Александр саханов



бет4/15
Дата02.05.2016
өлшемі5.62 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15
пропуск слов - и согласно полученной нами достоверной информации, в законсервированном участке линии Малого кольца московского метрополитена замечено движение неопознанного поезда - снова пропуск слов - каким образом поезд попал в закрытый для въезда тоннель, кто пассажиры - на данный момент не установлено.

Проводятся необходимые оперативные...»

Заманов вздохнул, улыбаясь Белову.

- Сань, весьма смахивает на «ДЕЗУ», расскажи - ка лучше своими словами, то что возможно о Малом кольце.-

Произошла своего рода игра интеллектов. Белов, внимательно оглядел Заманова.

Чуть помедлив,и, как видно, окончательно решившись слить информацию, ответил вопросом на вопрос.


  • -А что ты знаешь о карсте ? –

  • И, не ожидая ответа, продолжил.

***



  • - Сейчас у меня к тебе будет одно интересное предложение о проведении небольшой экскурсии, но пока кое что из геологии.

  • В мире существует множество очень глубоких и обширных пещер, созданных так называемыми карстовыми разломами. Одна из таких пещер, известная в настоящее время людям, находится у нас, в самом центре Москвы. Прямо под Болотной площадью.

  • Ты, возможно, замечал, что почти каждый месяц там образуются ямы и провалы. Власти знают о причинах их возникновения, но предпочитают помалкивать.

  • А вот и изображение этой бездны.-

  • Протянул Заманову большую черно-белую фотографию.

  • - Всё строительство первой очереди метрополитена в тридцатые годы осуществлялось вовсе не комсомольцами, как расписывали в тогдашней прессе. Кстати, помнишь снятый на эту тему фильм «Комсомольцы»?

  • Всё очень просто. Подписаный Сталиным проект создания метро воплощали в жизнь силы ежовского НКВД, точнее заключенные.-

  • Здесь Заманов не удержался от декламации, перебивая говорившего.

  • –«Наверху война гремела, а глубоко под землей делал быстро свое дело наш советский Метрострой.» -

  • Белов усмехнулся.

  • - А ты, я вижу, в детском саду зря времени не терял. Слоган, как определил бы Пелевин, не из плохих. Видно Михалков старший, в свое время и здесь, подсуетился. Но, затем сразу посерьезнел.

  • -Так вот. Друг мой. Когда зэки докопали линию Малого кольца примерно до того места, где сейчас находится кинотеатр «Ударник», они, в аккурат, вышли на эту бездну.-

  • Но, в то время, когда Заманов рассматривал фотографию пещеры, переданную ему Беловым, перед ним неожиданно возник образ давно ушедшего из жизни дедушки.

  • «Сашенька.Ты обязательно попадешь туда. Я в этом уверен. Но отдавать, то что принадлежит всем, нужно лишь в надежные, чистые руки. Так что много раз тогда подумай. И лишь после этого принимай окончательное решение. При этом будь осторожен и внимателен!

  • Но когда до того времени доживешь, ты и сам все поймешь, как правильно поступить. На то будут определенные жизненные знаки. И ты их непременно заметишь, внучек. Не пропустишь!»

Отчего именно сейчас возник давно ушедший, родной голос? Возможно все дело в полученном письме Александра Васильевича, вызвавшем мгновенное воспоминание о прошлом. И всё же Заманов заставил себя быстрее переключиться на информацию излагаемую чекистом.

А Белов, между тем продолжил.



  • Помнишь за кинотеатром, находится нечто вроде ТЭЦ с большими трубами? Можешь себе представить, что одна из них фальшивая - является, как бы отдушиной, воздуховодом той самой пещеры.

  • Долгое время руководство Мос.Метростроя не знало, что предпринять. Её ведь не засыпать! Представляешь. Ежели пол Москвы сложилось бы в эту дыру?! Какова реальная опасность?!

  • И нужно сказать было масса проектов и предложений. Несколько раз по этому поводу собиралось бюро ЦК партии, но к единому мнению тогда не пришли. Хотели сделать что-то вроде переезда, да так и не успели завершить. Началась война. Сам понимаешь: было не до того.

Затем, при Хрущеве, в 1955 году, согласно закрытому постановлению, и вовсе заложили кирпичом въезды в тоннели. Теперь там кроме «грушников», и заповедных легендарных крыс-мутантов никого не сыщешь.

Да, вот сейчас поезд - призрак, шальной туда залетел.

Но, так, как это хозяйство ГРУ, то пусть они его и отрабатывают по свой схеме. У нас своих забот хватает. Но, наверху предупреждены и нам никто не помешает...

***
Находящийся снаружи оперативник заметил, как Белов в автомобиле, смотря пристально перед собой и не глядя на собеседника, о чем - то долго говорил. Заманов так же, не глядя на того, внимательно слушал.

Как раз в этот момент подкатил желтый фургончик Газель, выделяясь крупной красной надписью по борту кузова «Мосэнерго».

Анатолий, поздоровался с приехавшими, заспешил к автомобилю, в котором сидели Белов и Заманов. Преоткрыв дверь, сообщил, что подъехавший «электрик» предложил переодеться в защитные костюмы. После чего все перешли в фургон…



  • …Через несколько минут, они уже сидели в салоне фээсбэшного автомобиля. За рулем Анатолий, а рядом «Электрик» в обнимку с огромной оранжевой сумкой. Позади Белов и Заманов. «Экскурсанты» надели прорезиненные, защитные спецкостюмы. Автомобиль быстро помчал по улицам и переулкам Москвы.

  • В районе Остоженки машина, проскочив через несколько проходных дворов, въехала на небольшую асфальтовую площадку и с визгом затормозила возле стены серой кирпичной бойлерной, находящейся посередине квадратного двора - колодца.

Навстречу вышли двое встречающих из ведомства Анатолия. Поздоровались только с ним. Затем молча провели во внутрь помещения, где раздали пластиковые оранжевые каски, которые все тут же на себя и надели.

Мягко и бесшумно открылись толстые металлические двери. Без всяких предварительных слов и напутствий четверка людей начала спуск. Никто никаких вопросов не задавал. А после третьего, или четвертого коллектора пошла карусель из коллекторов, переходов, металлических лестниц, поворотов, и снова коллекторов, переходов, металлических лестниц и так далее.

Примерно, после километра такого головокружительного спуска пошли только лестницы. А затем огромные согнутые из арматуры стальные скобы, вмурованные прямо в отвесную бетонную стену.

***


Сыро. По бетонным стенам сочится вода. Освещение лишь на поворотах.

Шли молча. Все устали. Впереди «электрик», за ним Анатолий, затем Заманов, замыкал группу Белов.

Александр, споткнулся, неожиданно цепляясь за торчащую из стены железяку, при этом немного надрывая костюм. «Представитель Мосэнерго» доверительно обратился к нему.

- А вот это ты, пожалуй, парень, напрасно сотворил. Имей ввиду. Здесь много обрубленных кабелей. Какой из них под напряжением - поди разберись. Так, что теперь - опасайся ! Коротнуться можно так просто, за нечего делать. -

Между тем у всей команды, одетой в герметичные спецкостюмы, пот валил градом. В воздухе чувствовалась нехватка кислорода.

«Электрик» подытожил.



  • -Вытяжка здесь плохая, но теперь уже скоро. Попадем на станцию - дышать будет гораздо легче. Принятая в московском метрополитене централизованная вентиляция полностью обеспечивает потребности всех станций.-

  • По всему было видно, что спускались они на недействующую станцию. Идущий впереди «электрик» останавливался возле торчащих на пути кусков толстенного кабеля. Надевал на них резиновые колпачки, прикручивая изоляционной лентой, при этом профессорски-назидательно продолжал объяснять свои действия.

  • - Это для того, чтобы не ударило, когда будем возвращаться назад.-

  • Остальные подсвечивали ему фонарями. И снова спуск. Наконец, выход из очередного коллектора, на подобие балкона нависшего над черной пустотой посередине огромного, прячущегося во мгле пространства.

  • Перед ними находилась одна из недостроенных в тридцатые годы станций. Поскольку эсколаторов естественно установлено не было, начался новый спуск вниз на перрон по металлическим скобам торчащим из отвесной бетонной стены.

  • В это время, где-то вдалеке, зародился шум приближающегося поезда. Завибрировали собранные из чугунных тюбингов стены тоннеля. Возникло слабое свечение, все более и более разгорающееся. Будто гигантский поршень начал выталкивать на станцию сжатый в трубе воздух. Наконец, из тоннеля вырвался поезд.

  • Экспедиционеры зависли на склизкой ржавой лестнице, пристегнутые к ней лишь крючками-карабинов. Однако создавалось впечатление, что поезд с жутким грохотом мчался именно на них.

  • Стал виден первый вагон. В кабине, какой-то ирреальной тенью, сгорбилась фигура склонившегося над передней панелью машиниста.

  • Скобы, за которые держался Заманов, находились примерно на одном уровне с окнами приближающегося поезда.

  • Александр сделал усилие, чтобы максимально приблизиться к вагону. Рассмотреть, и если удастся сфотографировать, что там происходило внутри. Но в это время Белов, сквозь усиливающийся шум, схватил его за руку, прокричав в ухо.

  • - Не торопись! Если сейчас не остановится, спустимся вниз, вызовем поддержку, постараемся на следующем круге его задержать. –

  • Заманов же, от неожиданности такого обращения дернулся в сторону, и зацепился за торчащий из стены кусок металла. Но на этот раз менее удачно, чем в первый раз. Поскольку оказался в эпицентре огромного фонтана из искр и пламени. И сразу же последовал сильный удар в голову, опрокинувший его на стену.

  • В то же мгновение, словно с рир-экрана замедленной съемки, мимо начал проплывать первый вагон. Заманов успел разглядеть на месте машиниста, самого себя. В свою очередь, во все глаза смотрящего на возникшего перед ним двойника, которого поддерживали висящие на скобах товарищи.

  • И уже потом, сквозь меркнущее сознание. Когда началось стремительное падение в бездну и, словно сопровождая его, снова возник образ дедушки.

  • «Запомни, Сашулька, ты обязательно должен найти это место»…-

Промчавшийся поезд оставил за собой неожиданно наступившую, зловещую тишину заброшенного подземелья.

***
На следующее утро в квартире Заманова водопроводно-канализационно -телевизионные шумы за стенами, вели себя, как и прежде, сопровождая фоновым журчанием пробуждение обитателей спального дома. Полураздетый хозяин находился в горизонтальном положении, на диване, в прихожей, не подавая никаких вероятных признаков жизни.

Некоторое время он лежал без движения, но, вот слегка зашевелился. Голова поднялась и огляделась ничего не понимающим взглядом. Но не выдержав напряжения и собственного веса она вновь упала на подушку.

И, всё же, в конце-концов сделав над собой неимоверное усилие, Александр принял вертикальное положение. Огляделся. Заметил записку на журнальном столике. Пошатываясь, неуверенно поднялся на ноги.

Левая сторона его лица была в черной копоти. Заманов нечеткими, спонтанными движениями направился к столику. Взял бумажку. Медленно шевеля губами прочел про себя её содержание. Последние фразы вслух, как бы пытаясь вспомнить и обдумать произошедшее.

-... «в пьяном виде привозят неизвестно откуда и бросают у порога»…-

Тяжело вздохнув, продолжил чтение окончательного и неумолимого диагноза.


  • … «не можешь больше находиться в приличной семье, отбирая последний кусок хлеба у своих детей. Вместо того, чтобы устроиться на настоящую работу и быть порядочным мужчиной.»-

  • Для его жены естественный процесс деторождения и воспитания был уже давно пройден. Но рядом почему-то, по какой-то неизвестной ей причине оставался жить совершенно «непонятный, ненужный, неясно чем занимающийся, лишний и посторонний, одним словом чужой человек. Человек, не приносящий в семью никаких достойных материальных благ и доходов. Одни лишь убытки.

  • Какая-такая поэзия? Культура, искусство.Что это такое, и для чего они нужны?

  • Человек несущий с собой только расстройства.

  • Ведь всё так казалось бы ясно и просто. Чтобы жить нужны деньги, а не стихи с песнями. Их-то кушать не будешь».

  • Телец, по астрологическому знаку, она прекрасно понимала: то, на что Заманов потратил большую часть жизни сегодня не реализуемо, и не окупаемо. И не может быть в ближайшее время реализовано, то есть приносить в семью доход.

Заманов еще некоторое время держал записку перед глазами. Иногда жизнь устраивает проверку не только избытком денег, но и их отсутствием.

Он, очевидно, что-то попытался сообразить, и связать в уме, сопоставить. Но, ничего из этого не получилось. Затем аккуратно положил бумажку обратно на место. Обеими руками взялся за голову, и обращаясь сам к себе мучительно произнёс.



  • Но причем же здесь дедушка ? –

  • И не находя ответа, пошел в ванную комнату…

…Наступивший вечер не принёс за собой, ровным счетом, никаких перемен. Лишь только к водопроводно - канализационно - телевизионным шумам добавился визгливо – истеричный вопль жены на ту же, содержащуюся в записке тему.

Одевающийся Заманов медленно мялся около вешалки в прихожей. Подошел к книжным полкам, поглаживая корешки книг своей, так долго и любовно собираемой им, поэтической библиотеки. Единственное без чего он не смог бы в дальнейшем жить. Стало ясно, что ему придется когда-нибудь её забрать из теперь уже бывшего своего дома.

Повернулся. В приоткрытой двери одной из комнат показалось лицо младшей дочери, Марины, грустно наблюдающей за действиями отца. Александр, как можно оптимистичнее, ей подмигнул, дотрагиваясь до стоящей на полке игрушки «Ванька – встанька». Наклонил её за голову вниз, отпустил, и та снова выпрямилась.


  • Вот, так, доченька, и мы поднимемся. Дай, срок.-

  • Снял с полки кепку, бросил взгляд на свои плакаты, книги, пластинки. Всё что оставил, и, как видно, навсегда. Покидая квартиру, вздохнув, открыл дверь. Сюда он больше не вернется.

  • За его уходом следила лишь пара грустных глаз младшей дочери.

***


Шаги в пустоте

На улице, словно господни писи, мелкий осенний дождь, лил на ночную Москву.

Из подъезда вышел Заманов. Поднял кверху воротник и раскрыл зонтик. Среди разбегающихся туч появился кусочек неестественно желтого, огромного лунного диска. Вдалеке виднелась красная буква М.

В последнее время он все чаще и чаще стал совершать подобные поездки за час – полтора до закрытия подземки.

«Когда мне невмочь пересилить беду…»

Как-то спел Окуджава.

У самого спуска в сырой подземный переход возле входа на станцию, из-за стоящего рядом продовольственного ларька, прямо на Александра выскочило некое эфимерное существо женского пола. На вид лет двадцати. С челкой и незабываемым кукольным личиком Барби. С отсутствующим взглядом, но простым вопросом.

-Даёшь закурить!?-

Пока Заманов пытался объяснить, что не курит, абсолютно индифирентные, безучастные глаза девушки из под светлой челки, были направлены куда-то мимо него.

Но, как только он закончил свои объяснения и предпринял попытку удалиться в сторону метро, тут же поступило новое предложение.

- Слушай. А не пойти ли нам, да, не задвинуть вместе хорошего косячка?-

Чувствовалась какая-то определенная, и именно в нём, заинтересованность этой странной девушки. Хотя её лицо, как ему показалось, он уже где-то встречал.

Не останавливаясь, он направился в сторону спуска в метро, лишь отрицательно покачав головой на поставленый вопрос.

Правда, оказавшись внизу, в сумеречном свете перехода, почему-то передумал.

Всё же, купил в табачном киоске пачку Кента. Возвратился назад. Некоторое время блуждал между ларьками. Искал девушку. Но всё тщетно. Та бесследно исчезла. Словно ветром сдунуло.

Пожав плечами, Заманов, оставив для неё на гранитном парапете нетронутую пачку, снова спустился в тоннель.

***
В ярко освещенном газетном киоске какой-то голый, дебельного вида малый по кличке «Тарзан» с обложек сразу нескольких глянцевых журналов, нагловато улыбаясь, демонстрировал проходящему народу свои мужские анатомические подробности.

Александр прибавил шагу.

Издалека донеслись гитарные аккорды песни Розенбаума в исполнении самодеятельного певца. Заманов подошел ближе.

Перед исполнителем, одетым в камуфляж, лежала картонка с немногочисленными монетами. Пение плохое, песня плохая. Слышался лишь набор слов Баграм, Герат, Кандагар, Афган и так далее.

Заманов полез в карман, и не глядя, бросил в картонку немного мелочи.

Интеллигентное, немного изможденное лицо певца. Черная с проседью бородка. Металлическая оправа очков. Во взгляде присутствовало нечто уже где-то ранее виденное. Отрешенное. Мессианское.

Пел он как-то странно: неестественно – высоко. Выкриками, отчасти напоминающими собачий лай.

Пристальным взглядом из под очков проводил удаляющуюся фигуру Заманова. Будто бы знал нечто вполне определенное о его дальнейшей судьбе…

А Заманов мимо турникетов прошел вперед, но из-за стеклянных дверей, всё доносился лающий голос певца: Баграм, Герат, Афган…

И только он попал в проход к эсколаторам для спуска вниз на перрон, как новое странное явление неприятным образом его поразило.

Возле входа на эскалатор стояла пожилая, плохо одетая женщина в платке, в черных солнцезащитных очках. В каждой руке державшая по огромному пакету.

Очевидно, сознание давно оставило несчастную, поскольку женщина что есть мочи кричала, каждому проходящему, одну и ту же, выстраданную болью, и, казалось бы, совершенно бессвязную фразу.

«Куда же вы смотрите!? Вас ведь всех оболванивают. Все эти Пугачихи, Киркоровы, Орбакайте… Это сплошная порнография. О чём вы только думаете?!»

И далее в том же ключе, но в различных вариациях.

Голос сумасшедшей слышался ему пока он не зашел в вагон.

Открылись двери, Заманов тяжело опустился на сидение. Обвёл взглядом пассажиров и на мгновение прикрыл глаза.

***

Оффис некоей фирмы.

За директорским столом в кабинете сидел господин c гладко-выбритым до зеркального блеска черепом, по последней моде людей определенного вида бизнеса. Генеральный директор.

Сзади, него на стене красовалось голубое полотнище, на котором золотом было вышито название фирмы «Лига Защиты».

Шло небольшое производственное совещание. Перед Генеральным в хорошо сшитых костюмах сидело двое сотрудников. Крепкие, подтянутые мужчины, лица которых были не особенно отягощенны избытком интеллекта. Разговор о предстоящем деле был конкретен и детален. Генеральный отдавал последние указания и наставления.

В открывшуюся дверь вошел помощник, неся две средних размеров черные сумки, которые в то же мгновение оказались перед директором. На каждой в углу две металлические пластинки – Воhemyа.

Помощник вышел из кабинета, пока Бритый еще некоторое время обсуждал, аспекты и нюансы предстоящей операции с присутствующими, после чего раскрыл сумки.

На столе появился аккуратно растеленный небольшой коврик, на который были положены два совершенно новых воронёных пистолета - ТТ -. Из ящика стола вытащил пару глушителей к ним и положил рядом. Каждый ствол укомплектовал тремя обоймами патрон. Затем быстро и профессионально проверил пистолеты.

Последним на свет божий появился небольшой пластиковый пакетик, из которого Бритый вынул два ключа, покрутил ими в воздухе и все это аккуратно разложил по сумкам. За время сборов присутствующие лишь молча наблюдали за его действиями...

…Черный автомобиль - БМВ 740 - спешил по улицам переферийного городка. Внутри уже знакомые сотрудники фирмы.

Автомобиль подкатил к железнодорожному вокзалу. Оба киллера, а эти господа ими и были, в темных плащах с перекинутыми через плечи черными сумками, направились к зданию вокзала, на фронтоне которого издалека виднелась надпись крупными буквами. - «Курган» -.

В это время в стоящий рядом милицейский - УАЗ - трое милиционеров запихивали двоих упрямо упирающихся пьяных граждан.

Отбывающие киллеры, покосились на эту сценку и ускорили шаги по направлению к вокзальным дверям.

Это их страна. Это их время.


***

Из прибывшего на Казанский вокзал поезда пестрой толпой высыпали пассажиры, а вместе с ними и курганские гости, лёгким шагом направляющиеся на выход. Быстро нашли такси и вскоре автомашина уже остановилась у дома - новостройки, где - то на столичной окраине. Расплатившись с шофером приехавшие быстро зашли в подъезд.

На лестничной площадке шестого этажа вышли из дверей лифта, нашли нужную квартиру. А из пластикого пакетика вынули ключи. Дверь мягко открылась и новоселы зашли во внутрь.

В однокомнатной малогабаритке оказалось минимум мебели. Диван - кровать, кресло - кровать, платяной шкаф, стол, пара стульев.

Высокий, обратился к напарнику.


  • Вадим. Не возражаешь? Я на диване.-

  • И сразу бросил туда сумку. Вадим молча кивнул.

Корешили Вадик с Мотылем еще с Печорской зоны. Понимали друг - друга с полуслова.

Конец Перестройки совпал с их «трудоустройством» в городе Кургане, где, с некоторых пор появилось настоящее сообщество свободных деловых людей.

И именно здесь они стали под крышу Бритого. Правая рука Саши Македонского, по документам Алесандра Солоника.

Вскоре после его гибели в Греции, Бритый открыл собственное дело, а умные люди всегда найдутся.

Мокрухой Вадик не брезговал еще с Афгана. Избавляться от духов поручали всегда ему. Затем был ленинградский ОМОН, из которого его вышибли за торговлю наркотой. Последствия всё того же Афганистана.

Каких только чудес с ним не происходило до того дня, как он крепко осел в Печорлаге, где и познакомился с Мотылём. Времена изменились. И нынче они занялись серьёзным делом.

Мотыль продолжил.


  • -Ну, задание, что Бритый дал мы завтра нарисуем. Сегодня нужно сгонять к шурину в Орехово, перетереть с ним о том стороже. Ты не против? –

  • Вадик, не отвечая, одобрительно кивнул. Видно, что такой немногословный человек в основном живет действиями и поступками, и в самой меньшей степенью –мыслями и речью.

***


Большой яркоосвещенный автосалон. Рядом стоянка новых дорогих иномарок.

К воротам на старенькой желтой - «копейке» - подъехал частник. Из машины вышли киллеры. И направились к калитке ворот, где чуть не столкнулись с высоким, повыше Мотыля, мужчиной покидающим стоянку. Вежливо пропустили его вперёд.

Рядом с воротами временный офис собранный, как из детских кубиков, из финских бело-синих модулей. Невдалеке строящееся новое, огромное и просторное здание салона.

Поднялись по внешней лесенке во второй этаж, проходя мимо дверей туалета с двумя совмещенными буквами - WW - ватерклозет.

Когда они вошли во внутреннее помещение, навстречу им поднялся средних лет и необъятных размеров детина. Короткая стрижка. Руки, с засученными рукавами рубашки, испещрены всевозможными наколками - свидетельствами посещения не одной зоны.

С радушной, самодовольной улыбкой, и несколько картинно, расставив объятия, направился к вошедшим.



  • Что ж. Здорово, Мотыль. –

  • Обнял того что повыше, затем за руку поздоровался с Вадимом, которого представил Мотыль. И снова к Мотылю.

  • - Ну, что, брателло, как там наши, курганские ? –

Ответа не последовало, да, видимо его и не ждали. Снова обнялись, поцеловались. Из бутылки марочного коньяка разлили по стопочке.

«Со свиданьецем.»

Разговор сразу зашел о деле. Широкий хозяйский жест на кресла у стола.

-В общем так, присаживайтесь… –

…Прошло совсем немного времени и переговоры закончились. А разговорчивый Мотыль, взглянув на Вадика, ответил за обоих.


  • Лады. Что ж, работа привычная, Решим. Проблем быть не должно. Не впервой.Так ведь, Вадим? -

  • Но вместо слов тот пару раз молча кивнул…

…Уже проходя к метро, Мотылю подумалось.

«Вот и сегодня – все у них прошло чисто и без шухера. На то они и професссионалы, ведь обычная-то работа. А то киллеры- киллеры. Надо же, придумали словечко. У каждого в этом мире свой интерес. А, и вправду, всё так просто.

Точный хронометраж в нашем деле сейчас снимает практически любые вопросы. Место в подъезде дома застолбили у лифта. С утра забираем оружие, закругляем этого зама. Ночью разбираемся с охранником, а на следующий день - домой. В путь. Бабки ждут – считать велят!

Сейчас они зайдут в метро, нырнут в него и на хату. Нужно только маленько отдохнуть перед завтрашним делом.

Однако, какая-то странная нынче в небе, слишком уж большущая Луна».

***


В вагоне метро Заманов пристально вглядывался в черный фон противоположного окна.

Замечали ли вы, что темный фон какого-либо изображения предпочтительнее светлого? К примеру, отражение лица на темном стекле, вагона метро, представляется более выигрышным, нежели в обычном зеркале.Отчего?

Дело все в том, что зеркальная поверхность высвечивает вас в мельчайших деталях и подробностях. При этом огромное колличество мелочей заслоняют внутреннее содержание предмета, как бы расфокусируя взгляд, отодвигая восприятие глубины вашей натуры.

Напротив. Отражение на темном, черном фоне подчеркивает внутреннюю сущность. Концентрирует внимание, оставляя за кадром все второстепенное, несущественное.

Поэтому отражение на черном фоне выглядит более таинственно, дает возможность додумать, домыслить, дофантазировать, допустить какие-либо черты вовсе не присущие объекту вашего внимания.

И именно этим таинственным началом не преминули воспользоваться замечательные, жившие в разные эпохи и времена, художники. Выводившие человеческие образы прямо из глубины черного цвета.

Жорж де ля Тур. Ночь. Люди в ореолах огненных всполохов.

Куинджи.Ночь Задушевные, малороссийские пейзажи.

Ночь, по определению, несет в себе тайну - основную составляющую любого серьезного произведения в икусстве. Неизведанность, непредсказуемость, недоговоренность, неопределенность, а следовательно и притягательность для людей тонкого художественного склада и темперамента, в отличие от дневной конкретики, с её мнимой, кажущейся объективностью.

Михаил Врубель. Ночь. Ночь распадающаяся на части. Ночь человеческого рассудка.

Казимир Малевич. Ночь.Черный квадрат. И, точка. Конец всему.

Всех этих мастеров объединяет состояние души и одна из разновидностей земных ночей - ночь человеческого сознания. А их творчество, в свою очередь, также одна из никем не изведанных личных тайн ушедших навсегда мастеров…

Он вспомнил, какому ужасаещему страданию подвергался в сумасшедшем доме Врубель. Тому чудилось, что он выпустил на свободу какое-то плененное зло, вошедшее через его картины в мир. Его картина «Демон», казалась, была вся исполосована глубокими трещинами, уходящими куда-то в недра земли. Из них выползали огромные мокрицы. Часами он их смахивал и плакал…

Истошный визг колес поворачивающего в подземном тоннеле поезда вывел Александра из отвлеченных и тяжелых размышлений.

Одно ясно, что темный фон подземки выделяет многое из невидимого днём.

***

Он всматривался в черный провал окна, и неожиданно перед ним возникло лицо толстомордого директора автосалона.

- Так что, Заманов, не забудь.Завтра подменишь Федора. Он позвонил. Говорит прихворнул. Всё понял?-.

Сейчас Заманов, мысленно прокручивал в голове вчерашний день.

Вот, он стоит у выхода со стоянки салона иномарок.

Перед воротами останавливаются старые желтые «Жигули». И действие этой жизненной коллизии вновь начинается с той же точки отсчета, но теперь уже глазами Заманова.

Из автомобиля вышли двое, явно не московского вида, в одинаковых плащах. Через плечо по темной сумке.

Ему бросилось в глаза, что в углах каждой была прикреплена странная эмблема из металлических серебристых букв «Воhemyа».

Направились к воротам и в калитке столкнулись с ним. Вежливо пропустили. А он, не обращая на них внимания, быстро зашагал прямиком к автобусной остановке.

Но внезапно, его мысли начали окрашиваться некоторым, вполне определенным беспокойством .

«А ведь действительно что-то забыл. Наверное нужно вернуться, вспомнить. Но, что? А может просто отлить?»

И, не раздумывая, повинуясь лишь инстинкту собственной интуиции, повернул назад. Тут же заметил, как двое приехавших поднялись по лестнице во второй этаж и зашли в помещение руководства офиса.

Беспокойства Заманова почему-то усилилось и он медленно возвратился на стоянку, словно какая-то сила за руку тянула его туда.

Поднялся вверх по лестнице и зашел в туалетную комнату. Приблизился к писсуару. Опустил вниз брючную молнию. И после выполнения известной процедуры, подошел к раковине умывальника, набирая из дозатора в ладонь немного жидкого мыла.

Над умывальником, выше прикрепленного зеркала маленькая квадратная решетка – воздуходувки, из которой раздавались громкие мужские голоса.

Александр застыл с поднятой в мыле рукой, насторожился, поскольку услышал, что речь в разговоре зашла о нем.

Говорил толстяк.

-...А вы же его видели в воротах. Он после смены, как раз уходил. Кажется из писателей. Интелигент хренов. Так я его переставил на завтра.

Вот что, мужики, как договорились - по штуке на нос и, сиськи на бок. Конкретно, и без вопросов. И сразу же исчезаете. Все остальное - мои дела.-

Мотыль вздохнул.

- Лады. Работа привычная. Решим. Проблем быть не должно. Не впервой.-

Лицо Заманова побледнело.

«Но, почему? За что? И всего-то две тысячи баксов за меня, так мало!»

Но раздумывать было уже некогда.

«А сам на ниточке висел, ведь был солдат бумажный…».

Стараясь не шуметь, открыл дверь и, почти не касаясь ногами лестницы, на одних руках съехал по перилам вниз. И таким же быстрым шагом покинул стоянку автосалона.
***

Резко ворвавшийся шум метро развеял возникшее было неприятное видение.

Остановка.Небольшого роста девушка вкатила в вагон инвалидную коляску с безногим самоваром-«десантником».

Это были Катя с Борисом. Сразу за ними вошли два азербайджанца и, переглядываясь с насмешливыми улыбками, стали наблюдать за началом предстоящего концерта, впрочем, не заставившего себя долго ждать.

Девушка надрывным голоском спела какую - то арию на тему «вспоможите». Азеры потихоньку начали хохотать. Да и у всех остальных, сидящих в вагоне, появилось некое подобие улыбок.

Но, поскольку голосок возницы был так беспомощно-жалок и проникновенен, то тут же две – три сидевшие женщины полезли в карман за мелочью.

Заманов успел заметить, как, шедший по пятам за самоваром, милиционер в последнюю минуту передумал и, когда двери уже были готовы закрыться, впрыгнул в соседний вагон.

Поезд двинулся дальше.

Напротив Заманова сидела молодая, но, как видно по её лицу, весьма вымученная, побитая жизненными обстоятельствами дама.

Растегнутый, грязного цвета плащ, белая несвежая водолазка поверх изрядно поношенных джинсов. На коленях нераскрытая книга Марьи Звонцовой.

Что-то Заманова насторожило в её облике и поведении. Присмотревшись, заметил, как длинный ноготь незнакомки вращался в правой ноздре. При этом женщина, как ни в чем ни бывало, независимо изучала взглядом окружающее пространство на уровне плеча Александра.

Заманов от неожиданности открывшейся ситуации так же поглядел назад. Но ничего там не обнаружил.

Заметив осуждающее-брезгливое лицо мужчины, женщина лишь мельком взглянула в его сторону. Не придав такой мелочи ни малейшего значения. Но затеи своей вовсе не бросила.

Устремив взгляд в ту же точку, продолжила кропотливый труд по вращательно-поступательному движению. Правда, всё же успев состроить в сторону Заманова презрительную гримаску.

И вскоре, по видимому, обнаружив искомое, своим длинным ногтем поддела и выудила его на поверхность. Затем, оглядела найденное. Оценивая его с точки зрения эстетической и гастрономической пригодности. И дальше принялась сосредоточенно катать выуженную субстанцию между пальцев.

Глядя на происходящее безобразие, Заманов, досадливо съёжившись, передернулся от отвращением.

Быстро перевёл взгляд на сидящего рядом, но чуть наискосок худенького, плешивого старикана, читающего газетенку «Скандалы».

Немигающий взгляд того был сфокусирован на одной точке. Губы что - то шамкали, будто перечитывали по несколько раз один и тот же абзац.

«Не вагон метро, а паноптикум какой-то».

Мелькнуло в голове у Заманова.


***


Сергей Лялин, младший сержант линейного отдела милиции Управления по охране метрополитена вошел в этот поезд на «Комсомольской».

Ему нездоровилось, да и устал он крепко. Вчера заместитель начальника отдела по работе с личным составом включил его в группу направленную на торжественно-печальное мероприятие в Дом Культуры ГУВД. Почетный караул у гробов с телами трех погибших в Чечне бойцов московского ОМОНА.

Поговаривают, что погибли-то они зазря в результате недоразумения из-за ведомственной халатности и несогласованности. Перепившееся начальство забыло проинформировать параллельное руководство о прохождении спецколонны. Что называется «своя-своих».

Да, что ни говори, а Лялин был странным милиционером. «Подшефного» ларька в тоннеле перехода к станции метро у него не было. Даже с женщин, торгующих по утрам дешевым китайским тряпьем возле входа на станцию, он не брал коммиссионных.

А когда сержант Дымов красноречивым жестом указал на торчащее из кармана подвыпившего и заснувшего на конечной станции пассажира толстое черное портмоне, он только, в сердцах, смачно сплюнул и отошел в сторону.

Сергей жил с матерью в Подольске. К утреннему разводу приходилось добираться на работу самой первой электричкой. Мать была против поступления единственного сына в милицию.

-Сереженька, ты такой слабенький, а там ведь бандиты!…-

И действительно, небольшого роста милиционерик не производил должного боевого впечатления.

В карауле, у тел убитых сотрудников, ему было явно не по себе. Ведь назавтра увезут гробы и снова здесь станет отплясывать дискотека. А, возможно, пройдет юбилейный банкет одного из Управлений столичной милиции. Жизнь – есть жизнь.

А тут ещё дядька в последнее время стал часто доставать Сергея своими соображениями.



  • -Зачем тебе, Серега, эта богодельня? Денег не платят. Один бардак. Посмотри. Сколько в Америке полицейский зарабатывает?

  • А здесь что? Полный крандец. Начальство - одно ворье. Думает только о своих карманах. В общем, пристрелят за …уй собачий. Каково матери – то будет?-

  • Распалялся он все более и более.

  • -Иди-ка лучше ко мне, на сервис. Это надежнее.-

  • Автосервис «БМВ» в Подольске построили и держали подольские, а точнее, климовские братки. Родственник работал там мастером.

  • Иногда сомнения закрадывались в душу миллиционера, но он их отгонял.Даже при таком физическом несоответствии Сергей не мог уйти из милиции. Находиться в ней – его детская мечта: «быть на страже порядка - значит служить Родине».

  • В день торжественного окончания школы милиции и присвоения специального звания все долго ждали обещанного приезда начальника ГУВД.

  • С большим опозданием приехал его заместитель. Когда он обходил строй новоиспеченных сотрудников, от бравого генерала на Сергея пахнуло крепким сивушно-луковым перегаром…

Требование к милиционерам линейного отдела касаются наведения правопорядка на станциях и в поездах московского метрополитена. Помимо явно уголовных коллизий, приходиться гоняться и за новоднившими вагоны попрошайками.

Начиная от перекрашенных блондинками цыганок с полуживыми от голода русскими младенцами на руках, вплоть до таких вот «самоваров». И, самое неприятное. Это выгонять из вагонов инвалидов, которых цыгане заставляют от зари до зари батрачить на себя.

Вот и сейчас в вагон заехал «самовар» в инвалидном кресле. Рядом симпатичная девчушка.Что с ними прикажите делать?

***


На остановке в соседний вагон ворвалась группа глухонемой молодежи. Человек семь - восемь ребят и девчонок. Ничего и никого не замечая, упали на точно такое же, как у Заманова небольшое сидение рядом с боковым вагонным стеклом. Для них существует только свой обособленный от всех мирок тишины.

Ближайшая парочка тотчас начала целоваться. У всей обкуренной компании блестящие глаза и совершенно неумеренная жестикуляция. Очевидно, что без наркотиков здесь не обошлось.

Вскоре девица, оседлав кавалера и слегка приподняв свою в крупную клетку юбку, занялась простым и приятным процессом. Остальные мимикой и жестами стали деятельно её подбадривать.

В какой - то момент она встретилась взглядом с Замановым. Очевидно, воспламенилась пуще прежнего, так как амплитуда её движений явно возрасла. Но взгляд Заманова неотрывно приковала к себе её клетчатая юбка.

Да, именно эту юбку он хорошо запомнил.

***

Точно такая же была тогда и на прекрасной бордововолосой женщине. Хозяйке огромной роскошной квартиры в угловом «сталинском доме» на Пресне.

На свете существуют различные коллекции. Встречаются и такие. В квартире на стенах было развешено множество увеличенных в большие рамки цветных фотографий. Почти всех известных московских бардов и авторов - исполнителей в обнимку с хозяйкой.

А вот, и фото самого Заманова.

И снова хочется рассмотреть прекрасную коллекционершу. Прическа, внешность, девчоночьи искрящиеся глаза. Конечно же, это вечно улыбающаяся, веселая хохотушка, «Кудряшка Сью» из одноименного американского фильма.

-Что, нравлюсь? –

Юбка подымалась все выше и выше. Открывая завораживающие стройные ноги в черных колготках.

Огромные блестящие глаза гипнотизировали. В них, одновременно были, сладострастное желание, похоть, уверенность за прелесть и разящую силу собственного тела.

Наконец, отбросив юбку, женщина приказала Заманову.



  • Встань, на колени.-

  • Заманова начала колотить крупная дрожь, но он, словно загипнотезированый, подчинился.

  • Её упругий живот упёрся прямо в его лицо. Он обхватил её сзади за попку, спуская вниз колготы с трусиками. Лицо погрузилось в шелковистость волосков. В то же самое мгновение он испытал острое наслаждение от тонкого ароматного запаха женщины. От предощущения ожидаемой близости.

По женскому телу также пробежала дрожь встречного желания. Александр начал облизывать края теплого, уютного треугольника, постепенно приближаясь к его нижней вершине. Колени женщины подогнулись и нога переступила через упавшее бельё.

Голова мужчины оказалась между её ног. Александр продолжал целовать и облизывать языком эту часть тела, так как будто у него явилось первородное желание влезть целиком в открывшееся тёплое и уютное пространство. Желание неколебимое, неизбежное.

Женщина стонала, извиваясь под натиском непреодолимой силы, ответно лаская руками мужскую голову.
***

Как вдруг. посторонний шум отвлек их друг от друга.

Заманов оглянулся назад. В проеме кухонной двери заметил молоденькую, светловолосую девушку, пристально за ними наблюдавшую. Личиком один в один - кукла Барби. Но, где-то он его точно уже видел.

Заманов с хозяйкой, отряхнувшись, поднялись с пола.

Бордововолосая махнула рукой.


  • Знакомься, Александр. Моя племянница.-

  • - А, впрочем, садимся за стол. Ну – ка, прочти ей, что ты там мне посвятил!-

  • Заманов начал декламировать, в то время, как женщина горделиво - торжествующе, посматривала на свою родственницу.

  • «В час когда сомкнется надо мною круг твоих египетских волос, в звездном океане…»

  • -Хорошо, хватит, хочу музыку.–

  • Пьяным голосом перебила его хозяйка

Заиграла музыка. Продолжилось сумбурное веселье. После второй бутылки она пересела на колени к Александру напротив племянницы. Взяв ладонь мужчины, положила её между своих раздвинутых ног. Расстегнула ему брюки, медленно, но верно, продвигаясь к намеченной цели.

Блондинка, как завороженная, не отводя взгляда, наблюдала за всем происходящим.


***
Вскоре, пить также надоело и женщина вскочила с колен мужчины, увлекая всех за собой в соседнюю огромную комнату.



  • Пошли танцевать. –

  • Они прошли по коридору. Цепочка фотографий как всегда, отвлекла внимание.

  • Вот квазипророк Гребень со своей козлиной бородкой, а рядом хозяйка. Шифута, лукаво прищурившийся, на фоне гримасничающей чаровницы и прячущий в бороду свою хитроватую усмешку. Ошалевший от случившегося секса, добродушный Андрюша Никольский в объятиях всё той же дамы. Здесь же присутствовали и другие известные персонажи из мира «её величества Песни». И снова, перед Александром мелькнула висящая на стене фотография его самого в обнимку с улыбающеся красавицей.

Они оказались в большой зале - музыкальном салоне. Зароботала мощная установка домашнего кинотеатра. И с огромной встроенной в стену ЖК панели пошел его клип. Один из самых развеселых и зажигательных замановских шлягеров «Именины у Марины» .

Пришедшая танцевать пьяная компания начала выделывать ногами странные па. Хозяйка, во время танца, всё же успела стянуть с племянницы одежду.

Та, для приличия, немного посопротивлялась, но, вскоре осталась в одних трусиках. Ее начали уговаривать отправиться в спальню, но девушка не соглашалась.

Тогда Заманов и бордововолосая, на ходу смеясь и целуясь, ушли туда сами.


***

Полумрак спальни наполнился искрящимися переливами галлографической цветомузыки, разноцветные лучи, пробегая в такт синкопам по висящим на стенах огромным эротическим панно, выполненым в стиле старояпонской графики, создавали несколько жутковатую иллюзию ирреальности происходящего.

Начался суперсекс влюбленной пары под ритмичное музыкальное сопровождение, но вскоре, открылась дверь и на пороге появилась всё та же блондинка.

Перед глазами девушки открылась огромная кровать и мелькавшие на ней обнаженные тела мужчины и женщины, занимавшихся любовью. Они жестами и возгласами, стали звать Барби присоединиться.

Та медленно к ним приблизилась. Ее девичья попка была похожа на два совмещенных, поочередно подпрыгивающих теннисных мячика. Раз - два, раз - два. Девушка казалось бы неуверенно продвигалась к кровати.

Сексуальный марафон не прекращался ни на мгновение. Позы любовников постоянно менялись. Но вот, бордововолосая, сдвинулась несколько в сторону, обняв подошедшую девушку, увлекая её на себя, и, одновременно, оттолкнув в сторону мужчину.

Ярким пятном в темноте высветилось лишь недовольное лицо Заманова на звуковом фоне ахов и охов двух лесбиянок. Но, вскоре они о чем – то быстро зашептались.Старшая, обращаясь к Заманову, и кивая недовольно на блондинку, небрежно бросила.


  • -Иди сюда. Оттрахай её, как следует, раз она тебя так захотела. –

  • Блондинка, пристально глядя в глаза Заманову, медленно раздвинула ноги. Александр перелез через хозяйку, внимательно следившую за его действиями, устроился между ног Барби.

  • Сексуальный темперамент девушки оказался еще более мощным, чем у её родственницы. Постепенно стоны и вскрики достигли той фазы, за которой неминуемо должен был последовать неконтролируемый обоюдный оргазм.

  • Но, неотрывно наблюдавшая за их действиями женщина, в ожидании именно этого момента, вновь бесцеремонно отпихнула мужчину и сама завершила начатое им.

  • Под неумолчную сексуальную истерику двух женщин – «Les cris suaves» - Заманов опять оказался не у дел.

  • - Вы меня, что на разогрев пригласили? – Пробормотал он скорее сам себе, так как ответ и без того был ясен.

***


Еще с ветхозаветных советских времен в ДК ГУВД, что был построен по личному указанию Лаврентия Павловича прямо за Бутырской тюрьмой, существовало литературное объединение милицейских поэтов.

Как и во всех подобных товариществах, представители этого сакраментального кружка интересовались, в основном, собственным, личным вкладом в российскую словесность и, по преимуществу, своим творчеством. И совсем уж в малой степени трудами соседа.Здесь был обычный, полагающийся в подобных случаях, джентльменский набор.

Так, среди доморощенных почитателей литературы имелись классические графоманы и плагиаторы, пустившие свои гнилые корни в этот благословенный лит-оазис.

Два-три члена Союза писателей, нелепо кичащихся своим членством в этой непорочной организации. Видимо поэтому ни разу ничего путного так и не прочитавшие.

Стайка неудовлетворенных, а потому сексуально озобоченных, приближающихся к известному роковому женскому пределу дамочек-щебетуний.

За ними шла серия истинно народных поэтов. Этаких акынов-сказителей. В силу жутчайшей и элементарной литературной безграмотности не сумевших преодолеть даже поэтическую планку установленную редакцией невзыскательной ведомственной многотиражки «Петровка38».

Основную массу описываемого товарищества составляли бывшие милиционеры, а ныне пенсионеры МВД. Они приходили в ДК занять своё свободное время, и являлись своеобразным творческим балластом. Вот и вся малоинтересная публика, совершенно не стоящая внимания читателя.

Всё бы так, если не Володька Мельгунов. Какая-то дикая необузданная смесь ранних Маяковского и Бурлюка с поздним Вознесенским – дала неправдоподобный поэтический замес выдавший «на гора» Володьку. Слушать его можно было до бесконечности. Завораживал темперамент. А в особенности, под бутылочку водочки с солёненьким огурчиком.

При всём, при том, что никакого глубокого содержания в его стихах не было. Существовала лишь жесткая, притягательная, требовательная к себе интонационная составляющая человека. Его темперамент.

И нескончаемый напор мощного потока гипнотической энергетики подсознания, словно девятым валом обрушивавшегося и захлестывавшего всякого слушателя, попавшего в вихревую воронку такого необычайного природного явления.

Все им описываемое было несообразно обычному земному. Скорее приближалось к некоему космическо - метафизическому феномену.

«…отсохли руки у меня, когда свалились глыбы льда…».

Заманов вспомнил о масштабах содержания володькиных произведений, хотя наверняка ошибался в реальной сущности и конструкции предметов.

Звонил Мельгунов не чаще и не реже одного раза в полгода. Оттого нисколько не напрягая, впрочем, даже немного подбадривая и забавляя своими оптимистическими телефонными заявлениями.



  • -Ну, что,Заманов, ты еще живой? Тогда слушай, что я только что накрапал.-

  • Понеслось - поехало минут на пятнадцать –двадцать. Александр всегда терпеливо дослушивал поэта до конца. Ни разу не перебивая, что, очевидно, импонировало Мельгунову.

***

А в квартире коллекционерши бардов и менестрелей секс втроем продолжался. Увеличился лишь темп движений. В такт музыки сплетались и расплетались теперь уже три обнаженных тела. Наконец случился оргазм.

Точка. Старшая тяжело оторвалась от блондинки. Обе с всклокоченными прическами, потные, липкие и мокрые. Бордововолосая, мгновенно отключаясь, заснула.

Заманов и девушка тут же бросились друг на друга и, обнявшись, в сексуальном восторге начали кататься по оставшейся части постели.

И в этот-то кульминационный момент заверещал мобильник Заманова.Дотянувшись до него одной и прижимая девушку к себе другой рукой, не своим голосом он закричал.

– «Кто?»

Но, из трубки спокойный с расстановкой, крепкий и ровный голос Мельгунова обратился с неизбежным вопросом.



  • Что, Заманов!? Ты, наверняка там окончательно заплесневел? Тогда слушай гениальные строки...»

  • Заманов, в отчаянии прокричал.

  • - Давай -

Швырнул телефон на пол, одновременно переворачивая девушку на себя.

И наверное, из-за недостатка отпущенного им времени, от того с утроенной энергией они взялись друг за друга. Словно русский витязь Пересвет в жестокой схватке с татарским батыром Челубеем, на решающем для истории, сражении Куликова поля.

Такой бешенный ритм вскоре закончился обоюдным оргазмом. Длительным сотрясением разгоряченных мокрых тел. Всё.

Девушка шепотом попросила пощады.



  • - Я больше не могу. Пошла спать.-

  • И, широко расставляя ноги, направилась в соседнюю комнату. Александр проводил взглядом поочередно подпрыгивающие мячики. Раз - два. Раз - два.

  • Схватил говорящую трубку. И оказалось совершенно во время, поскольку Мельгунов уже обращался к нему.

  • -Старик. Ну, как? Только говори всё начистоту.-

  • Но единственное слово, которое Александр смог, закатывая глаза, выдавить из себя было:

- Шедевриально. –

на последнем дыхании прошипел Заманов, подразумевая, конечно, совершенно иное тому, о чем подумалось звонившему поэту.



  • – Ну, то-то же. Знай наших! Тогда, покедова.- прошуршал довольный Мельгунов, вешая свою трубку.Заманов отбросил свою.

  • Тут Александр сделал попытку подняться за ушедшей девушкой, но рука проснувшейся, а возможно и вовсе не спавшей и наблюдавшей за ними хозяйки остановила его.

  • Оставь, её. Давай, лучше меня.-

  • А теперь уже Александру этого было не нужно. Он погладил её лицо, поцеловал в щеку.

  • - Спи! –

  • Отвернулся. Ему не спалось. Через несколько минут спальня наполнилась её легким похрапыванием. Заманов тихо встал.

  • За полузакрытыми шторами уже брезжил нескорый московский рассвет.

  • Осторожно, чтобы не потревожить спящую, вышел из комнаты. Во рту пахло какой-то прогоркшей гадостью.

  • На ходу, прихватив со стола бутылку минералки, сделал пару глотков. Ему до животных колик захотелось быстрее покинуть этот дом.

  • Автоматически собрал разбросанную повсюду свою одежду. Быстро оделся и направился к выходу.

  • И вот, в корридоре заметил сброшенную, в горячах, давешнюю клетчатую юбку. Поднял ее, аккуратно положил на бархатный пуфик в прихожей.

  • Рядом, на полу, обложкой вниз валялась небольшая желто-черная книга. Беря её в руки, Александр уже точно знал чьё имя должен был увидеть на обложке.

  • Марья Звонцова «Побег в неизвестность». Книга также оказалась рядом с юбкой.

  • Но когда он стоял в дверях из соседней комнаты вышла голая Барби.

  • Ты что? Разве уже уходишь?-

  • Несколько наиграно-равнодушно спросила она и, не ожидая ответа, направилась в туалетную комнату напротив входной двери.

  • Мячики её попки подымались и опускались в такт походки. Раз-два, раз-два.

  • Дверь туалета осталась открытой. Она подняла крышку и уселась верхом на унитаз. Громкая струя возвестила о том, что процесс пошел. И не отрывая пристального взгляда от Заманова, скупо подытожила.

  • Ну, что ж, тогда, пока.-

  • Пока.-

  • Эхом, отозвался Александр, прикрывая за собой входную дверь необычайной квартиры…

И снова вагон метро.

Заманов перевел взгляд с занимающейся любовью парочки, на плешивого деда.


***

В ресторане «Пекин» в полном разгаре шёл очередной вечер отдыха загулявших москвичей. На эстраде - небольшое глупейшее шоу.

Кажется актерам нет никакого дела до присутствующих в зале поскольку в реальности они развлекали, исключительно, только самих себя .

За одним из столиков расположились трое гостей. Двое мужчин и женщина. Все в изрядном подпитии. Мужчины в форме подполковников ракетных войск. Девушка одета, равно как безвкусно, так и, определенно, вульгарно - вызывающе.

Глубокое декольте, из которого того и гляди вывалятся необъятных размеров сиськи. Памелла Андерсон русского разлива. Хотя Пэм могла бы здесь просто отдыхать. Коротенькая юбчонка, открывала довольно объемистые ляжки. И все же миленькая пьяная мордашка была безусловно чем - то симпатична.

Рыжеволосый подполковник, тщетно пытался обратиться к подполковнику брюнету.

- Юрий Иванович. Ты хорошо ли слышишь, меня ? Юрий Иванович! Нет ответа! -

А всё ведь потому, что в это самое мгновение, под столом рука Юрия Ивановича тщательнейшим образом обследовала трусики дамы, которая, в свою очередь, делала вид, что ничего особенного с ней не происходило. Однако при этом, не забывала томно, от удовольствия закатывать подернутые сладкой влагой глазки.

Но, голос рыжеволосого, повысился громкостью уже на несколько децибел.

- Юрий Иванович! Не понял!-


  • -Слушаю тебя, Петр Иванович.-

  • Опомнившийся от сладкой мечтательной эйфории и, несколько ошалевший, глядя на своего визави плохо понимающим взглядом, выкрикнул брюнет, одновременно резким движением руки подымая пустую рюмку.

-Юрий Иванович! Оставь Люсьен в покое! Я тебе говорю. Давай, подымем тост за нашу вечную дружбу и... любовь.-

Умильный взгляд в сторону Людмилы.

-А все - таки, какие мы с тобой умные! Ты хоть это сейчас понимаешь? -

-Тише, ты!-

Петр Иванович сторожко оглянулся на полупустой зал ресторана и уж затем шепотом вопросил.

- А не продешевили? -

– Петро! Да хрен бы с ними, со стволами. Пусть эти, подольские, усрутся ими. Какое наше дело? Баксы то здесь. -

Растроганный Петр Иванович полез целоваться.

- Юра! Я тебя люблю.-

Молчавшая все это время Люсьен, переводившая глазки с одного кавалера на другого, решила вставить свою лепту в многозначительность обсуждаемых событий. Бойко затарахтела.

- А кто вам все оформил, все подписи собрал. Кто уговорил моего старпера - генерала и, что мне это стоило ? –

Тяжело вздохнула, и вновь закатила глазки.

-Небось забыли ? -

Четыре, сначала ничего не понимающих, а затем как бы внезапно прозревших мужских глаза уставились на говорившую.

Затем, словно могучая пружина мгновенно распрямилась под задницами великолепных офицеров. Они вскочили, и с воплем.


  • За дамс! –

  • Схватились за полупустые рюмки.

  • Стойте – стойте. –

  • Польщенная такой самоотверженностью, Люсьен любящей рукой дополнила из бутылки «Гжелки» недостающего напитка.

  • -А вот теперь за меня, мальчики. Вперед ! –

  • И, как из стари водится: отставив локотки, и с ладони блестящие офицеры восславили красоту и мудрость русской женщины

***

Через минуту, побросав немного в рот закуски подполковники, почти одновременно, вскочили со своих мест. Подхватили под руки Люсьен и потащили её в туалетное заведение.

Бросившемуся же наперерез «ливрею» рыжий Василий Иванович успел сунуть в карман сто баксов. От этого выражение лица доблестного служителя гальюна с решительно службистского приняло несколько вяловато – податливый характер.

-Господа, офицеры! Господа, офицеры! Там же мужской туалет-с! Как можно-с. С дамой - с? –

Но, не получив необходимых разяснений, боязливо огляделся.

-«Не видел ли кто?»-

Засунул сотню поглубже в карман униформы, а на ручке укрепил табличку «Туалет закрыт по техническим причинам».

Теперь можно и передохнуть, прогуливаясь перед интимными кабинками.

Первая, со свернутой на бок юбкой, на ходу застегивая молнию, вылетела изрядно помятая, красная, словно только что отвареный рак, Люсьен. Начала усиленно прихорашиваться перед зеркалом.

Из её случайно второпях перевёрнутой, черной кожаной сумочки выпало несколько предметов дамского обихода, а вместе с ними и небольшая желто-чёрная книжица Марьи Звонцовой.

Люсьен досадливо и энергично запихнула всё обратно в сумку, бессвязно пробормотав непонятно в чей адрес неясные проклятья.

Вскоре, за ней потянулись чем - то недовольные, озобоченные и обескураженные подполковники.Но к каждому из них пожилой лысый «ливрей» со вниманием приложился одежной щеточкой, успев снять пару невидимых глазу, то ли пылинок, то ли ворсинок. Правда, заслужив лишь благодарное, не более того, мычание обоих.

Озабоченный Петр Иванович, недоуменно поглядывая на свои часы, обратился к приятелю.

-Юра! Время ! Отдай мэтру деньги, рвем быстрее когти, а то метро закроется -.

Юра бегом удалился в зал. Но слышавшая этот разговор Люсьен недовольно поджала губки. Подняла бровки. И начала пьяно хныкать :



  • -Хочу мотор в Люберцы, хочу мотор в Люберцы.-

  • На что, расплатившийся за банкет Юра, ответил со вполне резонной и несколько угрожающей твердостью, вполне достойной этой профуры –

  • -Будет тебе и мотор, и все остальное.-

  • Подхватил Люсьен с одной стороны, Петя с другой и быстро удалились из курилки туалетной комнаты.

Еще через пару минут, на пятачке тротуара перед рестораном Пекин появились уже одетые подполковники в обнимку с хнычущей дамой.

И вся компания, по сложному зигзагу. Сообразно постоянно меняющейся ориентации, направилась через всю площадь ко входу в метро. Несколько раз при этом принципиально меняя направление своего многотрудного маршрута.

Огромная оранжевая луна, как проснувшееся ископаемое животное, словно в смертельном прыжке зависла, над рестораном.

Над Москвой.

Над всем человеческим миром.
***
Московская гостиница «Орленок».

В большой комнате совещаний при киноконцертном зале только что закончилась рабочая встреча «кустовых» руководителей.

Посередине овального стола с недопитыми чашками кофе, стояло пара початых бутылок коньяка, лежали пачки американских сигарет.

За столом сидели десять - пятнадцать с подчеркнутым великолепием одетых господ. Избранные мужчины и женщины обсуждали текущие проблемы элитного клуба «Престиж», официально зарегистрированного, как общество поддержки предпринимательства и содействия экономическим реформам правительства.

Незадолго перед этим выступал финансовый директор Виктор Варфоламеевич Науменко - улыбчивое круглое лицо с коротенькими рыжеватыми баками. Сутью его выступления было привлечение внимания низовых руководителей к количеству вновь вступающих.

-Друзья мои, минуточку.-

Послышалось легкое постукивание золотым «Рагкег» -ом по бокалу.

- Мы вышли на прекрасную цифру. Сорок человек. А это сами понимаете - сто двадцать тысяч баксов в общак. И дело, как говорится, за малым - нужна реализация.

Все мы люди достаточно опытные, компетентные. Как действовать, знаем. Попрошу еще раз от всех лишь внимания, внимания и еще раз внимания к каждому новому коллеге. И, конечно же, во всем аккуратность. Особенно в правильном оформлении вступительных документов. А теперь с Богом!-

Науменко направился к двери. За его спиной собравшиеся оживленно беседовали, обмениваясь мнениями.

Финансист неспешно, с подобающим его сану самоуважением спустился в киноконцертный зал. На лице возникла улыбка удовольствия от наличествующего образцового порядка.

«Да, сегодняшнее мероприятие должно пройти на высоком уровне. Ставки слишком высоки!»



Умеренный свет. Охрана на месте. Действо только -только разворачивается. Звукооператор за пультом уже включил свою постепенно усиливающуюся и набирающую стремительный темп барабанно - компьютерную дробь.

  • - Впускайте !-

  • Наполеоновский взмах руки Науменко был незамедлительно исполнен охраной. И в раскрытые двери хлынул поток совершенно по особенному разодетой публики.

  • Женщины во всех возможных вариациях костюма бизнес леди. Мужчины в дорогих костюмах удачливого, преуспевающего бизнесмена. Другому быть не дано и только так!

  • В целом, вся толпа напоминала демонстрацию ряженных. Зрелище скорее комично - забавное, нежели серьезное. Хотя лица и выдавали, но самим прибывшим это было невдомек, а если, кто и догадывался, то избранное жизненное направление оставалось превыше всего.

  • Быстро заполнялись ряды. Каждый знал своё место и устремлялся именно туда, где находился его кустовой руководитель. Повсюду случались горячие объятия, экзальтированные поцелуи, безмерные взаимные восторги и восхваления. Созданный самими участниками виртуальный мир побед и зримого успеха.

  • Компьютерная дробь усилилась. Постепенно свет в зале начал гаснуть, одновременно, загораясь на сцене. Двери переполненного помещения закрылись от посторонних ушей и глаз. Общее шаманство началось скандированием присутствующими одной определяющей всё и имеющей абсолютно-ключевое значение фразы. Поскольку быстрее отключало всякие задерживающие и тормозящие центры связанные с пресловутой совестью.

  • - Мы хотим баксов. Мы хотим баксов. Мы хотим баксов... –

  • И когда зал разогрелся до нужного градуса, на сцену впрыгнул.

  • - О, ля – ля… –

  • В доску свой. Одетый в строгий, пошитый дорогим мастером, тёмно-синий костюм. Надушеный французским одеколоном ведущий нынешнего вечера.

  • После нескольких комплиментарных фраз залу последовал упоительный рассказ - притча так необходимая сейчас всем присутствующим.Сказание о безмерных достоинствах раз и навсегда разбогатевшего Иванушки – дурочка, живущего только мыслями, планами, схемами дальнейшего приращения и увеличения капитала.

  • Теория зазывания и околпачивания приглашенных будет еще и еще раз обсасываться с различных сторон. Вбиваться в мозги господам из «элитного клуба». Самой смелой, и самой эффективной пирамиды сложенной когда - либо умом и волей советского человека.

  • -Кто мы были ?-

  • Традиционный вопрос ведущего к залу.

  • - У - у-у…

  • - Да, правильно вы отвечаете - никто. А теперь ?-

  • Зал.

  • – О-О -О-…

  • И дальше. Все в том же духе, и на столь же достойном уровне.

  • Виктор Варфоламеевич исполненый необыкновенного достоинства, определяемого безусловным материальным достатком, направился в ресторанный бар мимо склонившихся в учтивом поклоне молодых людей из охраны.

  • Как вдруг к нему приблизился один из них и, что - то тихо на ухо зашептал. Науменко недоуменно и недовольно поморщился, остановился, нехотя кивнул охраннику. Тот подвел к нему двух заплаканных женщин.

  • Старшая просительным тоном что-то объясняла, но отдельные обрывки фраз путались и никак не складывались в единое целое.

  • -... Я вас умоляю, мы доведены до отчаяния..., мы разорены…, мы на грани самоубийства…, уже написали в Генеральную Прокуратуру... –

На таких сбивчивых и несвязных речах Науменко решил прервать никому не нужный, нескончаемый вопль заблудившейся души.

  • -Уважаемая. Не я вас сюда притащил за руки. Пришли вы сами.И по своей доброй воле. И не просто так. Вы хотели иметь побольше денег. Но их ведь нужно ещё и заработать. А вы отказываетесь.

  • Отчего вы не желаете привести к нам двоих клиентов. Давно работали бы на вас. Глядишь и выплатили все ваши долги.

  • -Что касается угроз. Мы их не боимся. У нас в настоящее время в зале двенадцать действующих полковников ФСБ и МВД. Семь генералов. Так что, уважаемая, я вас не совсем понимаю. Наша организация функционирует исключительно в рамках существующего в стране законодательства.

  • И, вообще. Скажите спасибо, что я не обращаю внимание на все ваши глупые определения типа - лохотронщики - и так далее.-

  • И уже совсем строго.

  • - Теперь, простите, мне некогда, тут, с вами... Меня ждут…Не теряйте времени! Идите и работайте!-

  • Презрительно повернулся спиной к женщинам. После такой высокопарно - пафосной тирады Виктор Варфоламеевич, в который уже раз, несказанно вознесся в собственных глазах. Отчего выросла и его внешняя значимость, увеличившаяся до размеров гипертрофических.

Через пару минут Науменко вошел в зал гостиничного ресторана.За стойкой бара сидели две красивые молодые дамы одетые в стильные костюмы бизнес – вумен. Дежурными, стеклянными улыбками они встретили появление шефа.

Взглянув на них, Науменко плотоядно усмехнулся в свои пышные рыжие усы. И его усмешка явно свидетельствовала о некоторых иных, возможно более интимных отношениях имевших место с этими сотрудницами.

В это время из зала доносилось дружное скандирование,


  • Баксы, баксы, баксы , баксы !...-

  • Перемешивающееся с ритмичными хлопками, напоминающими известное - «Спартак - чемпион, Спартак - чемпион»…

«Быдло.Бараны» -

Мелькнуло в замечательной голове финансиста, но тут же закатилось куда-то в самый дальний уголок сознания. И вскоре забылось.

Довольный Виктор Варфоломеевич подмигнул ближайшей «помощнице», подымая первую за этот вечер стопочку «Мартеля».

***

А в это время по изгибам подземной трассы мчался вагон метро с Замановым на борту.

На развороте газетки, в руках сидящего напротив старика, при желании можно было бы заметить заголовок статьи «Последствие газовой атаки АУМ Сенрикё в токийском метро». Заголовок им внимательно изучался.

Заманов пытался вглядеться в текст, но это ему никак не удавалось. Старик, заметил движение соседа.

- Что, интересно?!-

Заманов вяло отреагировал.

- Да так.-

Но старику, судя по всему, захотелось поделиться имеющейся информацией. Ткнул пальцем в газету.

- Ну, понятно. Ты, наверное, и не догадываешься, что в нашем московском метро в начале войны уже случалась подобная газовая атака? - …

***

Гостиница «Орленок». Тот же зал спустя три часа. Уже без публики. Освещение уменьшено, поскольку представление закончилось.



Лишь за отдельными столами сидят по двое, по трое членов правления, а между ними, несколько растерянные, с вымученными улыбками новобранцы, подписывающие пакеты приготовленных для них разноцветных формуляров-документов.

Науменко, обратился к одной из помощниц.

- Сколько ? –

- Двадцать шесть.-

Пропела супер дама.

-И то хлеб. Мне думалось будет меньше.-

Подошел к следующей группе сотрудников и отдал необходимые распоряжения. Затем, распрощавшись за руку с некоторыми из них, направился к выходу из вестибюля.

Там его ждал личный шофер – охранник. Глядя через стекло на взошедшую луну, финансист доверительно произнёс.



  • -Вишь, луна то разгулялась, какая красивая! Знаешь. А нырну – ка я в метро, поближе к народу. Что-то захотелось почувствовать сермяжный запах пота.

  • Да и, наконец отдохну от твоего надушенного «мерина».-

  • Парень молча кивнув, неспешно, в развалочку удалился, а заместитель по финансам уверенно-размеренным шагом крепко стоящего на земле человека, направился к выходу. Туда, где впереди маячила большая красная буква «М».

***

Москва. Гольяново.

Квартира в одном из отдалённых московских районов, превращенная хозяйкой в базу фирмы интим - услуг «Досуг».

В большой комнате находилось трое сотрудниц. Галинка, Оксанка и Маринка.

Маринка уткнулась в телевизор. Глаза злые, зареванные. Смотрит очередную мыльную оперу. Две другие занялись подборкой макияжа на собственные лица.

В продолжение разговора Галинка, обратилась к Оксанке.

- И всё же. Какая тварь наша, «мамашка». Знает ведь азиков- !-



  • Да, что ты от нее хочешь. За деньги не то что нас, маму родную раком бы поставила. Заставила работать-

  • отвечала подруга.

  • При всём, при том обе отчаяно вздыхали.

Кухня квартиры представляла собой не то дистпетчерскую, не то охранное помещение.

Здесь рядом с дородной, сорокавосьмилетней крашеной блондинкой Ольгой Ивановной, хозяйкой заведения, расположился бритоголовый малый, интеллигентско – бандитского, зловещего вида в черной охранной униформе. Именно такого в народе и величают –головорез, кажется, даже, в прямом смысле слова.

Ольга Ивановна, она же директор фирмы, тяжело вздохнув, обратилась к своему визави.


  • Что ж, не тебе, Гена, рассказывать. Сам знаешь, что стоит сейчас открыть приличное заведение.-

  • Кивок головой сверху-вниз.

  • - А интерьер. –

  • Взмах рукой в сторону большой комнаты, где сидели девицы

  • .- А экстерьер. –

  • Взмах другой руки в сторону входной двери.

  • - Вам-то сколько за охрану плачу?! Участковый ментяра притаскивается. Каждую неделю – отстегиваю. Кстати, и обслуживается бесплатно!

  • Скажи, ну отчего мне с этими хохлушками так не повезло?! Молились бы на меня. Живут в приличном доме. Охрана - ладонь в сторону интеллигентско - бандитского малого - есть. Жрачки - другая ладонь в сторону двух холодильников - полно. В своей Виннице давно б от спида сдохли!-

Заверещал звонок.Через селектор послышалось:

-Трех дэвушек для компании. –

Закрыла ладонью трубку, и обращаясь к охраннику

-Опять кавказский акцент –

вздохнула.

-Давайте адрес. –

Начала записывать.

- Чувствую, вы не в первый раз, знаете сколько. Да. Но предупреждаю... –

С той стороны, её, по видимому, грубо оборвали, что - то накричав на свой манер. Затем бросили трубку, отчего и Ольге Ивановне пришлось положить свою.

- Говорят, что их трое, а ведь могут и соврать.Засранцы.-

А в это время, в соседней комнате происходила разборка между сотрудницами.

Оказывается. Пока Маринка отсыпалась после трудовой ночной вахты, одна из товарок стибрила её законную сотню заныканных в загашнике баксов. Что вызвало естественную отрицательную реакцию их владелицы. Но провести профессиональное расследование, кто именно из двух подруг - воровка, девушка уже не успевала.

В комнату вошла мамашка.


  • -Чего разорались-то!? Вот что. Слушайте сюда! Наш шофер, сломался, а здесь недалеко. Не развалитесь – прошвырнетесь на метро. На обратную дорогу, думаю, на частника вам хватит. Доедете.

  • -Маринка! Да, оторви ты жопу от дивана.Сколько можно глазеть на этот ящик для идиотов! Едешь с ними.-

Девушки быстро собрались, потянулись на выход.

Самая разбитная Галинка, проходя мимо охранника зацепила того локтём .

-Чава, Геня ! –

Геня нехотя отмахнулся рукой, продолжая чтение небольшой, черно-желтой книжицы Марьи Звонцовой.

А Ольга Ивановна. По домашнему, напутствовала уходящих на работу.

- Ну, с Богом.-

Перекрестила захлопнувшуюся за последней сотрудницей дверь и прошла на кухню.

Снова уселась перед охранником. Будто оправдываясь, продолжила разговор.



  • Не везет девкам. Прошлый раз у Оксанки азики все ноги сигаретами пожгли. Забавлялись. А с Галинкой, вообще, бутылкой любовью занимались. Засранцы! Всю Москву заполонили.

  • Спасибо господам из мэрии и префектуры – сейчас наверное, только из ушей баксы не торчат. Распродали землицу-то нашу, московскую. Как свою собственную, халявщики гребанные.-

В ответ на гневную тираду хозяйки малый, имеющий и собственное суждение, также высказался.

  • Что говорить. Начальство, как воровало, так и будет конкретно воровать. А азиков после того случая мы ведь плотно урыли. Запомнят надолго, шакалы черножопые. Теперь должно быть все тип –топ. «Россия-вперед». –

  • Выкидывая вперед в «римском приветствии» правую руку, заключил Геня. При этом смачно и громко отхлебнул чай из большой, расписанной красными яблоками и петухами чашки, хрупая душистым ванильным сухарем.

***


Огромный операционный зал большой холдинговой компании.

Рабочий день в разлете множества столов начиненных компьютерами и другой оргтехникой За ними трудятся молодые мужчины и женщины – сотрудники фирмы. Шум, суета, беготня с бумагами, папками.

Посередине всей этой суматохи появился мужчина одетый в хорошего покроя светло - серый дорогой костюм. Независимой походкой направился в собственный, отделенный стеклянной дымчатой перегородкой от остального зала, кабинет.

В большом кабинете, за овальным с прозрачной крышкой журнальным столиком, вальяжно расположился, попивая кофе и куря американские сигареты, полковник внутренних войск, весьма обрадованый появлением хозяина.



  • Так, что, Демон? Какие наши действия? Будем дербанить фонд, или это теперь для тебя мелочь?-

  • - А какие там деньги?-

  • С вымученным лицом отреагировал на вопрос служивого вошедший.

  • - Лимончика на четыре – пять, пожалуй, потянет. Если в общей сумме.

Хозяин кабинета в раздумье сел за рабочий стол. И сразу же раздался телефонный звонок. Схватив трубку и, немного послушав, резко оборвал звонившего .

-Мне не надо твоей грёбаной лирики ! Говори конкретно. Какие омоновцы ? Откуда взялись ? –

Опять слушает и вновь перебивает.

- Что ты мне мозги засираешь! Какие могут быть омоновцы в Воскресенске ? Все выясни и сейчас же доложи !

В сердцах бросил трубку, обратившись к военному.


  • -Ну, ты посмотри! Что творят! Ты говоришь четыре лимона. Да еще небось в «рваных».А у меня только в том ангаре ноутбуков на пятьсот тысяч зеленью. Вот и решай сам.-

  • Видя, что служивый делает приготовления к подъему, и приготовления весьма серьезные, хотя огромный живот оттягивал явно назад, хозяин быстро подал ему успокоительную отмашку, чтобы пока отдыхал и не дергался.

В то же мгновение раздался звонок от секретарши по селектору.

-Дмитрий Владимирович. Звонит ваша дочь. Ей нужна машина...-

Но не дослушав, тот раздраженно перебил секретаря.-

-Что вы мне все трезвоните ! Отдайте мою...-

Тут же осекся, что - то вспомнив, быстро соображает.

- Ах, черт. Извените, Любовь Федоровна. Забыл. Джип утром сломался. Сейчас на ремонте. Отдайте разъездную «Вольво».

Что? Уже отдали ? Хорошо.-

Нажал кнопку отбоя.



  • Ну, ты смотри , что творится!-

  • Опять обратился за пониманием к полковнику.

  • - Вот что, Юраш. Твой вопрос провернем в рабочем порядке. Но, не сей секунд.Чуть подожди. Видишь, ситуация! Как разгребу дерьмо и тогда с Богом.

  • Осёдлывать денежные потоки конечно же наша наипервейшая задача, но не сейчас. Понимаешь? Что ж, отлично.Давай краба.-

  • Быстро протянул ладонь, а заодно выудил толстяка из кресла.

  • - Ну, прощевай.Звони послезавтра. Я уж что –нибудь придумаю.-

  • Военный ушел. Дмитрий на некоторое время задумался. Постучал кулаком себя по лбу - решалась какая - то новая, сложная, многоходовая комбинация.

  • Следующий номер он набирал уже по мобильнику. На лице появилась определенная видимость подобострастия и почтения. Чуть приглушенным, «своим» голосом он произнес.

  • -Товарищ генерал. Добрый день. Да это я. Да, Дмитрий. Как здоровьишко? А, понимаю. В общем у нас ерунда какая-то вышла. Наш склад с товаром в Воскресенске опечатали какие - то там доморощенные омоновцы. Да. Пусть милиция немного поработает, разберется. Что за люди? -

  • Пауза. Внимательно прислушался к ответу.

  • - Буду очень благодарен. А в понедельник, как всегда. Мой шофер у вас. –

  • И опять прислушался к произносимому адресатом. Чуть привстал с кресла.

  • - Спасибо заранее. Огромное спасибо, товарищ генерал.-

  • Повесил трубку. Селектор.Голос секретарши.

  • - Дмитрий Владимирович. Зайдите к Генеральному. -

  • -Хорошо. –

  • Щелкнул кнопкой. И уже сам себе.

  • - Что – то там еще надумал старый лис?-

  • Поднялся и быстрым шагом покинул кабинет.

***

Всё тот же кабинет, но уже поздним вечером.

За стеклами, отделяющими помещение от зала, не видно ни одного человека. Часы на столе показывают начало первого. Пепельница полна окурков. Недовольно оглядывая её, Дмитрий нажал кнопку секретаря.

-Любовь Федоровна! –

В ответ молчание. В сердцах чертыхнулся, поворачивая часы на себя.Снова чертыхнулся. Заработался.

Подошел к окну. Между разрывами туч, медлено вставала огромная, оранжевая луна…

…Улица. Моросит дождь. Слякотная осенняя погода. Поскольку уже поздний вечер, выход из вестибюля центрального офиса компании слегка затемнен. В открывшейся двери появился Дмитрий Поваров - заместитель Генерального Директора .

«Ах, Дима-Дима. Не связывался бы ты с этими компьютерами в пятисоттысячном, зеленью, ангаре. И судьба-то твоя уже решена генеральным, проплатившим за тебя. Ведь нет человека-нет проблемы.

А киллеры уже и место застолбили. Да, и в Курган, опять же, торопятся. Но, умереть, конечно. можно и поскользнувшись на банановой корке. Не правда ли, Дима? Так что, конечно, всякое впереди может случиться»…

Нашептывало ему всевластное время. Но его-то, как раз, он и не слышал.

Поворов закутался в длинное, черное кашемировое пальто. Подняв кверху воротник и раскрыв зонтик, направился к метро.

С неба летела уже сплошная морось. Почти у самого спуска в вестибюль он остановился, и посмотрел в небесную глубину.

Там, сквозь разрывы туч, чем - то похожая на огромный апельсин, показалась полная, и устрашающая своими ирреальными, непревычно-огромными размерами, загадочная Луна.


***

Вагон метро, в котором находился Заманов притормозил у очередной станции. С противоположного конца в него вошел пьяный бомж. Тут же, деловито и, не обращая ни на кого внимания, расстегнул ширинку и освободил мочевой пузырь на дальний угол.

Старикан брезгливо бросил Заманову.

- Ну, ты подумай только! Каков, стервец ! До чего довели Россию ! Ведь такая была страна. Советский Союз!-

Заманов усмехнулся


  • Не везет, сердешной.-

  • Старикан сделал категорический вывод:

  • - Сталин нужен.-

Но собеседник продолжил ёрничать.

- Может Жириновский, чем поможет?-

Старик и на этот раз не заметил его иронии.

Александр поглядел в соседний вагон, и невольно вжался в сидение, заметив едущих в нем, знакомых по автосалону, курганских киллеров.

«Ах, палачи вы мои родные» .

Подумалось сразу посерьезневшему Заманову, но в этот момент в том вагоне что - то изменилось и киллеры ни с того, ни с сего начали блаженно хохотать.

Тогда, ничего не понимая и пренебрегая опасностью, он стал заглядывать в соседний вагон, сам чуть было не рассмеявшись.

Глухонемые, по видимому, решив продолжить бал, сорвали со стен огнетушители, поливая ими изнутри стены вагона, добрая половина которого уже заполнилась пеной. Несущийся в пожарной пене под землей вагон метро. Это ли не фишка!?

Вдруг поезд на всем ходу, как подсеченный конь, стал, параксически визжа и дергаясь, выделывать лихие коленца. Заманов вначале подумал на глухонемых – опять отчудили. Но взглянув налево, увидел, как вошедший бомж, схватившись за стоп - кран, что есть силы тянет его на себя.

Запахло жженой резиной.Сидящий рядом дед опасливо стал нюхать воздух.

- Пахнет жженой резиной, не правда ли? -

Заманов, на этот раз не ответив, промолчал. Наконец поезд остановился. Сначала в соседнем, а затем и в их в вагоне погас свет. Тускло горела лишь одна аварийная лампочка.

Поезд стоял. Пассажиры настороженно молчали. Только бомж продолжал бурчать что - то понятное лишь ему одному.

Но вот исчезло и это последнее освещение. Поезд продолжал стоять в полной темноте.

Неожиданно, словно вырвавшись из Космоса, зажёгся ослепительный свет. В следующую минуту состав неуверенно тронулся, постепенно набирая скорость.

А старик вновь повернулся к Заманову.

- И, знаешь. Это крест всей моей жизни. Тогда я служил в Управлении НКВД по Москве…-

***

Москва. Октябрь 1941 года.

Здание московского УНКВД. Длинные серо-голубые казенные коридоры. Спешащие по ним сотрудники.

Один из них вошел в последнюю слева по корридору, дверь.


  • Разрешите, товарищ комиссар первого ранга. –

  • Обратился он к сидящему во главе тэобразного стола. Рядом находилось еще четверо в форме .

Тот тихо ответил.

- Заходи. Садись. -

Вошедший присел на указанное место. Немного выдержав паузу, кашлянув, из -за стола поднялся хозяин кабинета. Взяв листок бумаги, поднял его над головой.


  • -Вот указ, подписанный Верховным. Мы обязаны его исполнить.-

  • В это время голос говорившего дрогнул. Чувствовалось, что человек растерян, видимо уже ознакомился с содержанием документа. Последующее чтение давалось ему с великим трудом. Собираясь с силами, прочёл нужный абзац.

-... в связи со сложившейся под Москвой оперативно-тактической обстановкой – ПРИКАЗЫВАЮ- подготовить к затоплению линии и станции московского метрополитена имени товарища


Каталог: txts
txts -> Программа вступительных экзаменов в аспирантуру для поступающих на обучение по направлению подготовки: 45. 06. 01 Языкознание и литературоведение
txts -> Программа вступительных экзаменов в аспирантуру для поступающих на обучение по направлению подготовки: 05. 06. 01 Науки о земле
txts -> Пояснительная записка Программа вступительных экзаменов предназначена для выпускников магистратуры и специалитета высших учебных заведений
txts -> «Храм дом Божий»
txts -> Перечень лиц, рекомендованных приемной комиссией к зачислению По общему конкурсу
txts -> М. Ю. Лермонтов: к 200-летию со дня рождения
txts -> Календарь выставок библиотеки мгоу май2013 год


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет