся от них, он кивает в сторону боевиков, не сковывать себя наручниками. Судя по всему, это очень опасно для нас обоих.

  • Если сработает мой план, мы выйдем из передряги вместе с Мишей. К тому же, даст Бог, спасем и библиотеку.

Рэйчел не поняла.

- О чем ты сейчас?-

Ведь женщину в таком положении занимали совсем иные мысли. И всё же, подумав, и несколько смягчившись, она произнесла.

- Хорошо, милый. Я тебя люблю.-

Поезд останавился на платформе станции «Дворец

Советов».

***

Единственное без чего Заманов не смог бы покинуть поезд, так это без прощания с И.С.Бахом.

Сказав что-то первое пришедшее на ум Иванову и взяв под руку Рэйчел, они направились вдоль поезда.

Проходя мимо соседнего вагона, он заметил Бориса Ивановича сидящего в компании все с тем же Науменко. Беспокоить их не стал. Да, и они его вроде, как не заметили.

Однако, когда Заманов уже прошёл мимо, Борис Иванович, приподнявшись, троекратно, в спину осенил его своим огромным золотым крестом.

В следующее мгновение кто-то дотронулся до плеча Александра. Обернувшись, он увидел Диму.

Диму Поварова своего бывшего корешка-соседа ещё по ореховской квартире.

-Ты, Заманов наверное удивился, что я не подошел к тебе ещё в том, первом поезде. Причина простая: ситуация и удивление. Ту ситуацию, уверен, ты помнишь лучше меня.Тогда, тебе было явно не до меня. И я это понял.

Однако, хотелось бы тебе, кое о чем ещё поведать. Другого случая уже врят ли представится, а тебе знать необходимо.

Тем вечером, за пол часа до того, как я случайно попал в метро, мне слил информацию проплачиваемый человек известной тебе силовой структуры.

Оказывается шеф подготовил моё уничтожение, которое должно было произойти в тот же вечер. После чего в голове наступил стопор и я уже в полной растерянности ехал в вагоне неизвестно куда и зачем .

Но это ещё не всё. Мне также стало известно, что номером два должен был стать ты.

Можешь представить моё удивление, когда в вагоне я неожиданно увидел тебя. И тут меня осенило то, что всё происходящее кем-то удивительным образом было спланировано. Ведь наши с тобой смерти должны были состояться именно в этот вечер.

Такой расклад отчасти и подтвердила наша сегодняшняя встреча, но разбираться в происходящем придется уже тебе одному.

И ещё. Наш с тобой тот давнишний дружеский спор о необходимости добывания всеми правдами и неправдами денег, судя по всему выиграл ты. Я, к сожалению, поздно понял, что нужно в другом уважать его неумение зарабатывать столько, сколько можешь ты сам.

А теперь, прощай…

…Несколько удивленный таким откровением, исходящем от Поворова, Заманов зашагал дальше.

Рэйчел в это время оперативно фиксировала все происходящее вокруг на камеру, но материал отснятый в следующие минуты они никогда никому не показывали, и даже не рассказывали о его существовании.

Произошло вот что.

Приблизившись к месту, где по их предположениям должен был находиться Бах, на его месте они увидели нечто напоминающее мерцающий всеми цветами радуги, крутящийся и извивающийся кокон.

И та прекрасная, божественная музыка, пришедшая к нам из глубины веков лилась изнутри него. Именно эта мелодия, в исполнении сочинившей её принцессы звучала, когда-то в средневековом Константинополе…

Заманов вспомнил об исследованиях Скрябина в области цветомузыки. О лекциях прослушанных в свое время во ВГИКе. Но то, что происходило на их глазах было совершенно особенным. Ни с чем не сравнимым.

Как завороженные, они некоторое время стояли, слушали и наблюдали. И чем дольше они находились рядом, тем больше их души погружались в прекрасное, одухотворяющее начало энергии великолепной, живой музыки.

Объяснить происходящее словами было бы выше всяких сил и земных возможностей. На самом деле это был сгусток огромной позитивной энергии, которую хотелось без конца поглощать всеми порами и органами восприятия. Всеми сенсорами, рецепторами и частичками тела.

Заманов видел перед собой льющуюся энергию, возникшую из живой души альтиста, но в несколько ином, неземном, возможно космическом, контексте.

Очевидно, что переход, распад телесного состояния на атомы души И.С.Баха. был предрешен еще в лаборатории Неговского.

Судя по всему, и сам Неговский ничего не смог поделать с происходящим необратимым процессом. Такое было выше его сил. Музыка победила. Настолько была велика её внутренняя мощь и сила.

Само понятие её божественности. Её первозданности, верховенства и первородства. Как, впрочем, и божественной сути всего истинного искусства, которое они сейчас наблюдали своими глазами.

Реальность происходящего их завораживала и гипнотизировала.

«Однако, нужно будет потом всё же распросить Неговского. Что же это в действительности произошло? Что он об этом обо всём думает? Какова, с его точки зрения физика процесса?»



  • -Прощайте, Иван Семенович. –

  • Александр низко поклонился, но в то же мгновение он увидел и услышал, как кокон отреагировал на его слова языком музыки дюжиной прекрасных, грустных аккордов.

  • По мере их удаления кокон стал медленно распадаться на отдельные облачка, которые затем превратились в искорки, наподобие бенгальского огня, а вскоре и они исчезли.

  • Одновременно, куда-то уходила, затихала, растворялась в окружающем пространстве совершенно материальная, осязаемая и видимая музыка…

***


Иванов, понимая, что рано, или поздно, а придется выложить на стол свои карты, решил, что время наступило.

– Вот что, Заманов. Те боевики, что в соседнем вагоне, секретные сотрудники ФСБ. В последнем бою они были на нашей стороне. Неплохо себя показали.

Для первого раза мы не станем брать с собой телекамеры. Сначало пройдемся сами. Проверим на месте это телевизионное «Что, Где, Когда».Ты не возражаешь надеюсь?-

В это время Заманов краем глаза заметил, как вагон осторожно и незаметно покинули старик с Мишей Климовым, унося с собой черный кейс.

Теперь его задача, была, по возможности, оттянуть время выхода Иванова с чеченцами, чтобы Климов и старик успели приготовить им соответствующую встречу.

- Данила, я что-то не помню. Мы, кажется, шли через какие-то продовольственные склады, если не ошибаюсь.-

Данила быстро смекнул, что ему на некоторое время предлагали поработать Иваном Сусаниным. Тут же подхватил.

- Конечно. Ежели мы готовы, то можно отправляться хоть сейчас.-

Иванов по громкой связи объявил, что сначала на разведку трассы, в целях безопасности, отправится небольшой отряд. И когда местонахождение библиотеки точно определится, пойдут все остальные теле-фото-радио журналисты.-

К Заманову подошла Елена.



  • Вот тут, Заманов, мы с тобой и расстанемся. Думается, не навсегда, поскольку, как сам понимаешь, нужно многое обсудить после этой интересной экскурсии.-

  • Она засмеялась, а Заманов радостно ее обнял. Хотя, задай ему сейчас вопрос. Кто такая на самом деле была «пиранья»? Ответа бы не последовало. Этого он и сам не знал.

  • И когда он на мгновение отвел глаза в сторону, она, по своему обыкновению, тут же и исчезла.

  • Но неожиданно перед ним возникло рассерженное лицо Иванова.

  • -Куда и зачем вы послали Климова?-

  • Но на Заманове, «где сядешь, там и слезешь».

  • Думаю, что обратились не по адресу. У вашего подчиненного хватает своих начальников. У них вы и спрашивайте. Им виднее, куда они его направили. Я не его командир.-

  • Считая, что вопрос исчерпан, он спокойно повернулся спиной к фээсбэшнику. И уже вскоре они зашагали по направлению к продовольственным складам.

  • Небольшой отряд двигался следующим порядком. Впереди Данила с двумя боевиками. Затем, Иванов. И, несколько приотстав, шли Рейчел с Александром. На плече у него цагараевский АК74, в кармане «Дрейзе» и две климовские гранаты.

Продольственные склады военных годов, куда они вскоре попали, оказались подземными сооружениями гигантских размеров. Даже прошлый набег пассажиров хмельного поезда, очевидно никак не повлиял на внушительность здешних складских объемов. Низкая естественная температура сохраняла консервированные продукты безмерно долго.

Жадные до халявы бандиты стали тут же затариваться, напирая на дорогие марочные коньяки. И вскоре их заплечные сумки превратились в короба «китайских челноков».

Заманов, благо время он уже выиграл, решил взять в свои руки коррректировку дальнейшей дороги.

- Данила, а ты вспомни. Мы ведь в прошлый раз, сначала, зашли сюда, и только потом поднялись в охрану.-

- А ведь и точно. Зато не с пустыми руками.-

С улыбкой ответил диггер.

Иванов и тот, прихватил из кремлевского ящика пару бутылок отборного армянского КВВК.


  • Ладно, хватит экскурсий, сейчас начнем подыматься наверх.-

  • Сухо заметил он.

***


Обратно Данила умышленно повел их кружным путем. И, наконец, впереди показалась лестница пультового зала.

Пока они подымались на смотровую площадку Александр успел шепнуть Рэйчел, чтобы, как только окажутся в помещении охраны она с Данилой, не мешкая, как можно быстрее, уходила через заднюю дверь в подземный ход к Мише Климову. А он бандитов, как-нибудь сумеет закоротить на себя.



  • Вот, Борис Борисович.Идите сюда. Такое врят ли когда увидете в жизни.–

  • Заманов указал рукой на пультовой зал.

  • -Зайдем сюда на минутку. Сами полюбуйтесь-. Одновременно, он сделал знак Рэйчел, чтобы они с Данилой, приотстав, уходили.

  • А чтобы отвлечь врагов, тут же на полную мощность включил все рубильники.

  • Ярчайшая вспышка света вначале всех ослепившая и парализовавшая, в конце-концов сделала незаметным уход Рэйчел и Данилы.

  • А неожиданно раздавшаяся музыка «Интернационала» почему-то весьма развеселила горцев. И они на радостях открыли одну из многочисленых своих бутылок.

  • Но Иванов быстро заметил отсутствие отсутствие Рэйчел, и, сразу же заподозрив неладное, с искаженным от ярости лицом, повернулся к Заманову, держа наготове своего «Стечкина».

  • Свирепо вращая глазами, поинтересовался: на чём, собственно, основано такое доверие недоверчивого Заманова к фантому, что он отпустил с ним свою возлюбленную? И куда? Александр, как мог его успокоил.

  • - Заговорились и обогнали. Пойдемте скорее, и мы их быстро нагоним. –

  • Затем, быстрым шагом, направился к двери в помещение охраны, готовый в любую минуту получить в затылок бандитскую пулю. Остальные, не отставая ни на шаг, последовали за ним.

  • Но, как только последний боевик зашел туда, дверь за ними с глухим шипением и уханьем, намертво затворилась.

  • Старик в точности выполнил указание Заманова.

  • На этот резкий внезапный звук, опешившие от неожиданности, чечены и Иванов резко обернулись.

  • И в то же самое мгновение, с противоположной стороны, за дверью гладильной комнаты быстро исчез и сам Заманов, успевший за это время на несколько шагов оторваться вперед от своих сопровождающих.

  • К тому же, не забывший пристроить к порогу с другой стороны двери парочку климовских гранат с выдернутыми чеками.

  • Иванов, сообразил, что его опять провели, на всякий случай спрятавшись за углом, послал вперед бандитов, которые тут же и подорвались на замановском сюрпризе. Разлетевшаяся в щепы дверь открыла проход.

Тогда разъяренный «крот», достав второго «Стечкина», и, ведя огонь сразу из двух стволов, ворвался в последнюю перед стальной дверью комнату.

Попытался с ходу открыть её, но она уже накрепко была заблокирована с противоположной стороны приставленным и заклиненным об пол ломом.

***

В то же самое время Заманов, Климов, Рэйчел и Данила находились уже в стенах самой библиотеки.



К Заманову снова вернулось, однажды уже пережитое здесь чувство теплоты и близости родного, уютного, вновь обретенного начала, которое уже давно его поджидало и лишь мечтало о встречи с ним.

Поэтому, Александру понадобилось напрячь всю волю, чтобы сдержаться и не подойти. Несмотря на почти физическое притяжения известного ему объекта, находившегося буквально в нескольких метрах.

Подсвечивая мощными аккомуляторными фонарями мужчины с интересом осматривали помещение.


  • -К сожалению, долго мы здесь находиться не сможем. Ри, сделай как можно больше снимков для прессы. Пусть убедятся в реальном существовании библиотеки. Что это не вымысел, не легенда и не сказка. Да, и ещё. Отдельно, не забудь запечатлеть вот этот ларец. -

  • Заманов указал лучом фонаря на небольшой кованый сундучок в дальнем углу помещения. Затем поинтересовался, повернувшись к Климову.

  • – Миша, у тебя все готово?-

  • - Конечно, в конструкции игрушки я разобрался. Можно переключить, чтобы сработала по минимому. Но, всё равно, тогда этого хода вместе со штольней также не останется. Все будет засыпано.-

Заманов с улыбкой его успокоил.

– Да нам этого только и надо. Ты всё правильно рассчитал? Лишь бы не пострадала сама библиотека.-

И уже обращаясь к Даниле.

-Ну, а ты как ? Где твой обещаный спуск?-

- Три минуты ходьбы отсюда. В правом ответвлении. Единственное неудобство то, что придется окунуться в воду. Ручей Чертарый в трубе, но там имеется крепкий канат. Я его сам когда-то ставил.-

- Слушайте. Друзья. А, как своды, выдержат мощность взрыва? Не обвалятся ли на наши головы?



  • - Михалыч, тут я отвечаю. Я всё подготовил. Взрыв будет идеальный. Ювелирно направленный в сторону подземного хода.

  • -Да и своды, когда ты их увидешь, сравнимы по крепости разве что с пирамидой Хеопса.-

  • Поддержал сапера Данила.

  • И тогда Александр распорядился.

- Данила, ты первым, затем мы с Рэйчел. Климов последним. Миша. Внимание! Как только коснешься ногой воды, тут же нажимаешь на пульт.-

  • - Есть, командир-

  • - Всем все понятно? Надеюсь. Ну, что ж, пошли.-

Но в то же мгновение со стороны двери в караульное помещение затрещали очередями частые выстрелы. Пули звонко воя, цокая, рикошетили о кирпич стен подземного хода, и уже затихая, как бы напоследок издавали странный бесовский посвист.

«Видно Иванов все же сумел открыть дверь. Но, откуда только у него разрывные патроны?»

Это первое, что пришло на ум Александру.

И всё же задумываться было не ко времени, а оставаться дальше здесь было смертельно опасно. Поэтому он быстро принял решение.

- Что ж. Немного переиграем. Первыми Рэйчел и Данила. Только сначала мы с Мишей прикроем вас.

Затем, вы «пулей» в правый ход. Как только уйдете, мы сразу же за вами.

Рэйчел, береги себя! Миша, готовь гранату-вспышку. Для начала. бросай её, как можно ближе к Иванову. Поехали.Вперед.-

После разрыва гранаты и ослепительной вспышки, они вдвоем выскочили в штольню и, прижимаясь к противоположным стенкам, открыли из всех имеющихся стволов бешеный заградительный огонь в направление Иванова.

Под их прикрытием Данила и Рэйчел, не мешкая, бросились вправо.

Ещё через мгновение туда же устремились и Александр с Михаилом…


***

Глухой сильный взрыв, потрясший окружающее пространство, от которого содрогнулись и зашатались стенки тоннеля сложенные из огромных кусков тесанного гранитного камня, застал их уже барахтающимися в водах Москва – реки. Точнее одного из её подземных притоков бывшего когда-то ручьем Чертарыем.

Слабый синий полумрак далекого выхода давал возможность хоть как–то ориентироваться в направлении движения.

Данила громко крикнул .

– Сейчас, слева будут ступеньки и поручни. Не пропустите! Хватайтесь и вылезайте на землю. Иначе унесет течением прямо в реку.

Мокрые, но счастливые, они по одному выползли на сушу. И словно морские котики, блаженно растянулись на влажном песке. Фонари не включали, приберегая их для возвращения на поверхность.

Как вдруг, мелодия замановского мобильника неожиданно вывела их из меланхолического оцепенения. «Таблетку» оперативного телефона в ухе Александр потерял, когда барахтался во время приводнения. Поэтому первым его логическим построением на тему адресата звонившего была Лубянка.

Говорить с ними сейчас ему совершенно не хотелось.Да, собственно, было не о чем. На всякий случай всё же нажал на кнопку, чтобы послушать и удостовериться.

Из трубки раздался зычный голос.


  • Привет, Заманов. Ты думаешь я скис. Не дождешься! Слушай совершенно новые строки. Только что накрапал.-

Конечно же, это был Володька Мельгунов. И словно подсевшие батарейки, он в течении пятнадцать минут подзаряжал их своим «зарядным устройством». Только в такие мгновения можно было по настоящему оценить всю широту, и глубину его сверх потенциального энергетического поля воздействия на людей.

Поэтому по окончанию декламации, разносившейся под вековыми сводами, вибрирующими в такт мельгуновского голоса, Александр совершенно серьезно и заслуженно поблагодарил исполнителя.

С абсолютно искренним чувством любви пропел ему и его произведениям вечную Осанну.

***


Но, как все же кстати оказалась отобранная у боевиков супербомба! Её направленный взрыв, хоть и разворотил на земле немало чего, зато сумел надежно укрыть библиотеку.

«Так что вряд ли какие новые Джеймсы Бонды в ближайшем будущем её обнаружат» -

С чувством до конца исполненного долга подумалось Заманову.

И пусть теперь часть ответственности перед спецслужбами ляжет на него, но всё можно будет списать на сложность и издержки операции.

Что касается наружных потрясений, то ушедший под землю памятник кровопийце и разбойнику Емельке Пугачеву, четвертованному на Болотной площади, вряд ли у кого, своим исчезновением вызвал сожаление.

С другой стороны, ударная волна, докатившаяся до церителлиевского Петра, на несколько метров погрузила в воду грузинский монумент, слегка наклонив его вперед.

Однако, впечатление от памятника все же осталось. Но несколько странное. Будто бы Петя зашел сюда предрассветным утречком случайно. Как бы на костерок. Порыбачить, что ли, плотвичкой. А может и, просто, заодно нужду малую справить…

Ну, да и бог бы с ними со всеми.

***

Прекрасно ориентирующийся в лабиринтах подземной Москвы Данила долго вел их по только одному ему известным ходам.

-Самое главное не нарваться на грушников. Те, ни за что - ни про что, с перепугу влепят в пол рожка. Потом разбирайся, кто прав, кто виноват.

-Выходите на площадь трех вокзалов. Вряд ли вас там ждут среди бомжей и проституток.-

Когда они стали по скобам вылезать уже на самую поверхность, диггер, шедший впереди, предупредил, что сейчас придется сдвигать люк.

Заманов, пройдя сквозь фантом Данилы, тихонько нажал плечом на мощную чугунину. Но та не поддавалась. Легкая испарина выступила на лбу Александра.

«Не хватало бы после всех приключений под конец ещё тут застрять».

Он обернулся за поддержкой к Климову, но тут же понял, что им вдвоем под люком никак не расположиться.



  • -А вы упритесь ногами. Глядишь ларчик то и откроется.-

  • С весёлой хитрицой, подсказал Данила.

  • Заманов последовал его совету. И действительно, круглая тяжелая плита потихоньку стала сдвигаться с места.

  • -Ну, не поминайте лихом, а мне пора возвращаться к своим. Ребята наверное заждались. –

  • Бодрым тоном на прощание напутствовал всех бесстрашный диггер…

***


Вышли на площадь трех вокзалов затемно, проведя в подземных приключениях в общей сложности более суток. Выбравшись из подземелья Миша, Александр и Рэйчел обнялись расцеловались и направились каждый в свою сторону.

Молодые на квартиру старинного, еще по службе, приятеля Заманова. Миша – докладывать в Управление очередные неутешительные итоги экспедиции «В поисках библиотеки Ивана Грозного».

На Москву опустилась поздняя ночь.

Приятель жил на Ленинском проспекте в однокомнатной квартире. Спрашивать ни о чем не стал. Молча постелил на своей постели комплект чистого белья, а сам ушел спать на кухонный диванчик.

Наутро, Заманов, позвонил по номеру оставленному английской визитершей. В двух словах договарился с сестрой Мары о встрече. И верный поговорке – «Два раза снаряд в одну воронку не залетает» - назначил свидание все у того же пятачка станции «Цветной бульвар». Когда он приехал, англичанка была уже на площадке перед вестибюлем.

Поздоровавшись, Александр и Вероника под руку перешли дорогу в сторону бульвара и сели на ближайшую свободную скамейку. Вероника тихо, на плохом французском, обратилась к Александру.

-Вы прекрасно понимаете,что аэропорт для вас закрыт. Обычным путем из страны не выбраться. Как только предъявите документы, вас с Рэйчел непременно задержат. Чтобы избежать такого развития событий, я и приехала.

Кстати, перед отъездом мы с сестрой виделись с Дайаной. Она очень рада за вас с Рэйчел. Поверьте.Её слова ободрения многого стоят, поэтому у вас будет все хорошо. Она в этом уверена. Не беспокойтесь.

Кстати, со мной нет поддельных, сфабрикованных паспортов. Никакой уголовщины.

«Мы пойдем иным путем»

-Так, кажется, ваш Ленин когда-то говорил.-

Она усмехнулась.



  • Спасибо, Вероника. Дествительно, Шереметьево напичкано оперативниками и нас задержат там в первые минуты появления …

  • Но Вероника перебила.-

  • Пусть вас это не смущает. Вы с Рэйчел пройдете по «моему» корридору от автомобиля до паспортного контроля.-

***


Международный аэропорт Шереметьево.

Из подъехавшего такси с небольшими спортивными сумками вылезли Рэйчел и Александр и сразу же вошли внутрь здания.

Линия паспортного контроля находилась неподалеку от пасадочных терминалов аэропорта. Возле неё выстроилась цепочка граждан, а рядом, делающая вид, что изучает какой-то справочный буклет, расположилась Вероника.

Время от времени она бросала цепкие взгляды на рыжеволосого пограничника, занимающегося проверкой документов у пассажиров, вылетающих в Великобританию.

Видно, что пограничник чувствовал себя, «не в своей тарелке».В этот момент мимо него, одетый в ту же зеленую форму, прошел его товарищ. Рыжеволосый с кислой миной на лице пожаловался.

-Серега.Послушай. Принес бы анальгинчику, что-то после вчерашнего не по себе. Мутит, аж глаза на лоб лезут, видать крутой замес получился. А здесь. Сам видишь. Сплошная запарка.-

В хвост цепочки пассажиров встали Александр и Рэйчел. Последняя обменялась ничего на первый взгляд не значащим взглядом с Вероникой.

А та, поднятием записной книжки с авторучкой, указала, что путь свободен. Контакт с объектом, то бишь с мозгом пограничника, установлен. Неожиданностей не предвиделось. Всё остальное также было под контролем.

В следующее мгновение Заманов со спутницей оказались против стеклянной кабинки проверяющего документы. Вероника ни на мгновение не отрывала взгляда от пограничника.

Тот усиленно потирая левый висок, правой рукой взял паспорт Заманова. Не глядя на него, шлепнул штамп и вернул документ. То же самое случилось и с паспортом Рэйчел.

Затем парочка, по зеленому корридору, обнявшись, направилась на посадку в самолет.

Однако, чей-то пристальный взгляд в спину всё же заставил Александра обернуться.

На противоположной выходу стене аэропорта красовался огромный красочный рекламный щит.

«Вместе с ироническим детективом – желаю вам счастливого полета!».

На этот раз Заманов уже с трудом узнал родоначальницу новейшего открытого ею жанра беллетристики. Настолько серьезно поработал над внешним видом приглашённый визажист. Куда только подевались морщинки и коротенькие реденькие волосики впалого худощавого лица молодящейся улыбчивой особы.

На Александра смотрела почти, что роскошная, итальянской природы, женщина с игривой модной прической. Блондинка с длинными волосами в «мокрой завивке», рекламирующая своё очередное изделие.

Полчаса назад, проезжая в такси в Шереметьево Заманов услышал её голос на волне радио «Попса» в качестве ведущей радиопередачи. Сначало удивился, но потом всё понял.

- «Ни минуты без раскрутки! – Ведь раскрутка-это деньги.»

Да, к тому же и безусловное, абсолютное попадание в десятку. Здесь прямое соответствие жанров очевидно и на лицо.

Явление Марьи Звонцовой было последним, что осталось в памяти о родине у отбывающего из неё гражданина России Александра Заманова…


***
Ямайка. Кингстон.Городской вокзал.

Заканчивалась посадка на поезд до Монтегю-Бей. Вокзальная суета, беготня, толкотня.

В дальнем конце перрона, смешавшись с живописной толпой местных жителей, появились Александр и Рэйчел. Дойдя до своего вагона, они забрались во внутрь.

Вскоре поезд набрал ход. За окном замелькали пестрые пейзажи, а внутри мозаика из экзотических лиц сидящих на дощатых вагонных скамейках. Смуглые улыбчивые жители Ямайки.

Где-то зазвучала быстрая мелодия музыки «регги», которая, в исполнении Боба Марли, была давно знакома Заманову.

В дальнем углу вагона расположились сидящие в обнимку Заманов и Рэйчел.Уставшая от перелета, она спала, доверчиво положив голову на плечо Александра, а убаюкивающая колесная дробь рассыпалась вокруг не хуже колыбельной.

Внезапно, среди пассажиров, показалось совсем уж европейское, абсолютно безразличное, одновременно, внутренне сосредоточенное лицо человека одетого в местную национальную одежду.

Он явно ни имел времени, чтобы набрать необходимый шоколадный загар, или отрастить обязательную для этих мест свалявшуюся в войлок шевелюру .

Спустя несколько часов поезд прибыл в Монтегю – Бей. Мимо окон проплыла табличка с названием станции. Пассажиры вышли из вагонов.

Заманов с платформы подал руку Рэйчел.

Невдалеке беседовали двое бледнолицых господ.Один из них, только что эмоционально передававший что-то в черную рацию, спрятал ее в нагрудный карман, продолжив прерваный разговор.

Шум, гомон, суета перрона. Из вагонов, в огромных количествах выгружались деревянные клетки, заполненные горластым куриным племенем. Кругом летели перья и пух. Разговора мужчин не было слышно, но по кивку в сторону Рэйчел и Заманова, видно, что ехавший в поезде, передал эстафету опеки объекта своему товарищу.

Выходящие с перрона Александр и Рэйчел, приблизились к спуску на привокзальную площадь. Навстречу им из толпы вырвался, выскочил, выпрыгнул, вынырнул загорелый, высокий мужчина. Европейские черты лица странно контрастировали с его очевидным колоритом местного проживания. Одетый в выцветшую, белесую форму французского иностранного легиона, он горячо и искренне обнял Рэйчел.



  • Саша. Познакомься. Это Ларри, наш друг и местный чиччероне.-

  • И уже, обращаясь с улыбкой к встречающему. Тепло произнесла.

  • - Ларри .Ну,что? Как ты здесь?-

Ларри, широко улыбаясь, ей ответил. И продолжая улыбаться, пожал протянутую Замановым руку и что-то начал ему говорить, но ничего не было слышно. Кругом шумела толпа. Пищали и визжали перевозимые домашние животные.

Приехавшие направились в сторону парковки автомобилей.

А в некотором отдалении за ними, знакомой «хромающей» походкой следовал теперь уже постоянный их «провожатый».

***


На допотопном стареньком, но бойком пикапе «Додж» все трое направились к пригороду Монтегю-Бей.

«Додж» свернул к небольшому аэродрому со стоящими на летном поле спортивными самолетами. Подъехали к авиационному ангару. После чего все вылезли из автомобиля, направляясь к стоящей неподалеку «Цессне».

Ларри открыл двери салона самолета. Сначала усадил в него пассажиров, а потом и сам занял место за штурвалом, включив прогрев двигателей. И тут настал черед удивиться, сидящему позади пилота, Заманову.

Ларри запел переведенную на французский язык. Исполненную и записанную когда-то Александром в Москве песню на стихи Николая Туроверова «Марш легионеров».

- «Все равно, куда судьба не кинет, нам до гроба будет сниться сон: в розоватом мареве пустыни под ружьем стоящий легион»-…

Просто фантастично! Ямайка. Сидящий за штурвалом Ларри. Работающие двигатели самолета. И замановско-туроверовская песня.

«И напрасно роняете слезы, вы. В Черной Африке снился мне мост из громадных дрожащих розовых, никогда здесь не виданных звезд»…

Было чему удивиться. Заметившая искренний восторг Александра, Рэйчел рассказала Ларри, что автор музыки исполняемой им песни, сидящий рядом с ним, русский поэт.

Тогда пришла пора удивляться и летчику, настолько ошеломило его это открытие.

- О, вы,поэт!?-

После чего Ларри на едином дыхании произнес целую цитату замановской поэзии:

«Dans une robe legere d’indienne,

Entouree par les bouleaux peureux,

Tu pouvais me venir dans les siennes

Les reves d’un garcon joyeux»…

Самолет начал выруливать к взлетной полосе.

- Je chante pour vous(исполняю для вас)-. Я ваш искренний поклонник.-

А в кабине песня продолжилась.

– «Нам с тобой одна и та же вера указала дальние пути. Одинаковый значок легионера на твоей и на моей груди…»

Короткий разбег и белоснежная «Цессна» взмыла в ярко-голубое тропическое небо.

А около ворот аэродрома стоял новенький тёмно-зеленый «Ленд Ровер».

Возле него, провожая взглядом взлетающий самолет, находился тот самый прихрамывающий на ногу сотрудник спец – службы Великобритании, встречавший на вокзале поезд с Рэйчел и Александром.

Неунывающий агент английской секретной службы опять что-то эмоционально объяснял в свою черную рацию. Смешно раздувая при этом щеки и делая «страшные» глаза.
***


Каталог: txts
txts -> Программа вступительных экзаменов в аспирантуру для поступающих на обучение по направлению подготовки: 45. 06. 01 Языкознание и литературоведение
txts -> Программа вступительных экзаменов в аспирантуру для поступающих на обучение по направлению подготовки: 05. 06. 01 Науки о земле
txts -> Пояснительная записка Программа вступительных экзаменов предназначена для выпускников магистратуры и специалитета высших учебных заведений
txts -> «Храм дом Божий»
txts -> Перечень лиц, рекомендованных приемной комиссией к зачислению По общему конкурсу
txts -> М. Ю. Лермонтов: к 200-летию со дня рождения
txts -> Календарь выставок библиотеки мгоу май2013 год


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   15


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет