Александр саханов



жүктеу 5.62 Mb.
бет3/15
Дата02.05.2016
өлшемі5.62 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
: txts
txts -> Программа вступительных экзаменов в аспирантуру для поступающих на обучение по направлению подготовки: 45. 06. 01 Языкознание и литературоведение
txts -> Программа вступительных экзаменов в аспирантуру для поступающих на обучение по направлению подготовки: 05. 06. 01 Науки о земле
txts -> Пояснительная записка Программа вступительных экзаменов предназначена для выпускников магистратуры и специалитета высших учебных заведений
txts -> «Храм дом Божий»
txts -> Перечень лиц, рекомендованных приемной комиссией к зачислению По общему конкурсу
txts -> М. Ю. Лермонтов: к 200-летию со дня рождения
txts -> Календарь выставок библиотеки мгоу май2013 год

Постановить

Ввиду отвода земельного участка, на котором расположен Храм Христа Спасителя, под строительство здания Дворца Советов, вышеуказанное культовое учреждение, как не отвечающее передовым социалистическим архитектурным нормам сегодняшнего дня и не имеющее исторической ценности, разобрать и снести.

Cоздать

Для выполнения необходимых запланированных работ СПЕЦУПРАВЛЕНИЕ по сносу и ликвидации вышеназванного объекта.

Предусмотреть

Преобразование в дальнейшем данного СПЕЦУПРАВЛЕНИЯ в Управление по строительству Дворца Советов

Возложить

Контроль за выполнением принятого постановления на руководство ГПУ – НКВД в лице тов. Ягоды М.А.

Зам.пред. Президиума ВЦИКа П.Смидович

Вскоре, малым тиражом, всего порядка ста экземпляров, в массивной, жатой кожи, красной обложке был издан «подарочный» альбом.

Буклет «Снос храма Христа Спасителя». В нём с маниакальной точностью фиксировались на фото все ключевые моменты вышеназванного действа.

***

Москва.Ноябрь. 1937 год.

Центральная, возвышенная точка грандиозной стройки.

Под бравурные звуки разносящегося из множества «колокольчиков»-репродукторов марша «Мы кузнецы» радиодиктор, захлебываясь от восторга, почти срывая свой голос на фальцет, читает текст правительственного сообщения:

- Центральный район Москвы - Волхонка. По замыслу советских зодчих - новаторов, на месте когда - то стоявшего здесь рассадника поповского мракобесия, источника опиума и дурмана для народа - храма Христа Спасителя, началось возведение монументального комплекса Дворца Советов.-

Строительство поражает грандиозностью и масштабностью. По узкоколейной дороге, проложенной вверх серпантином, ползет маленький паровозик, груженый огромными металлическими конструкциями. Всполохи электросварки. Множество собравшихся здесь рабочих создают впечатление разворошенного муравейника, или же подобие возводимой Вавилонской башни.

Вокруг всевозможные мощные механизмы и приспособления - краны, грузовые автомобили, бетономешалки, растворные узлы. Но если присмотреться, то можно заметить, что работы ведутся и за гранитными ограждениями набережной Москва – реки. На самом ее дне.

Захлебывающимся от казенного восторга голосом диктор, радостно продолжал.


  • А рядом, на дне Москва - реки идет строительство станции метро глубокого заложения, являющейся зеркальным отражением возводимому величественному зданию. Мы видим, как защищенные от воды, за огромными стальными стенками кессона, сотни строителей - монтажников собирают из больших стеклянных блоков потолок станции.

  • Венчающий помещение большой прозрачный купол, через который будут перекатываться волны реки, делается из набора кубических блоков особо прочного стекла. Броне - стекло отлитое на Гусь - Хрустальном стекольном заводе под Владимиром.

  • Между собой блоки скрепляются специальным химическим составом, разработанным в стенах научных лабораторий, вооруженными сталинской наукой побеждать, нашими замечательными советскими учеными.

  • Вот, только что в нашу радиорубку принесли вместе с газетой «Безбожник», ещё пахнущую типографской краской, многотиражку строителей «Дворецстроевец». На первой полосе мы видим аршинными буквами набраные зоголовки: «Даёшь, первый в мире пролетарский Дворец! Возведём достойный памятник величайшему вождю всех рабочих – В.И.Ленину!» Под такими лозунгами скромные герои труда встают на почётную вахту всесоюзной стройки.

  • А вот ещё, не менее замечательная информация. Мебельщики деревообделочной фабрики с Заставы Ильича предложили к выпуску комплекты кабинетной мебели для помещений будущего здания. Они полностью повторят архитектурные линии и контуры возводимого манумента.

  • «Характерной особенностью нашей революции, - говорил товарищ Сталин, - состоит в том, что она дала народу не только свободу, но и материальные блага, но и возможность зажиточной и культурной жизни».

  • С каждым днём богаче и краше становится жизнь нашей цветущей Родины, идущей в авангарде передового человечества в великой борьбе за мир и безопасность всех народов.

  • А теперь не могу не процетировать молодого пролетарского поэта, участника великой стройки. Его стихи напечатаны здесь.–

  • «Мы Карла Маркса рабочие,

  • Красного Шара правительство,

  • Мы – созидатели-зодчие,

  • А религия наша – строительство.» -

***

Среди группы людей, находящихся на небольшом возвышении и видимо имеющих прямое отношение к руководству стройки, выделялся мужчина средних лет.

По интелигентному, слегка заросшему бородкой еврейскому лицу, очкам в металлической оправе. По лагерному бушлату с номером на верхнем кармане. По черной шапке – ушанке. По тому, как сзади, несколько поодаль, застыли две напряженные фигуры в форме НКВД с каменными лицами, в фуражках с длинными черными козырьками. Видно, что руководитель отдающий распоряжения бригадирам и прорабам, скорее всего сам из заключенных.

К нему направилась совсем молоденькая, с кукольным личиком - перехваченный красным платочком пучок светлых волос (по комсомольской моде тех лет) - девушка – лаборантка. Что- то показала в принесенных пробирках. Он выбрал одну из них, посмотрел на свет, взбалтал, одобрительно кивнул и повернулся спиной к сопровождавшем его чекистам.

А голос диктора с подъемом продолжил:

- Светом красных лучей, таким же ярким, как и у недавно установленных на Кремлевских башнях рубиновых звезд, несколько мощнейших прожекторов смогут пробить стеклянную и водную толщу. После их включения Москва - река превратится в полноводный пурпурный поток, символизирующий замечательный путь побед пройденных страной Великого Октября.

Величественная статуя нашего дорогого и любимого Вождя Народов товарища Сталина находится посередине круглого станционного зала, посылая на поверхность красное сияние. Лучи надежды угнетенным и обездоленным труженикам всего мира и, одновременно, радостное приветствие свободному и счастливому советскому человеку…-

***


Тогда же, для охраны подземных сооружений была сформирована особая рота войск НКВД, казармы которой распологались над путями никогда в дальнейшем не используемой станции метро.

Рассказывали, что Великий Кормчий вскоре посетил вновь отстроеную станцию. Но её архитектурное решение ему категорически не понравилось.

Предельно возмутившись. Он сощурился. И, глядя ненавидящими глазами на окружающую свиту, тихо, но отчетливо произнес. Почти прошипел. Отчего присутствующих в одно мгновение прошиб холодный пот.

«Ви, что же. Все уже считаете меня утопленником?»

Эта фраза и послужила исходным пунктом к негласному решению Политбюро.

«С открытием станции повременить до получения иных вводных»…

Но скорее всего Сталину не понравилось то, что его статуя должна была находиться под статуей товарища Ленина, установленной далеко на вершине Дворца Советов.

Старые капитаны водившие по реке до и после войны полюбившиеся москвичам катера-трамвайчики, могли бы рассказать о странном подводном свечении, исходившем в этом месте из глубины вод.

Затем время сделало свое дело. Заброшенное сооружение, никто в порядок не приводил. Мусор, ил затянули стеклянный купол потолка, когда-то отражавшийся в солнечных лучах, и об этом таинственном явлении быстро забыли.

Сегодня в московском метрополитене станция «Александровский сад» - бывшая «Калининская» – на этой линии последняя. До войны поезда к ней шли от станции «Охотный ряд». Затем линия была закрыта и перестроена.

И нынче поезда дальше не идут, хотя тоннели тянутся вперед на станцию «Кремль», а от нее к станции «Дворец Советов». На этой ветке в 30-е годы трудом лагерников строилось еще несколько станций. Были они достроены, или нет, знают немногие.

В 1955 году закрытым постановлением правительства, подписанным Н.С.Хрущевым, линия была законсервирована. Въезды в тоннели повсеместно заложены кирпичом.

Недавнее решение мэрии о порядке проведения «вскрышных» работ запретило все несанкционированные проникновенния в подземные коммуникации. Лица их совершающие, как было объявлено, будут привлекаться к ответственнности согласно имеющемуся законодательству.

Только вряд ли когда-либо существовала точная карта всех подземных сооружений, тоннелей и лабиринтов за многие столетия прорытых москвичами…


***

Грустное состояние души в Канун третьего тысячелетия уносило Александра Михайловича Заманова (внука Алексея Георгиевича, как две капли воды схожего со своим дедом, не хватает лишь усиков кончиками вверх), все дальше от Москвы и приближало все ближе к Питеру. В голову со всех сторон лезли неприятные мысли.

…Ярмарочная мишура «борьбы за демократию» девяностых быстро промелькнула, оставив после себя лишь разочарование во многих человеческих ценностях, в которые Заманов от рождения свято верил.

Отсутствие в нынешнем государстве какой-либо четкой национальной идеологии повлекло за собой отсутствие смысловой идеи самой человеческой жизни.

Как известно, «Идеалы существуют лишь для того, чтобы на них наживаться». Изречение философствующего деятеля эпохи французской революции, как нельзя лучше проилюстрировало прошедшее десятилетие.

«В политику, точно также, как и в бизнес, приходят люди для которых принцип жизни становится: «Не иметь никаких принципов». Поэтому политика его никогда не интересовала. Он считал её анекдотичной и жалкой. Безусловно, подвластной большим деньгам. Деньги же, в свою очередь, родили философию – идеологию инстинкта.

Конечно, коммунисты, создав в своё время насквозь лживое общество, врят ли могли бы считаться образцом добродетели. Но, чего у них безусловно нельзя было бы отнять, так это приверженности к неоспоримым библейским истинам.

Очевидно, сыграло свою роль фундаментальное дореволюционное образование их лидеров. Поэтому, практически, все известные библейские каноны были учтены и в большевистских постулатах.

Российская красная империя была хоть и вполне лицемерно, но выстроена с опорой на них. Чего только стоит сказочное стремление к коммунизму – рукодельному раю на земле.

Неожиданное и внезапное изменение основополагающих нравственных векторов, привело к совершенно непредсказуемому феномену.

Совесть мгновенно подменилась корыстью. И в отношениях между людьми прежде всего возобладал меркантильный интерес.

И, если так всё пойдет дальше, то судя по всему, всё закончится созданием двух расс - сверх богатых и сверх бедных…

Как люди мыслят, и, как они при этом существуют. Хотелось бы, конечно, в гармоничных пропорциях, ведь не должно же одно вытеснять другое, или паразитировать на теле соседа.

Да, в сущности, и сама жизнь – перетекание белковой массы из одного состояния в другое - вряд ли может представлять что-либо значительное, но с точки зрения результатов процесса настоящий интерес представляет лишь развитие и совместимость культуры и технологии».

…Позади осталась столица, окончательный, и какой-то нелепый, скоропалительно-необъяснимый, после стольких совместно прожитых лет, разрыв с женой.

Но завтрашний Новый Год-год нового тысячелетия, да еще многолетнее стремление попасть туда, в город его студенческой юности, заставляло почти до боли вжимать в пол педаль акселератора новейшего германского автомобиля.

В свете фар на мгновение возник огромный рекламный щит Марьи Звонцовой. Коротко стриженная миниатюрная блондинка с редкими осветленными краской волосами призывала: «С ироническим детективом в новое тысячелетие».

Заманову, впрочем, как и всем, поначалу показался странным неожиданный подъём так называемой женской детективной прозы. Но, в стране, где мужское население составляет всего тридцать пять процентов, это вполне может иметь место.

Затем, ещё несколько поразмыслив над проблемой, он понял, что истоком такого явления стало принципиальное изменение роли интелектуального мужчины в посткомунистическом, неокапиталистическом российском обществе. Ему он стал просто не нужен.

Книгоиздание, как-то между прочим, с незримой подачи властей, плавно перетекло в сферу развлечения. А эту индустрию, как известно, вовсе не беспокоит чеховский вопрос «Каков человек изнутри?»

С другой стороны. Бизнесмены – трудоголики вполне справляются с компьютерной техникой – ничуть не интересуясь тем, что не имеет конкретного отношения к их бизнесу. А кому сегодня нужны выплески мужской души в сторону объяснения прекрасного в человеческой жизни?

Совсем другое женское начало, женская душа. Интелектуальная высота и уровень её устремлённости вполне соответствуют сути современного российского истеблишмента. Планка опущена. И это всех вполне устраивает.

«Саша. Вот вы всё рыдаете над упадком культуры, но кому нужна такая культура. Народ её давно отверг. Он её не хочет видеть и принимать.

Сегодня рождается новая, передовая, современная и по настоящему всенародная. Снимите черные очки!

Морализировать и поучать – эти качества большевики перетащили за собой из девятнадцатого в двадцатый, и весь век только этим гордились и занимались.

В конце-концов токое положение порядком всем надоело. Произошла ответная реакция. Сегодня существует индустрия отдыха и развлечения, имеющая свой определенный потолок и свою интелектуальную глубину, зеркально отражаящаю глубину интелекта проживающего в стране народа.

Литература также в неё входит, но вы постоянно учите читателя, а это ему не нравится поскольку подобное осталось в прошлом. Информатика всех уже обучила. Все грамотные, все всё знают.

Кстати, и между прочим, задача ваша, как писателя, облегчать положение народных масс, а не усугублять её силой заумных и тяжело перевариваемых размышлений. Не напрягайте людей, и не напрягайтесь сами!

Так что не в тот поезд, дорогой товарищ, сели. Садитесь в наш. И всё тут же у вас наладится. Встанет на свои места. Вы уж мне поверьте».

Закончила своё искреннее обращение к нему писательница.

Но, «каждый пишет, как он слышет»…

Вздохнул Александр.

Вообще-то Заманов давно сделал для себя вполне определенный вывод, что все люди разделены на две простейшие категории. Тех, кто живет ради денег, и тех кто живет ради жизни. Последних подавляющее меньшинство.

Мысли Заманова со Звонцовой перескочили на собственое творение. В Питере по его сценарию вот уже несколько недель снимался телевизионный сериал. Но жизненные обстоятельства складывались так, что он не имел возможности присутствовать при начале съемок. И вот сегодня подвернулся случай.

Перед ним красные фосфорецирующие указатели на торпеде авто. Немецкое чудо техники – тяжелый автомобиль представительского класса – собственность продюссера картины - на приличной скорости в 150-170 км/час, преодолевая шипованными колесами высокие снежные борозды, мчался вперед , в снежную муть, а мысли Заманова все время возвращались к тем поэтам и их судьбам.

***


Разменяв свои «умеренные» годы, Александр и сам глубоко прочуствовал, что поэт –прежде всего рожденность: «Моим стихам , написанным так рано, что и не знала я, что я – поэт.» …

В его жизнь поэзия вошла однажды, как неотъемлимая и закономерная часть собственного естестства. Процесс случился почти мгновенный и органичный.

Теперь-то он глубоко осознавал, что «в человеческой судьбе есть духовная черта. Поднимающаяся ввысь линия. И что истинной жизнью является только то, что примыкает к этой линии и углубляет её. Всё остальное – налет, исчезающий по мере того, как совершенствуется душа. А само творчество и есть эта духовная черта.

В жизни он познал только два искренних мотива: любовь и творчество. Но, как часто любовь губит творчество, также часто, как и призыв творчества кладет трагический конец любви. Любовь и искусство никогда не уживаются, и всегда в конфликте.

Да, и ещё. Все проистекает из детства. Неприятие всяческого окружающего насилия. Раздоры близких. Затем детский сад и школа со своими лицемерными правилами, лживыми обязанностями и непрекращающимся повсеместным враньём.

И лишь единственному родительскому насилию над собой он остался благодарен по сей день. Имя ему Музыка.

Через лень и нежелание вообще что - либо делать он на биологически - клеточном уровне впитывал звуки фортепьяно, никак не связывая тяжелый труд постижения музыкальной грамоты с тем прелестным радостным , или грустным звучанием. Ощущением всегда чистым, волшебным, возвышенным.

Впервые это произошло в квартире у Никитских, где проживала Лина Изяславовна Блок – концертмейстер известного московского вокалиста. Солиста Большого. Красивейшая, уже в годах женщина, в которую мальчик Саша тут же тайно влюбился.

…Поэт рождается с болью, с ней живет, с ней и уходит. Дело поэта и писателя болеть. Именно таков закон поэзии, то есть состояние его души. Вообще-то в любой жизни все дело в скорости сжигания, и соответственно ускорения самого продуктивного её этапа. Для поэтов степень ускорения неизмеримо выше, чем для всех остальных.»

Об этом он размышлял в мчащейся на бешеной скорости сквозь оснеженную ночь автомашине.

Чувство полнейшего одиночества, ни на мгновение его не покидавшее, наверное обострило интуицию и заставило обратить внимание на следующее странное обстоятельство.

Произошло это, по его предположению, где-то в районе Валдая. Рулежка шла, как обычно - автоматически, но Заманов приметил, что уже давно не попадалось встречных автомашин. Вокруг, за сплошной стеной снега – ничего. Да, вот ещё – длительное время автомобиль мчался то ли по бесконечному мосту, то ли эстакаде, круто забиравшей куда-то вверх.

Неожиданно прекратилась метель, но в наступившей кромешной тьме, по прежнему: ни спереди, ни сзади, ни по сторонам – ни огонька.
***

Скорость огромная. Бесшумно работал двигатель. Голубовато – мертвенные лучи люминесцентных фонарей эстакады проносятся мимо окон, создавая иллюзию загробного свечения, заставляя думать о движении в неопределенном пространстве.

«Кажется нечто подобное происходит у летчиков, когда те теряют ориентационное представление о местонахождении земли и неба.»

Холодок пробежал по спине. И вот в это-то мгновение Александр ощутил, как абсолютно реальное действие, всё то, что происходило с ними.

Видение черной волны в гигантской, засасывающей, сверхобъемной воронке за несколько недель, месяцев до смерти. Корабль жизни несется к её краю и ничто уже ему не поможет. Одновременно, душа каждого набирала колосальную, запредельную скорость, необходимую для ухода. Куда? В небо. И пусть небо в переносном смысле, но всё же куда? В Космос?

«Последний шанс у нас с тобой. У нас с тобой в последний раз последний шанс…»

Какая замечательная песня была у Володи Шлёнского! А, кто её сегодня помнит!?

Всё единственно. Всё мгновенно…

Всё, что нам принадлежит, всё, что мы знаем, всё, что мы чувствуем, мы это получили во временное пользование от умерших. И его неодолимое стремление в Питер, было, отчасти, стремлением попасть в место населенное тенями живших там когда-то великих и прекрасных людей.

«Однажды, Окуджава заметил, что лишь после смерти можно судить о значимости поэта. Когда Заманова знакомили с ним, печать устремленности ухода уже присутствовала на лице гениального мастера.

Вообще-то, к нему часто приходили странные видения реальной, но чужой жизни из каких-то неопределенных временных эпох. Что же это такое? Возможно особенность генетического кода его рода? Он часто над этим размышлял, но ответа никак не находил.

Цель жизни, как и результат жизнесуществования, вменяется будущему творцу в момент рождения. И всё своё жизненное время он идет именно к этой цели, и к этому жизненному результату. Судьба будет его беззаветно щадить, хранить и оберегать на самых страшных поворотах до тех пор пока не осуществится изначальное предназначение.

«О,милый Бог, открой предназначенность мою…»

Что касается Космоса, то поэты, создавая свои миры, делают их противовесами существующим социальным системам, связующие которых – деньги, мораль, суды и законы для них относительны и необязательны, поскольку «Есть Высший Суд, наперсники…» и только перед ним они в ответе и отчете.

«Ведь, ты поэт. Ты сам себе судья»…

А миров множество. Их существует ровно столько, сколько есть мыслящих индивидов. В своих произведениях поэты являются лишь проводниками между Высшим разумом и остальным человечеством.

Кто сказал, что поэты из неудачников? Не Гумилев ли? А почему, собственно, они, то есть мы - неудачники? Так, кажется, по свидетельству Георгия Иванова, тот говорил о поэтах незадолго перед расстрелом.

Быть интелектуалом - значит любить учиться, проявлять любознательность и внимание, восхищаться миром, трепетать от волнения, пытаясь понять, как всё устроено. И ложась вечером спать, чувствовать себя меньшим придурком, чем накануне.

Проживать в росскоши, благоденствии и устроенности – не удел натур сомневающихся. Хорошо лишь не сомневающимся. А он, Заманов только и делает, что во всём сомневается. Говорят: признак интеллигентности, но кому на хрен нужна эта интеллигентность, когда жрать захочется!? Правда, зачем обманывать себя. По другому ведь всё равно не сможешь. Вот ведь, где собака и зарыта.

Поэт противостоит, как власти со всеми её атрибутами и институтами, так и современному сообществу с его нравами и понятиями о морали и чести. И так было и будет во все века. Поскольку невозможно примирить непримеримое – власть и мораль. Именно поэту вручен Высшим Судом жребий противостояния. Но, никогда, никогда он не станет тягаться с властью. Оттого, что мудрее спора с ней, иначе опустится до её уровня.

«Перед Родиной я чист, а с государством дело не имею».

Однажды заявил ему Евгений Весник, совестливый и прекрасный актёр Малого театра.

Что ж, тогда остаётся лишь ответить на вопрос Толстого - «Стоит ли искусство, а поэзия, как его составляющая, тех жертв, которые на него тратятся?»…

***


Автомобиль забирал всё круче и круче вверх. Мосту не было конца.

«И …одиночеству.Одиночество без края, без границ. Всю жизнь. Да, и сама потребность в писательском творчестве есть не что иное , как возможность ухода от одиночества. Разделять с людьми своё горе и радость, чтобы призвать людей через своё творчество к милосердию, любви и доброте, как бы не были они эфимерны в реальной жизни.

При всей несхожести, в одном поэты одинаковы. Они кометами проносятся над земным небосклоном, оставляя после себя счастье любви к людям. Толпа не успела ахнуть, как хвост кометы уже скрылся за горизонтом.

С незапамятных времен, до самых последних лет люди наслаждались поэзией. Когда в тексте есть смысл начинает работать душа, но человек должен при этом ещё и захотеть пропустить текст через себя. Тогда появляется просветительская сила искусства и люди не тупеют.

Но для нынешнего печатного рынка совершенно не важен контент произведения - его содержание. Нынче необходима лишь яркая обложка, книги, да раскрученное по тусовкам лицо, называющее себя автором.

К сожалению, в современных странах, как Запада, так и Востока сегодня мало знают, как о своих живых, так и об ушедших поэтах. Виртуальность заслонила всё.

К тому же, сейчас кризис духовности – кризис детства. Темпы интеллектуального запустения прежде всего ощущаешь на своих детях. Их познание культуры идет скорее на интуитивном уровне восприятия.

Государство, в руках сегодняшних власть предержащих, совершает ужасное преступление перед рождающимся поколением.

Духовное воспитание людей-прежде всего духовное воспитание детей. Но на сегодня дети начинают духовно умирать ещё в школах от недовоспитания неграмотными учителями. Минимум три-четыре последующих поколения не будут знать классику, если, конечно, сегодня не случится чуда и что-то в стране не изменится к лучшему.

Скорость культурного опустошения никем не принимается в рассчет и никого не интересует. Какие-то случайные, совершенно невероятные титаны мысли сидят в художественных советах министерств и находятся при управляющих органах. Вводят в школы нелепые виды экзаменов. Строят перспективные планы подъема российской культуры. Дают идиотские рекомендации на тему: «Что такое хорошо, и что такое плохо».

Конечно, если рассматривать культуру, как фактор национальной безопасности, стоило бы власть придержащим задуматься об этом. Но, они не смогут. Тупик. К сожалению, нечем думать.

А, до тех пор пока сохраняется столь безразличное, наплевательское отношение государства и бизнеса к проблемам культуры, будет постоянно нарастать и увеличиваться разрыв между бешеным развитием технологий и скудным накоплением элементарного интеллекта у граждан. Отставание второго от первого грозит России неизбежным упадком духа, коллапсом души.

В свою очередь, вымывание духовности и нравственности из людских душ с помощью средств массмедиа приводит к быстро прогрессирующему озверению, оскотиниванию нации.

Молодежь не видит и не замечает своих стариков. Старики, из-за повседневного хамского отношения к ним со стороны властей, умирают от голода и болезней, или, что ещё хуже, сами звереют, подавая жуткий пример молодым.

Суперпрагматизм и Сверхрациональность общества, огалтело делающего деньги, губят поэзию»…

Слева поворот на Царское Село. До Питера рукой подать.

«Очевидно, что сегодня упадок достиг той отметки, за которой исчезла необходимость в духовном питании общества, безвозмездно представлявшемся поэзией.

Возможно, необходимо опуститься до самого дна, а уж затем оттолкнувшись от него снова всплыть? Ведь для России во все исторические времена было характерно выезжать по краю бездны. И не проваливаться. На то она и Россия»…

А вот и Питер. Рогатка Московского проспекта. Монумент защитникам города.

…«Берегите, нас, поэтов, берегите нас…Берегите нас покуда можно уберечь…Будут вам стихи и песни. И ещё не раз. Только вы нас берегите. Берегите нас».

Окуджава умер, и никто не внял его призыву. Да, видимо, и не поняли.

Возможно, когда-нибудь, разгребая останки земной цивилизации, некие субстанции с удивлением начнут вникать в смысл рифмованных строчек, задаваясь вопросом: «А для чего, собственно-то, жили эти поэты?»…

Мелькают ночные, фиолетово-серые питерские особнячки. Проснулись и попутчики. Один из компаньонов – киношников, продюссер фильма, он же и хозяин автомобиля, потянулся, щелкнув в воздухе коротенькими толстыми пальчиками, сладко улыбаясь после великолепного сна, резонно и радостно заметил:

-Дорогу осилит идущий. -

Но ещё весь во власти собственных раздумий и размышлений Заманов тут же отреагировал:

-Кто бы возражал, но куда ведет эта дорога?-

После чего все проснувшиеся и разминающиеся господа удивлённо на него покосились.

Плавно отжав педаль тормоза, Заманов останавливает автомобиль у дверей «Астории», напротив заиндевелого в морозной ночи и подсвеченного праздничными прожекторами, огромного Исакия.

Слева, на тротуаре, освещаемый светом фар, рекламный щит всё той же маленькой редковолосой, худосочной дамы, держащей в руках только что отпечатанную книгу «иронического детектива». С вымученой улыбкой, словно упрашивая, она обращается к Заманову почти по Сталину.

«Жить сегодня нужно модно, счастливо и радостно!»

Александр выключил фары.

***


Киногруппа разместилась в нескольких люксах на третьем этаже бушующей, сверкающей, поющей, ликующей в преддверии наступления нового тысячелетия гостиницы. Знакомые и незнакомые лица: актеры и актрисы, режиссеры и операторы, осветители и помрежки, остальная киношная публика с «Ленфильма», и, примкнувшая к ней, околокиношная шелуха, в дурацких новогодних колпаках и масках, все уже прилично поддатые, обнимали вновь прибывших.

- А,вот и сценарист»! -

К нему подскочил Александр Зурбин. Мастер Саунд-треков. Композитор и старинный московский знакомец Заманова. Проведя несколько лет в Штатах, куда с завидной помпой в своё время смылся. Выяснив для себя, что больших денег там ему не светит, поскольку все вакантные места уже заняты. Втихую вернулся в Совок. И вновь влился в нужную струю столичной тусовки.


  • Шурик, а ты помнишь Вовку Шлёнского?! А Сашку Аронова!? Вадика Черняка!? Воо, были хлопцы! Давай их помянем. –

  • Отчего, почему? Что ему пришло на ум? На встрече Нового тысячелетия нужно помянуть умерших поэтов Заманов не смог взять себе в толк, но бокал в память ушедших друзей он всё же опрокинул.

  • -«Накомодные слоники, довоенные дворики»…

  • А это.

  • «Чьи-то тонкие пальчики, словно лычки лежат на плечах»…-

  • Сегодня этого уже не поют.-

  • Подрезал композитора Заманов.

  • Но видно Зурбина переполнял избыток ностальгических эмоций.

  • -Слушай, Заманов. Хочешь я тебя сейчас познакомлю с настоящей Анитой Экберг, той самой, что у Феллини в «Восьми с половиной». Так один к одному, только молодая! Подожди меня здесь-.

  • И тут же исчезает.А между тем продолжают наливаться и хлопаться «штрафные». Всё-таки жизнь – скорее маятник: чем глубже страдание, тем сильнее счастье. Сплошная синусоида. Безумная печаль сменяется ещё более безумным порывом веселья.

По ходу выпивона, под величайшим секретом ему сообщают, что съемки назначены на завтрашнее утро. Сначало он в такую «фишку» не мог поверить, приняв её за очередной киношный розыгрыш. Но оказалось она вполне соответствует действительности.

Вскоре вместе с Зурбиным появился режиссер - постановщик. И, взяв Александра под локоть, запихнул в полутёмный, уютный уголок на одном из этажей. По ходу дела, не забывая жаловаться на некоторую рыхлость сценария, и совершенную невозможность вести съемки в отсутствии правящего текст сценариста.

Огромный раритетный дубовый стол, оказался экипирован бесценными старинными серебряными канделябрами с горящими свечами. Уставлен не менее дорогой изысканной снедью. Здесь и расположилась вся элита группы.

Среди пирующих ему сразу же бросилась в глаза молоденькая Анита Экберг, или же её точная копия. Правда, для того состояния, в котором находился к тому времени Заманов сиё уже не имело ровным счетом никакого существенного значения. Хотя все окружающие почему-то называли ленфильмовскую диву «нашей единственной надеждой».

Под утро, обнаружив на соседней падушке тихо посапывающую женскую головку, теперь лишь отдаленно напоминающую Аниту, Заманов, в панике попытался вспомнить настоящее имя «единственной надежды». Но это ему так и не удалось…
***

«Спальный» московский район. Обычная малогабаритка. За стенами водопроводно -канализационно - телевизионные шумы. Тиканье часов.

Утренняя суета. Три женщины - средних лет, девушка и совсем девчушка - бегают по узкому пятачку между кухней, туалетом и ванной. Наконец их движения прекращаются, каждая застывает перед своим зеркалом. В квартире воцаряются несколько минут интимной тишины.

В спальне той же квартиры на постели, лицом к стене, укутанный с головы до ног в одеяло лежит мужчина вполне зрелого возраста. Ситуация трагикомическая поскольку с видимой болью в глазах - он прислушивается к движениям в квартире. По всему видно Заманову, а это был именно он, быстрее хочется остаться одному. Необъяснимая сумасшедшинка проскальзнула в его взгляде .

Дело в том, что прошло всего три дня, как стало известно, что прекратилось финансирование питерского сериала, поскольку вместе со своим огромным черным автомобилем, где-то в районе Рублево-Успенского, на воздух взлетели те самые коротенькие толстые пальчики, которые Заманов возил на Новый год в Питер. Не стало известного банкира и финансового гения, питавшего деньгами и неуемной энергией не только свою восточносибирскую аллюминиевую империю, но и всю съемочную группу. Для мецената это было четвертое и, на этот раз, окончательное покушение. А фильм, как говорилось встарь, «положили до времени на полку».

В «Царскую охоту», на поминки Заманов не поехал, а прямо с Ваганьково, отдав должное покойному, отправился отсыпаться домой…

Но вот, наконец, женщины закончили туалет и одна за другой покинули жилище. Последняя, все расшвыривая и сметая на пути. Грохоча тем, что попадает под руку, ушла хозяйка. В прихожей глухо щелкнул замок входной двери.

И этот звук послужил сигналом позволяющим подняться хозяину.

«Люди почему-то считают, что вот завтра случится нечто особенное. Начнется настоящая жизнь.А сегодня и вчера-лишь подготовка к ней. Как они все ошибаются. Да. Чтобы не происходило, нужно жить именно сегодня и сейчас. Не надеясь на завтра».

С такими сверх оптимистическими мыслями он и поднялся. Через коридор прошел к туалету. Со стен за ним внимательно наблюдали в деревянных рамках его лазерные диски.

Но внезапно, будто, что -то вспомнив, он остановился и вернулся к ним.
***

Всё в нашем повседневном мире иррационально, постоянно разбегаясь в разные стороны. И только время несокрушимо в своей прямолинейности. Человеческое подсознание, оставляя в памяти наиболее значимые эпизоды жизни, может ими манипулировать, отправляя своё «я» в любую точку прошлого.

Вот и сейчас, от прикосновения к диску резко и неожиданно ворвались шумы людских голосов. Время нашло искомую точку…

…Большой ресторанный зал, хотя, возможно, и казино. Все столики заполнены. Над ними витают облака табачного дыма. Невдалеке, в эстрадной нише настраивается небольшой оркестр. Клавишные, гитара, ударные.

Маленькое возвышение, куда в черном строгом смокинге при бабочке вышел автор – исполнитель. Александр Заманов.

Взял со стойки микрофон. Поприветствовал сидящих в зале, объявляя название следующей своей песни посвященной памяти А. Н. Вертинского.

За одним из столиков, в некотором отдалении от эстрады, двое господ, ведут оживленную беседу. Вопросы задает массивный мужчина средних лет с короткой гладкой стрижкой.

- И что? Давно он у вас здесь трудится? –

В голосе второго собеседника послышалась явная заинтересованность.


  • Десятый день и, как видишь, полный аншлаг. –

  • - Ну, это еще ни о чем не говорит. И вообще, с каких пор тебе понадобилось выискивать лучших? Может присоветуешь ему ещё и денег дать? -

  • Мелькнул массивный золотой «Роллекс» на левом запястье.

  • - Продюссером что ль заделался ? –

  • - И все же обрати внимание на песни. Народ тащится. Ведь такой необычный «шансон» без намёка на блатняк. Давай, сделаем что-то новое. Да и тембр на изумление хорош. Вслушайся! Довольно редкий-.

  • Но, его уже не слушали. И сквозь смачное присёрбывание послышался соответствующий приговор.

  • - Хватит. Побалакали и будя. Чтобы этого Моцарта ты сегодня же рассчитал. Хотя бы псевдоним какой жидовский для приличия, что ли, взял. Ха-ха.

  • Как у покойника, Мишки Воробьева - Круг. –

  • На толстой шее мягко заколыхалась огромная увесистая золотая цепь.

  • А ведь их тьма: Якубович, Ярмольник, Укупник, Винокур,– «Плюнь в Одессе, хошь, не хошь, а в еврея попадешь…». Перечислять пол дня.

  • Да, и бабы, эти, Штурм, Варум, ха - ха. Раструбил бы о своей голубизне, как Борька Моисеев, или Юлиан – Васин, хотя, кто же ему в этот фуфел, теперь поверит. Опоздал, братан. Ха – ха.

  • Даже сопляки – и те Данко, Маршал. Смех! Шмильевич совсем рехнулся. А, у твоего? Получается полная фуфляндия. «Раскрутка» - самокрутка? Ха-ха.

  • Кого ты взялся раскручивать? Объясни! Сейчас этим занимаются на телевизионных «птицефабриках». И, надо ж, смотри, как обозвали! «Фабрики звезд»! А реально–то звучит, как «Фабрики негодяев»! Ха-Ха.

  • Хорошо ещё, что не на телевизионных помойках, хотя оригинально. Родной пипл всё схавает. Даром что песни – полное говно.

  • Так слушателей и нужно опускать, а не подымать.Шурупишь? Чего их к хорошему-то приучать? Кому это нужно? Нам, что ли? Ха-ха.

  • Кстати, забыл о имеющихся договоренностях. Кто нынче рулит нашим бизнесом в России!?

  • Давыдович с Борисовной тебе точно не простят, и Айзеншпис по головке не погладит. А твои друзья так просто не поймут. Тебе это нужно? Ха – ха.

  • Или работа надоела? Скажи. Завтра на твоё место очередь до Мавзолея установится.

  • -Ха-Ха. –

  • И, видя, что ему хотят возразить, быстро перебил.

  • - Все, все, забудем об этом. Нам на свою жопу приключений не надо. Места все заняты! -

  • Хлопнул ладонью по столу, и ему тот час откликнулся извиняющийся, вкрадчивый голос.

  • - Ну, как скажешь. –

А между тем, песня закончилась. Послышались восхищенные возгласы, эмоции. Благодарные крики людей, вскочивших с мест. Рукоплескания исполнителю.

Певец со счастливым лицом принимает цветы, приветствия и поздравления…

***

«Поведение «абитуриентов» в шоу-бизнесе определяется желанием во что бы то ни стало, как можно быстрее выйти на собственный лэйбл, брэнд.



Создать свою фирму. Набрать в неё штат: телохранителя, охранников, администраторов, звукорежиссера со своей студией записи, неворующего директора, секретутку, шофера, да мало ли кого при финансовом-то успехе.

А что писать на студии? Да, какая разница. Пипл всё сожрет и схавает. Несколько новых аккордов, несколько простых легко запоминающихся фраз в ритмическом повторении. И вот они недоразвитые последователи африканских племен тумбу-юмбу уже приплясывают в ночных залах, истошно визжа, выпивая свои тонны пива и обкалываясь дешевыми и дорогими наркотиками.

Прежде всего, во главе угла, презрительное отношение к этому народу. Этим опустившимся от бескультурья обезьянам, жрущим любую смердящую падаль. Они хохочут и регочут над любой мерзостью. Они не заслуживают к себе никакого уважения. Они навсегда инфицированы, насаждаемой на протяжении долгих лет через МАСМЕДИА, откровенной безвкусицей.

Уровень создаваемых произведений определяется уровнем подготовленности к их восприятию. И эту планку нужно систематически опускать и опускать.

И вот ещё один феномен. Ситуацию с шоу бизнесом в столице захватила провинция. Начиная с харьковчан Лещенко и Винокура, заканчивая Отариком и Иванушками. Именно провинция диктует сейчас репертуар. Отсюда и его провинциальная безликость.Исчезла столичная изысканность. Аристократизм. Остался один телятник. Кстати, все они сейчас и заняты приватным бизнесом в духе колбасника Ворошило.

Дальше, бесчисленные проплаченные рейтинги, ярко расположенные во всех СМИ и телеканалах манипулируют остатками сознания бараньего стада. При современных технологиях не нужно никакого другого кнута. Пипл всё и так схавает.

Только бы не лезли в политику. Благо все каналы, как вожжи, собраны в одной руке.»

Ситуацию с промоушеном прекрасно понимал и Заманов, слушая соображения, сидящего напротив приятеля. Кто-то должен дать на него денег. Но кто? А если дадут – их ведь нужно отработать, возвратить. А кто не вовращает, того могут запросто и завалить.

Давешний худощавый арт-директор. Редкие, рыжеватые волосы «торчком». Острый подбородок. Выпирающий кадык. Серые, быстрые глазки. Черная бабочка в мелкий белый горошек. Покровитель Заманова, где-то за кулисампи, в своем кабинете оправдывался теперь уже перед Александром.

Между ними початая бутылка водки. Какие-то тарелки с несложными закусками. Неприятная новость уже произнесена.

- Послушай, ты же умница. Для чего негодовать на мир? Надо жить, заниматься любовью, отдавать долги. И всё это развлекательно, грустно и неизбежно. Хочешь, свежий анекдот?-

«Женщина выходит замуж с надеждой, что её мужчина изменится, а он не меняется. Мужчина женится с надеждой, что его женщина не изменится, а она меняется.»

И если брать по старику Фрейду, то на сегодня беда всех русских в неумении преодолеть комплекс стадности и массовости давящий на развитие ярких индивидуальностей. Личностей.

-Что же касаемо эстрады. Сашуль. Ты же знаешь.Наша русская эстрада закончилась на именах Иосифа Давыдовича и Аллы Борисовны. Это всё что мог выплюнуть «Совок».

-А они – наши эстрадные олигархи - своей деятельностью лишь помогли поставить на ней жирную точку, возведя очередную пирамиду, на этот раз мафиозно-эстрадную.

Дальше пошла чистая фантазма - ничего реального, точнее. сплошная виртуальность. Раздувание мыльных пузырей. Самодеятельность в советское время и та была более профессионально подготовлена, чем нынешние звездочки.-



***


  • Эстрада это товар, но нигде в мире русскую эстраду не ценят и в теперешнем виде не принимают, и оттого не покупают, поскольку она не котируется. Она вторична, если не третична. Мелодии практически всех песен уворованы, если не друг у друга, то на том же Западе. Ломаного гроша не дадут.Поэтому, не бери близко к сердцу.-

  • Легко сказать.-

  • Еле слышно проговорил Заманов.

  • Что ж. Отнесись философски. Считай, что так судьба распорядилась.-

  • Продолжил директор, бросая на стол последний номер «Форбса».

  • - Не желаешь, ознакомиться с так называемыми последними рейтингами телеканалов? Наглая пахабщина одолела тупую бездарность: «Comedy clab» намного опередил петросяновское «Кривое зеркало».

  • Где ты хочешь находиться при таком раскладе со своей поэтической авторской песней? Там же, где ляминорные барды? Где твои слушатели? Они есть? Возможно и есть, но чтобы их собрать нужна реклама и деньги, которых нет у тебя. Вот оно зеркальное отражение культуры общества.

  • Но, ты не волнуйся и не переживай. Ты первый, а они – фуфло. Так и считай.

  • А как ведёт себя эта прикормленная властью стая прихлебателей!?

  • Вон, на девятое мая Лященко с Троекуром нацепили отцовские цацки-ордена и медали. Вышли к народу, якобы, чтим отцов-покойников.

  • Они, что? Дураки? Совсем рехнулись? А, где этика? Ведь они, ради рекламы-читай ради денег, готовы на всё. Память родных покойников продадут. Да, нет же. Всего-навсего очередная провинциальная наглость. Чего там! Этот народ - дурак всё сожрёт. Кто бы им позволил так раньше поступить?

  • Послушай меня.Сейчас вся страна на ушах стоит. Чёрное стало белым. Всё стало наоборот. Шиворот-навыворот, а ты не от мира сего, точнее не из их мира.

  • Думаешь они счастливы? Они лишь притворяются счастливыми со всеми своими особняками - коттеджами на Рублевке и трёхуровневыми квартирами в центре Москвы. Но это лишь жалкий трафарет. Вся подкормленная попсовая «элита» притворяется и лицемерит, а вполне возможно, им и неведомо в чем заключается истиное счастье.

  • Да, они никогда не приняли бы тебя в свою стаю и, не простили твоего творчества. Им нужны люди на порядок ниже себя. Они не для того строили и построили эту пирамиду. Без конца её достраивают. Как известно, проституция у нас располагается не только на панели.

  • Предлагаемый ассортимент средств для достижения цели тебе известен. Сегодня, чего не коснись, всё определяется отношением к деньгам, их колличеству, возможностью или невозможностью их добывать. Всё крутится вокруг «презренного металла».

  • Сегодня сумасшедшая любовь к деньгам охватила в стране всех поголовно, начиная от первых лиц государства до продавцов на рынке.

  • Словно цунами, она захлестнула и утопила понятия нравственности, чести, достоинства. В стране всё определяется диктатурой денег.

  • Ты ведь прекрасно понимаешь, отчего за последние пятнадцать лет не создано ни одного критического власти произведения. А вспомни, при комунистах, их все знали и они были на слуху. Это и литература, и кинематограф, и живопись.

  • Значит нынешних боятся куда больше. Но отчего? Ты не задавался таким вопросом?

  • А ты сможешь ради материального благополучия переступить через себя? Нет. Ты не готов к такой трансформации. Аристократия всегда отторгалась от плебса, и причем самой природой.

  • Да, для тебя оно может и к лучшему. Работать они тебе всё равно бы не дали. Вспомни Талькова с Кругом. Тебе это нужно? Поживи ещё. Создавай прекрасное. Ты сможешь. Тебе же есть, чем заняться. Ты же от природы писатель. И не обижайся.-

  • - Да, что там. Обида – признак ограниченности ума. Так, вроде, шутили классики?

  • Хорошо. Проехали.-

  • «А, ведь действительно. Сколько уже раз ловлю себя на такой мысли. Научиться бы торговать своей совестью и всё будет о`кей».

  • Вздохнул про себя сразу погрустневший Заманов…

***
В следующее мгновение произошел возврат во времени. И вновь та же малогабаритная квартира.



  • Удача - одна из главнейших ценностей в мире. - щелкая пальцем по диску, пробормотал Александр, останавливаясь перед книжными полками. Прикрепленные к стене плакаты, афиши, фотографии с изображением его выступлений на различных эстрадных подмостках.

Заманов давно понял, что реальный его успех напрямую связан с рекламой. Невозможно преуспеть в мире искусства без надлежащего промоушена. Даже если ты невероятно талантлив. Растиражированные в массмедиа скандалы делают писателей, поэтов, художников популярными больше чем их творчество. Но, где же на эти славные деяния добыть денег!?

Тяжело вздыхая, он направился в ванную. Смотря в большое, во всю стену зеркало, состроил сам себе гримасу, сопровождая её несколькими крепкими вводных словами в свой адрес.



  • -Ну, что, безработный м…-к, с песнями на сегодня покончено. Переходи в новое качество. Становись журналюгой! –

  • Сбрасил халат, залез под душ. Быстро умывшись, вернулся в спальню. Так же, быстро одевшись, направился к выходу.

У двери, на маленьком журнальном столике обнаружил оставленный для него распечатаный уже кем-то конверт. Взяв в руки, начал читать, удивляясь старческому «дореволюционному» почерку. –

«Сашенька.

Обращается к тебе - Александр Васильевич – твой бывший сосед по коммунальной квартире на Знаменке. Может не забыл еще дядю Сашу? То-то.

Знаешь. Мне ведь уже девяносто девять стукнуло, но до ста теперь уже точно не дотяну.

Нахожусь в клинике Бурденко.В Лефортово. Попросил верного человека, чтобы после смерти,- (я знаю, что моя смерть: дело нескольких дней , возможно часов )– письмо это было доставлено тебе. И я верю, что он это сделает.

Ты же помнишь, как мы были дружны с твоим дедушкой. Мне также известно, что он рассказал тебе о той миссии, которая легла на наши плечи, а сейчас на твои, как на последнего, из ныне здравствующих, продолжателей святого дела.

Саша, ты, и только ты являешься - возможным открывателем и одновременно хранителем тайны местонахождения библиотеки Ивана Грозного. Не удивляйся, это предопределено свыше. но решение целиком в твоей власти: открыть ее для людей, или же, посчитав несвоевременным, отложить до лучших времен.

Ты ключ к разгадке, и единственно возможный проводник к месту ее хранения. Все это дело твоего ума, твоей совести и чести. Поступай только так, как подсказывает сердце. Не поддавайся ничьему и никакому влиянию – ни моральному. Ни, не дай Бог, физическому. Молюсь за тебя.

Укрепи тебя, Господь. Извини, что так долго не давал знать о себе.

Когда – то я был поставлен высшими иерархами церкви, ухаживать за твоим дедушкой, раненным во время осады большевиками Кремля. По жизни мы сдружились.

А теперь, как видишь, и сам дышу на ладан. До чего быстро и мгновенно летит время. Проходит сама жизнь! И как же всёжз вокруг изменилось с тех пор!

Сашенька! Сегодня судьба без посторонней помощи укажет тебе дорогу. Поэтому никакой другой информации с моей стороны более не потребуется.

Преданный нашему общему делу, сейчас всецело возложенному на твои плечи. Остаюсь навеки с тобой. -

Смирнов Александр Васильевич.»-

Заманов, несколько изумленно и растеряно всмотривался в письмо, словно надеясь выудить, из него нечто большее. После недолгого раздумья, аккуратно его сложив, бережно положил во внутренний карман пиджака.

***

Сейчас Александр временно устроился работать охранником в салон дорогих импортных автомобилей. Поскольку в кинематографии полный штиль: съемки и озвучание не предполагались, впрочем, как и деньги по не случившимся гонорарам.

Сегодня, в свободный от дежурства день, он решил заглянуть в редакцию «Московского комсомольца», с которым неоднократно сотрудничал, работая в «органах». Несколько раз ему делали предложения: стать внештатным корреспондентом по особо трудным, опасным, компрометирующим материалам. Стрингером.

Он пока колебался. Но для такой работы криминального репортера хорошая физическая подготовка в выполнении сложных профессиональных обязанностей необходима, как воздух. Дальнейший его путь лежал через находящийся неподалеку тренажерный зал.

После увольнения со службы в милиции в связи с достижением выслуги лет, ежедневное поддержание физической формы, при любых жизненных неурядицах и потрясениях, стало обязательным ритуалом.

Михаил Иванович Гришин по прозвищу «Учитель» был из тех тренеров передающих своим воспитанникам все свои знания. И даже больше: все, что сами в жизни открыли и к чему пришли. В общем, всю свою душу. И даже больше – саму жизнь. Ученики его боготворили, среди них был и Заманов.

Александр прошел мимо рядов тренажеров. Здесь «качались» квадратные объемные мужчины. С некоторыми из них он поздоровался.

А вот и Михаил Иванович. Суховато-жилистый, не по возрасту подтянут. Как всегда жизнерадостен и оптимистичен. Крепкое рукопожатие скрепило их встречу…

…Они познакомились в спортзале Академии МВД СССР, теперь она называется Академией Управления, и находится рядом со станцией метро «Войковская». Заманов пришел с начальными знаниями по «самбо», а вышел «бойцом широкого профиля», как, смеясь характеризовал его Михаил Иванович.

Затем, в силу жизненных обстоятельств они на некоторое время расстались, а теперь снова, оказались в одном зале. Гришин, так же проживал неподалеку, в Орехово.

Во времена СССР ещё ни о каком «кик-боксинге» не могло идти и речи. Разве что о буржуазном виде лжеспорта. Сегодня же он стал одним из самых передовых спортивных направлений. А «Учитель», как всегда, твердит свои наставления.


  • «Если вынул пистолет, он должен стрелять. Ежели не собираешься этого делать – не обозначай «игрушку».

  • В смертельном поединке хороши все способы и элементы борьбы. Любое оружие в твоих руках является копьём нацеленным в сердце противника. У копья есть наконечник. И это твоя воля и устремленность. И, что вполне возможно, единственный выход из ситуации. Иначе ты – мертвец.

  • Запомни это, Заманов, на всю свою милицейскую, да и земную биографию»…

  • Этот совет впоследствии не раз выручал Александра из почти что проигрышных ситуаций. А наука старого тренера однажды спасет ему жизнь .

  • Но не только единоборства занимали мысли «Учителя» и ученика.

  • - Заманов, вот ты увлекаешься культурой. Интересуешься белым движением. Послушай меня.

  • Не мне давать оценку, кто прав, а кто был виноват в Гражданской войне. И всё же перескажу тебе пару своих мыслей. Авось тебе пригодится.

  • Как ты считаешь, отчего выиграли Гражданскую войну красные, а не наоборот? Ведь разъезды белых фронтов Колчака и Деникина находились всего в ста пятидесяти километрах друг от друга. Что было если бы они соединились!?

  • Конечно, можно много рассуждать о тыловой промышленной базе красных. Но, ведь и Антанта также помогала белым техникой.

  • Просто договориться наша военная интеллигенция тогда не смогла. Да, и вообще, русская интеллигенция всегда страдала прекраснодушием, вышедшим из девятнадцатого века. И здесь же ленинское изречение, что, дескать, «всякая кухарка может стать премьер министром» и другая ей подобная чепуховина.

  • Знай! Процесс овладения культурой всегда был пререготивой лишь узкой, обособленной части общества. А массы всегда останутся зловонным болотом. И ничего тут не поделаешь. Ты уж не очень-то обольщайся на их счет.-

  • И лишь только одна его фраза осталась для Заманова загадкой, камнем преткновения. Вспомнил он её слишком поздно, когда «Учителя» уже не было в живых. Теперь оставалось только догадываться.

  • - Саша. В своём творчестве не бери от головы, бери всё от Бога.-

  • Что хотел этим сказать Гришин, так и осталось его своеобразной нераскрытой тайной.

  • Вот таким и запомнился Александру этот необыкновенный разносторонний человек…

…А между тем, особенностью спортивного зала являлось то, что культурой тела занимались здесь, как представители правоохранительных органов, так и их «клиенты» из числа братвы. Существовала негласная договоренность: на нейтральной территории никто, никого не трогает.

Хотя и «…на нейтральной полосе цветы-необычайной красоты…»

Каждый работает только со своим телом, и только с ним, а не с чужим.

Заманов увлекался самбо и дзю-до. Вот, так однажды, спарринг – партнером Александра оказался некий Сережа Тимофеев. Будущий, Сильвестр. Стройный, хорошо накаченый, серьёзный молодой парень. Свой, ореховский.

Они были знакомы и раньше поскольку их гаражи располагались рядом на кооперативной стоянке автомобилей.

Сколько водки за это время было выпито на автомобильных капотах! И только спустя много месяцев, уже после смерти Сергея, Заманову стало известно о криминальных делах и похождениях Тимофеева - Сильвестра…

И сегодня, Александр, выполнив почти, как ритуал, наработанный годами особый курс упражнений, тепло распрощавшись с тренером, покинул зал.

***


Редакция газеты «Московский комсомолец» мало чем отличается от подобных мест московской печатной переодики. На входе охрана. На этажах снующие взад - вперед сотрудники. Зал для пресс-конференций. Открывающиеся, закрывающиеся двери кабинетов, на все лады пищат мобильники, возгласы, обрывки фраз, обычный редакционный шум и суета.

Появившийся в конце коридора Заманов, остановился перед одной из дверей. Открывая её, поклоном поздоровался с кем - то внутри кабинета и, не входя, терпеливо стал дожидаться. Вскоре в коридор выбежала, выпорхнула неопределенного возраста редакционная дама.

Короткая стрижка светлых крашеных волос. У искривленных в скептической усмешке губках навсегда приклеенная сигаретка. Узкие полуочёчки в металлической оправе. Взгляд пираньи - мелкой, но опасной, зубастой хищницы.

Схватив Заманова под руку, направилась с ним в редакционную кафешку - место встреч и скорых на руку конфиденциальных переговоров.

Александр взял две чашечки кофе и подошел с ними к даме, пускающей в это время колечки дыма. Уселись друг против друга в кресла. Кругом шумно, людно, проникотинино.

Елену он знал еще по «Столице» - безвременно почившему, перестроечных времен журнальчику.Теперь она крепко осела в «МК».

Ну, так вот, читатели, если кто из вас дотошен, и в меру любопытен – в номере «МК» от 27 апреля 1986 года может на первой полосе, крупным планом лицезреть физиономию героя повествования, поскольку бывать ему здесь, в редакции приходилось не раз и не два.

При новом Главном заметно изменились интерьеры бывших казенно – голубых стен. Он вдохнул новую жизнь в ранее неприметное, а ныне преуспевающее в России издание.



  • Только я тебе ничего не говорила. Заманов. Понимаешь? -

  • Чуть слышно, насквозь прокуренным голосом затараторила ему на ухо женщина.

  • - У Главного, на столе лежит одна прелюбопытная заявка по твоей части. Но имей ввиду! Узнает откуда информация - открутит мне голову. Завтра уже здесь не работать! Ну, ты мужик серьезный. Сообразишь сам, как выпутаться.

  • Все еще помнят Холодова. Поэтому никто не хочет рисковать. Боятся. Для многих - это дорога на тот свет. Думаю, справишься. У нас здесь не так уж и много по настоящему решительных мужиков.

  • А ты, если конечно захочешь, обязательно станешь первокласным стрингером. Вот увидешь! Ведь недаром двадцать пять лет в «ментовке» отпахал. Пора начинать новую трудовую жизнь! -

Последнюю фразу она произнесла с любовно - насмешливым выражением, свидетельствующем о их давнишних симпатиях и дружественных отношениях.

-Ладно. Допивай свой кофе. А я понеслась. Побудешь здесь еще минут пять и топай к Главному.-

С этими словами редактэсса исчезла, растаяла, растворилась в табачном дыму шумной кафешки, будто ее и вовсе здесь никогда не бывало.

Александр с печальной улыбкой обвел вокруг взглядом.

***

Пройдя по коридору редакции, Заманов остановился перед дверью с табличками. «Секретарь. Главный редактор».



Произошла неожиданная метаморфоза. Его лицо из только что расслабленного, становится жестким и непреклонным. Идёт внутренняя подготовка, перестройка к решительному действию.

В глазах загорелся огонек охотничьего азарта. Взгляд, как бы затвердел, но, одновременно, появилась необходимая официальная улыбка. И именно с таким выражением лица Заманов переступил порог.

«Хорошие мои качества – это то, что я добрый и искренний…»

В это мгновение Заманову вспомнилось однажды услышанное утверждение о себе хозяина «Комсомольца».

Интерьер кабинета Главного редактора заставлял вернуться в прошлое. В середину девятнадцатого века.

На противоположной входу стене, над письменным столом портрет государя - императора Александра Николаевича, Освободителя. Вокруг более мелкие, в виде овальных миниатюр, изображения деятелей той же эпохи.

Рядышком стекляный шкафчик со всевозможными аксессуарами на ту же тему. Среди них Заманов удовлетворенно заметил свои лазерные диски с песнями о Белой Гвардии.

Главный - газетчик от бога, даже имидж свой построил на внешности преуспевающего американского издателя конца девятнадцатого века – небольшая бородка, очки со страховочным шнурочком за ушами. Ищущий оценивающий взгляд снизу вверх.

Сегодня настроение у Главного неважное. Всему виною вчерашнее посещение элитного «Гольф Клуба» в Нахабино.

К спорту миллионеров Главный пристрастился в последние несколько лет, когда дела возглавляемого им газетного концерна резко пошли в гору. Оказавшись ярым поклонником гольфа, он стал участником постоянно проводимых здесь турниров.

«А торгаши в погоне за «бабками» любое приятное начинание вскоре превращают в филиал третьеразрядного борделя».

Не успели они разместиться в своих комнатах, как начались постоянные звонки с предложением оказания интим услуг.

Черт знает что!

И теперь ещё, этот. На хрена, спрашивается, приперся.»?

-А, Заманов, дружище. Какими судьбами ? –

Главный слегка привстает. И именно на ту высоту, на которую по его мнению, достоин входящий. Протягивает руку. Глаза уходят в бородку. Лицо отражает внутреннюю борьбу и, одновременно, напряженную работу мысли. Но, сначала, всё же некоторая растерянность и досада.

«А для чего? И , вообще, некстати сейчас, здесь» .

Затем резкое изменение направления мышления:

« А все же, раз уж он здесь, как бы для дела использовать вошедшего.»

И…, вдруг, его лицо озарило пришедшей на ум замечательной мыслью. Появилась широкая, довольная улыбка покровителя. Одновременно, со стола, из вороха бумажек выуживается необходимая.

- Должен сказать, что ты, как всегда, вовремя. Я уж собирался тебе сам звонить, а то «носу не кажешь». Прикрой дверь. Присаживайся. Слушай внимательно. -

…Счастливый Заманов, обрадованный, что появился « в нужное время, в нужный день, в нужный час», сжимая бумажный листочек, покидает Главного и быстрым, уверенным шагом направляется к выходу из редакции.

Его провожает неутомимый стрекот и клекот бурлящего редакционного водоворота.

***


Вестибюль станции метро «Цветной бульвар».

Заманов некоторое время крутится на пяточке перед входом, изредка бросая взгляды на циферблат больших городских часов. Вскоре к нему подходит одетый в светлый плащ широкоплечий мужчина чуть ниже ростом. Радостные приветствия. Короткие, но крепкие объятия.

-Тысяча лет, здорово Белов. –

Оживленно жестикулируя, перешли на приятельский разговор, направляясь в сторону Садового кольца.

Небольшая забегаловка рядом с метро. Между Беловым и Замановым на столе расположились две кружки пива, пакет с чипсами.

Лицо Белова выказывало чрезвычайно внимательный, вдумчиво-аналитический, прячущийся за доброжелательной улыбкой взгляд работника одной из секретных служб страны. В это время Заманов о чем - то тихо спросил приятеля, а тот также тихо ему ответил.

-Ты знаешь, ничего не обещаю. Как только выясню - сообщу.-

Резюмировал товарищ Заманова.

Мужчины, допив пиво покинули заведение. И тут же у дверей пивнушки, похлопав друг – друга по плечу, разошлись каждый в свою сторону…
***

Почти сразу за московской кольцевой автомобильной дорогой, при выезде на Минское шоссе, с правой стороны можно заметить нелепейший по своей архитектуре трехэтажный особняк.

Собранный наспех из бетонных блоков. Принадлежащий наиболее почитаемому московскому цыганскому барону. За забором стоит постоянный и специфический в местах проживания цыган беспорядок в виде разбросанного, тут и там, ненужного бытового хлама и мусора.

Именно сюда со всех уголков Москвы стекаются ручейки и речки денег, добываемых многочисленными побирающимися, поющими, танцующими, просящими, ворующими, вымогающими, гадающими, одним словом, «работающими» на обмане его сородичами.

Бориса цыгане нашли пьяным в канаве у вокзала в Пензе.Отмыли.Отчистили.Привезли в Москву, предварительно отобрав паспорт и все остальные документы. Посадили в полученную с помощью международной организации «Врачи без границ», германскую инвалидную коляску Titan, определив на «работу» в бизнес попрошаек - просить милостыню в московском метро.

По сочиненной легенде: он де пострадавший российский воин, лишившийся ног и рук, не по пьяному делу в электричке, а после известного несчастливого штурма Грозного.

В помощь ему была дана пятнадцатилетняя бродяжка Катя, возившая его по всем вагонам кольцевой линии. (За каждой из рабочих пар закрепляется «своя» линия, впоследствии они ими меняются. Последнее Ноу-Хау цыган: инвалиды путешествуют в вагонах на своих колясках одни. Вовсе, без сопровождающих.)

Голосок у девушки был жалостливый и пронзительный, отдающийся в сердцах и отражающийся на содержимом карманов пассажиров метро.

К ночи, в связи с прекращением движения поездов попрошайки возвращались в специально снятую цыганами квартиру-ночлежку, расположенную рядом с одной из метростанций.

Сейчас Катя с напарником держали путь к «Октябрьскому полю». Помимо них, приютом там пользовалось еще несколько «рабочих пар».

Конец дня. Голос уже хрипел. Ноги стали «ватными», но она счастливо прикемарила на сидении возле своего родного «самовара». Много ль человеку надо?!
***

Москва. Лубянка. Здание ФСБ.

В большом кабинете за столом сидело несколько сотрудников, среди них Александр Белов.

Во главе стола, в кресле, начальник Управления «Б», как две капли воды схожий внешностью с префектом Константинополя. Впрочем, об этом он знал сам, однажды, увидев себя на одной из картин Джотто в Эрмитаже во время экскурсии в питерский музей.

Люди часто подмечают мистическую схожесть некоторых персонажей в человеческой истории с ныне живущими. И разговор здесь идет вовсе не о типажах. Посмотрите повнимательнее на старинные картины и гравюры с портретами живших на Земле людей.

У скольких сегоднишних повторяются лица давно умерших!? Вас поразит фантастическое колличество совпадений.

Существует масса теорий реинкарнации, говорящих о последующих, после ухода из реального земного бытия, переходах людей, уже в другое тело и на другие временные жизненные отрезки, что само по себе совершенно не обязательно сейчас комментировать. Кому нужно - пусть это сделает, но на других страницах и в другой книге. Поэтому, примем такой возможный феномен за данность.

Начальник Управления обращался, по большей части, к Белову, как сотруднику, своевременно добывшему свежую и нужную информацию.

- Я давно заметил, что в жизни ничего случайного не происходит. И ведь это же неспроста, когда у нас фактически все готово к началу операции, тут-то и выплывает, как оказывается, основное её действующее лицо.-

При этом он энергично хлопнул ладонью по столу.

–Некто, Заманов. А что мы о нем знаем? Что на него имеем? –

Пододвинул синюю папку личного дела. Раскрыл. Начал рассматривать фотографию Заманова в милицейской форме.

– Так. Бывший сотрудник милиции. Сейчас то он уже выглядет по другому. Двадцать пять лет службы в органах внутренних дел. Поощрения, проколы, как и у всех. Знаком с различными видами стрелкового оружия, знает и в боевой обстановке применяет самбо, дзю- до и другие виды боевых единоборств.-

- А вот иная сторона: одним из первых дал обширный материал о реформе милиции «перестроечного» времени. Что – то около ста страниц текста. Частично переработанного нами для внутреннего пользования в специальный доклад подготовленный по распоряжению главка. Тогда же ему и присвоили закрытое кодовое наименование.

Псевдоним «Орфей».

- Идем дальше.До и после службы в милиции работал в шоу бизнесе. Является автором и исполнителем своих песен. Им записано и находится в продаже несколько лазерных СD различных жанров. Член Союза писателей России, Международной Федерации журналистов. Издано несколько прозаических и поэтических книг. В Питере недавно начались съемки сериала по его книге. Так значит ещё и сценарист.

-Но с последнего места работы – ресторана «Эльдорадо» его попросили. Не сумел договориться с эстрадной мафией. Теперь, насколько известно, движется в сторону журналистики. Хорошо. Это нас вполне устраивает.

Что ж. Давайте, дадим ему, Белов, «добро» на посещение нашего поезда.

Да.-

Повернулся к другому сотруднику.



- А вы, срочно включайте его в группу электронного «контроля – ведения». Посмотрим: какой из него «зомби» получится? Пока всё. Точка. –

Затем, уже обращаясь ко всем присутствующим.

– И, наконец, о главном. Меня все же не покидает беспокойство – правильно ли подобраны участники? В соответствии ли с данными своих энергетических кодов, не случится ли где, и в чем сбой?

Весь ход оперативной разработки должен быть скрупулезно, в мельчайших подробностях направлен на создание детального плана, если хотите сюжета поиска библиотеки.

Не слишком ли мы в этом доверяемся вновь приобретенному американскому сверхмощному компьютеру?

Возможно не учитываем какие-то иные процессы, реальные, но сейчас не известные? Что, молчите? Как водится вопросов много, а отвечать одному.

Поэтому пусть каждый из вас, в соответствии со своим индивидуальным заданием, десятикратно проверит все нюансы доверенного ему участка работы.

Да и сама предложенная схема использования законсервированной части московского метрополитена для нахождения и открытия в кремлевских подземельях библиотеки Ивана Грозного весьма приблизительна, ежели и, вовсе, не иллюзорна. Интересно, кто только там до этого додумался? И с чьей подачи?

Хотя различные «специалисты», наподобии Стерлигова, «работают» в том же направлении. Ищут «Либерею». Так, кажется, называлась во времена Грозного библиотека.Что ж. Пусть ищут.

Он тяжело вздыхает. Трет затылок.

-Ладно, это всё лирика. А нам необходима скрупулезная, я бы сказал, филигранная работа служб Управления и, конечно же, всех вас, задействованых в операции сотрудников.

-Напоминаю: строгая ответственность – вплоть до увольнения. К сожалению, сейчас, когда операция уже началась, можно только корректировать частности. По ходу дела снимать отдельные промахи.

У меня – все…-
***

Днём станция метро «Курская» – кольцевая, как обычно, заполнена суетой отъезжающих и приезжающих граждан.

Вместе с толпой поджидал свой поезд и Заманов. Его взгляд остановился на закрепленном на противоположной от платформы стене бронзовом медальоне, с надписью -станция метро «Курская». - Большое кольцо.

В это мгновение её заслонил подъехавший поезд, пассажиры вошли в него, а вместе с ними и Заманов. Через стекло он вновь машинально стал вглядываться в расположенный на уровне глаз, заинтересовавший его настенный медальон.

Вагоны двинулись Но, отчего-то, в момент отъезда внезапно резко упало освещение и в свете фонарей уходящего поезда Александр успел прочесть совсем другое название на похожем бронзовом медальоне, все в паутине и пыльных хлопьях: станция «Коминтерн» - Малое кольцо.

Поезд въехал в тоннель и освещение вновь восстановилось.

А на «Курской», как и прежде, сияла надпись. Станция «Курская - Большое кольцо». Снова суетятся отъезжающие и приезжающие граждане. Снова повседневный шум на платформе метро, толчея, суета обычного рабочего дня московского метрополитена.

Но где-то в городских телефонных коммуникациях, среди переплетения триллионов километров проводов в это время произошла коммутация. Вызов телефонным зуммером одного из абонентов. А затем и узнаваемый голос Заманова, снимающего трубку.

- Да. Я вас слушаю -.

- Старик, мы здесь обсудили и, если ты не против...Хм… В общем. Известное тебе мероприятие спланируем на завтрашнее утро. Если ты, конечно, не возражаешь. Хм…Десять утра тебя устроит? Там же.-

Заманов кратко, подтвердил Белову своё согласие.

- О' кей. До завтра. Десять утра. То же место.-.

Затем послышались телефонные гудки отбоя.

***

Наступающие сумерки предпраздничного дня укрыли серой пеленой неказистую пятиэтажку в районе метро «Октябрьское поле», делая её ещё более приземленой, неуклюжей и неуютной. К одному из подъездов протянулась странная кавалькада из инвалидных колясок.

Их пилоты все, как один, одеты в форму воздушно- десантных войск: коммуфляж, голубой берет. И если сейчас – прозвучит команда, раскроются створки люка, воины этого славного «диверсионного» отряда незамедлительно десантируются, покинув борт самолета военно – транспортной авиации. Бросятся вместе со своими спецколясками на вражескую территорию для ведения нетрадиционных боевых действий.

Но вместо приказа, раздался грубый окрик стоящей за последним в образовавшейся очереди инвалидов, молодой разбитной женщины.


  • Эй, зассанно - обдолбанная десантура. Пошевеливайся! Завтра праздник - «День неизвестного чекиста», а еще ни в одном глазу!-

  • Правда, её тут же оборвала огромная, степенная, в прошлом явно деревенская женщина, Авдотья Дмитриевна. Она же «смотрящая», поставленная цыганами - владельцами «предприятия» - на руководство. Следить за порядком. За своевременной сдачей собранной выручки.

  • – Ну, что ты, Танюха, разоралась? Уймись. Видать, не терпится зенки залить? Ничего. Успеешь еще нахлестаться. Лучше давай-ка помогай!-

Около дверей подъезда калеки, с помощью сопровождающих их женщин – возниц, спускаются на землю. Поочередно, вносятся в одну из квартир на первом этаже. А сложенные коляски следуют за ними.

***

В небольшой трёхкомнатной квартире, приехавшие после «трудового» дня, «десантники» и их возницы начинают приводить себя в минимальный, возможный в таких условиях, порядок.

Курящие мужчины в квартире заняли среднюю проходную комнату, все предметы которой покрыты серым налетом никотина.

Отдельная комната – чисто женская - источала ароматы дешевой и сладкой, цветочной парфюмерии. Поражала необычайным обилием кружевных накидочек и салфеточек .

Последняя принадлежала парам состоящим в гражданском браке. Каждая кровать отделена занавеской на продетой бельевой веревке. Поскольку материя занавесок у всех оказалось разной, то в общем целом вид комнаты напоминал скорее пестрый цыганский табор на отдыхе. А, уж за занавесками порою случалось всякое - разное, житейское.

Татьяна, недавно кричавшая на «самоваров» во дворе, сейчас была в поисках чего-то важного в своей тумбочке и вскоре нашла искомое - бутылку водки.

Мельком взглянув на большое фото над кроватью, прикрепленное к стенке разнокалиберными канцелярскими кнопками, заспешила на кухню.

На семейном фото в изголовье – мужчина, два мальчика погодка и сама женщина. Снимок сделан лет десять назад – все счастливы, все смеются. Виднеется надпись: г.Грозный, 1990 год…

А на кухне суета – началась подготовка к общему застолью: готовится дежурное блюдо состоящее из картошки, моркови, лука и четырех банок говяжей тушенки из соевого заменителя. Бутылки дешевой осетинской водки, приобретенные по случаю, уложены в морозильник.

И, наконец, все шестнадцать человек втиснулись за маленький кухонный стол. За ним и начался «праздничный» ужин.

После нескольких стаканов палёной водки громкий разговор стал еще громче.Но оживленнее всех вела себя тридцатипятилетняя уроженка Грозного, возница Таня.

В Москве она пятый год. С нею случались частые приступы невыносимой головной боли. Дома, на ее глазах боевики уничтожили всю семью – двух малолетних сынков и мужа сотрудника ФСБ, при этом саму её зверски насилуя…

Её не убили. Она не сошла с ума, но после всего произошедшего и началось «это». Странность ее поведения заключалась в после алкогольном неумеренном желании бесконечного секса, в чем никогда не отказывал ей однорукий, безногий напарник Колюха.

Но нынче Колюха поторопился набраться дешевого напитка. Быстро «выпал в осадок» и стал просто никакой. От большой дозы плохо очищенной водки его развезло. Истомлено откинувшись головой на стенку, он тихонько храпел.

Попытки со стороны Татьяны расшевелить его успехом не увенчались. И тогда блуждающий взгляд женщины остановился на сидящем напротив Борисе.

Тот был полным «самоваром» - то есть вовсе без рук, без ног. В ведомых у него была молоденькая девушка Катя. Отношения сложились меж ними доверительно – уважительные, которыми они весьма дорожили.

Катя оказывала своему компаньону посильные знаки внимания, получая от истосковавшегося по человеческому теплу бедняги встречную искреннюю дружбу.

Меж тем разноголосье за столом достигло своей кульминационной точки. Для Бориса же этой точкой стал пристальный взгляд сидящей напротив него женщины.

Татьяна, стукнула кулаком по столу.



  • -А что, есть тут настоящий десантник готовый удовлетворить красивую женщину, или нет?

  • Слушай, Катюх, одолжи - ка ты мне своего Борюнчика? От него не убудет. Да и тебе, не всё ли равно? –

  • В то время, как осоловелый безрукий, безногий человек не смог сказать ровным счетом ничего определенного. Екатерина, оторопев, побледнела, и также не нашлась, чем возразить.

  • Тогда, Танюха, недолго думая, и, не дожидаясь какой – либо дальнейшей реакции с их стороны, молча своими сильными руками сгребла в охапку Бориса. Подняла и потащила в ванную комнату, служившую по совместительству местом дежурных любовных утех всего местного населения.

***


С трудом открывающаяся дверь ванной. Вползающая туда странная композиция, отдаленно, напоминающая известную мухинскую «Рабочий и колхозница», установленную в тридцатых годах на ВДНХа.

Татьяна ногой пододвинула ближе к ванной собраный из алюминиевых трубок стул с рассохшимися фанерными перекладинами. Запыхавшись, усадила на него Бориса. Не оборачиваясь, набросила на дверь согнутый из гвоздя крючок.

- Милый, родненький . Ты только не сомневайся.-

В ответ огромные, ничего не понимающие, испуганные глаза Бориса.



  • Я сама все сделаю.-

  • И, встав перед ним на корточки, расстегнула его брюки. Мужчина, начиная что-то понимать, протестующе замычал. Но Татьяна ничуть не обращая на это внимание, сорвав с вешалки, и намочив вафельное полотенце, уже приводила в порядок его личное хозяйство.

  • – Милый мой. Дорогой. Любимый. Добрый Боренька. Тебе сейчас будет так хорошо. Так хорошо. Ты это все запомнишь и будешь потом просить меня всегда. Еще и еще. Сладенький ты мой.-

  • Булькующий член мужчины находился уже во рту сосущей его женщины…

***
Пьяный застольный говор на кухне уже затухал. Часть сожителей разбрелась по своим спальным местам и благополучно наслаждалась отдыхом.

Прислонясь к стенке, все в той же позе, никому теперь уже не нужный скорчился Колюха.

В углу две пьяные в усмерть бабы, сцепившись языками, доказывали что-то друг – дружке. Каждая славословила о своем, ничуть не вслушиваясь и не вдумываясь в суть произносимого товаркой. Да сейчас в этом уже и не было никакой необходимости.

На фоне всего происходящего бледное, заострившееся лицо Екатерины, ожидающей чего – то ужасного, в мгновение покрылось красными пятнами.

И ужасное - жутким звериным воплем Бориса из ванной комнаты - не заставило себя долго ждать.

Тогда Катя, словно очнувшись от охватившего её оцепенения, сорвалась с места, и в два прыжка оказалась у двери ванной. Несколько сильных рывков сорвало крючок и дверь открылась.

В ноги Екатерины и подбежавших испуганных жильцов упала пьяная в стельку, храпящая во сне, полуголая Татьяна. Борис, сидящий на стуле, издавал звериный вопль, в котором слышались все оттенки чудовищной боли.

Физическая боль, боль надломленной души одинокого человека и, одновременно, боль за всё униженное Земное человечество слились в один нечеловеческий вой.

Огромных размеров, фиолетовый от напряжения его член был направлен в сторону растеряных, столпившихся в дверях, оторопевших, зрителей.

Глаза Бориса встретились с глазами Кати.

– Катя, спаси. -

И, девушка, никак до сего времени конкретно не помышлявшая об оральном сексе. Знавшая о минете лишь по коротким, ночным телевизионным эпизодам эротического канала. Бросилась спасать своего единственного кормильца, ничуть не стесняясь присутствия оторопевших зрителей. Сама закончила дело столь несерьезно начатое Татьяной.

В ужасе и восторге зарождающейся любви ( ведь все произошло так нежданно-быстро) недоуменные, с расширенными зрачками, вопросительные глаза Екатерины остановились на давно знакомом, и, как бы увиденым вновь, избраннике.

***

Площадка перед входом в вестибюль станции метро «Цветной бульвар».

Среди прочих, в отдалении стоят трое мужчин. Заманов, Белов и, постоянно чему – то улыбающийся, примерно такого же, как и Белов роста и комплекции оперативник.

Белов представил Заманову своего коллегу.


  • -Знакомься, Анатолий. –

  • Оба знакомящихся взаимно расшаркались.

  • – Толь. Мы с Александром пройдем в машину. Взглянем на кое - какие бумаженции, а ты покарауль здесь электрика.-

  • Они направились к припаркованому неподалеку автомобилю. В салоне сели на заднее сидение. В руках у Белова оказалась голубая папка с документами, протянутая Заманову .

- Вот прочти. Здесь все, что нужно «Московскому комсомольцу».-

Заманов. Вынимая из внутреннего кармана очки, с виноватой усмешкой заметил Белову.



  • Читаю теперь в очках -.

  • Забрал папку, раскрывая первую страницу. Справа, вверху бросился в глаза гриф «Совершенно секретно». Он вопросительно перевёл взгляд на Белова, но тот лишь криво, и как то уж совсем по гебэшному, усмехнулся

  • - Тебе можно, «Орфей».-

  • Заманов, от неожиданности вздрогнул, вскидывая брови.

  • Но, затем, очевидно, кое что сопоставив и вспомнив, проанализировал ситуацию. И посему, не стал задавать лишних вопросов. Молча взял папку в руки, стараясь вникнуть в суть текста предложенного оперативного материала:


Сов.секретно.
По ГРУ Мин. Обороны РФ

«На основании имеющейся оперативной разработки -

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет