Александр саханов



жүктеу 5.62 Mb.
бет8/15
Дата02.05.2016
өлшемі5.62 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15
: txts
txts -> Программа вступительных экзаменов в аспирантуру для поступающих на обучение по направлению подготовки: 45. 06. 01 Языкознание и литературоведение
txts -> Программа вступительных экзаменов в аспирантуру для поступающих на обучение по направлению подготовки: 05. 06. 01 Науки о земле
txts -> Пояснительная записка Программа вступительных экзаменов предназначена для выпускников магистратуры и специалитета высших учебных заведений
txts -> «Храм дом Божий»
txts -> Перечень лиц, рекомендованных приемной комиссией к зачислению По общему конкурсу
txts -> М. Ю. Лермонтов: к 200-летию со дня рождения
txts -> Календарь выставок библиотеки мгоу май2013 год

17 июля 1998 год.

***

17 июля 1998 год. Внутреннее помещение Петропавловского собора в Санкт Петербурге.

Усыпальница российских императоров и великих князей дома Романовых.

Полдень.Только что отзвучали куранты. Под высокими сводами собора идет торжественная панихида и молебен по случаю захоронения останков членов царской семьи зверски замученных большевиками в июле 1918 года в доме Ипатьева в Екатеринбурге. Продолжаются церковные песнопения.

Вокруг узнаваемые фигуры истеблишмента. Рядом с русским президентом подтянутый, слегка чопорный господин. Признанный на Западе главой дома Романовых. На этом посту он сменил Владимира Кирилловича.

А всего лишь час назад восемь огромных белых роз Заманов положил на его могилу, находящуюся в Великокняжеском пределе собора.

Последнее письмо Заманову.

«Сердечно поздравляю Вас с Рождеством Христовым, и желаю здоровья, счастья и успехов в трудах на благо нашей великой Родины…»

Было написано великим князем незадолго до кончины. Его Александр получил, вернувшись из командировки, когда Владимира Кирилловича уже не было в живых.

Но служба в соборе идет своим чередом.

Впереди приглашенных группа почетных гостей. Собрались отпрыски когда-то большого дома Романовых. В их числе представители практически всех правящих королевских династий Западной Европы. Мужчины во фраках или смокингах, дамы в черных строгих костюмах, на головах у некоторых широкополые, украшенные черными страусовыми перьями шляпы.

Неподалеку от герцога Майкла Кентского, кузена королевы Елизаветы, стояла его племянница, герцогиня Рэйчел Огилви по династическому древу являющаяся одновременно одной из наследниц российского императорского дома.

Официальный протокол, конечно, не смог исключить то и дело возникающие совершенно необычайные ситуации. Стоило лишь немного приглядеться.

Так любопытное, остроглазое лицо Никиты Михалкова, оказалось расположенным намного впереди своего, ничего в этом мире не упускающего, хозяина.

За ним бегающие лукавые глазки ошалевшего и частично одуревшего от полноты и переизбытка случившихся впечатлений Эдварда Радзинского.

Далее, через несколько фигур, рядом с Гелием Рябовым – по существу и на деле - главным виновником, если не основным триумфатором сегодняшнего действа стоял Александр Заманов.

В соборе душновато и у многих дам из первых рядов в руках большие веера, которыми они беспрестанно обмахивались.

Заманову с его места хорошо было видно всё вокруг происходящее. Продолжался торжественный молебен, как вдруг один из гостей, неловко обернувшись, неосторожным движением, выбил из рук Рэйчел ее длинный пушистый черный веер, который упал на пол.

Невольное замешательство окружающих разрядил стоявший позади Рэйчел быстрый Радзинский, подхвативший веер и в поклоне «сюсси – пусси», протянувший его владелице.

Та слегка повернувшись тихо его поблагодарила, и в то же мгновение встретилась взглядом со смотрящим на нее в упор Замановым. Неожиданный, свершившийся обоюдный магнетизм притяжений не позволил ей отвернуться.

Странно и непонятно. При чем здесь флюиды? При чём здесь телепатия?


***

Но дело сделано. А ведь это же, очевидно, да, и наверное, каким-то образом предопределено в человеческой природе, что встречаясь лишь взглядами, мужчина и женщина – эти разнозаряженные энергетические объекты - уже точно знают о своей дальнейшей и скорой физической близости. Хотя, безусловно, необходимо особое условие в стечении обстоятельств, когда отрицательный потенциал одного будет соответствовать именно такому же положительному потенциалу другого. Но, что входит в понятие потенциала?

Итак, лишь на мгновение она задержала свой взгляд, и оно стало решающим для них обоих. Да, это было именно то мгновение, которым определяются дальнейшие отношения. Судьбы. Кажется, началом было первое, отдаленно – чувственное движение её губ…

Как бы там ни было, случилось – двое встретились взглядами и вдруг поняли, что неплохо было бы продолжить знакомство поближе. «Искорка пробежала».

В обоих организмах закопошились, заиграли, забегали химические вещества. В действительности являющиеся целым компотом из допамина, фенилэтиламина, серотонина, норадреналина. И самого главного окситацина - гормона привязанности, имеющегося, практически. в каждом живом существе.

Всё же, помимо искреннего мужского интереса, Заманова приводило в некоторое замешательство и трепет неуходящее чувство того, что он совершенно точно уже ранее встречал взгляд этой прекрасной женщины.

Но, где? И это обстоятельство на некоторое время стало необъяснимой тайной её неожиданного появления в его жизни.

Последующее время сложилось в яркую мозаику, словно искрящуюся вспышками бенгальского огня, оставившую незабываемые эпизоды тех кратких и фантастических часов. Магнит их желания заставлял постоянно оглядываться друг на друга. Выискивать в бесчисленной толпе приглашенных именно его или её. И, успокаиваться, если он или она оказывались на месте. Пусть даже и на короткое время.

А затем игра возобнавлялась. И это был настоящий бред, галюцинация, уход в нереальность пока в последний день на приеме, который устроил для почетных гостей губернатор, Заманов, наконец решился. Упросил Гелия Рябова, знакомого с герцогом Кентским, представить его красивой англичанке. А та, словно, ждала, предчуствовала: всем своим существом устремилась к нему.

К сожалению, протокол происходящего действа не позволил им каким - либо образом долго продолжить беседу. Да и английского он не знал. Правда, вскоре выяснилось, что она в совершенстве владела знакомым Заманову французским.

«J`en suis ebloui pour le reste de ma vie. Malgre le vent, la pluie, vraiment si tu m`aimes…»(Я ослеплен до конца своей жизни. Пусть будет ветер, пусть дождь, только люби меня…»)

Времени на более глубокое общение было катастрофически мало. Оба почувствовали свершившуюся неодолимую близость взаимности чувств. Voisi pourqua. Им было тяжело оторваться друг от друга.

Официальный протокол… Вмешались жизненные обстоятельства...

Вскоре подали огромные черные лимузины. Большинство из приехавших, а среди них и Рэйчел отбыли в Пулково, где их ждали правительственные спецрейсы.

Правда, и эти несколько минут душевной близости всё же сделали свое дело. У обоих осталось теплое и радостное прикосновение светлого эмоционального энергетического поля. Имено оно всегда предшествует появлению более глубоких взаимных любовных чувств и отношений.

Собственно, вот и вся предъистория их знакомства. Каждый в отдельности, в контексте произошедших событий, изредка вспоминал другого. И только.

Ни писем, ни звонков, ни адресов. Жизненные дороги на этом этапе разошлись, но, как оказалось, их встреча была всего лишь преддверием. Прологом к началу иных отношений, иных событий, должных произойти в своё определенное, выверенное судьбой время. Поскольку всё происходящее в жизни подчиняется неумолимой внутренней логике и предопределено предначертанием человеческой судьбы каждого в отдельности…

Но, к сожалению, время всегда спешит лишь в одну сторону, и поэтому произошел его мгновенный. И даже, случается, как сейчас, приятный возврат в реальность.

***


И снова лестница редакции «МК».

От неожиданности встречи, и то, что всё случилось в момент поворота лестничного марша, Рэйчел промахнулась со следующей ступенькой, её короткая и узкая, облегающая бедра юбка не дала никакой возможности для необходимого маневра. Нога в туфле на высоком каблуке подвернулась. И Рэйчел полетела вниз, к стоявшему несколькими ступенями ниже Заманову. Тому осталось лишь подхватить ее на руки.

«Словно спелое яблоко, она упала в его ладони…»

«Тьфу. Откуда только берутся такие пошлые фразы?» Мгновенно пронеслось в голове Александра.

Правда, в сам момент падения. Сверху на помощь к Рэйчел, несколько прихрамывая, устремился, еще какой – то мужчина. Но в этом соревновании именно Заманову достался драгоценный приз.

И когда неизбежное свершилось. В тот же миг, словно от удара молнии, наступило прозрение. Он наконец-то вспомнил, где ранее, ещё задолго до их знакомства, ему довелось видеть эти чуть раскосые, манящие глаза. Ощутить на себе зовущий взгляд.

Недаром, в свое время, он долго вглядывался в висевший на стене в квартире Гелия Рябова на Фестивальной улице в Москве портрет византийской принцессы.

- По моему, вы, Александр, влюбились. Не оторвётесь никак от портрета Софии. -

Вспомнилось ему дружески-насмешливое замечание Рябова.

Действительно, отчего-то его постоянно притягивали её глаза. И теперь перед Александром неожиданно возникла она. Зоя Палеолог – принцесса София вторая.

Что ж. Возможно, это было какое-то очередное предчуствие?

Заманов быстрее стряхнул с себя наваждение. Сейчас на руках у него находилась, ни много, ни мало, английская герцогиня Рэйчел Огилви.



  • Александр? Вы?-

Здесь уже пришлось удивиться простодушному Заманову.

  • – Да, но, как вы запомнили мое имя? –

  • Лицо Рэйчел залилось краской. И, сквозь румянец улыбки, проступил счастливый взгляд возвратившей себе потерянное, любовное чувство, очаровательной молодой женщины.

  • Александр! Да отпустите же вы меня, наконец! Пожалуйста.-

  • Последнее слово она произнесла с ноткой плохо скрываемой нежности, хотя в начале фразы тон её слов был артистически – капризен.

  • Только сейчас Заманов сообразил, что все это время он продолжал по инерции подыматься вверх, сжимая в объятиях прекрасную англичанку. И теперь, бережно опуская её на пол, заметил, что находился уже на площадке третьего этажа.

Улыбалась Рэйчел. Улыбались окружающие их люди, наблюдавшие от начала до конца произошедший на их глазах необыкновенный пассаж.

– Рэйчел! Какими судьбами? –

***
Вместе с толпой прилетевших прошли по зеленому коридору Домодедовского аэропорта и появились в зале ожидания курганские киллеры. В сопровождении двух телохранителей, их встречал земляк - директор известного и дорогого московского автосалона.

После кратких приветствий, все вышли на площадь перед зданием аэропорта к припаркованному неподалеку огромному светящемуся лаком и хромом, красному «Хаммеру2». Быстро заняли места в салоне автомобиля.

Машина, совершая полукруг, выехала на московскую трассу. Разговор внутри салона не отличался большим изяществом речи и крутился, в основном, вокруг текучки.


  • -Инструкции мне переданы. Но Бритый, как всегда, нервничает, торопит. А что торопиться? Сейчас, в Москве у него помимо прочего всплыли интересы в строительном бизнесе, которые требуют срочной корррекции. Нужны новые вводные. Старым необходима определенная доработка. Нужно внести изменения в заранее подготовленые планы. Возникла необходимость кое с кем, там связаться. –

  • И опять случился узнаваемый жест указательного пальца в потолок автомобиля.

  • - Так, что придется, ребята, немного вам отдохнуть. Поразмяться, так сказать, по культурной программе, пока не вызреет окончательный, детальный план дальнейших действий.-

***


США. Штат Нью-Мексико.

Пустынный и песчаный пейзаж недалеко от городка Санта – Роза несколько оттенял окруженное огромным бетонным забором здание Центрального Верховного Командования Космическими силами США. Перед зданием на высоком флагштоке развивается звездно-полосатый флаг.

На стене круглого, высокого зала центра оперативного управления расположены огромные плазменные мониторы передающие информацию непосредственно через спутники. Информацию обо всём происходящем в различных частях света.

Операторы, сидящие в наушниках перед своими компьютерами, тщательно наблюдали за происходящим, выполняя все поступающие к ним указания руководства. Время от времени тихо комментируя все увиденное на экране в тонкие прутики прикрепленных к наушникам микрофонов.

Вошедший трех звездный генерал попросил одного из операторов дать ему изображение передаваемое со спутника Луны, долго всматриваясь в проходящую перед глазами лунную поверхность оборотной, невидимой стороны.

Взял со стола микрофон с наушником. И убедившись, что на проводе был именно Неговский, в пол голоса начал с ним разговор.



  • -Сэм, это ты? Отлично, слушай внимательно. Я сам лично сейчас убедился, что лунная поверхность чиста и гладка, как кожура калифорнийского помидора. Там ничего и никого нет. Я поручу операторам внимательно просмотреть каждую пядь лунного грунта. И, если что – либо обнаружится, запись в Лондон будет передана незамедлительно.

  • По поводу спектрального анализа окололунного пространства и фотографий ее поверхности в инфрокрасном и ультрафиолетовом излучении тебе придется несколько повременить. Это, как ты сам понимаешь, зависит от времени запуска следующего спутника.-

  • После чего генерал несколько минут выслушивал доводы Неговского.

  • - Да, мы, конечно, учтем все твои замечания, соображения, пожелания, предостережения и опасения. Не беспокойся. До свидания.-

  • Затем сняв телефонную трубку, некоторое время ждал связи с абонентом и поднявшись из кресла, стал докладывать.

  • - Господин Президент. По интересующему Вас вопросу, только что на связи из Лондона был Неговский. Он утверждает, что компонент увелечившейся многократно энергетической активности Луны не может быть естественным природным явлением. Его гипотеза: явное вмешательство внешних сил.-

  • Президент видно о чем-то его спросил.

  • -Нет, на лунной орбите только наш спутник. У русских пока нет программы запуска. Так что их влияние исключено. А больше с Земли там никто и не может находиться.-

  • –Да, конечно, господин Президент. Обо всем происходящем тут же сообщаем лично Вам. Да. Запуск нового лунного спутника с необходимой для всестороннего глубокого исследования аппаратурой, подготовлен до полного выяснения всего происходящего на Луне. Да, запуск будет незамедлительно ускорен. Слушаюсь. –

  • Положил трубку и внимательно вгляделся в изображение лунной поверхности, передаваемое со спутника на монитор.

***
Лубянка.Здание ФСБ.

В кабинете Начальника Управления «Б»

Только что прилетевший из Лондона Иванов доложил шефу о результатах встречи с Неговским.

В комнате они находились вдвоем, не считая товарища Ф.Э. Дзержинского, недоверчиво, и настороженно взирающего на них с настенного портрета.

…-Ну, так что ж. Это, как раз, и сработает нам на руку. И ничего страшного, что герцогиня. Она по жизни репортер.-



  • Василий Иванович нервно собирал разложенные по столу документы и фотографии.

  • - К тому же, по имеющимся данным, еще во времена советского присутствия в Афганистане, она не побоялась при нашем -то военном могуществе лазать по горам с моджахедами.

  • Мне показывали ее репортажи. Страшные, скажу тебе, фотографии делала. Какая психологическая прочность! По другому и не назовешь. Но она не авантюристка. Смелая дама, хоть и молодая. Думается, неплохая пара нашему Заманову.

  • Беспокоит другое. Информация Неговского по поводу завещания «византийских василевсов». Меня этот исторический пробел определенно, настораживает. Действительно. Можно ли «это» трогать без ущерба для стабильности государства. Насколько глубоко известна нам область такого рода?

  • Вот, ты наверное помнишь, как два года назад я по обмену ездил в Непал. Так вот можешь себе представить. Попадаем мы как – то в дальний буддийский монастырь. Я не поверил своим глазам. Монахи силой своего песнопения, прямо перед нами, стали очищать грязную воду в стеклянном кувшине. И что ж это были за необычные слова в песни, обладающие прямо-таки сказочной силой.

  • «Сначало было слово…»

  • Вставляет, несколько подобострасно глядя в глаза шефа, Иванов.

  • А каков смысл в этом изречении? Возможно, некий доселе неизвестный нам сакральный характер манускриптов библиотеки и является тем самым центром притяжения для международных бандитов.Что-то там ещё есть!

  • Ну, хорошо, теперь давай вернемся к нашей текучке. Ты ведь тоже читал материал по Соловкам ? - .

  • -По расстрельным - то делам этих попов ? Если только ничего не перепутали наши предшественники и не соврал покойный батюшка, выходит, что дед Заманова действительно получил то самое - интересующее теперь всех нас указание свыше. Да и Заманов знает об этом гораздо больше, чем говорит. Очевидно, пока помалкивает.

  • Надо было, когда он лежал ещё в комме, подключить психоаналитиков из Управления. А теперь – то, что уж. Может, все-таки поприжать его сейчас. Глядь и разговорился бы? –

– Нет, не стоит. Теперь придется работать только впрямую-.

-И вот что. Есть еще одна пренеприятная новость. Вчера поступила информация от «смежников». Обнаружилась значительная заинтересованность наших братков в этой библиотеке.

И не поверишь. Выполняют заказ поступивший чуть ли не от самой Аль Каиды. Приезжал в Курган какой – то там ихний шейх Мансур. Якобы по нефтяным делам. Ну, этот материал мы ещё перепроверим. Мне думается такая «дружба» у них не надолго. Слишком уж интересы разные. Необходимо их побыстрее развести.

И всё же, нужно позаботится о прикрытии этой сладкой парочки стрингеров, а то если так и дальше дело пойдет. Могут заодно с Замановым шлепнуть и герцогиню. Не дай бог. А там недалеко до международного скандала. Возьми скорее себе на заметку. Выдели и закрепи за ними надежного опера. Но, чтоб на глаза поменьше лез. Заманов этого не любит. Ссориться сейчас с ним нам не резон.

Отдохни после Англии и сразу же принимайся за свою работу. Английская виза у тебя открыта. Будешь ездить к Неговскому до тех пор, пока тот не подпишется под операцией. Второго провала они (глаза поднялись кверху) нам уже не простят.-

Подошел к окну, потихоньку отвел в сторону штору.

«Сегодня полная луна, как пленная царевна…» Вспомнились слова старого романса.

Огромная оранжевая Луна узким кошачьим глазом глядела на него в упор, прямо в самую глубину глаз. И от этого всепроникающего взгляда небесного светила с подсознанием начальника Управления неожиданно начало твориться что-то неладное.

Каким-то волшебным образом его человеческая сущность, его «Я», набрало огромную скорость, устремилось к естественному спутнику Земли. Оно, как бы, ею притягивалось.

Оказавшись на лунной орбите, он с чувством неподдельного страха был вынужден костатировать раскрывшуюся перед ним жуткую картину тыльной, невидимой её стороны.

В одном из огромных лунных кратеров расположился

необъяснимый, непостижимый для земного ума. Отталкивающий своей искусственной рациональностью. Построенный явно не земной цивилизацией, приникший к лунной поверхности гигантский черный поселок-монстр. Своими масштабами сопоставимый разве, что с размерами самой невидимой стороны Луны.

Его пропорции, архитектоника, несущие конструкции, отдельных элементов и узлов внушили бы любому земному обывателю леденящий, всепроникающий ужас своей явной подчеркнутой агрессивностью.

Все это открылось человеку лишь на мгновение, но оно было достаточным, чтобы запомнить.

Впрочем, в голове Василия Ивановича промелькнувшее видение представилось всего лишь некоей случайной, ненароком залетевшей в подсознание, химерой. Результатом слишком частых ночных бдений по службе.

Он встряхнул головой, отмахиваясь от этого вздора, словно отгоняя неприятный сон.

-«Чего только не привидется от усталости. Нет, видно, пора проситься в отпуск.»-

В небе за окном огромная Луна. Лубянская площадь. Москва начала первого года нового тысячелетия…


***

В своей частной жизни Заманов особенно с женщинами не церемонился. Ежели он чувствовал их заинтересованность в себе, то доведение дела до желаемого результата было, всего лишь приятной разминкой. Своего рода изощренной и веселой техникой, разнообразившей жизнь.

Как и любому поэту, ему были совершенно не чужды вполне байронические наклонности и страсти. Он любил женщин вообще. Любил их всех сразу и вместе. Поэтому постоянное состояние влюбленности, столь естественное для любого поэта, для него было совершенно необходимым. Любить и быть любимым.

Он часто и с неизменным удивлением отмечал, что женщины, которые казалось бы уже ушли от него в далекое прошлое, обычно оставались с ним душевно близки. А потому становились чрезвычайно откровенны. Охотно делились своими самыми интимными подробностями об отношениях с новыми избранниками. Ему становилось не по себе от такого сверх искреннего доверия.

Таким образом он наслушался множество историй и признаний, зачастую, оказываясь в двусмысленном положении.

Астрологический «Стрелец» всё сходство между женщинами, которых он любил, одну после другой, объяснял сходством проистекающим из стойкости и постоянства своего природного темперамента.

Он их выбирал, отвергая всех по настоящему не являвшихся его противоположностью и дополнением, то есть, ежели они, не утоляли чувственности и не терзали сердца.

Конечно же, эти женщины были лишь порождением его собственного эго. Отражением опрокинутых проекций. Негативы его восприимчивости. В общем сплошной акмеизм в смысле постоянного преодоления невозможного.

У него сложилось вполне определенное и своеобразное представление о противоположном поле.

Со временем он стал понимать, что женщины всего света верны лишь одной фантазме, которая заключалась в иллюзии чувств. И именно это считал единственной сферой их владычества над мужчинами.

Уйдя из семьи, он снимал маленькую двухкомнатную квартирку – распашонку. В старой пятиэтажке в районе Кузьминок. На улице со странным и загадочным названием «Чугунные Ворота».

Дома практически не бывал. Ночевал, или у друзей, или у многочисленных подруг. Но все это было до появления Рэйчел.

Конечно же, не очень-то доверяясь сверхиллюзиям возникшей любви, он всё же не знал и не представлял, как будут развиваться в дальнейшем их отношения.

Но то сильнейшее чувство, которое он испытывал, нося в себе, было постоянное ощущение невозможности в дальнейшем жить без неё. Не видеть её лица, глаз. Не слышать её голоса. Не ощущать пожатие её руки.

Случившаяся встреча перевернула весь налаженный месяцами механизм жизни. Провела черту водораздела между прошлым и настоящим.

Об этом, кстати, свидетельствовали и бесконечные невостребованные записи и обращения на автоответчике. Долгие, беспрерывные, безответные телефонные звонки, разрывавшие тишину хрущобы.

Да и сам Заманов, казалось, изменился совершенно. Стал пристально следить за собой. За своей внешностью, костюмом, осанкой и даже походкой.

Рэйчел остановилась в гостинице «Украина». По утрам любила понежиться в постели, поэтому раньше одиннадцати он не появлялся. Зато в начале двенадцатого, с букетом цветов. Всегда иных, других чем прежде. В этом он ни разу не позволил себе повториться. Стоял в дверях номера.

Полусонная, но радостная - она открывала ему. Потягиваясь, словно большая породистая кошка. Обнимала, целовала в щеку, тянула за руку в глубину номера, прижимая к лицу подареный букет. Упиваясь мужским вниманием и тонким запахом подаренных цветов .

Её апартаменты вряд ли можно было бы назвать роскошными. Всего две комнаты полулюкса. Кабинет, он же салон, и спальня.

Не стремясь форсировать события, в спальню Заманов умышленно не заглядывал. Хотя явного запрета со стороны хозяйки также не получал. Он располагался, как правило, в одном из огромных и уютных надувных кресел кабинета.

Уже на второй день после их встречи Александр подарил любимой все шесть своих cd альбомов, вместе с купленной в шопе на первом этаже гостиницы китайской магнитолой. Рэйчел с упоением их прослушивала, хотя по русски не понимала ни слова.

- Какой у тебя юный голос –

улыбчиво заметила она.

А Заманову отчего-то вновь вспомнился Дориан Грэй…

…О предстоящей работе они старались не говорить, однако быстро поняли, что оказались связаны одной и той же темой.

- Ты, знаешь, я до сих пор не представляю: со мной ли всё это происходит или же это видения иной женщины?!-

Из Лондона Томми также пока не звонил, не торопил. Видимо по своим каналам узнал о замедлении темпов в подготовке экспедиции. Да, и обо всём остальном происходящем в Москве.

Поэтому, на какое – то время влюбленные были предоставлены сами – себе, чем они и не приминули воспользоваться.

По просьбе Рэйчел Заманов открывал и показывал ей «свою» Москву. Ту, которую он знал и любил с детства. Сегодня у них «по расписанию» был осмотр Донского монастыря.

«А в Донском монастыре-зимнее убранство…»

Рэйчел зарекомендовала себя прилежной ученицей, впрочем, как и любая другая, на ее месте, влюбленная женщина.

Заманов же старался вложить в нее, как можно больше информации в виде ощущений. Слуховых, зрительных и, даже вкусовых. ( Так он знал в Москве единственную, оставшуюся целой, еще с дореволюционных времен, маленькую пекарню, в которой на старинной печи выпекали настоящие московские калачи, ситные булки и пресные бублики).

-А, кстати. Рэйчел. Чем, ты думаешь, бублики отличаются от баранок?-…

***

Первого октября они оказались на кладбище Донского монастыря.

Изредка сквозь плотные облака показывалось неласковое солнце. Частыми разбойными налетами накрапывал мелкий осенний дождик.

От могилы к могиле Рэйчел и Александр путешествовали по совершенно безлюдному дворянскому погосту. И где – то возле надгробия Языкова произошло их откровенное объяснение .



  • -Саша –

  • С недавних пор она его стала называть только так. Ему очень нравился её английский акцент с ударением на последнем слоге в произношении его русского имени.

  • – Саша, я, кажется, начинаю понимать почему сегодня ты меня привел именно сюда. Это всё связано с твоим отношением к действительности нынешней России? Не правда ли?-.

  • Да, ты совершенно права. Но прежде чем я расскажу о месте, где мы сейчас находимся, я хочу поделиться с тобой своими соображениями.-

  • Он указал на могилу Языкова.

  • -Ты знаешь, мне очень бы хотелось успеть написать что-то большое и предельно откровенное о поэтах. Нет, только не филологическое исследование, или психологический изыск. Этого добра в литературоведении хватает и без меня. А что-то живое, близкое моему внутреннему пониманию и убеждению. Скорее о их чувствах, об отношении к жизни, к женщинам, ко всему прекрасному.

  • Отчего и почему всё это так часто происходит в России. И именно с ними? Самое главное – для чего? Судя по всему, это должен быть роман.

  • У меня есть частично собраный материал, но это еще так. Пока всё несерьёзно, сыровато. Просто разрозненные наброски, выписки. Необходима ясность конечной цели при сведении всего в единое целое.-

  • -Саша. У тебя всё получится. Рассчитывай и на меня.-

  • Она слегка сжала его ладонь.

  • -Рэйчел. А теперь несколько из другой области, чтобы между нами не было и намека на непонимание. То что сейчас происходит в России. Я имею в виду полное отрицание нашей исторической культуры, ее корней и то, к чему это всё приведет – заставляет меня усомниться в своей роли сталкера. Целесообразности предстоящей повторной экспедиции.

  • Для чего это ИМ нужно? Для чего мне это нужно? На кого я в действительности работаю? Но всё же, сейчас о тебе.

  • Ты женщина проницательная и наверняка, чувствуешь, что я тебя люблю. И это так на самом деле. Ты стала для меня всем миром и дальше без тебя мне будет трудно жить. Как видишь, более чем странное объяснение в любви на кладбище.

  • Кроме того, ты дорога мне своей столь редкой в наше время духовностью. Поэтому ты единственное самое близкое существо на земле.

  • Конечно, сами по себе мои слова не имеют никакого значения ведь главное это то, что ты сама чувствуешь и ощущаешь сердцем. То что мы вместе чувствуем, не правда ли? Скажи. Я не ошибаюсь?-

Рэйчел, сразу посерьезнела. Видно ожидала от Александра чего-то подобного.

– Я думаю, у тебя не будет причин сомневаться во мне. Ты в этом убедишься сам. –



  • Заманов понял, что его объяснения принимаются. И воодушевленный, продолжал так же серьезно и страстно, но с некоторой грустью.

  • -Рэйчел. Любимая. Ты должна четко представлять, что находясь рядом со мной, ты подвергнешься смертельной опасности.

  • Вполне возможно, что от меня захотят избавиться не только криминальные круги, я ведь, по правде говоря, не очень доверяю и нашим специальным службам.

***



  • - В этой связи, подумай, Рэйчел, о той дороге, которую я вынужден избрать для себя? И какая роль мне уготована разными сторонами в предстоящей операции различных спецслужб.

  • Я ведь не случайно выбрал для посещения именно это место. Нас здесь никто не услышит на этом погосте культуры и дворянской аристократии.

  • Твой номер в гостинице на прослушке. Разговаривать там обо всем мы не станем. Незачем дразнить гусей .

  • Завтра я должен буду встретиться с одним из руководителей ФСБ, которому, отчасти, обязан жизнью. Сейчас ФСБ не старое КГБ. Постараюсь их убедить, что мне необходимо выехать в Англию для встречи с профессором Неговским, кстати, об этом уже шел разговор. И, если возможно, я бы хотел быть там вместе с тобой. Подумай. Взвесь все о чем я говорил, прежде чем ответить. –

Но Рэйчел не раздумывала ни мгновения.

  • -Саша, ты всё же меня мало знаешь и недооцениваешь. Я никогда и никого в жизни не продавала,и не предавала. Сама мысль об этом для меня табу. Я получила прекрасное воспитание и от своих родителей, и в тех учебных заведениях, где мы учились вместе с Дайяной .

  • По правде говоря, в юности я не слишком глубоко интересовалась Россией и всем, что с ней связано. Мешало, очевидно на генетическом уровне, внутреннее неприятие.

  • Со школьной поры лишь помню высказывание о твоей стране сэра Уинстона Черчиля. «Россия это секрет, помещенный в тайну, находящуюся внутри загадки». Именно это всегда меня настораживало.

  • К тому же дикая расправа над царём и его детьми – нашими дальними родственниками. Всё случившееся не способствовало каким-либо моим симпатиям. Но это лишь одна из сторон медали.

  • Признаться, я постоянно возвращаюсь к мысли, что наша встреча в Петербурге на похоронах августейшей семьи для меня была не случайной.

  • С твоей Родиной у меня отношения непростые ещё и потому, что я ощущаю в себе определенное внутреннее предназначение. Моё подсознание отчего-то постоянно, словно беря за руку, приводит меня именно сюда, в Россию. Объяснить тебе всё, что при этом ощущаю, сегодня я не в силах. Не смогу. В этом и сама ещё до конца не разобралась.Ты просто должен мне поверить.

  • А в остальном. Да, конечно, я женщина, но я английская леди и не страшусь никаких бандитов пусть они и занимают сейчас в вашей стране руководящие посты.

  • Ты знаешь о моих телерепортажах из Сомали и Афганистана. Поверь, тогда ситуация, по сложности, не намного превосходила теперешнюю. Меня это не страшит. Я с тобой и еще по одной простой и незначительной причине. Я тебя люблю –

Сказав всё это единым махом Рэйчел, как бы осеклась. Она даже сама не поверила своим ушам.

«Неужели это говорит она, всегда сдержанная и неприступная Рэйчел?»

А Заманов просто остолбенел от этих слов. Так они и стояли некоторое время друг против друга, не решаясь дальше продолжить разговор.

Раскрасневшаяся прекрасная Рэйчел, казалось, пылала до корней волос. От внутреннего жара мелкие капельки дождя, падавшие на ее разгоряченное таким откровенным признанием лицо, тут же испарялись, будто с поверхности раскаленной плиты. А напротив - бледный, как мел, вконец растерявшийся Заманов.

И вдруг, в следующее мгновение словно искра пробежала между ними. Сначала Рэйчел, а за ней и Александр залились неудержимым хохотом. Этим они вызвали осуждающий и недоуменный взгляд проходившего неподалеку какой-то странной, хромающей походкой, неодобрительно покосившегося на них церковного сторожа.

Заманов, правда, где-то уже, однажды, встречал подобную походку, но сейчас вспоминать, анализировать и размышлять ни о ком, и ни о чем кроме Рэйчел он не мог.

Обнявшись, и в самом приподнятом состоянии души, они покинули Донской монастырь, не замечая ничего вокруг.

Зато их появление в монастырских воротах было тот час зафиксировано специальными службами. Эфир моментально заполнился писком и треском передатчиков, отдельными неясными отрывистыми словами и командами на русском и английском языках.


***

Примерно через два часа холостяцкая квартира Заманова в Кузьминках стала представлять сколь странное, столь и живописное зрелище. Весь путь от входа до постели был усеян, в перемежку, беспорядочно разбросанной мужской и женской одеждой, бельем и обувью.

Александр и Рэйчел, тесно прижавшись друг к другу, лежали на кровати, а в ногах болталось ненужное, сбившееся в комок одеяло.

Они только что пережили острый момент физической близости. После которого, редко, но, случается, возникает из двух людей единое целое. Именно это они сейчас и ощутили. Каждый, по своему, переживал случившуюся перемену в отношениях. Необычное чувство пришедшего родства. Нежно и радостно они держали в объятиях любимое существо – свою только что обретенную вторую половину.

Рэйчел, тихонько нашептывала.


  • Саша, я сейчас подумала, что на один день мы все способны достичь чего угодно. Поэтому давай не будем бояться неприятностей. Даже самой смерти, ведь она всего лишь тень жизни. Не будем бояться быть счастливыми. Будем наслаждаться нашей любовью и верить в лучшее будущее.

  • Ты знаешь. Для меня любовь намного шире, чем явно переоцененные отношения между мужчиной и женщиной.

  • Мне кажется, что любовь подобна зеркалу. Когда ты любишь другого человека, то становишься его зеркалом, а он твоим.

  • Чтобы ни случилось, чтобы ни произошло – давай стараться больше не разлучаться. Будем вместе. Правда. Ты согласен со мной? –

  • Да, любимая. В последнее время я жил, как неприкаянный. Сходил с ума от съедавшего меня душевного одиночества.

  • Сейчас не представляю без тебя хотя бы мгновения. Сегодня потрясающий день поскольку моя жизнь обрела смысл и в этом заслуга твоей любви.

  • Стал сильным, как никогда. Такое ощущение, что сейчас мне всё подвластно. Мы всегда будем вместе.-

  • Целуя в ухо, увлеченный сладкой эйфорией любви, шептал ей Заманов.

  • И снова у него мелькнула мысль о мистическом сходстве Рэйчел и принцессы Софьи Палеолог.Для чего она прибыла тогда в Россию? Но, Софья или Рэйчел? На какое-то мгновение они слились для него воедино.

  • Но это состояние продолжалось лишь мгновение, и отбросив охватившее его навождение, начал, как все астрологические «собаки», вдыхать в себя аромат любимой женщины, стараясь запомнить её запах.

  • Странно. Но Рэйчел абсолютно ничем не пахла. Казалось, она не имела, как другие женщины, своего собственного запаха. Хотя, обнимая и лаская её, Александру неожиданно вспомнилось множество дорогих и незабываемых ощущений и запахов.

  • Далекое детство, парное молоко. Ещё тёплая краюха только испеченного ржаного хлеба. Смолистый дух прогретой летним зноем земляничной поляны. Запах хвои и янтарной смолы, текущей в сосновом бору по розоватым стволам.

  • Возможно это сублимация женского начала вообще? И оттого становилось весело и радостно. Он ощущал себя на вершине абсолютного блаженства…

***

Лубянка. Здание ФСБ.

Кабинет начальника Управления «Б».
Сидящие напротив друг-друга, Заманов и Иванов, изучали каждый в отдельности своего визави.

Василий Иванович, обратился к Заманову.

– Хорошо, я согласен с вашими доводами. К Неговскому поедете вместе с Ивановым. Они отлично сработались за последнее время. Да и лишняя охрана, думаю, вам с Рэйчел не помешает. Вы же теперь, наверное, бываете только с ней вместе? Или, я не прав? –

Заманов несколько задетый амикашонством чекиста вспылил.

– Вы знаете. Буду откровенен, поскольку быть со всеми милым ни к чему хорошему не приводит, утрачивается самостоятельность. Происходит нехватка собственной сути. И, как результат, общая слабость. Думаю, здесь, все должно быть понятно и без обиды.

Что же касается моих отношений с госпожой Огилви. Это, как говорится, из другой оперы. Вы знаете, она вполне самостоятельная женщина. Мне думается, сейчас, лучше нам оговорить принципиальные вопросы предстоящих совместных действий с Неговским. Нынче это намного важнее. -

Василий Иванович ответил улыбаясь примиренчески-миролюбиво.


  • -Ну, хорошо-хорошо. Пусть будет так. Вам не о чем серьёзно беспокоится. Все это давным-давно имеется в багаже у товарища Иванова.

  • Ваша же задача простая. Помочь Неговскому в прояснении некоторых деталей и нюансов предыдущего катастрофического подземного войяжа. А также включаться в работу, по мере возникновения новых непредвиденных вопросов при подготовке и планировании предстоящей совместной экспедиции.

  • В любой операции важнейший фактор это вера в успех. Без нее справиться с делом невозможно.-

***
Здание правительства в Москве, прозванное в народе то ли в шутку и насмешку, то ли всерьез по примеру старшего американского брата – Белым домом.

Над зданием реет триколор. Блестит золотой орел.

Приемная премьер министра. Большая зала, где среди присутствующих ожидал своей очереди Генеральный директор «Народного фонда - Лига Защиты». Господин по кличке Бритый.

Секретарь – женщина средних лет – громко объявила его фамилию.

– Генеральный директор Народного фонда Лига защиты…-

Господин поднялся...

В кабинете премьера мягко открылась дверь.

Вошел Бритый. К нему навстречу, из- за стола поспешил с широчайшей доброжелательной улыбкой премьер.

Поговаривали, что за последние годы он сумел намного обойти по естественным накоплениям своего золотозубого предшественника. В свою очередь, успевшего попасть в десятку самых богатых людей планеты. Погоня за миллиардами продолжилась. «Кто на новенького»?

А сейчас премьер олицетворял собой воплощение искреннего радушия. Взгляд его прогрессивно-серых глаз остановился на вошедшем.


  • -Как же. Наслышан – наслышан.-

  • Широким жестом пригласил гостя присесть в одно из кресел. Сам, присел напротив, не забывая прежде чем опереться на спинку любимого кресла, расправить манжеты любимой сорочки и борта любимого пиджака.

  • Чувствовалось, что от всех этих экстравагантных приготовлений и манипуляций он получал истинное и ни с чем не сравнимое наслаждение.

  • И при всем, при этом, продолжая широко улыбаться, резюмировал.

  • -Не представляете себе, как нам сейчас не хватает в регионах таких вот, бескорыстных бизнесменов. Кажется, вы там, в Кургане развернули кипучую деятельность. Детскую больницу отгрохали! Это замечательный пример социально ориентированного бизнеса! Мне приносили фотографии-.

  • Но Бритого «на мякине не проведешь» поскольку - сама честность и скромность.

- Ну, что вы, что вы ! Всего – навсего, детский дом для сирот.

Хотя, естественно, наш фонд на этом не остановился. Определенные планы и подвижки по расширению строительной сферы в перспективном портфеле уже имеются. И даже по столице… –

Тут премьер хотел что-то заметить по вопросу сферы разделения интересов московского градоначальника и федеральных властей, тем самым остановив словоизвержение пристально за ним наблюдавшего генерального директора Фонда.

Но, как видно передумал. Искоса бросил взгляд на стоящие рядом большие настольные часы, тем самым, давая понять гостю на недостаток имеющегося времени. А затем и сам быстро перешел к основной части его визита.

- Мы с пониманием отнеслись к вашей просьбе включить в предстоящую экспедицию по розыску нашего национального достояния и наследия – Библиотеки Ивана Грозного - нескольких сотрудников - представителей вашего Фонда.

Надеюсь, что вы учтете относительную конфиденциальность такой помощи.

Что ж, а, в общем, похвальное увлечение нашей замечательной отечественной культурой и историей! Соответствующие документы мною уже подписаны.

Благодарю, в свою очередь, за изыскание возможностей финансирования тех программ, о которых шла речь на предварительных переговорах с моими помощниками.

И уже в следующее мгновение, давая понять, что прием приблизился к концу, он поднялся из - за стола. Широко улыбаясь, протянул гостю руку для пожатия.

Довольны обе стороны.

Бритый аккуратно закрыл за собой дверь кабинета премьер – министра Российской Федерации.

***
В лабораторию Неговского в Лондоне вошли трое. Аткинс, Заманов и Иванов.

Навстречу выбежал улыбающийся Неговский – «Светлов». Быстро, на чисто русском познакомился с Замановым.

И странно. Куда только подевался его мнимый еврейский акцент? На минуту застыл с протянутой в сторону кабинета рукой.



  • Прошу – прошу. Проходите гости, дорогие. –

  • Александр давно заметил, что чем люди более одарены природой, тем они симпатичнее. Обояние хозяина сразу же подействовало на него. Впрочем, по ходу движения Заманов не приминул заметить хозяину и о его необыкновенном сходстве с автором «Гренады».

  • Вам наверное уже говорили. Вы необыкновенно похожи на Светлова. –

  • Неговский рассмеялся.

  • Вы знаете. Пожилые люди, как китайцы. Все на одно лицо.

  • Улыбаясь и шутя, все перешли в кабинет. А впечатлительный Заманов тут же обратил внимание на картины, от которых не в силах был оторвать глаз.

  • Но его неподдельный, искренний восторженый интерес не ускользнул от внимательного взгляда хозяина. И тот, не скрывая гордости, заметил

  • Я вижу, вас заинтересовали картины. Думаю, еще будет возможность побеседовать с их автором. В вашей команде уже есть один почитатель творчества моей супруги.

  • Да. Всё моя жена. Моя Лора. Она скоро возвращается из Италии и мы непременно для ценителей её творчества, устроим маленькое «бьеннале» .-

-Сэм, прости. Пока господа рассматривают картины я тебя умыкну на два слова.-

После чего, Аткинс взял под локоть ученого и они удалились в соседнюю комнату, плотно закрыв за собой дверь.

Заманов и Иванов остались в кабинете одни…

…Оказавшись без посторонних, Аткинс, сразу посерьезнел, в пол голоса сообщая Неговскому важную новость.

-Сэм, обязан предупредить тебя. Это оперативная информация. Будь со всеми русскими настороже. Сейчас точно установлено, что среди них есть двойной агент. Думается, мы его скоро вычислим. Но, что безусловно точно – это не Заманов.

Имей в виду.-

Спустя пару минут в кабинет вновь вошли Аткинс и профессор.


  • - Извините, господа, рутинные вопросы. А теперь по существу. Величайшая польза, которую можно извлечь из жизни- потратить её на дело, которое переживет нас…Очередной афоризм. Записывайте. Всё бесплатно–

Но всегда было трудно понять: когда Неговский серьезен, а когда ироничен.

***

Forbes, называя десятку самых стилизованных городов мира, первое место отдал британской столице.

За последние десятилетия лондонцы смешали и выработали общий культурный стиль, моду и кухню, что в савокупности «наполнило потрясающими флюидами самый стильный город мира»

Восторжено заметил журнал.

Уже почти месяц, как Заманов находился в Лондоне.

Неговский поняв, что имеет дело с безусловно творческой натурой приехавшего русского, выкроил из плотного рабочего графика свободную недельку. Определил маршруты и составил планы посещения местных достопримечательностей.

Большой любитель всё воспринимать «на ощупь» Александр целыми днями бродил по лондонским музеям. Вестминстерскому аббатству, Музею в Южном Кенсингтоне, Лондонской Башне, садам Кью, Ричмондскому парку, Гамптон Корту, Национальной галерее, Букингемскому Дворцу.

Возвращался домой усталый, взволнованый. Восторженно делился увиденным и пережитом. Всеми накопленными за день впечатлениями и открытиями с Рэйчел …

…Это произошло днем на перекрестке Кенсингтон авеню и Реджинальд. Заманов, не спеша, медленно ехал вдоль улицы на взятом по рент- кар А8.

На светофоре слева, от его машины на маленьком открытом Купере «Мини» притормозил рядом с ним, весело крутивший баранку лиллипут. Под его зад было подложено не менее трёх красных бархатных подушек. Александр, никогда не видавший за рулем лиллипутов, не смог оторвать взгляда от комичного зрелища. А невозмутимый маленький человечек, знай себе, бойко управлял таким же, как он сам, небольшим автомобильчиком.

Ещё весь во власти дорических колонн Парфенона в холодном и сумрачном свете Британского музея, Заманов медленно стал переключаться на происходящее забавное дорожное приключение.

И потому совершенно не обратил внимание на давно преследующий его по пятам старый, гремящий всеми своими ржавыми внутренностями, огромный тёмно-зеленый «Даймлер». Пока тот, двигаясь «впритирку» справа, не ударил по его зеркалу бокового обзора.

Только после этого, продолжая движение, Александр искоса начал наблюдать за действиями пассажиров «Даймлера».

Он быстро сообразил, что люди, с такой характерной внешностью, не могут быть ни агентами Скотланд Ярда, ни любой другой спецслужбы.

Осторожность и нежелание впутывать Рэйчел в сомнительные разборки заставило Александра держать себя в руках.

Но экипаж «Даймлера», в плане элементарной слежки, вёл себя на редкость нахально и непрофессионально, запечатлевая на кинокамеру каждое движение Заманова.

И когда на повороте, увлеченные киносъемкой, соглядатаи умудрились заехать левым колесом на бордюр тротуара, упершись бампером в столб заграждения. В Заманове сыграла, навсегда поселившаяся в крови, милицейская хватка. Он решил прекратить надоевшую ему игру, и в то же мгновение автоматически, бросил свою машину влево, впритык водительской двери кинохроникёров, тем самым заблокировав её.

Затем быстро обежав «Даймлер», рывком дернул за пассажирскую дверь. Схватил «кинооператора» за шиворот и вытащил из автомобиля.

«Пусть местные бобби сами решают, если захотят, конечно. Разобраться с ним, что это за птица?».

В момент извлечения человека из авто Александр краем глаза успел уловить на лице задерживаемого скачущую и прыгающую красную точку лазерного прицела. От неожиданности Заманов резко отпрянул в сторону. Возможно, это и спасло ему жизнь, поскольку «кинооператор» в то же мгновение внезапно обмяк, получив «свою» пулю. Его правый глаз начал растекаться, мгновенно превратившись в сплошное кровавое месиво, обрызгавшее опешевшего от неожиданности Александра.

Быстро отбросив от себя убитого и, отскочив в сторону от машины, Заманов резко оборнулся. Но водительское место «Даймлера», как ни странно, оказалось уже пустым…


***

В офисе известной «автофирмы» за длинным столом видны знакомые лица: два киллера из Кургана, их хозяин – Бритый, владелей автосалона, а также вся остальная московская братия.

Бритый, на правах руководителя, обратился к присутствующим .

- Теперь, когда мы, на совершенно законных основаниях, допущены в официальную команду экспедиции по определению местонахождения библиотеки, речь пойдет только о нашем профессионализме в проведении хорошо спланированной операции.

Для верности усилим оперативную группу ещё несколькими сотрудниками и спецтехникой. Нужно ли говорить здесь о появившихся финансовых возможностях и перспективах.

Уже сегодня, свободные мировые интернет-рынки откликнулись на возможное нахождение библиотеки обозначением баснословных оценок предполагаемой её стоимости. Да, дело сейчас не только в них.

Лига сегодня вышла на широкие международные просторы. Нас знают и уважают, как друзья, так и недруги. Рейтинг фирмы, подросший за последние несколько лет, сегодня необычайно высок. Её финансовое положение прочно, как никогда. Поэтому решение проблемы должно быть исключительно в нашу пользу.

Отдельно, пару слов о чеченцах.

Эти люди, поддерживаемые арабами, без конца лезут к нам со своими дурацкими предложениями. Хотят купить. Но это наша игра. Наш национальный бизнес. Мы и без них достаточно сильны, поэтому справимся и, не будем ни с кем делиться .

Им мало Чечни, там негде развернуться, так они подрядились взрывать всё подряд в любой стране там, где платят бабки.

Ирак, Египет, Испания, Франция, Турция. Им всё равно, где взрывать. Даже в Штаты, через мексиканские горы, говорят, просочились.

Русские деловые люди сейчас гораздо сильнее и обстоятельнее каких-то, там, черножопых шакалов. Библиотека – наш приз, который практически, теперь у нас в руках. Отдавать его неизвестно кому мы не намерены. –

Эти слова были встречены одобрительным гулом голосов присутствующих.

-Теперь, надеюсь, вы понимаете всю серьезность и исключительность предстоящего мероприятия. Тогда давайте займёмся обсуждением деталей…-
***

Почти в то же самое время за высоким забором в подмосковном особняке катеджного поселка, снятом за три месяца до описываемых событий, также произошел сбор не менее заинтересованных лиц, обсуждавших тот же вопрос.

Цагараев обратился к собравшимся боевикам.

- Мы не остановимся перед предельной жестокостью.Неоценимую помощь нам оказали наши зарубежные друзья. Вот здесь –

Он положил руку на лежащий перед ним большой черный кейс.

– Находится заряд фантастической мощности. Настоящая мини атомная бомба, способная обратить в прах любой из районов Москвы.

Досточтимый Осама, лично нам её передал. Именно такой бомбой был уничтожен американский эсминец «Коул» в октябре 2000-го года в порту Адена.

Особенностью её конструкции является возможность изменения колличества расщепляемого заряда, и соответственно мощности производимого взрыва. Так что, всё в наших руках.

И, как вы знаете, мы уже не одну удачную операцию провернули в московском метро. И, хвала Аллаху, не последнюю. Вполне возможно, что предстоящая потребует применения именно такого специального заряда.

Тем более, нами установлено, что одна из малоизвестных, заброшенных и неиспользуемых в настоящее время станций метро находится в самом центре города. Прямо под дном Москва – реки. А через нее-то и проходит движение поезда экспедиции. Вот, кстати, очень удобный для нас объект.

Дальше. В Министерстве Культуры выпускается «народная» лотерея под девизом: «Найдем библиотеку Ивана Грозного!». Первые десять призов –участие в команде поезда-экспедиции наши.-

Затем повернулся к одному из сидящих чеченцев.



  • А ты, Муса, нам их и привезешь. Мы это с тобой уже обсудили.

  • Муса, прижимая левую руку к груди, склоняет в почтительном поклоне бороду. Становится совершенно ясно, что все будет им в точности исполнено.

  • -Так что, если не библиотека, то уж залитое речной водичкой московское метро мы им после себя обязательно оставим. –

  • На такой бравурной ноте закончил последние наставления Руслан Цагараев – предводитель вольных чеченцев…

***


- Саша, а ты помнишь, как мы приходили в гости к тете Лёле? Тогда, в пятидесятых? -

спросила его как-то бабушка.

Еще бы ему не помнить. Середина пятидесятых. Хрущевская оттепель.

Москва. Смоленская площадь. Большой серый угловой дом. Дом комсостава.

Москвичи его прекрасно знали, как «Смоленский гастроном». Они с бабушкой частенько приходили сюда, к Лёлечке. Ольге Станиславовне Ивановой - жене расстрелянного в конце 30-х годов комкора Иванова, занимавшего в ней тогда все четыре комнаты.

Замужество купеческой дочери на перспективном красавце. Красном командире, сулившее, казалось бы, в будущем процветание и почет, обернулось в 1938 году, после «дела о военной организации» и расстреле мужа, уплотнением жизненного пространства до одной небольшой комнатенки.

Детей у них не было. Новые соседи, на счастье, оказались людьми покладистыми. Во всяком случае, коммуналка проживала дружно, впрочем, как и большинство коммуналок той неприхотливой московской поры.

- И то, ничего. Слава богу, не на Колыме!-

Приговаривала никогда не унывающая, жизнерадостная, светловолосая женщина.

Затем к компании присоединялась ещё одна подруга по Смоленску. Тётя Варя.

Забавная хозяйская собачонка Белочка без устали лаяла, радостно встречая старых друзей.

Времена стояли не сытные, но за столом, за шутками, прибаутками и общим весельем этого не чувствовалось. Всегда был отменный индийский чай. И «фирменное» Лёлино блюдо - разогретые в топленом масле на большой сковороде круглые булки с маком, с дыркой посередине похожие на большие бублики.

За столом говорили обо всём с тем радостным чувством сопереживания встречи с горячо любимыми близкими людьми.

Вспоминали ушедших. Хозяина дома. Замученную немцами Фирочку. Их детство в Смоленске. Красный автомобиль Лёлиного папы - купца первой гильдии. Вишни. Заросший жимолостью губернаторский сад. Магазин Ранфта на Пушкинской улице. Купание на Днепре. И многое, многое из того, что и составляло счастливые детские воспоминания. Иногда тихонько напевали модные песни тех лет.

«Да, мне нравилась девушка в белом, а теперь я люблю в голубом…»

Саша с огромным интересом вслушивался и всматривался в эту странную компанию. Вбирая в память, впитывая в себя открывающиеся ему необыкновенные жизненные коллизии и приключения. В эти мгновения перед ним находились не просто три бабульки, а его ровесницы.Девочки-подружки, хохотушки, которым всегда было, что обсудить, над чем пошутить, и вообще, рассказать и послушать других.

Чего-чего, а слушать они умели. Их совершенно не тяготил возраст. Они не поминали неизбежное. Неумолимо приближающееся, находящееся уже так близко.

Десятилетний мальчонка, был принят в их сообщество, и тут же стал общим приятелем. Никогда более в дальнейшей своей жизни он не встречал в людях чего-либо подобного.

Это были женщины той эпохи, той душевной щедрости, и того высокого чувства жизни, которое было утеряно во времени, чтобы никогда больше уже не возродиться.

Светлая духовность, прозрачность суждений и искренность отношений сопровождало их до самого последнего вздоха и взгляда.

Лицемерие, как порождение двойной морали более поздней эпохи, было им чуждо. Улыбка добросердечия - вот отличительная черта людей той формации.

Каждый день жизни для них был величайшим событием, праздником.

Но как изменилось с той поры российское общество!

Лаяла маленькая беленькая собачонка, вставала на задние лапы. Тут же награждалась кусочком сахара. Затем всё начиналось сначала на потеху всей честной компании.

«Птички небесные. Вы прилетите. Счастье и радость вы возвратите. Но зарастают стёжки-дорожки там, где ходили милого ножки. Но зарастают мохом-травою там, где гуляли,милый с тобою»…

Давно уже ушла в вечность горячо любимая бабушка, часто напевавшая ему эту песенку.

Но неожиданно пришедшее на ум воспоминание привело к некоторому смещению хода мыслей Заманова, а также к повороту сюжета всего дальнейшего повествования.

***


АЛЕКСАНДР САХАНОВ


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   15


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет