Александр саханов



жүктеу 5.62 Mb.
бет9/15
Дата02.05.2016
өлшемі5.62 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15
: txts
txts -> Программа вступительных экзаменов в аспирантуру для поступающих на обучение по направлению подготовки: 45. 06. 01 Языкознание и литературоведение
txts -> Программа вступительных экзаменов в аспирантуру для поступающих на обучение по направлению подготовки: 05. 06. 01 Науки о земле
txts -> Пояснительная записка Программа вступительных экзаменов предназначена для выпускников магистратуры и специалитета высших учебных заведений
txts -> «Храм дом Божий»
txts -> Перечень лиц, рекомендованных приемной комиссией к зачислению По общему конкурсу
txts -> М. Ю. Лермонтов: к 200-летию со дня рождения
txts -> Календарь выставок библиотеки мгоу май2013 год

Держитесь,

Заманов!

(Часть третья)


Роман


Магия древних манускриптов

Согласно императорскому указу от 1887 года к началу двадцатого столетия черта оседлости еврейского населения по территории государства Российского проходила через города Южной Малороссии. – Одесса, Житомир, Киев, и дальше Белороссии – Смоленск, Витебск.

Множество еврейских местечек находилось на Смоленщине.

Чудесным июньским вечером 1912 года четыре неразлучные подружки – Маруся Меркурьева, Леля Мачульская, Варя Сомова и Эсфирь Гольбиц – направлялись к дому Фирочки. Тринадцатилетние девочки хохотали «до упаду» над чем-то им одним понятным и смешным.

Стоял конец месяца. Летняя теплынь. Поспели вишни. Смех, шутки, безудержное девчоночье веселье.

Сбежали вниз к Днепру и через главный мост начали переходить на противоположную сторону. За жаркий солнечный день деревянные перила и доски настила сильно прогрелись, источая уютное смолистое тепло.

От воды шла спасительная прохлада, а в воздухе пахло ряской и кувшинками. Свежестью и первозданной чистотой недавно расцветшей природы. У каждой девчушки в руках по полной банке спелых ягод, собранных в огромном саду за домом Варечки Сомовой.

В те времена Смоленск утопал в садах. Из них самым крупным считался общегородской – Лопатинский. Чинная публика: господа в канотье и котелках, дамы в огромных шляпах-клумбах, выгуливали по аллеям своих отпрысков обоего пола в модных матросских костюмчиках.

В центре сада находился большой пруд, по нему в праздничные дни горожане шумными развеселыми компаниями катались на лодках. Пели под гитары последние романсовые шлягеры.

Неподалеку была устроена танцевальная веранда, на которой в воскресенье днём играл полковой оркестр с бравым капельмейстером во главе. А вечером, благородная публика, по преимуществу студенческая молодежь, осваивала новые, пришедшие из-за границы, танцы.

Рядом, на взгорке возвышалась плетеная дранкой большая беседка, где, так же, праздничными вечерами играл новомодные мелодии, приглашенный из столицы оркестр лёгкой музыки.

В вечерние часы веранда освещалась гирляндами электро - лампионов, поднятых и закрепленных на вершины деревянных шестов, изготовленных в форме шестиконечных звезд Давида.

***

Душой девчоночьей компании была неутомимая рассказчица, фантазерка и пересмешница Мусенька, являвшаяся, к тому же, и лучшей плясуньей. Она знала все последние модные танцы.

Особено ей удавались па де труа, па де зефир, па д`эспань и кадриль. «Les Mesdames a gauches, les chevaliers a droits, changer votre place».(Дамы налево, кавалеры направо, поменяться местами).

Фирочка искренне завидовала и всегда живо, с неподдельным восторгом интересовалась новыми «pas». С наивным удивлением внимая рассказам о преподавании танцев в выпускном классе Учительской семинарии, которая находилась на Большой Вознесенской улице в здании женского Епархиального училища, где училась Маруся

Что касается двух других – голубоглазой блондинки Лёлечки – дочери купца первой гильдии Станислава Мачульского, гимназистки первой Мариинской женской гимназии на Благовещенской улице. Да пышноволосой красавице Варечки – дочери железнодорожного кондуктора - о них можно сказать следующее.

Покойный Мусин папа, так рано и нелепо скончавшийся от несвертываемости крови после удаления зуба, работал кондуктором на железной дороге вместе с Варечкиным отцом. А поскольку мамы не стало еще раньше, Муся, как полная сирота государственного служащего, имела право на получение среднего специального образования в учебном заведении, бывшим под личным попечением – патронажем государыни-императрицы Александры Федоровны.

Впрочем, так же следует отметить, что красавец поляк Мачульский был в городе владельцем единственного огромного, красного автомобиля марки «Симпсон», катаясь на котором среди городских улиц по воскресным дням, он приводил в священный трепет смоленских обывателей.

***

А между тем за шутками и смехом девочки уже дошли до Фириного дома, находившегося в пригороде правобережного Заднепровья.

Двор был увешен стиранным бельем, а забор пестр от сушившихся на нем тряпичных плетеных половичков. И даже, сидящая на табурете перед калиткой, бабушка Дора казалось сушилась в лучах заходящего солнца.

Специально для встречавшей их хозяйки тут же был поставлен Мусей импровизированный спектакль.

Девочки построившись парами друг против друга, Фирочка с Мусей, а Лёлечка с Варей, начали своих «Бояр».

«Бояре, а мы к вам пришли,

Молодые, а мы к вам пришли.

Бояре, открывайте ворота,

Выводите к нам невесту навсегда.

Бояре, она замужем,

Молодые , она замужем»…

И так далее, и тому подобное. Всё заканчивалось звонким девчоночьим хохотом.

Фирочка, как и Муся, так же была полной сиротой. Года за полтора до описываемых событий случилась трагедия.

В очередном еврейском погроме в Харькове погибли ее родители. Девочка по счастливой случайности чудом уцелела. Теперь бабушка с дедушкой сами воспитывали единственную внучку.

Кончилось представление, и бабушка Дора, радостно смеясь, захлопала в ладоши, приглашая гостей в дом.

Фирин дедушка был кантором местной хоральной синагоги. Муся знала его, как человека ученого, весьма почитаемого всей еврейской общиной. Правда, видела она его довольно редко.

Свободное от службы время он проводил за чтением тяжелых и толстых, в кожаных переплетах, фолиантов священных книг, стоя за деревяной канторкой кабинета в задней части своего небольшого домика.

Каждое утро Эфроим Гольбиц степенно шествовал мимо Городской Думы по Большой Дворянской в синагогу. Несшие службу городовые приставы, хорошо знавшие и уважавшие за ученость премудрого «иудея», при его приближении, на всякий случай, по строевому вытягивались и брали «под козырек».

Да, Эфроим был серьезным, порядочным евреем, уважаемым за свой ум в округе не только единоплеменниками. Множество книг было собрано им в собственой библиотеке.

Он владел не только ивритом, но и другими халдейскими языками, включая древнеарамейский. О разном говорилось в этих замечательных писаниях, но одно его постоянно притягивало. Как будто, кто-то извне вкладывал ему в руку «Книгу судеб».

Вообще в древнееврейской литературе не существует полной определенности в трактовании сути предсказываемого. Закон внутреннего предания, или мистическая КАББАЛА, утверждает, что любое суждение не должно открывать конечной ясности, что являлось ГАЛАХОЙ, – то есть,правилом.

В главной из кабаллистических книг. В «Зогаре», или «Книге Сияния», сказано:

«Четверо животных – Ганиэль, Кафиэль, Ариэль, Аниэль – глядят на Восток, на Запад . на Север, на Юг. Сидят в небесах и составляют чудовище полное глаз(человек,бык, змея, орел) в едином целом».

Четвероликие ангелы в «Книге Йецира». Другой кабаллистической книге, составляют суть десяти чисел, которые вместе с десятью буквами алфавита послужили Богу для сотворения всего нашего мира. Согласно «Зогаре» ангелы спустились с небес, увенчанные буквами.

У евреев, изготовивших первыми пергамент, в те времена существовало только двенадцать цветов. В книге, продиктованной бесконечной мудростью, ничто не могло быть случайным, даже колличество слов в ней содержащихся, или же порядок букв их составляющий.

В каком бы веке это не происходило именно таким логическим путем шли все каббалисты. Побуждаемые проникнуть в тайну Господа они занимались подсчетом, комбинированием и перестановкой букв Священного писания. Ведь смыслы Писания бесконечны, как число оттенков на павлиньем хвосте. В Талмуде(Санхедрион, 65b) указано:

«Если бы праведники захотели сотворить мир, они смогли бы это сделать, составляя различные сочетания букв непроизносимого имени Бога».

«Тиккуна Олам» – вот ключ к загадке букв. Попутно, заметим, что в слове «эмет»(истина) достаточно убрать всего лишь одну первую букву, чтобы вновь полученное слово означало -мет- смерть. Очевидно, что истина и смерть неразлучны.


***

«Несчастлив тот, кто часто ошибается, но втройне несчастлив познавший ИСТИНУ»…

Эфроим мучился, оттого что никак не мог вспомнить, откуда пришла на ум эта фраза. Между тем пророчества, начиная от Иеремии, было всегда отличительной чертой национального характера евреев.

Эфроим также интересовался возможностью проникновения в тайну будущих событий. Он полностью освоил все двадцать четыре фолианта собрания священных еврейских книг, часть которых и являются пророческими. Так, четвертую книгу, называемую «Книгой чисел»- БЕМИДБАР - он мог пересказать наизусть. Великолепно знал ГАЛИОГРАФЫ, или писания книги «Пророчества» Иеремии в 52-х главах.

Но истинное отдохновение он находил, делая всевозможные расчеты с помощью старинного, красного дерева французского ларца, в числе других подарков, присланного местной общине из Парижа. Это случилось лет десять назад.

Особый интерес представляло устройство прибора. Оно состояла из необычной конструкции разно-длинных желобков. По ним катились одинакового размера многоцветные шарики. Разницей своего веса приводившие в движения зубчатые нумерованные колесики.

Во время движения внутри ларца шарики, изготовленные из различных пород камня, попадали на один из трех механизмов точных весов, определявших их дальнейшее направление.

Итогом всего становилось искомое число, указываемое в хрустальных окошечках полированной крышки.

По ходу беседы, проводящий эксперимент, пояснял принцип действия устройства, а заодно интересовался некоторыми датами из жизни испытуемого, сопоставляя их с направлениями движения шаров, вводя в механизм соответствующие коррективы с помощь латунных рычажков.

Говорят, что именно с помощью этого прецизионного, тонко отрегулированного и точно настроенного устройства, придворным астрологом в свое время был установлен точный день гибели французского короля Генриха Четвертого, погибшего от кинжала фанатика-протестанта .

***


Лондон. Наше время.

В кабинете Неговского в креслах сидят Заманов и хозяин, который продолжал развивать свои привычные теперь для Александра фиолософские суждения. ( «И нужно ему было в своё время убегать на Запад?! Сегодня для него и в России нашлось бы достаточно слушателей»).

– У западной демократии сегодня есть все. Деньги, благополучие, стабильная жизнь, которую можно предсказать по дням чуть ли на десятилетия вперед. Если конечно исламские террористы её не задолбают. И, все же.

Западное сообщество пресыщено, поэтому ему хочется пощекотать себе нервы. Испытать что-нибудь шокирующее, экстремально-депрессивное. Материальное благополучие-это, конечно, прекрасно. Но европейская демократия, в погоне за сытостью, потеряла духовное начало. А это самое главное.

Такой позицией и воспользовались все эти шахиды – махиды, правдоискатели, радетели Ислама. Увы, здесь этого пока не поняли и, возможно поэтому так увлеченно играют в странные игры.

Ведь будущее не полная свобода выбора. Оно в любом случае виртуально. То есть существует их два, три, пусть даже десять, но тем не менее некое вполне определенное колличество вариантов «продолжения романа» с того места, где мы с вами остановились в данный момент.

- Да, извените. Мы, как обычно, отвлеклись. Пойдемте дальше.Вы что-то хотели спросить по нашей рабочей теме?-

Заманов как будто, ждал этой просьбы..

– Самуил Маркович, как мне представляется сегодняшнее положение дел. Вопрос с воссозданием поезда наполненного репликантами практически решен. Поясните, на каком уровне возможно общение с ними, если оно вообще возможно? –


  • Поскольку вполне реальные вагоны будут вполне реальным полом, то и вопрос общения с призраками, наполняющими их не стоит остро, как таковой.-

  • Быстро ответил Неговский.

  • - Конечно, можно было бы обойтись и без репликантов, но отсутствие видимости этих людей, а точнее видимости их действий повлекло бы за собой некоторые нежелательные последствия. Поэтому, оставим все как было на своих местах.-

  • А не смущает вас присутствие целой Армады сопровождения. Ведь помимо журналистов в метропоезде окажутся люди из спецслужб. И, Бог его знает ещё откуда? Вообще, Самуил Маркович, за последние дни работы, мне показалось, мы с вами как – то душевно сблизились. Или же я не прав?-

  • С лукавой улыбкой заметил Александр.

– Мой милый, Заманов. Не секрет, что в мире нет более высокой задачи, чем найти человека, который мог бы положиться на вас, как нет более высокого наслаждения, чем оправдать его ожидания. Теперь-то я догадываюсь, чем вызван некоторый элемент напряженности вашего поведения. Насколько могу судить. Вы еще и для себя не решили, как поступить. А ведь вы лучше меня знаете, какие и кто на вас возлагает надежды, имеет виды. Представляете лица своих врагов и друзей.

Решать вам. Жизнь ваша. А я всего лишь, если хотите, бесстрастный аналитик.–

Заманов, немного помедлил с ответом.

– Вы знаете, я все задаюсь вопросом, отчего они не хотят закончить дело без меня. Не так уж велик район поиска, чтобы при современной технике не отыскать местонахождение объекта. Неужели так силен миф о голосе свыше, якобы обращенный к моему деду?-



  • Неговский даже приподнялся в кресле.

  • Вы знаете, как мне думается, дело не только в этом. Ведь символы служат лишь опорой интуиции. Они многозначны. И воспринимаются не одинаково не только различными людьми, но и одним и тем же человеком в разное время. Переносить их на другого, и в другую ситуацию нельзя. Вот почему ставка делается именно на вас.

  • Но это, конечно, все лирика, а дело в том, что загвоздка-то вся в генотипе. Кроме воспитуемого интеллекта, существует врожденный, передающийся по крови из поколения в поколение. Не последнюю роль здесь, имеет и ваша генетическая память: особенность рода Замановых. Монахи это прекрасно рассчитали, что только по близкому родству по крови. Мужской линии от деда к внуку перейдет ген. Сегодня никто кроме вас не сможет попасть туда. Вы рассказывали, что в подземном ходе ведущем от казармы натыкались на останки людей в одежде заключенных.

  • Ведь это все построенные древними строителями ловушки. А вы прошли – вот вам и ответ на вопрос. Старик, бывший с вами, затем и сам затерялся и погиб без вашего участия. Впрочем, как и все остальные. Те же, зэки, взорвавшие вход в библиотеку. А вы живы, вы прошли! Вот отсюда такой повышенный ажиотаж вокруг вашей персоны.«Их» -

  • Он взмахнул рукой куда-то в сторону –

  • больше не устраивает повторный проигрыш. «Им» нужен стопроцентный реванш.-

***

Неожиданно услышав от Неговского, фактический ход собственных мыслей, Заманов, осторожно резюмировал .



  • Отсюда видно, что право вето на это мероприятие находится все же за мной. Знаете, я недолюбливаю Кастанеду. Наркотики и всё такое… Но есть у него одна любопытная фраза.-

  • «Все пути ведут в никуда, поэтому важно избрать такой путь, у которого есть сердце».

  • Как мне представляется, в мире есть нечто более сильное, чем все на свете войска. Это идея, время которой не пришло.Нужно за нее бороться, но, кто сегодня знает в чем её суть и смысл?

  • Я абсолютно уверен в том, что многовековая культура цивилизации – вот основа всего живого на Земле. Еще в индусском «Махатбаратха» говорилось, что человечество вымрет с гибелью культуры. Сейчас мы к этому, судя по всему и стремимся. Что оставить после себя. После окончания положенного нам земного срока? Или созданное прекрасное, или созданное ужасное, или же просто ничего. Кстати, последнее оставляется девяносто девятью процентами белкового балласта земного шарика.

  • Что касается России. Она болеет вместе со всей мировой цивилизацией. Александр. Не кажется ли вам, что сегодня человечество повсеместно занято одним и тем же процессом – систематическим изживанием культуры?

  • Ещё в начале двадцатого века на лозунг коммунистов «Искусство должно принадлежать народу» Родченко остроумно заметил, что «вот только правители ведут народы кто, куда». К власти приходят, или плохо воспитанные, или же вовсе не воспитанные в этом отношении люди. Они создают фон развития личности в своих странах. На их стороне миллионный класс чиновничества и безраздельно принадлежащие им МАССМЕДИА.

Если поверить Нострадамусу, то гибель цивилизации, как раз и приходится на наше время. Не нужно никакой термоядерной войны. Человечество уничтожает самоё себя. Кстати, в этом ему помогает поднявший зеленое знамя и возникший сравнительно недавно на почве долголетнего бескультурья, исламский экстримизм. Западная цивилизация оставила без внимания Восточную. Результат на лицо.-

Крутя перед собой, как пасьянс, увеличенные фотографии с участками лунной поверхности, Неговский задумчиво слушал Заманова.

***

Вы ведь знаете, как я относился к коммунистам. Презирая их за косность, тупость, узость мышления. Но коммунистическая идеология допускала пусть небольшой и куцый - синклит поэтов, композиторов, художников, ученых. Узко и все же - диапазон культуры. То был крохотный островок, но необходимая духовная опора общества, поддерживаемая государством.

Сейчас разрушено и это. Без культуры – нет будущего у страны. Современному русскому бандитскому капитализму культура – эта насмешка, эта заноза в глазу - не нужна. Вот такая нелепая реальность.

Для деятельности правящего режима вполне достаточна созданная за последнее годы псевдокультура. Вы ее можете наблюдать с утра до вечера по нашему телевидению и радио. От Запада на сегодня мы переняли самое плохое. Голливудский набор штампов. Всё продается, всё покупается. -

Конечно, Заманов не думал делиться с ученым своими планами по поводу эволюции Православия к его истокам с помощью открытия истинных, собственноручно начертанных заповедей Христа, находящихся в библиотеке Ивана Грозного. Ведь свою задачу - вернуть ситуацию, парадигму к правильному славию Господа Бога, он всегда держал в глубине собственной души. И не разрешал лишний раз даже себе самому об этом задумываться. Поэтому обсуждения с Неговским всегда носили лишь общий характер.


  • -Страна без намека на какую-либо, хотя бы приблизительную идеологию находится в драматическом, психологическом тупике. Люди у власти даже и не интересуются проблемами и результатами уничтожения культуры. Да потому что вовсе не понимают , что , собственно, есть такое, это понятие КУЛЬТУРА. Культура православной страны. И к чему приведет её исчезновение.

  • По моему глубокому убеждению уничтожение нравственности в обществе напрямую связано с отсутствием в народе интереса к элементарной культуре.

Исход всей заваренной «каши» сегодня не вполне ясен. И в этой ситуации остается лишь одно направление для действия. По возможности, мужественно и с достоинством, отстаивать идеалы, которые придают смысл всей жизни. Способствовать сохранению, а не расхищению и уничтожению наших культурных ценностей.-

-Послушайте, Александр. Я все больше и больше удивляюсь. Для чего вам нужен этот идеализм? Вам сколько лет? Для кого и чего вы живете? Сколько осталось той вашей жизни, и к чему такой пафос? Прислушайтесь к житейскому опыту старого еврея.-

-Саша. Позвольте я вас так сейчас назову, все ж, наверное, минимум на десяток лет старше буду. Какая там Родина! Какие там высокие материи! Россия, Бог, Византия.

Презрение к человеку. Вот то наследие, которое получила страна от диктатуры Сталина. Вот, что сегодня определяет поведение «выбившихся из грязи в князи». Этим и руководствуются преследующие вас люди. Они имеют много денег, власть. Они решают людские судьбы. Отдайте им библиотеку и дело с концом. Снимите с себя этот груз. «Они» не отвяжутся.

Или одни, или другие, или третьи убьют вас, и, заодно, вашу Рэйчел. А Россия будет, как всегда, здесь не при чем, умывая пухлые и румяные свои ручки. Но сегодня ей, как воздух нужны ваши песни. Вот чем вам нужно заниматься. Только не лезьте в большую и грязную политику.

Кстати, мы с Лорой слушали ваши музыкально-поэтические произведения. Поэзо-концерты, как назвал бы их Северянин. Очень трогает, понравилось. Общество деградирует, если не получает импульсов от отдельных личностей, и напротив, импульс деградирует, если не получает сочувствие от лучших представителей общества. Это дорога в оба конца.

А что у вас случилось с шоу- бизнесом? Отчего не срослось? Почему бы вам там снова не поработать?.


  • С Аллой Борисовной не столковался.-

  • Криво ухмыльнулся Александр. Неговский рассмеялся.

– Ха-ха-–и здесь мафия. Ну, вот вам еще одно лишнее подтверждение моих слов. Да и бог с ними. Не растраивайтесь.

«Еще не вечер»

Помните, пел Высоцкий? А сейчас о главном, Лора попросила передать вам приглашение на завтрашний ужин в «Сфинксе». Вы, кажется, видели на Пиккадилли этот клуб лондонской богемы. Так что не откажите в любезности быть с Рэйчел.

Лора давно мечтала с ней познакомиться. Наверняка повстречаете там интересных для себя людей, а возможно и знакомых. Мы за вами заедем.



  • -Спасибо, на добром слове, за приглашение. Обязательно будем. Что касается нашего основного дела, то - вопрос и ответ – две стороны одной и той же медали. Если возник вопрос значит ответ на него уже существует. Я в этом уверен. –

Заманов хлопнул ладонью по боковинке кресла.

- Самое главное для меня не ошибиться. Почувствовать истину возможно лишь сердцем, ведь сущность и глубина – это то что не видно для глаз. Не правда ли?… -

***

Россия.Смоленск.Июнь 1912 года.

Жаркий летний вечер. А в комнате кантора горели свечи. Из-за того, что окна были закрыты, становилось душновато.

Эфроим смахнул набежавшие капельки пота. Перевернул страницу лежащей на конторке книги. Подслеповато взглянув в текст. И на одной ноте, монотонно стал распевать очередную главу псалма божественной хвалы. А черная ,

круглая, маленькая кипа на его макушке совершала за ним однообразные круговые движения.

В соседней комнате девочки рассматривали Фирины «художества».

Для своих тринадцати лет рисовала Фирочка замечательно. Тысячелетняя скорбь, ужас и горе гонимого народа, в сочетании с живым восприятием окружающей природы, людей, событий – все нашло свое место в ее рисунках. Это увлечение, очевидно, и сказалось на её дальнейшей творческой судьбе.

До 1941 года Фира работала в одном из южных издательств художником – иллюстратором. Сейчас же будущий иллюстратор веселилась с подружками, поясняя содержание показываемых рисунков.

Пришла бабушка Дора. Стала накрывать на стол скромное угощение. Муся обожала, пахнущие чесноком и какими-то специфическими пряностями острые еврейские кушанья, приготавливаемые в доме.

-Сегодня у нас рыба «Фиш»-

Сказала хозяйка.

«О, это очень вкусно.»

Подумалось девочке. Желая поделиться «своим» сокровенным, она рассказала присутствующим о том замечательном событии, которое назавтра должно было с ней произойти.

Ожидался приезд императорской семьи. И все девочки выпускного класса учительской семинарии, должны были встречать царскую семью в центральном соборе Смоленска. Специально для такого случая за счет казны были пошиты нежно-лиловые платья. С огромными, завязанными сзади, в виде крыльев бабочек, накрахмаленными бантами.

-…И мы будем представлены государыне-императрице!- Завершила свой рассказ Мусенька.

Девочки оторвались от рисунков, застыли с трепетным вниманием, слушая нежданную новость.Тут же захлопали в ладоши. Запричитали. Забросали Машу вопросами.

Лишь бабушка Дора, отчего-то напряженно воспринимавшая рассказ, неожиданно быстро удалилась на заднюю половину дома.

Прошло около часа. В открывшемся проеме двери показалась сутуловатая фигура деда Ефрема, как между собой называли его дети.

Некоторое время, словно в чем-то сомневаясь, дедушка поверх очков всматривался в раскрасневшуюся и, сразу застеснявшуюся его взгляда девочку. Затем, жестом, будто решившись на что-то важное, он предложил Маше пройти в свой кабинет. Дверь плотно затворилась за выскользнувшей оттуда серой мышкой бабушкой Дорой.


  • Присаживайся, Муся. -

  • Эфроим указал на старинное, покрытое темным лаком деревянное резное кресло. В орнаменте из шестиконечных звезд на высокой спинке. Маша села.

  • Они еще некоторое время, молчали. Будто, как первые, изучая, рассматривали друг-друга.

  • Девочка чувствовала, что подходит какой-то необычайный, решающий момент жизни. Минуло еще мгновение. Муся несколько освоившись, огляделась по сторонам. Увидела на столе странный полированный деревянный ящик, который в предыдущие свои посещения не замечала.

Эфроим перехватил её взгляд. Он и раньше выделял Машу среди внучкиных подружек, иногда приглашая на короткие беседы. Пожилым людям свойственно делиться жизненным опытом с молодежью, а заодно воспринимать новое, узнаваемое только в юные годы. Что-то его притягивало в пытливом детском взгляде, гибком уме и неожиданных логических построениях умненькой рассудительной Муси.

После того, что ему сообщила жена, он ещё раз перепроверил свои предыдущие исследования. Да, действительно. Всё сходилось…



  • Это правда, что ты завтра будешь представлена императрице? –

  • Луч, отразившийся от линз очков кантора, пламенем свечи протянулся к Маше, и на какое-то мгновение ослепил её. В упор глядело два глаза. Две бритвы. Два буравчика. Загипнотизированная этим взглядом, она подтвердила.

  • Тогда, я должен поделиться с тобой одной серьёзной тайной. -

  • При этих словах со стола упала случайно задетая им книга. Но он успел быстро, у самого пола, её подхватить. Одновременно вгляделся в место на тексте «Екклезиаста» прижатое пальцем.

  • «Во многой мудрости много печали, и кто умножает познания - умножает скорбь.» -

  • Господи! Это была именно та строфа текста, которую он тщетно пытался разыскать столь долгое время. Удивившись про себя полученному знамению, он обратился к Мусе.

  • - Ты уже взрослая девочка и поймешь насколько все важно и серьезно. К сожалению, у меня сегодня нет другого выбора. Прости.

  • А сейчас внимательно Маша, слушай меня…-

Неожиданно изменившимся печальным голосом продолжил Эфроим.
***

Закрытый клуб «Сфинкс» на Пикаддилли стрит не особенно отличался от аналогичных мест элитной тусовки лондонской богемы.

Выбор был сделан Лорой Неговской, часто его посещавшей. И не очень большой любитель такого рода мероприятий Заманов вынужден был согласиться, тем более, что Рэйчел с радостью приняла это приглашение.

В назначенный час Неговский с Лорой, на своем «Бентли» управляемым шофером в черной фуражке с высокой тульей, заехали за влюбленной парочкой на Монтегю плейс.

Все расселись в автомобиле и, после недолгого проезда по лондонским улицам, оказались перед дверьми «Сфинкса». Прошли обязательный, но короткий фэйс – контроль.

Внутри обстановка интерьера заведения напомнила фантазии Родченко совмещенные с изысками кинетиков шестидесятых годов двадцатого века. Конечно же, присутствовали дымы, лазеры и прочая навороченная современная мишура и атрибутика такого рода мест.

Почти в каждом углу фуршет на свой национальный манер: американский,итальянский, китайский, французский, японский, немецкий, корейский и так далее.

Заманов с Неговским нашли русский, где успели «хряпнуть по махонькой» брусничной, закусив румяным блинком с красной икоркой.


***


  • Лора, простите, все как -то не решался спросить о глубинной сути вашего творчества. Отчего именно мгновения величайшего испытания человека так вас волнуют? Эти жутковатые гримасы. В чем здесь интрига? Уж, не откажите писаке в небольшом интервью. Приоткройте хотя бы немного вашу творческую кухню.-

  • По журналистскому шаблону неловко пошутил Заманов.

– Вы знаете, Александр, что каждого художника однажды поражают совершенно неожиданные явления в жизни. Кажется Ахматова, столь любимая здесь, у нас, в Англии, как-то сказала.

«О если б знать, что из какого сора, порой рождаются стихи» -.

Кажется, что-то в этом роде. Для меня таким ударом и, если хотите, руководством к действию, в психологическом плане, послужило знакомство с наследием Мессершмидта - скульптора ваявшего в восемнадцатом веке. Его только недавно «открыли», но до конца, по моему, не поняли. Маски полу людей, полу зверей отображают глубинную сущность, практически, любой человеческой натуры.

Это предостережение. Ведь в каждом из нас кроется нечто звериное. Я просто сделала некий свой личный перевод его работ на язык живописи.

Кстати, знакомый вам Шемякин, отставил в сторону свою скульптуру, и сейчас так же весь в поисках человеческих гримас, начиная от архаичных времен, вплоть до наших дней. Значит тоже, что-то находит в этой тенденции.

Очевидно, что нужно искать выход из сложившейся ситуации. Вы понимаете, что идет углубленный, интенсивный поиск неизведанных тайных закоулков. Психологических установок внутри самого человека.-



  • Да, Лора. Я с вами согласен. А что касается стихов. То, их так за последнии годы сильно заездили. У Ахматовой кажется звучало: «Когда б вы знали, из какого сора, растут стихи, не ведая стыда.» А из собственного опыта подозреваю, что самая главная опора художника – это вера в свою способность творить чудеса.Это, если хотите - L`audition coloree - так называемый, цветовой слух поэтов. Душевная тонкость, которая позволяет, в том числе, почувствовать и боль другого. Вот суть сострадания, а у вас это также великолепно получается.-

– Да, конечно же. Вы правы. С помощью сострадания мы превращаем чужое несчастие в свое собственное. Изживая его, как бы оживаем сами. Мне думается, сострадание не является большим грехом, чем осуждение. По жизни нужно просто пойти и найти, того, кто нуждается в сострадании.

Но Лора обращалась теперь и к Рэйчел.

- И, кстати, насчет любви.Мы никогда не знаем наверняка, насколько любит нас другой человек, пока не сможем сказать насколько охотно он будет терпеть за нас страдания. Любовь, в какой то степени, измеряется страданием. Хотя, не дай бог.–

- Вот я вас слушаю, но не могу разделить ваши выводы. –

Вмешался в разговор Неговский.

- Знаете ли вы, что ещё в конце девятнадцатого, один полоумный германский философ, чьи доводы нацисты затем нахально стали выдавать за предтече своей собственной идеологии, заявил примерно следующее.

Дескать, трагическое сострадание имеет корни в жестокости. Так что само становится отрицанием понятия жестокости. Точно также сексуальная любовь утончается до любовной страсти. Рабское поведение до христианского послушания. Низость – до уничижения. И так далее.-

- Друзья. Не слушайте этого старого софиста.-

Со смехом перебивает его, захлопавшая в ладоши Лора.

Но Заманов всё же не успокоился в стремлении докопаться до истины.



  • Да, мне, конечно, всё это близко. В моем понимании вечное добро сольется с каждодневным, когда конечной целью своей человек признает не счастье, а познание. Лишь после этого исчезнет ощущение страдания. Но, все же, расскажите о роли художника, о вашей роли, как вы ее себе представляете?

  • Тайна понимания мировой жизни, как кошмарной игры? Большего в меньшем. Несоответствие между внутренними достоинствами отдельного человека и внешним отношением к нему окружающих людей?

  • Вы хорошо знаете, что я много времени уделял поэзии, точнее её музыкальным формам, так называемой эвфонии. Соотносясь с вашим творчеством и говоря о происхождении поэзии, полагаю её возникновение кроется в жажде красоты более безумной, чем та которую может дать земля. Здесь же, в близкой области, как мне думается, и лежит создание неких «внеземных образов», масок.-

Неговский, опять прислушавшись к разговору, решает ещё раз вмешаться .

- А вы, Александр. Оказывается скромняга. Вот, объясните, отчего на ваших дисках так много других авторов текстов. Насколько мне известно, многие поэты наотрез отказываются пропагандировать чужое творческое наследие. Их девиз: «У меня своего хватает».

В чем здесь собака зарыта. Откройтесь уж нам.

Эта фраза вывела Заманова из казалось бы теперь далёких уже воспоминаний об авторской песни. Ведь её опрееляющая ценность в абсолютной искренности, и кроется в вызывающей степени доверия.

Девиз её родоначальников: «Если мы считаем себя частицей культуры, необходимо быть подлинными. Зачем врать? Подменять чувство пустым словом.»

Эти слова Жени Клячкина на всю жизнь врезались в сознание Заманова.

«…И тогда над крыльями заката»…

Заманов вспомнил также свой давнишний разговор с Кусургашевым на Пятницкой, в Радиокомитете.

Как странно Визбор - Макс, ведь их уже давно нет. Но, что в этом сокрыто? И отчего первой, кто заметил его была Ада Якушева со своей радиопередачей о нём?

- Да, конечно, Самуил Маркович. Сейчас объясню. Расхожая, а потому банальная, переиначенная мной фраза.

«Если не я, то и никто другой».

Вы знаете, мне их жалко. Но, конечно, правильнее было бы сказать, что я им сострадаю. Хотя, сами понимаете. Звучит излишне глупо, высокопарно, и не для меня. Я говорю об ушедших поэтах. При жизни они все очень страдали, терпели. И поэты Серебряного века. И поэты - эмигранты той первой, белой волны. И поэты советского периода.

А ведь сейчас поэзию, практически мало, кто читает. Ею не интерисуются, как нужно было бы для образования у молодежи достойного, достаточного интелекта. Чтобы их уровень знаний не простаивал на месте. Не опускался, а обязательно стремился ввысь.

Раскрыть с помощью углубления и расширения полифонических возможностей данного поэтического произведения – задача исключительно для поэтов. Обычный человек с этим не справится.

Поэтому, облекая с помощью эвфонии стих в музыкальные рамки, ведь песням сегодня всё же легче пробить себе дорогу. Тем самым я предоставляю стихам возможность начать как бы новую жизнь.

Кстати, такой выбор в свое время подсказал мне Юра Визбор, с которым мы некоторое время сотрудничали на телевидении. Вот и весь мой секрет.-

Но, судя по всему Лоре, не терпелось задать Александру ещё один вопрос. И неожиданно для всех, перейдя на французский, она продекламировала.

Un regard pensif, les epaules ouvertes.

C`est le stile des belles d`autrefois.

Des paroles extremment courageusses au consert.

Pour les fiances de chaque jour et… voila.
- Александр, скажите. Ведь это ваши строки? И если ваши, то тогда в чём здесь смысл языкового перехода? К чему? Русский - французский?

Заманов , улыбнувшись, развел руками.

- Иногда мне кажется, что французский дополняет русский. Общеизвестно, что искусство интернационально по сути, но мне ещё интересны и иные области восприятия помимо эвфонии. –

И не останавливаясь, в ответ процетировал.


C`est un sifflement qui s`enfle vite,

C`est un bruit de glacons ecrases,

C`est la nuit ou la feuille palpite,

C`est deux rossignols au fer croise.
- Вы послушайте. Какая точность в определении сути поэзии самим поэтом! Анри Абриль перевел Пастернака, сохранив суть определения, но добавив колорит французской интонации. А по мне, в поэзии, как раз всё и дело в интонации. Сколько же в ней всего недосказанного скрывается!-

Неговский захлопал в ладоши.

- Друзья мои. Что это вы надумали устроить здесь соревнования своих интелектуальных возможностей? Давайте просто отдыхать.Пройдемтесь. Посмотрим, что там дальше.-

Рэйчел, не обладая глубокими познаниями в теории стихосложения, внимательно вслушивалась в разговор, но в беседу не вступала. И только в конце сочла уместным произнести коротенькую фразу.

– Что, до меня. То я всегда считала, что сострадание один из инструментов преобразующих человека в лучшую сторону. Но, лишь духовная сила приносит в мир сострадание.-

И по ее заблестевшим глазам Заманов понял, что она не на шутку заинтересовалась личностью художницы и благодарна Неговским за эту интересную встречу…

***

Россия. Смоленск. Июнь 1912 год.



…- Слушай, девочка.Слушай, внимательно –

Нашептывал старый еврей

– Вот этот ларец помог мне открыть страшную тайну- дату гибели государя нашего, Николая Александровича.

А примет он смерть в муках, позоре и унижении. Вместе со своими близкими от руки сына иудейского. И случится все это в году с цифрой 18. Ежели у тебя появится хотя бы малейшая возможность – постарайся через императрицу предупредить государя…-

Испуганная от нежданно свалившейся на неё информации, девочка всю ночь не сомкнула глаз. Ворочалась в постели, размышляя над словами деда. Но так ничего не придумав, забылась зыбким предрассветным сном.

А наутро, с почерневшим взглядом стояла в ряду воспитанниц учительской семинарии на ступенях храма…

…Смоленский кафедральный собор, великолепием которого, в свое время, так поразился Наполеон - «S`arrete l`instant.»(Остановись мгновение), что при входе снял шляпу и преклонил колено.

Тогда же, в архиерейском доме, напротив собора, проживал неаполитанский король Мюрат. (Об этих событиях Маша узнала из праздничной открытки выпущенной к юбилею постройки храма).

Минуло, без малого, сто лет. В это утро собор, казалось, излучал, накопившуюся за многие века внутреннюю энергию. Волны теплого воздуха изливались из дверей храма. Возможно, это только казалось Мусе, но рассевшиеся на крестах и ветвях трехсотлетних деревьев вороны, как-то уж особенно зловеще каркали, перекликаясь между собой.

Ровно в девять ударили колокола. Подкатило большое, открытое, позолоченное ландо.

Первым на землю легко спрыгнул государь-император в полковничьем мундире при аксельбантах. И быстрым, почти строевым шагом, вглядываясь куда-то вдаль, поверх голов присутствующих, направился внутрь храма.

За ним, не отставая ни на шаг, неся на руках цесаревича, следовал огромный усатый матрос с небольшим блестящим военным горном, перекинутым через плечо.

Царица с великими княжнами не торопилась вслед за мужем, остановилась перед девичьим рядом. Матерински со всеми поздоровалась, находя для каждой теплые, нужные именно ей слова.

И вот уже она перед Мусей.



  • -Что-то, девочка, вижу тебе не здоровится –

  • На слишком правильном для русского языке, с едва заметным немецким акцентом обратилась к ней Александра Федоровна. Её встревожило, выбивавшееся из общего ряда счастливых лиц, осунувшееся и потемневшее лицо девочки.

  • Маша попыталась что-то объяснить, рассказать, но получилось лишь бессвязное бормотание, еще более озадачившее государыню. И та, повернувшись к свите, наказала.

  • «Не мучить дальше больного ребенка. Отпустить домой, предварительно, в обязательном порядке, показав врачу».

  • Процессия двинулась дальше, а Маша во вполне лихорадочном состоянии была помещена в лазарет, из которого вышла только через три дня.

***


Этот, казалось, незначительный инцендент мало в ком из свитских оставил долговременное воспоминание.

«Ну, заболела девочка. Ну, государыня обратила на это внимание. Отчего? Почему? Наше ли это дело».

Но таковые соображения никак не относились к Оресту Георгиевичу Синельникову, обер-полицмейстеру города Смоленска, находившемуся в свите императрицы. Все случившееся с Машей им тотчас в специальном блокнотике было «взято на карандаш» в графе «проверить». Как, впрочем, и другие подобного рода казусы.

И с профессиональной полицейской хваткой - «ничто в мире просто так не случается» - по выздоровлению Муси с величайшим тщанием проверил. Результатом сей деятельности стал выход Ореста Георгиевича на небезызвестного еврейского кантора.

Прекрасно зная особенности менталитета местной еврейской общины Синельников понимал, что впрямую здесь вряд ли чего добьешься. Но у хорошего полицейского везде должны быть свои люди. Пусть даже это и еврейская межвоха.

Вот. К примеру, на Большой Дворянской находится магазин скобяных товаров Семы Ганушкевича. Приказчиком у него служит некий небольшой, рыжий человечек средних лет. Беня Фишман.

И вот этот-то человечек сидел сейчас перед Орестом Георгиевичем. В высочайшем волнении скручивал и раскручивал концы довольно-таки грязного носового платка.

Орест Георгиевич, замечая его пассы, несколько брезгливо обратился к своему визави.



  • Ты, ведь, Беня, знаком с Эфроимом Гольбицем. Слыхивал я и в шахматишки с ним поигрываешь?-

  • И не ожидая ответа приказчика, продолжил.

  • - Так вот, Беньямин. Получай задание особой государственной важности-…

***

Как у всех нормальных людей, у Аткинса конечно же было имя. И довольно милое. Тони. И, если уж полностью то – Антонин, в память о далеких польских предках, прибывших в Англию после разгрома Суворовым маршала Костюшки.

И даже жена была у Аткинса, и даже теща…Но, как давно все это было! А вот сейчас, он просто, Аткинс.

1997 год стал роковым для семейной жизни Тони. И теперь любое случайное упоминание о принцессе Диане вызывало в его душе бурю противорчивых эмоций…

…В тот день всё началось с вызова в кабинет к шефу, у которого он застал двух цэрэушников и одного представителя ДСТ(служба французской контрразведки). Там же находился и его старинный приятель Тревор-Риз Джонс. Тут-то Аткинс сразу сообразил, что разговор пойдет о жене принца. И он не ошибся, ведь Джонс был её личным телохранителем.

По полученным вводным, стала ясна и цель нынешней встречи. Краткость и сухость оперативного материала не сразу дала возможность осознать всю жуткую глубину и коварство предстоящей операции. Фактически же это было спланированное убийство.

Но кто вручил им такой карт бланш? Право определять ценность человеческой личности!? Деньги? Убийство неугодного «сильным мира сего». Невинного человека. Которым, как истый британец, так долго восхищался и гордился Тони. Да, что там Тони! Вся Британия, весь мир! И он должен был стать участником этой дикой расправы!

С того самого дня непьющий Аткинс стал потихоньку спиваться. И когда в Ницце проходила, последняя перед началом операции, встреча руководителей групп задействованых спецподразделений, на ней он присутствовал уже в состоянии глубочайшей депрессии. Продержался там до конца лишь за счет тонизирующих таблеток.

Правда, сквозь какую-то ватную пелену до него доходили некоторые технические детали и подробности предстоящей акции.

«Мерседес» компании «



1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   15


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет