Артиллерия в уличных боях



Дата01.05.2016
өлшемі74.44 Kb.
АРТИЛЛЕРИЯ В УЛИЧНЫХ БОЯХ
Гвардии полковник Паппа

С выходом частей 8-го гвардейского механизированного корпуса в район Берлина 24—25 апреля 1945 года создались большие трудности в организации взаимодействия и управления огнем артиллерии. Вести артиллерийский огонь с закрытых огневых позиций по укрепленным капитальным зданиям, баррикадам, было очень затруднительно, а в большинстве случаев невозможно, так как нельзя получить наименьшего прицела. Узкие улицы, многоэтажные дома, плохая видимость из-за частых пожаров, ограничивали наблюдение и затрудняли стрельбу.

Один из методов артиллерийской стрельбы, получивший широкое применение в уличных боях в Берлине явилась стрельба прямой наводкой отдельных орудий калибра 57 и 76 мм, входивших в состав штурмовых групп. Орудия других калибров использовались для сопровождения танков и пехоты; они вели огонь в основном также прямой наводкой. Состав их часто менялся, в зависимости от обстановки.

Примерный состав одной штурмовой группы (в бригаде — три группы) таков: стрелков или автоматчиков 50—70 человек. Им придавались 1 танк, 1—2 пулемета ДКШ, отделение сапер, по батарее 57 или 76 мм орудий и по роте 82 или 120 мм минометов. Кроме того, в зависимости от условий боя и направления, штурмовым группам периодически придавались 100 или 85 мм самоходные установки.

Хорошую согласованность действий артиллерии с пехотой и танками в штурмовых группах можно показать на следующем примере.

На исходе дня 28 апреля штурмовая группа 19-й гвардейской механизированной бригады, имея в своем составе две установки гвардейских минометов, две батареи 57 мм орудий, при поддержке четырех батарей 76 мм орудий, наступая по Лютцов-штрассе в направлении Зоологического сада, вышла на юго-западную окраину Лютцов-плац, где встретила сильное сопротивление противника из тяжелых орудий, установленных около зданий, что севернее Ипподрома, тяжелой двух-орудийной батареи, установленной на Корнелиус-штрассе (на северном берегу канала) и малокалиберной зенитной батареи, занявшей огневые позиции на перекрестке Корнелиус-штрассе и Лихтенг-Аллее. Минометы противника вели огонь из-за домов северо-западнее Лютцов-плац, кроме того, сильный оружейно-пулеметный огонь велся со стороны баррикад, установленных на Лютцов-штрассе, Фридрих Вильгельм-штрассе и Вихман-штрассе, а также из домов северо-восточной и северо-западной окраин Лютцов-плац.

В течение ночи артиллерия, приданная штурмовой группе, заняла следующий боевой порядок: взвод пулеметов ДШК поднялся на шестой этаж углового дома Лютцев-штрассе и Лютцев-платц с задачей вести обстрел перекрестным огнем по засевшим автоматчикам противника в домах за переправой по улице Фр.Вильгельм-штрассе и Корнелиус-штрассе. 82 мм минометы заняли ОП во дворе углового дома Лютцев-штрассе и Лютцев-платц, НП был на чердаке этого же дома, откуда хорошо просматривалась местность. 120 мм минометы были поставлены в том же дворе, где были ОП 82 мм минометов.

82 мм минометы должны были вести огонь по баррикадам и крышам домов у этих баррикад, 120 мм минометы — подавить тяжелую батарею противника на Корнелиус-штрассе.

Саперы произвели взрыв северо-восточной баррикады и сделали проход. 57 мм батарея на руках была перемещена на юго-восточную окраину Лютчев-платц и установлена в подъездах домов с задачей уничтожить автоматчиков и фаустников, засевших в домах на западной окраине Лютцов-платц. 76 мм батарея была также перемещена на руках через проделанный проход за баррикаду и установлена на Лютцев-штрассе с задачей разбить огневые точки, находившиеся на баррикадах на Люцев и Вихманн-штрассе. Две установки М-13 (316 ГМП) были выведены за баррикаду и поставлены на прямую наводку с задачей уничтожить зенитную батарею на перекрестке Корнелиус-штрассе и Лихтенг-ин-аллее.

В 7.00 29 апреля по сигналу командира бригады наша артиллерия дала 15-ти минутный артналет и залп гвардейских минометов. В результате противник замолчал. Воспользовавшись этим, автоматчики, а затем и стрелки и саперы просочились через Лютцов-платц в дом на северо-западной окраине Лютцов-плац, проделали проходы в стенах и вышли в тыл группе противника, оборонявшей баррикады. Часть немецкой пехоты была уничтожена, а свыше 50 солдат и офицеров взято в плен. Саперы проделали проходы в захваченных баррикадах, через которые бригада имела возможность продвигаться для выполнения дальнейшей задачи. Расход боеприпасов в этом бою выразился в 0,25 боекомплекта всех калибров. Боеприпасы в основном применялись осколочно-фугасного действия и бронезажигательные (последние – в меньшей степени), а также мины осколочного и дымового действия.

В бою за Лютцев-плац каждому командиру батареи в отдельности была поставлена задача. Командиры, в свою очередь, ставили задачу взводам и орудиям, а каждый расчет орудия прямой наводки заранее установил расположение огневых средств противника и подготовил все необходимые данные для стрельбы наверняка.

Взаимодействие артиллерии с танками и пехотой осуществлялось личным общение офицеров, что давало возможность иметь полные данные о средствах противника и непосредственно управлять боем.

Орудия, поддерживающие штурмовые группы, как правило, занимали ОП в подъездах домов, на углах перекрестков улиц, у стен домов на улицах. Были случаи, когда обстановка заставляла втаскивать орудия в комнаты нижнего этажа. Во время боя на Блюхер-штрассе одно 57 мм орудие было обстреляно из пулеметов, прикрывающих баррикаду (баррикада была построена из шпал, рельс и бревен толщиной 30—40 см). Снаряд 57 калибра никакого вреда защищавшим баррикаду не оказывал, а расчет этого орудия мог понести потери от пулеметного огня. Кроме того, пехота штурмовой группы сообщила, что в угловом доме на Барьервальде-штрассе во втором этаже замечено сильное движение немцев и требовала огня по этому дому. Орудие под пулеметным огнем оставлять было опасно, поэтому его с помощью канатов втащили через большое окно в магазин. Был открыт огонь по угловому дому, а затем вместе с подошедшими танками — по баррикаде. В результате массированного огня танков, самоходок и орудий прямой наводки баррикада была взята.

Массированный огонь в уличных боях приходилось применять только в том случае, когда цели были достаточно точно разведаны. Например, по выходе на перекресток Курфюрстен и Бургрофель-штрассе 20-я гвардейская мехбригада встретила сильный узел сопротивления. Разведка боем установила, что противник имеет в зданиях и на улице перед фронтом бригады по 250 человек пехоты, 2 танка «пантера», четыре 75 мм орудия.

По этому узлу сопротивления был дан одновременный 10-минутный огонь с закрытой ОП одним минометным дивизионом, минбатальоном, дивизионом гвардейских минометов и артиллерией прямой наводки. В результате этого огня один танк противника был сожжен, четыре 75 мм орудия и два орудия «ШВАК» разбиты, взято в плен 400 солдат и офицеров противника.

2-го мая в Зоопарке продвижению 20-й гвардейской механизированной бригады препятствовал сильный ружейно-пулеметный и орудийный (75 мм) огонь из двух ломов, что 200 метров Ипподрома. Разведчик артдивизиона гвардии младший сержант Чадов, подойдя вплотную к дому, был смертельно ранен, но успел дать направление ракетой в наиболее уязвимое место в стене. После этого были выделены два 76 мм орудия для стрельбы в этом направлении, но 76 мм снаряды стены не пробивали и на гарнизон, оборонявшийся в этих домах, одиночные выстрелы никакого воздействия не произвели. Тогда начальник артиллерии бригады гвардии майор Балабанов привлек для стрельбы четыре СУ-100 и две СУ-85 мм, четыре — 152 мм орудия, пять СУ-76 мм, шестнадцать 57 мм орудий, артдивизион и батальонные минометы. Израсходовав 1800 снарядов всех калибров (не считая танковых и мелких мин), мы вынудили гарнизон этих домов сдаться в плен. Опросом пленных было установлено, что основной причиной капитуляции гарнизона явилось сильное моральное воздействие нашей артиллерии.

Артиллерия, участвовавшая в штурме этих домов пробоин в стенах не делала, за исключением СУ-100 мм, давшей две пробоины в люки окон. Огонь велся с дистанции: танки и СУ — 200 м, остальная артиллерия — 400—500 метров.

1-го мая при наступлении штурмовых групп по Клейст-штрассе (штурмовые группы 21 гвардейской механизированной бригады) в направлении Виктор-плац (южная окраина Зоопарка) противник сильно воздействовал артиллерийско-минометным огнем по нашим боевым порядкам. Различные строения и церковь на Виктор-плац позволяли немцам просматривать все подступы к Зоосаду, а также корректировать свой огонь. Наша артиллерия вследствие ограниченной видимости (беспрерывные пожары) не смогла сразу же парализовать работу немецких наблюдателей и фаустников, засевших на колокольне. Задача по ликвидации этих наблюдателей и фаустников была возложена на четыре 75 мм орудия прямой наводки. Заняв удобные ОП с дистанции 300-400 метров, расчеты этих орудий открыли огонь. В течение 10—15 минут, израсходовав 340 снарядов, они уничтожили немецких наблюдателей, находившихся на колокольне, а также автоматчиков и фаустников, засевших в расположенных вблизи домах. Потеряв наблюдателей, немцы не могли уже своевременно открыть и вести обстрел подступов к Зоосаду.

Штурмовые группы и за ними главные силы, использовав эту короткую паузу, ворвались в Зоосад.

Нередко офицеры—артиллеристы производили разведку огневых средств противника лично сами и ставили задачи командирам орудий на основе этих данных. Так, например, по Курфюрстен-штрассе в двух угловых домах были обнаружены огневые точки противника. Командир взвода гвардии лейтенант Зайцев совместно с командиром орудия гвардии сержантом Трухановым произвели дополнительную разведку и точно установили огневые точки противника, затем выбрав ОП в саду одного из домов, откуда наблюдались эти дома, выдвинули орудия на руках в сад и с дистанции 150 метров открыли беглый огонь по обнаруженным огневым точкам. В результате этого дома частично были разрушены и загорелись. Противник, потеряв до 20 человек убитыми, одну пушку «ШВАК» и три пулемета, был выбит из занимаемой позиции.



Управление огнем артиллерии осуществлялось с наблюдательного пункта подразделения. Обычно, командиры артиллерийско-минометного полка или дивизиона, поддерживавшие бригаду, находились на НП командира Бригады. Командиры дивизионов и минбатальонов собственной артиллерии находились на НП командиров батальона, а НП командиров батарей располагались непосредственно в боевых порядках пехоты, или вблизи командиров штурмовых групп. НП командира батареи отстоял от переднего края на 50—100 метров, НП командира дивизиона, минбатальона — 150 метров, НП командира мехбригады — 200—300 метров, НП командира корпуса — 300-500 метров. Это давало возможность командирам подразделений, частей и соединений непосредственно руководить боем, имея всегда исчерпывающую информацию о положении частей посредством личного общения


По материалам архива МО РФ:

Гвардии майор Балабанов Александр Васильевич, начальник артиллерии 20 гвардейской механизированной бригады.

Гвардии полковник Паппа Константин Ахиллесович, командующий артиллерией 8 гвардейского механизированного корпуса.

Гвардии сержант Труханов Василий Степанович, командир орудия артиллерийского дивизиона 20 гвардейской механизированной бригады.

Гвардии младший сержант Чадов Илья Степанович, командир отделения разведки 3-й батареи артиллерийского дивизиона 20-й гвардейской механизированной бригады.






Достарыңызбен бөлісу:


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет