Алена Сопина Развитие этической политики газеты «Нью-Йорк таймс»



бет1/4
Дата28.04.2016
өлшемі0.89 Mb.
  1   2   3   4




Алена Сопина

Развитие этической политики газеты «Нью-Йорк таймс»

Введение

 

На сегодняшний день доверие общественности является одной из самых актуальных проблем, которыми озабочены американские средства массовой информации. По последним данным исследовательского центра Пью 45% граждан США почти или абсолютно не верят материалам, опубликованным в ежедневной печати. За последние двадцать лет уровень общественной поддержки средств массовой информации упал почти втрое. Американские журналисты всерьез взволнованы этими данными. В ходе истории США они привыкли считать, что поддержка общественного мнения является для них такой же надеждой, защитой и опорой, как Первая поправка Конституции. Какие меры должна принять американская печать, чтобы справиться с этим и снова добиться общественного доверия?



Вот что по этому поводу пишет «Нью-Йорк таймс»: «Больше открытости, больше готовности исправлять ошибки, больше внимания к жалобам, больше признаний собственных просчётов — вот меры, которые уже принимаются, и реализацию которых необходимо ускорить. Информационным организациям было бы полезно более подробно разъяснять свои позиции. Если можно одним словом охарактеризовать оценку общественностью американских журналистов, то это слово будет «высокомерие». Надо более упорно работать, чтобы восстановить связь с обществом…»1 .

Таким образом, как вернуть доверие аудитории — вот главная задача для средств массовой информации США. Поддержка общественностью и доверие читателей во многом зависят от того, насколько открыто средство массовой информации, готово ли оно исправлять свои ошибки, признавать просчеты, быть внимательным к жалобам и комментариям, соблюдать и развивать этические принципы и механизмы самоконтроля. Все это в совокупности входит в этическую политику издания.

«Нью-Йорк таймс» — одна из немногих газет США, которой за последние годы пришлось не раз доказывать свое почетное звание «золотого стандарта», много лет вызывавшее у общественности популярность, доверие и уважение. Скандальное «дело Блэра», доклад Комитета А. Сигала, выпуск последнего этического кодекса «Этическая журналистика. Руководство принципов и практических навыков для отдела новостей и редакторов» — все эти события оказали воздействие на мнение и доверие общественности к газете. В свою очередь, это оказало непосредственное воздействие на этическую политику «Нью-Йорк таймс».

 

Без высоких этических идеалов газета



не только лишается своих блестящих

возможностей для служения обществу,

но и может превратиться в определенную

угрозу по отношению к этому обществу

Джозеф Пулитцер

 

1. Особенности формирования профессиональной этики журналиста в США

 

1.1. Соотношение понятий «этика», «профессиональная этика», «профессиональная журналистская этика» и «этическая политика издания»

 

Слово «этика» происходит от древнегреч. ethos — нрав, характер, обычай. Его ввел в обиход в IV в. до н. э. Аристотель, который назвал «этическими» добродетели или достоинства человека, проявляющиеся в его поведении, — такие качества, как мужество, благоразумие, честность, а «этикой» — науку об этих качествах.



Близким по смыслу является слово латинского происхождения — «мораль». Оно образовано от mos (множественное число mores), что означает примерно то же, что ethos в греческом — нрав, обычай. Цицерон, следуя примеру Аристотеля, образовал от него слова moralis — моральный и moralitas — мораль, которые стали латинским эквивалентом греческих слов этический и этика.

Однако в отличие от слова «этика», которое греками больше соотносилось с характером человека, образом мыслей и темпераментом, «мораль» относилась римлянами к характеристике внешних действий человека, его манер, одежде и моде. В качестве синонима к слову «мораль» принято использовать русское слово «нравственность», происходящее от корня «нрав», которое, в свою очередь, встречается в ранних словарях в XI-XVII вв. А слово «нравственность» впервые попало в словарь русского языка только в XVIII веке. «Нравственность — это совокупность душевных волевых качеств, являющихся наиболее удобными формами поведения, которые вытекают из фактического образа жизни определенных людей»2 .

Этика же рассматривает те столкновения, которые происходят внутри моральной системы. «Этика — это не конфликт между правдой и ложью, это конфликт между равно убедительными (или равно неприемлемыми) ценностями и выбором, который нужно между ними сделать»3 . Такое толкование слова «этика» дают американские исследователи Джэй Блэк и Дженнингз Брайант: «Этика — это соблюдение тех принципов, на которых держится общество и которые обеспечивают стабильность и безопасность человеческой жизни. Этика — это те долженствования и следования, которые учат нас ответственности перед другими людьми, и тому, что мы должны делать, чтобы мир стал лучше» 4 .

Несмотря на некоторую разницу в научном употреблении слов «этика» и «мораль», на практике они очень часто взаимозаменяемы, чаще всего их смысловые оттенки ясны из контекста. Поэтому для того, чтобы избежать трудностей в терминологии, в данной работе мы не будем разделять эти понятия. Однако, если вдруг возникнет такая необходимость в случае контекстуального употребления, то мы дадим дополнительные объяснения.

Если этика учит нас ответственности перед людьми, то тогда профессиональная этика — ответственности пред своей работой. Но прежде чем обратиться к характеристике профессиональной этики, определимся в первую очередь с термином «профессия».

«Профессия» (от лат. «professio», от «profiteor» — объявляю своим делом) — род трудовой деятельности, требующий определенной подготовки и являющийся обычно источником существования5 .

Само понятие «профессия» возникло в Средние века, примерно через сто лет после смерти Стагирита. Тем не менее есть свидетельства существования «предформ» профессиональной этики еще в древние времена относительно профессий врачей и педагогов, так как именно эти профессии непосредственно связаны с общением и с высокой степенью ответственности перед людьми. Например, медики до сих пор обращаются к таким документам, как знаменитая «Клятва Гиппократа» и клятва-обещание врачей, проходивших обучение в «школе асклепиадов»: «Образ жизни больных я буду по мере моих сил и разумения устраивать к их пользе и буду предохранять их от всякого вреда и порока…»6 . Педагоги и сегодня считают актуальными многие из тех требований, которые сформулировал, обобщая свой педагогический опыт, римский философ и оратор Квинтилиан.

Следовательно, профессиональной этикой являются нравственные ценности, характерные для профессиональной деятельности. Как пишет исследователь вопросов профессиональной этики журналиста Д.С.Авраамов, вполне вероятно, что термин «профессиональная этика» впервые был использован для обозначения профессиональных норм и лишь потом стал названием научной дисциплины. С ним согласен другой исследователь этических вопросов Г. В. Лазутина, по ее мнению, изучение нравственных аспектов профессиональной деятельности началось еще в XVI веке, а в трудах ученых этот термин встречается только в конце XIX века, например, у Э. Дюркгейма, в книге «О разделении общественного труда».

Исторически понятие «профессиональная этика» означало «кодексы профессиональной морали», и это значение среди практиков сохраняется и сегодня. Современная профессиональная этика сосредоточила свое внимание на описании и систематизации профессиональных стандартов, которые сложились в тех или иных трудовых группах. Этика стремится дать им серьезное теоретическое обоснование, а затем результаты своей работы предоставить профессионалам в качестве полезного материала, необходимого для их практической деятельности.

Соблюдение нравственных норм необходимо для журналистов. Недаром эта профессия считается одной из самых древних, призвана служить обществу и помогать людям. Таким образом, к профессиональной этике мы добавляем слово «журналист» и переходим к рассмотрению и анализу понятия «профессиональная этика журналиста».

В Словаре по этике говорится: «Профессиональная этика журналиста, писателя, художника, композитора, работника телевидения и радио … требует правдивого изображения действительности, гражданской принципиальности, преданности своему призванию…»7 .

Исследователь журналистики В.М. Теплюк дает следующее определение журналистской этики — «это совокупность предписаний, выраженных в принципах и нормах и регламентирующих нравственный аспект деятельности журналиста в процессе выполнения своей социальной роли»8 .

В профессиональной этике журналиста выделяют два уровня: теоретический — выражение сущности и специфики профессиональной морали и нормативный, который концентрирует в себе изучение и обоснование практических рекомендаций, конкретных нравственных правил, которые и нашли свое воплощение в журналистских этических кодексах.

«Кодекс9  — это систематизированный единый законодательный акт, регулирующий какую-либо однородную область общественных отношений (гражданский кодекс, уголовный кодекс и т. п.)»10 .

Для журналиста профессиональная этика включает в себя главные аспекты его деятельности — это отношения, складывающиеся в ходе творческой работы между журналистом и читателем, журналистом и героем, журналистом и профессиональной средой. Это можно считать и плюсом и минусом профессии: с одной стороны, журналист всегда чувствует значимость и необходимость своей работы, с другой — в связи с развитием СМИ у журналиста появляется все больше и больше соблазнов нарушить ценные профессиональные принципы (например, взять информацию в Интернете и выдать ее за свою). Однако несмотря на то, что случайные этические ошибки совершают все профессионалы, только те, что совершаются журналистами, становятся достоянием общественности.

Как утверждает Д. С. Авраамов, сначала профессиональная этика журналиста существовала на практическом уровне. «Нравственные проблемы профессиональной деятельности там, где они возникали, решались сначала практически, в процессе этой деятельности, и сами рассматривались как один из ее аспектов»11 . Значит, профессиональная этика журналиста складывалась по мере становления самой профессии и накопления морального опыта разрешения специфических профессиональных трудностей. Это становится очевидным, если рассматривать историю журналистики — с момента возникновения самой журналистики профессиональная нравственность являлась ее неотъемлемой частью.

«То есть в процессе формирования специфических функций печати в системе социальных реалий, в процессе выделения журналистики в самостоятельную отрасль трудовой деятельности складывалось и нравственное сознание работника этой отрасли»12 . Это мнение нам ближе, чем версия других ученых, которые считают, что этика журналиста намного моложе самой профессии: она возникла тогда, когда профессия начала становиться массовой и журналисты себя осознали единой общностью.

Независимо от того, что появилось раньше журналистская профессия или журналистская этика, на сегодняшний день совершенно ясно, что эти два понятия тесно взаимосвязаны между собой. Для журналиста существование этических норм и нравственных законов считается таким же обязательным, как, например, и для врача. Тем не менее у каждой профессии свои особенности, которые напрямую выражаются в этических нормах.

Журналистская этика, как никакая другая, имеет свои особенные нормы. Среди основных можно выделить: полный учет деталей и обстоятельств, при которых происходят события; свобода журналиста от односторонности, предубежденности; честность в изложении фактов, объективность в комментариях; соблюдение правил анонимности источников информации; участие в общественных и политических событиях только согласно установленным правилам редакции; беспристрастное соотношение всех «за» и «против», возникающих по мере знакомства с ситуацией; особая осторожность в использовании материалов и данных, связанных с личной жизнью человека.

Исследователи американской медиаэтики считают: этика — это не то, что ты делаешь, «это то, что у тебя есть»13 . Быть этичным для журналиста гораздо важнее, чем для многих других специальностей. «Лучшая журналистика — это та, которая придерживается этических норм»14 . К тому же, это помогает сделать журналистам хорошую карьеру.

Как пишет известный исследователь Д. Мэррилл, «журналисты должны хотеть быть этичными. Возможно, они не всегда знают, как лучше поступить, но они должны знать, что их цель — этичные действия. Этого от них ждут читатели и за это их уважают»15 .

Нормы профессиональной морали журналиста создавались и создаются под сильным воздействием издателей, журналистских корпораций, редакций, в их разработке участвуют исследователи СМИ и ученые.

О журналистской недобросовестности и безответственности пишет английская газета «Ивнинг пост» от 6 сент. 1709 года: «Три или четыре фунта стерлингов ежедневно получают эти джентльмены, которые, не побывав на месте, преподносят факты, в основном далекие от какого-либо правдоподобия, главным образом, в виде «мы слышали» и т. п., или «знаменитый еврейский купец получил письмо», что является ничем иным, как откровенным вымыслом»16 .

Русский ученый М.В.Ломоносов всерьез заинтересовался вопросами журналисткой морали в своей статье «Рассуждение об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенных для поддержания свободы философии». Непосредственным поводом, побудившим великого ученого выступить на эту тему, стала опубликованная лейпцигским научным журналом неправильная информация о работе Ломоносова. Международная общественность получила ответный текст в виде диссертации и письма к Л.Эйлеру, в которых М.В.Ломоносов изложил свои взгляды на деятельность журналистов и на их личные и профессиональные качества. Он четко изложил обязанности журналистов: «трезво оценивать свои силы и высказывать точные суждения, освободиться от предубежденности, не спешить с осуждением гипотез…»17 . Качества, которые должны быть присущи каждому журналисту: «ученый, проницательный, справедливый и скромный»18 .

Подобные высказывания и теоретические работы относятся еще к так называемому «докодификационному» этапу развития этики журналиста. Однако уже на этом этапе происходит формирование этических норм журналистики по всему миру — там, где она оформляется как профессиональная деятельность.

Основатель первой политической газеты Франции «Газетт» Теофраст Ренодо в обращении к читателям сознавал трудности, с которыми ему придется столкнуться при издании газеты, но обещал быть правдивым и точным в своих сообщениях. А в эпоху Второй империи, когда свобода слова во Франции была упразднена, фельетонист Риго высмеивали журналистов и их статьи: «В наши дни газеты представляют собой только бюллетени и афиши. (…) Они скопляют вокруг себя толпу тунеядцев, зевак, безучастно наблюдающих, как они пробираются среди рифов, наподобие спутника на морском берегу»19 .

Развитие профессиональной этики связано не только с развитием средств массовой информации, усилением их влияния на общество, политикой издателей и редакций и исследованиями ученых. Журналисты также заинтересованы в этом. Внимание их к своей профессиональной морали — пусть даже в рамках общих вопросах порядочности, ответственности — во многом продолжили и предопределили развитие профессиональной этики. Попытки создания и развития профессиональных журналистских организаций в связи с совершенствованием статуса журналиста, его прав и обязанностей начаты давно.

В начале 20-х годов по инициативе издательских и журналистских организаций начали проводиться международные встречи журналистов. На одной из них, проходившей в 1921 году в Гонолулу, американец Джеймс Броун предложил принять составленные им международные правила поведения журналиста, которые он назвал «Кодекс этики и норм журналистской практики». Этот вариант не был поддержан участниками встречи, но под влиянием высказанных на той конференции идей в некоторых странах появились собственные своды журналистских норм.

Настоящий расцвет деятельности международных сообществ приходится уже на середину 20-х и 30-х гг., когда Бюро Международного труда и Лига Наций создали первую международную организацию журналистов-практиков. Как раз в это время в Европе и Америке складываются мощные газетные монополии и начинается широкое использование прессы для манипуляции массовым сознанием. Попытки демократической общественности, в том числе и журналистов, противостоять этому процессу и хоть каким-то способом оградить от него читателей выразилась, в частности, в разработке кодексов профессиональной этики. Такие кодексы были приняты журналистскими корпорациями многих стран.

Однако все начинания были прерваны началом Второй мировой войны. Однако уже в военное время были приняты дальнейшие шаги по подготовке и разработке журналистских кодексов. Сразу после войны западные и восточные журналисты стали более интенсивно, нежели раньше, искать более точного определения своих прав и обязанностей в изменившихся условиях. Это привело к основанию в 1946 году Международной организации журналистов (МОЖ). МОЖ гарантировала высокий журналистский статус на Конференции ООН по вопросам свободы информации, проведенной в Женеве весной 1948 года.

Наступление «холодной войны» заморозило многообещающие постановления и резолюции. Международное движение журналистов вынуждено было прервать свою работу. В числе одной из немногих значительных инициатив, принятых ЮНЕСКО в области прав и обязанностей журналистов в этот период, была безуспешная попытка создания в 1948-1949 гг. Международного института прессы и информации.

В середине 70-х годов начался новый этап международного сотрудничества в области вопросов профессиональной этики журналиста. Основные вехи этого этапа составляют Мюнхенская Декларация 1971 года, Консультация ЮНЕСКО 1973 года на тему «Этические принципы журналистов и средств массовой информации», Венское заявление от 1 ноября 1987 года и ряд других этических кодексов профессиональных организаций.

Решающий шаг в новой разработке профессиональных этических ценностей был сделан в апреле 1980 года на второй Консультативной встрече свободной коалиции неправительственных организаций в Мехико. Главным его итогом стала «Декларация Мехико». Декларация была поддержана разными идеологическими и философскими организациями — это говорит о том, что журналистской этике уделяется все больше внимания.

Особое значение в этом плане имела Международная комиссия 1980 года по изучению проблем массовой коммуникации — так называется Комиссия МакБрайда. Она явилась своего рода катализатором, ускорившим процесс пересмотра и дополнения этических вопросов журналисткой деятельности со стороны ЮНЕСКО и профессиональных организаций журналистов. По их инициативе в Праге в апреле 1980 года была организована Консультативная встреча журналистов, на которой главным предметом обсуждения стала профессиональная этика и солидарность в средствах массовой информации. В дальнейшем подобные встречи получили название Консультативного клуба. Он впервые за всю историю журналистики разработал универсальную декларацию профессиональной этики, и на ее базе вновь сформулированы основные права и обязанности журналиста.

К началу 80-х годов профессиональные журналистские организации были уже на всех континентах. В Латинской Америке действовала ФЕЛАТРАП (Латиноамериканская федерация работников печати), в Африке — Союз африканских журналистов, на юго-востоке Азии — Союз арабских журналистов; общемировое значение имели авторитетные конфедерация журналистов АСЕАН, Международная федерация журналистов и Международная организация журналистов. Они приняли в Париже в ноябре 1983 года документ, известный как «международные принципы профессиональной журналисткой этики». Именно на этой встрече участники пришли к выводу, что согласованные ими принципы профессиональной этики должны стать международной основой и источником вдохновения при создании национальных и региональных кодексов.

Действительно, основные нормы журналисткой этики содержатся в кодексах или правилах поведения журналиста, которые принимают журналистские организации, профессиональные сообщества и сами средства массовой информации.

Этические нормы профессиональных организаций дают только общие принципы и предписания, в них не указано, как вести себя в конкретных обстоятельствах. Поэтому зачастую журналист просто не может найти в них решений для своих проблем. Практически единственное, что может ему помочь — это знание того, что мы назовем этической политикой редакции. Это понятие (именно в таком виде) очень редко встречается в исследовательской литературе, хотя о том, к чему оно непосредственно относится, написано много научных статей и работ. За основу мы возьмем два понятия — политика и этика — и, таким образом, дадим точное определение тому, что собираемся анализировать впоследствии.

«Политика» происходит от греч. «politika» — государственные и общественные дела — сфера деятельности, связанная с распределением и осуществлением власти внутри государства и между государствами. Аристотелем политика мыслится как наука, которая должна исследовать вид государственного устройства, также политика — это разумное государственное управление во имя всеобщего блага, направленное на обуздание политическими средствами неподвластных индивидам страстей20 .

Следовательно, этическая политика есть разумное управление вопросами нравственности и морали, которое принято в отдельном государстве или сообществе. В случае со средствами массовой информации этическая политика непосредственно касается вопросов соблюдения профессиональной этики журналиста в каком-либо издании.

Профессиональная этика журналиста складывается в основном из нравственных понятий и норм, которые приняты в журналисткой профессиональной среде, обсуждены на международных встречах, конференциях и т.д. Естественно, что без соответствующей теоретической базы — написанных кодексов, выработанных норм и т.д. — не может строиться этическая политика. Также, на наш взгляд, большую роль в ее формировании играет практический опыт самого издания или редакции. Следовательно, этическая политика включает в себя правила и нормы, установленные самой редакцией, а также знания в области профессионального поведения, полученные в результате каждодневной работы журналиста, руководства редакции и омбудсмена.

Этическая политика может также называться направлением, согласно которому построена работа редакции. От выбранной этической политики зависит то, как работники данного издания будут решать свои профессиональные задачи или конфликты, связанные с этическими вопросами.

Таким образом, этическую политику составляют следующие механизмы регулирования СМИ: законы и правила, установленные непосредственно работниками данного средства массовой информации; практический опыт журналистов редакции, омбудсмена и редакторов по решению этических конфликтов; случаи исключения из профессиональных норм, которые являются, в конечном итоге, бесценным материалом для формирования этической политики издания.

Следовательно, этическая политика издания — сложное понятие, которое состоит и из теоретических и из практических основ деятельности журналиста. Заметное влияние на формирование этической политики оказывают судебные дела, а также ошибки в работе редакции и журналистов и казусы в журналистской деятельности.

 

1.2. Механизмы саморегулирования профессиональной журналистской этики в США

 

Профессиональная этика журналиста в США имеет свои особенности. В отличие от большинства европейских стран, в США нет единого законодательства о СМИ, которое бы регламентировало их права и обязанности. Но в США есть Первая поправка к Конституции, которую американские журналисты любят называть «даром демократии»21 . Первая поправка, которая обеспечивает невмешательство государства в дела прессы, касается только правовых отношений государства и журналистки и соблюдения свободы слова и прессы. Тем не менее именно на Первую поправку ссылаются, когда говорят о свободе средств массовой информации в США и именно ее берут за основу для формирования документов и регламентов, связанных с правами журналистов и СМИ.



За долгие годы Первая поправка обросла тысячами постановлений местных и федеральных органов власти, сотнями прецедентов из судов. Изменилась социальная обстановка в США и в мире. После событий 11 сентября 2001 года многие эксперты в сфере СМИ стали говорить о «кризисе Первой поправки».

Но именно благодаря Первой поправке Конституции многие исследователи говорили и говорят о высоком уровне свободы и независимости американских СМИ. Это подтверждают и высказывания самих журналистов.

Как сказал Билл Хэдлайн, бывший вице-президент компании Си-эн-эн: «Мы рассматриваем журналистику как обязанность снабжать общество максимально возможным количеством достоверной информации. И когда нам звонят по телефону официальные лица, то мы настораживаемся: достаточно ли объективное освещение было в наших программах?»22 .

Такая независимая редакционная политика вполне типична для американских СМИ. Вместе с этим, гордясь независимостью, они признают и свою социальную ответственность как моральную обязанность журналистов. В этом случае она, как считают исследователи американской журналистики, может существовать наравне со свободой слова независимо от того, что признанная эталоном Первая поправка переживает «кризис»23 . Социальная и моральная ответственность журналистов выражается в методах саморегулирования СМИ.

Подробное рассмотрение основных механизмов саморегулирования СМИ необходимо нам для дальнейшего анализа этической политики «Нью-Йорк Таймс». Но сначала обратимся к понятию «саморегулирование СМИ», которое является одним из основополагающих для данной работы. Как пишет Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности, «без принятия свода осмысленных правил саморегулирования профессия деградирует, утонет в заказухе, сливе, компроматах и скрытой рекламе …»24 . Саморегулирование СМИ иногда сравнивают с коллективной клятвой Гиппократа, где главный принцип «Не навреди» изложен подробно, с перечислением опасных зон, где может быть нанесен вред. С другой стороны, саморегулирование — это создание процедур по разрешению неизбежных конфликтов, прописанный механизм выявления, признания и исправления возможных ошибок.

По мнению некоторых исследователей, саморегулирование остается пока неким косметическим украшением медийной сферы и работающих в ней профессионалов. Называют его также сводом добрых намерений, который оказывает на СМИ очень небольшое влияние. Некоторые западные эксперты медиаэтики говорят об усилении влияния саморегулирования на профессиональную этику. В качестве примера приведем мнение финского исследователя Каарле Норденстренга. Он считает, что саморегулирование должно прежде всего проявляться через общественный интерес, в конечном счете, как некий новаторский подход к демократии.

Другой исследователь СМИ Клод-Жан Бертран называет это системой отчетности СМИ и перечисляет около тридцати различных путей сохранения качества и ответственности свободны: критика и мониторинг, доступ общественности к СМИ и даже повышение уровня как профессионалов, так и потребителей25 .

Среди наиболее важных и признанных в международном масштабе механизмов саморегулирования называют независимые советы СМИ, профессиональные кодексы этики и институт омбудсмена. Именно эти механизмы оказывают наибольшее влияние не только на формирование норм и правил журналистской деятельности, но и на становление этической политики издания.

В более чем в 25 странах существуют организации, непосредственно занимающиеся этическими вопросами журналистской деятельности — советы прессы или советы по печати. Первоначально они создавались исключительно для печатных органов, поэтому до сих пор, несмотря на то, что сегодня они охватывают и электронные СМИ, называются советами прессы.

Первый Совет по печати был основан в Швеции в 1916 году. Однако широкое распространение советы получили лишь после Второй мировой войны. Процесс их создания достиг своего апогея в шестидесятые, когда несколько из уже существующих советов начали пересматривать свою структуру и деятельность.

Большинство советов организованы журналистами либо независимо от издателей, либо вместе с ними. Обычно они состоят из представителей этих групп, назначаемых соответствующими национальными ассоциациями журналистов и издателей. Возглавляет совет независимый председатель. Совет по прессе играет две роли, что должно считаться жизненно важным для СМИ: он с независимых позиций разъясняет общественности, как работают СМИ, и выступает в качестве альтернативы судам при урегулировании конфликтов.

Советы призваны защищать права общественности от недобросовестности СМИ. Совет может рассматривать жалобы населения и делать заявления, что тот или иной орган СМИ нарушил определенные этические нормы. Также советы защищают сами СМИ. Здесь речь идет прежде всего о защите от государственных органов и общественных организаций, а также от отдельных лиц и групп по интересам.

Однако власть советов практически не распространяется на право наказывать журналистов и СМИ, а также способствовать наложению цензурных правил. Немногие советы, как например, в Англии, отвечают за процессы развития прессы и основные тенденции в сфере массовых коммуникаций. Шведский совет, кроме своих основных функций, выполняет также роль Суда чести.

В США, в отличие от Европы, советы не прижились. Они начали распространяться в 1950-1960-е годы, и к началу 1970-х их было уже двенадцать в разных штатах. В 1973 году был создан Национальный совет СМИ. О создании такого рода негосударственной организации, которая оценивала бы работу прессы и сообщала бы о результатах общественности, говорилось еще в рекомендациях Комиссии по свободе прессы, предложенных Робертом М. Хатчинсоном в 1947 году.

Изначально предполагалось, что Национальный совет по новостям будет финансироваться самими СМИ, однако эта идея обрадовала далеко не всех представителей СМИ. И дело, конечно, не в финансировании (Национальный совет уже поддерживали крупные частные организации) — американские журналисты стали подозревать его в угрозе свободе печати и ущемлении прав журналистов.

Редакция газеты «Нью-Йорк дейли ньюз» прокомментировала создание совета как «тайную попытку контроля прессы, пробу на роль неофициального цензора печати»26 , издатель «Нью-Йорк таймс» Артур О. Сульцбергер высказался таким образом: «совет способствует созданию атмосферы регламентации, при которой вмешательство правительства может получить общественное признание». После столь мощного сопротивления ведущих редакций, к которым подключились и журналистские сообщества (например, Американское общество издателей газет) Национальный совет по новостям в 1984 году сам проголосовал за то, чтобы прекратить свою деятельность.

В подобной атмосфере недоброжелательства и подозрения, что советы приведут к установлению государственного контроля над СМИ, постепенно прекращали работу и местные советы прессы. В начале 1990-х годов единственной подобной организацией остался совет по новостям штата Миннесота. При поддержке двух крупных газет штата — «Стар Трибьюн» и «Пайонир пресс» он начал свою работу еще в 1971 году. Создание совета также одобрили в университетских кругах. Только имея такую серьезную поддержку совет по новостям штата Миннесота смог противостоять оппонентам.

Рассмотрим деятельность этого совета прессы в качестве уникального примера подобного института саморегулирования СМИ в США. Совет по прессе штата Миннесота расследует жалобы на СМИ, проводит слушания и публикует заключения в ходе квазисудебного процесса. Со времени своего возникновения совет рассмотрел около двух тысяч жалоб. Подход Совета по прессе штата Миннесота к конфликтам, относящимся к качеству работы СМИ, привлек внимание всей страны в связи с тем, что «60 минитс» (60 минут) — популярный тележурнал компании «Си-би-эс», опубликовал решение Совета, критикующее телевизионную станцию «Миннеаполис-Сен-Пол» за ее расследование деятельности авиакомпании «Норзерн Эйрлайнз», чей головной офис находится в Миннеаполисе. Согласно выводам Совета, станция получила доброкачественную информацию (доклады Федерального авиационного управления, содержащие критику практики технического обслуживания авиалинии) и неправильно ее использовала. Станция дополнила рассказ о техническом обслуживании пространной и необоснованной историей интриг и запугивания сотрудников, которая, по мнению Совета, несправедливо очернила «Норзерн Эйрлайнз».

Генеральный менеджер (занявший эту должность после доклада о «Норзерн Эйрлайнз») заявил, что телевизионная станция продолжит оказывать поддержку Совету в его деятельности. Интересно, что как станция, так и «Норзерн Эйрлайнз» являются финансовыми спонсорами Совета по прессе штата Миннесота. Исполнительный директор совета Гэри Гилсон заявил, что история, рассказанная в «60 минитс», вызвала по всей стране оживленный интерес к деятельности Совета по прессе, особенно среди людей, не занятых в медийном бизнесе.

Наряду с неудавшейся практикой Национального совета по прессе в США провалились и усилия, направленные на учреждение советов в штатах Орегон и Вашингтон. Поэтому на сегодняшний день единственными действующими советами по прессе остаются Совет штата Миннесота и Общинный совет по прессе города Гонолулу (шт. Гавайи), возникший примерно в то же время.

При столь немногочисленном количестве советы прессы не могут играть значительную роль в формировании и развитии самоконтроля СМИ в США. Хотя, разумеется, деятельность Совета прессы штата Миннесота очень интересна и полезна для американских СМИ.

В отличие от предыдущего, следующий механизм саморегулирования СМИ — этические кодексы — распространен в США больше, чем во многих развитых европейских сообществах. Первые попытки сформулировать принципы журналисткой деятельности делались еще в конце XIX в. Тогда регламентированные нормы распространялись среди представителей профессии через вышестоящих сотрудников.

Например, в 1840 г. редактор газеты «Нью-Йорк Трибьюн» Горач Грили разработал свод правил работы с письмами читателей, Джордж Чилдс, владелец «Филадельфиа паблик леджер», в 1864 г. составил 24 правила поведения журналиста для работы в его издании.

Первым официальным кодификационным документом принято считать «Хартию журналистского долга», провозглашенную Национальным синдикатом журналистов Франции в 1918 году. Однако по заявлению финского исследователя Ларса Брууна впервые этический кодекс был документально оформлен около 1900 года в Швеции, но не получил широкого распространения27 .

Первый этический документ, принятый в США и действующий по сей день, был разработан Американским обществом издателей газет в 1923 г. под названием «Каноны журнализма». В нем впервые были сформулированы правила и нормы журналисткой деятельности, которые впоследствии послужили основной для многих кодексов. Составители выделили несколько главных «канонов» профессии журналиста: ответственность, независимость, искренность, правдивость, беспристрастность, добросовестность и благопристойность. В кодексе говорилось: «Первейшая функция газеты — сообщение человечеству о поступках, чувствах и мыслях людей. Поэтому профессия журналиста требует высокой степени интеллигентности, знаний, опыта, а также естественной и природной наблюдательности и сообразительности»28 . С середины 1920-х годов кодекс Американского общества издателей газет выдержал несколько редакций, но основные правила профессиональной деятельности журналиста остались прежними.

На дальнейшее развитие и процесс регламентирования норм журналисткой деятельности сильнейшее влияние оказал доклад Комиссии по свободе прессы, возглавляемой Робертом М. Хатчинсоном, почетным ректором Университета Чикаго и председателем влиятельной Комиссии по свободе прессы в 1940-е годы. Кроме него в Комиссию входило еще двенадцать членов, которые изучили состояние прессы в конце Второй Мировой войны и пришли к заключению о ее безответственности. Основателем этого проекта был издатель журналов «Тайм» и «Лайф» Генри Люс, который собрал Комиссию и пригласил Роберта М. Хатчинса ее возглавить. К тому времени Хатчинс уже долгое время занимался изучением прессы как социального института, особенно в сфере образования, и поэтому был счастлив принять предложение известного издателя. Совместно с Люсом они назначили остальных членов Комиссии — выдающихся интеллектуалов того времени, большинство из которых не занимались журналистской деятельностью.

Роберт Хатчинс видел свободу прессы как одну из форм социального прогресса. Согласно докладу Комиссии, пресса должна избегать публикации сплетен, бульварных новостей и откровенно негативных сенсационных материалов. Пресса должна более критично относиться к самой себе. Подобные идеи Комиссии не нашли бурной поддержки в журналистском сообществе того времени. Считалось, что их идеи далеки от насущных проблем журналистики и абсолютно оторваны от реальности в их критичности. Чикагский журналист Франк Хаджес в 1950 г. в своей книге обвинил журналистов — членов Комиссии в их некомпетенции, а тех, кто не занимался этой профессией, в авторитарности и излишнем высокомерии.

Но, несмотря на подобные настроения относительно доклада Комиссии, американская пресса все же склонна считать, что именно доклад сыграл очень важную роль в становлении и развитии социального самосознания в обществе. Как пишет Д. Мэррилл, если бы Роберт Хатчинс жил сегодня, несомненно, ему бы не понравилось общее состояние прессы, однако он бы смог заметить ряд изменений, которые произошли благодаря докладу, сделанному его Комиссией более полувека назад29 .

Комиссией была выработана теория социальной ответственности журналиста, выраженная в пяти нормах:

— Журналист должен давать справедливый и всесторонний отчет о событии

— Деятельность журналиста должна быть форумом для обмена комментариями

— Журналист обязан давать представительную картину групп

— Журналист должен представлять и разъяснять цели и ценности общества

— Журналист обязан обеспечивать полный доступ к информации дня.

Сегодня свой профессиональный кодекс имеет каждая национальная журналистская организация, например, Общество профессиональных журналистов, Американская газетная гильдия, Ассоциация издателей и пресс — менеджмента, Ассоциация журналистов электронных СМИ и другие.

Очевидно растущее внимание журналистских кругов к проблеме соблюдения правил профессиональной этики. Объясняется это, на наш взгляд, не только влиянием громких событий и скандалов, в которых зачастую оказываются замешаны журналисты, но и наличием большого числа и периодических изданий, и электронных СМИ, и форумов, на которых широко обсуждаются проблемы соблюдения этики СМИ. И если в середине XX века профессиональные кодексы были больше характерны для национальных организаций и самых влиятельных газет и информационных агентств, то в настоящее время и не очень крупные газеты, и создающиеся медиакомпании стремятся регламентировать права и обязанности сотрудников.

На наш взгляд, существование и развитие кодексов профессиональной этики журналиста положительно влияет на работу журналиста. Однако зачастую принятие многих кодексов сопровождалось дебатами в журналистских кругах. Основной аргумент не в пользу кодексов — возможное противостояние их Первой поправке и излишнее ограничение журналисткой деятельности, то есть прямая угроза свободе слова. Однако как бы ни назывался документ, регламентирующий профессиональную деятельность журналистов — Кодекс, Декларация, Устав, Каноны — он не имеет юридической силы, а носит лишь рекомендательный характер. И несмотря на то, что многие кодексы написаны высоким «штилем» и часто сформулированы как кредо или «высочайший образец поведения» (например, Декларация принципов Американского общества издателей газет), они являются не легитимным документом, а лишь сводом правил для членов той или иной профессиональной группы. Есть случаи, когда кодекс является не просто рекомендацией, а скорее документом, предполагающим личную ответственность.

Этический кодекс Национальной ассоциации фоторепортеров напечатан на специальном бланке заявления о вступлении в члены данной организации. Кроме текста кодекса, на бланке содержатся все сведения о вступающем в члены НАФ, который затем ставит свою подпись под кодексом.

Многие исследователи признают, что этические кодексы — это важный механизм регулирования профессиональной деятельности. Письменное закрепление норм и правил помогает и журналистам, и редакторам — одни знают, к чему стремиться в своей работе и какими принципами руководствоваться, другие — что требовать с подчиненных.

Однако несмотря на, казалось бы, очевидную практическую полезность кодексов, в журналистском сообществе немало и их противников. В основном кодексы упрекают в излишней обобщенности, так прописать правила для каждого конкретного случая не представляется возможным. Это приводит к тому, что многое в профессиональной работе остается на усмотрение журналиста. «Кодексы — плохие помощники журналистам, которым приходится каждый день продираться сквозь огромные туманные ландшафты. Они не могут помочь точно определить всю территорию. Поэтому многие журналисты говорят, что нет ни одного полезного кодекса, который мог бы мгновенно разрешить любую этическую дилемму независимо от других решений»30 . Конкретное решение профессионал должен принимать, основываясь на своих моральных принципах, а его окончательный выбор зависит от объективных и субъективных условий конфликтной ситуации.

Конечно, нельзя отрицать тот факт, что излишняя обобщенность документов, пространность и напыщенность формулировок затрудняет понимание сути этических принципов, которые зачастую можно выразить несколькими простыми предложениями. К тому же отнюдь нередки случаи, когда нормативные документы носят противоречивый характер и вызывают больше вопросов, чем ответов. В этом случае вполне правомерен вопрос вообще о необходимости таких тяжеловесных кодексов.

Однако среди медиаэкспертов есть и защитники этических кодексов обобщенного характера. Этические кодексы обязательно должны касаться общих вопросов; чем больше они затрагивают конкретные вопросы, тем дальше они уходят от современного понимания проблемы31 . Таким образом, в кодексах будет больше информации о том, что не нужно делать, чем о том, что нужно.

По мнению автора данной работы, нельзя отрицать необходимость кодексов для СМИ, и к написанию нормативного документа руководители изданий и медиаорганизаций должны отнестись со всей тщательностью и вниманием, чтобы кодекс соответствовал уровню и направлению издания. Для национальной общественной организации вполне допустим кодекс, в котором только излагаются основные принципы и нормы для членов данного объединения. Одна, если речь идет о большой медиакомпании, в которую входит несколько СМИ, то этические нормы должны быть расписаны как можно более подробно, с учетом направления данного СМИ и его места в системе массовых коммуникаций.

Кодексы профессиональной этики можно разделить на две основные группы, взяв за основу отношение этих кодексов к журналистскому сообществу:



Институциональные. К ним относятся кодексы национальных журналистских организаций, таких как Общество профессиональных журналистов, Американская газетная гильдия, Ассоциация издателей и пресс — менеджмента, Ассоциация журналистов электронных СМИ и многие другие.

В свою очередь институциональные кодексы делятся на общие и специализированные, в зависимости от деятельности данной организации. Общие кодексы — это нормативные документы общенациональных журналистских сообществ, которые объединяют профессионалов из разных сфер журналистики. К ним относится, например, Кодекс этики Общества профессиональных журналистов США. Таких кодексов совсем немного, что, собственно, следует из их названия. К ним относятся не только нормы и принципы профессиональной деятельности таких известных организаций, как Ассоциация журналистов электронных СМИ, Американская газетная гильдия или Национальная ассоциация фоторепортеров. Принципы и нормы объединяют работников общественного радио и телевидения, работников информационных служб, репортеров и пресс — менеджеров.



Производственные. В их число входят кодексы непосредственно СМИ: газеты, телекомпании, информационного агентства или центра по связям с общественностью. Все ведущие СМИ, несмотря на казалось бы и так достаточное количество институциональных кодексов, создали собственные стандарты профессионального поведения для своих сотрудников. Эти кодексы связаны в основном с «процессуальными» аспектами журналистской деятельности, как например, использование сомнительных методов сбора информации, публикация фотографий, вопросы по предотвращению конфликтов интересов и другие. Свои кодексы есть у газеты «Вашингтон пост» и журнала «Ньюсуик», агентства Ассошиэйтед пресс, телекомпании Си-эн-эн, компании Доу-Джонс и других СМИ.

Некоторые критики могут обвинить данную классификацию этических кодексов в излишней структурированности. Ведь очевидно, что основные принципы «кочуют» из одного нормативного документа в другой, и не редко они отличаются только заголовками. Подобное замечание, конечно, правомерно. Но, с другой стороны, такая многоуровневая структура дает более полное представление о развитии и системе кодексов этики в США. И, на наш взгляд, ее знание совершенно необходимо редакторам и исследователям СМИ в разработке этической политики издания — при возникновении вопросов или разрешении споров всегда можно обратиться к кодексу авторитетной организации.

Для нас же приведенная выше структура этических кодексов является своего рода основой для дальнейшей классификации, которая в свою очередь даст более развернутое представление о системе нормативных документов журналистской этики в США. Для классификации возьмем два принципа: структурный и контекстуальный.

В основе структурного принципа классификации лежат особенности построения этических кодексов. В большинстве случаев нормативный этический документ представляет собой текст, разделенный на несколько параграфов. Обычно кодекс начинается с введения или преамбулы (например, кодекс Американского общества редакторов газет), где сообщается, для кого предназначен данный нормативный документ и какие цели он преследует. Затем в определенной последовательности авторы кодекса приводят основные нормы и принципы, которые должны быть приняты в организации (или редакции). По этому принципу этические кодексы условно можно разделить на нормативные документы «упрощенной» и «усложненной» структуры.

«Упрощенная» структура в основном характерна для кодексов национальных журналистских организаций. И Кодекс этики Общества профессиональных журналистов США, и Декларация принципов Американского общества редакторов газет занимают три-четыре страницы, на которых в четкой последовательности излагаются основные постулаты для членов данных журналистских объединений. Для производственных кодексов характерна «усложненная» структура. В них так же, как и в «упрощенных» излагаются основные принципы работы, но с уточнениями и классификацией этих принципов.

Интересен с этой точки зрения этический кодекс компании «Ганнетт». В данном документе несколько разделов, каждый из которых посвящен какой-либо из сторон журналисткой работы. Например, «Обязанности по отношению к компании «Ганнетт», «Отношения с коллегами», «Правила поведения в ситуациях, в которых могут быть конфликты интересов». В кодексе уделено внимание тому, каким образом журналисты будут принимать эту директиву — сначала ее нужно внимательно прочитать, при обнаружении ошибок или неточностей — сделать пометки на полях, обо всех сомнениях сообщить начальству. Отдельно в этом документе говорится, как действовать сотрудникам, занимающимися журналистскими расследованиями и какими принципами должны руководствоваться работники компании в отношениях с властью. В конце документа приводится список самых распространенных запретов: не принимать подарки от частных лиц, не ездить в оплаченные командировки, не использовать продукты и напитки, доставшиеся бесплатно. Любопытна следующая подробность: составители кодекса требуют, чтобы полученные бесплатно или в подарок цветы и продукты питания направлялись неимущим, однако если «съестное» — это всего лишь пакетик с печеньем, его можно разделить с коллегами32 .

Контекстуальный принцип классификации этических документов подразумевает содержательный анализ нормативных актов, в которых отражены основные принципы журналисткой деятельности. Некоторые кодексы написаны в форме «кредо»: «Мы верим» и т.д., как, например, написано в этическом кодексе Общества профессиональных журналистов США. Другие представляют собой свод конкретных правил, которым должен следовать профессионал, и определяют основные санкции за нарушение этих правил.

Кодексы первого типа в большинстве случаев определяют главные принципы журналисткой профессии в США, а именно: ответственность, правдивость, точность, объективность, порядочность, независимость и беспристрастность. В какой бы национальной профессиональной организации журналист не состоял — в Ассоциации издателей и пресс—менеджмента, в Американском обществе редакторов газет или в Обществе профессиональных журналистов, он везде должен будет познакомиться с этими принципами.

В общем такое содержание не характерно для производственных кодексов — все они стараются максимально детализировать правила и нормы для своих сотрудников, с тем чтобы дать подробные рекомендации и определить наказания. Однако есть и исключения. Например, редакторы агентства Ассошиэйтед Пресс приняли Кодекс этики для газет и их сотрудников, очень напоминающий документы уже ранее упомянутых национальных организаций. В этом кодексе также изложены основные принципы профессиональной деятельности: ответственность, точность и беспристрастность. Видимо, это не случайно — составители кодекса явно апеллировали не только к работникам информационного агентства, но и к работникам прессы вообще. «Настоящий Кодекс является эталоном, по которому сотрудники газет могут сверять свою работу. Он составлен в надежде, что газеты и люди, которые в них работают, будут привержены высочайшим этическим и профессиональным стандартам поведения»33 .

Кодексы, принадлежащие к другой контекстуальной группе, в которых подробно излагаются принципы и правила, не претендуют на столь высокое предназначение — быть эталоном поведения для всех журналистов. В их основе лежат все те же главные моральные принципы журналистской профессии, однако они «адаптированы» и конкретизированы. Например, «быть честным» не подразумевает только честность и беспристрастность в освещении событий или сборе информации. Такое качество необходимо журналисту и во взаимоотношении с начальством, и с источником информации, и с коллегами (не утаить подаренный пакет с печеньем, а честно поделиться с коллегами по работе). И это касается всех остальных принципов работы журналистов. В качестве примера можно взять Этический кодекс Ассоциации журналистов электронных СМИ и один из важнейших принципов американской журналистской этики — беспристрастность. Он выражается в следующих конкретных правилах: не использовать аудио- и видеоматериалы с целью обмана аудитории; не вводить в заблуждение общественность, представляя в виде «живых новостей» заранее отрепетированные сюжеты; выделять личные мнения и комментарии и ряд других.

В качестве одного из самых подробных (с точки зрения содержания) мы рассмотрим Этический кодекс калифорнийской компании «Найт Ридер», принятый в конце 2002 года. Уже в предисловии к основному тексту содержится достаточно необычная информация для такого рода документов — составители кодекса справедливо отмечают, что этот документ не может содержать в себе решения для всех затруднительных ситуаций. Этический кодекс компании дает лишь общее направление морального поведения для своих сотрудников. И это касается не только корпоративных отношений. «Настоящий кодекс также определяет нормы человеческого поведения в семье — это в свою очередь влияет на работу сотрудников…»34 .

Основными разделами Этического кодекса «Найт Ридер» являются: «Предотвращение конфликта интересов», «Сотрудничество с другими компаниями», «Политическая активность», «Конфиденциальная информация», «Отношения с законом», «Равные возможности для каждого сотрудника», «Подарки»… Если говорить о последнем положении, то сотрудникам компании, как и в основном всем журналистам, запрещено принимать подарки «со стороны». Однако, если отказаться неудобно, сотрудник может принять что-то не очень ценное. Остальные подарки должны быть возвращены с вежливой запиской, в которой объясняются правила компании.

Один из последних разделов этого кодекса посвящен крайне необычной теме — защите окружающей среды и условиям безопасности сотрудников «Найт Ридер». Компания берет на себя ответственность за то, чтобы работа сотрудников приносила как можно меньше вреда окружающей среде и здоровью людей (контроль за уровнем чистоты и влажности воздуха в помещениях, уборку мусора, проветривание и т. д.).

Составители Этического кодекса также призывают всех сотрудников компании сообщать о нарушениях в данной сфере. Составители кодекса «Найт Ридер» не устают предупреждать, что данный кодекс носит лишь общий характер и не является стопроцентной гарантией решения всех этических вопросов. В конце нормативного акта компания призывает всех сотрудников обращаться за помощью к руководителям отдела кадров и других отделов за помощью.

Возможно, что подобную информацию в этическом кодексе некоторые сочтут излишней и скажут, что это совершенно не относится к принипам профессиональной деятельности журналиста. Однако нам кажется крайне любопытным то, что в нормативном документе «Найт Ридер» уделено внимание вопросу экологической безопасности сотрудников компании. Это значит, что этические кодексы не останавливаются только на привычном перечислении главных принципов журналисткой работы, запретах и санкциях. Круг вопросов, поставленных в этических документах, становится шире, в них говорится не только об обязанностях журналиста, но и об обязанностях компании по отношении к ее сотрудникам. Это, на наш взгляд, не может не оказать позитивного воздействия на развитие этических кодексов.

Также нами была встречена еще одна классификация этических кодексов, предложенная Робертом Стилом и Джэйем Блэком, которые провели анализ более тридцати кодексов Американского общества редакторов газет. В основе этой классификации лежит та позиция, которую занимают прежде всего составители кодексов по отношению к их пользователям. Следовательно, кодексы можно разделить на позитивные и негативные. Одни из них занимают дружественную позицию по отношению к читателю — пользователю: по своему стилю напоминают беседы между коллегами, обосновывают правила и принципы работы, в мягкой, но уважительной форме стимулируют к совершенству профессиональной деятельности. Другие являются более негативными по своей тональности, изобилуют заповедями наподобие «не укради», проникнуты отеческими нотками.

Данная система, как и любая другая, вполне приемлема для классификации этических кодексов. Хотя, на наш взгляд, этот принцип классификации носит ярко выраженный персонифицированный характер — каждый исследователь усматривает позитивный или негативный тон в разных вещах. К рассмотрению такого серьезного вопроса как профессиональные кодексы журналистики лучше подходить рационально и больше уделять внимание содержанию документов, чем их эмоциональному наполнению.

В целом, кодексы профессиональной журналистской этики претерпели довольно серьезные изменения, связанные с политическими и социальными событиями в США и в мире, и с развитием журналистики. Объем кодексов увеличился от одной-двух страниц до целых брошюр, они стали затрагивать самые разные аспекты деятельности журналистов и редакций. Тем не менее этические кодексы были и остаются основным и одним из важнейших способов регулирования СМИ.

Другим, не менее важным механизмом самоконтроля СМИ, является институт омбудсмена.

В переводе с древнескандинавского слово «омбудсмен» означает «человек, который следит за тем, как чистят трубы и убирают с улиц снег, лед и мусор». Со временем значение этого слова трансформировалось и сегодня омбудсменами называют штатных сотрудников, которым предоставлена определенная степень свободы, чтобы вести расследования и разбирать жалобы потребителей. Омбудсмен анализирует работу корреспондентов и редакторов, составляет отчеты по их работе для руководителя издания, пишет критические обзоры редакционной деятельности для сотрудников и собственные статьи. Омбудсмены также занимаются рассмотрением читательских жалоб, разбираются в них и призывают редакцию к ответу.

Институт омбудсмена, также как и советы прессы, возник в Швеции. Впервые вопрос об этом институте саморегулирования прессы в марте 1967 года поднял редактор «Вашингтон пост» Бен Багдикян. В журнале «Инквайер» был опубликована его статья, посвященная кризису читательского доверия в США. Бен Багдикян считал, что с введением института омбудсмена можно будет избежать дальнейшего разочарования американской аудитории в прессе. «Однажды один смелый владелец возьмет на себя эту ответственность и представит общественности омбудсмена … говорить, представлять газету, быть символом газеты, и, если улыбнется удача, провоцировать читательский интерес»35 .

Через несколько месяцев журналист по вопросам трудовых конфликтов газеты «Нью-Йорк таймс» А. Р. Рэскин опубликовал статью в воскресном номере газеты, в которой утверждал, что современная пресса недостаточно себя критикует. «Суть моего предложения заключается в том, — писал Рэскин, что необходимо учредить Отдел внутренний критики, который бы проверял публикации газеты на точность и правдивость. Отдел будет обладать достаточным уровнем свободы и выполнять роль омбудсмена для читателей»36 . Такой отдел в «Нью-Йорк таймс» так и не появился, кроме того, она стала последней из крупных газет в США, которая в 2003 г. ввела институт омбудсмена.

О таком способе саморегулирования, как институт омбудсмена, шла речь еще в 1947 г. в докладе Комиссии Хатчинсона, когда он и другие члены Комиссии выступали с призывом «очистить свой дом». Однако первые омбудсмены в США появились буквально через восемь дней после публикации статьи Бена Багдикяна — и впервые в американской газете штата Кентукки «Луисвилль Таймс» появился омбудсмен. В 1970 году институт омбудсмена появился и в «Вашингтон пост» Это был первый омбудсмен в США, который не только принимал читательские жалобы, но и публиковал свои статьи с критическими комментариями относительно материалов в газете.

Основное отличие омбудсменов в США заключается в том, что они являются частными лицами и не служат правительству. Некоторые газеты, например, «Вашингтон Пост» и «Сиэтл Таймс», пытались обеспечить независимость омбудсменам, заключая с ними невозобновляемые контракты. Несмотря на примеры некоторых ведущих информационных организаций («Вашингтон Пост», «Чикаго Трибюн», «Бостон Глоб» и «Си-би-эс Ньюс»), медийные компании демонстрируют явное отсутствие энтузиазма в отношении введения должностей омбудсменов в СМИ. В США 1450 ежедневных газет. Однако лишь в 37-ми из них есть омбудсмены.

Артур Науман — один из руководителей Организации газетных омбудсменов сообщал, что количество ее членов в Америке остается на уровне все тех же 36 человек в течение почти двух десятилетий37 . Эти сведения приходятся на то время, когда не было омбудсмена в «Нью-Йорк Таймс». Интересно, что число иностранных членов возросло в последние годы. В эту организацию входят около 20 омбудсменов из других стран, включая Японию, Испанию, Израиль, Мексику и Бразилию.

Отнюдь не все медиаэксперты считают институт омбудсмена необходимым механизмом самоконтроля СМИ. Некоторые исследователи наоборот видят в омбудсменах угрозу для прямого контакта читателей и редакторов. Нам сложно поверить, что существование подобной точки зрения может быть серьезным препятствием на пути развития института омбудсмена. Омбудсмены призваны помогать редакторам, а не мешать их общению с читателями. Тот факт, что так долго сопротивляющиеся этому методу саморегулирования газеты, как «Нью-Йорк таймс», в конце концов назначают «читательского редактора», говорит о том, какое значение имеет институт омбудсмена для СМИ.

В данной главе мы обосновали понятия «этика», «профессиональная этика журналиста» и, наконец, «этическая политика» издания, которое является одним из основополагающих для дальнейшего исследования. Как выяснилось, важной составляющей этической политики являются механизмы саморегулирования СМИ. Мы рассмотрели три главных механизма: совет прессы, профессиональные этические кодексы и институт омбудсмена. Из рассмотренных механизмов два последних получили наиболее широкое распространение в США.

Таким образом, во второй главе мы акцентируем свое внимание на институте омбудсмена газеты «Нью-Йорк таймс», ее профессиональных этических кодексах, а также рассмотрим еще ряд других явлений, которые, на наш взгляд, оказали влияние на развитие этической политики газеты.

 




Достарыңызбен бөлісу:
  1   2   3   4


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет