Берегите флору! Перевод Дмитрия Островского



жүктеу 0.67 Mb.
бет4/5
Дата30.04.2016
өлшемі0.67 Mb.
1   2   3   4   5
: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> С. Ж. Асфендияров атындағЫ
2015 -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрлігі
2015 -> Конференция жұмысының бағыттары: Абайтанудың заманауи бағыттары
2015 -> Vіі международная научно-методическая конференция 1 2 октября 2015 г
2015 -> Реферат kz Қазақша рефераттар сайты Ахмет Жұбанов
2015 -> Келісілді бекітемін
2015 -> Реферат kz Қазақша рефераттар сайты КӨне түркі поэзиясындағы дәСТҮр жалғастығЫ
2015 -> Көрсетілетін қызметті берушінің және оның филиалдарының мекенжайлары

РЕНАЛЬДО. Теперь я садится. А теперь Хулио садится.
Все наконец-то усаживаются, но тут вскакивает Ф л о р а.

ФЛОРА. Может быть, кто-нибудь хочет чего-нибудь? (Хулио и Ренальдо вскакивают вслед за ней.)

ОЛИ. Давайте попробуем сделать так, чтобы все сидели одновременно.

РЕНАЛЬДО. Конечно. (Он садится.)

ОЛИ. Флора, садись, пожалуйста.
Х у л и о садится вслед за Ф л о р о й, а Р е н а л ь д о вскакивает с места.
ОЛИ. Ренальдо, садитесь быстрее, пока никто не встал. (Ренальдо садится.)

ХУЛИО. У нас это так всегда в Испании. Поэтому мы всегда звать обедать, что пока все сесть уже пора ужинать.

РЕНАЛЬДО. Оли, я очень нравится ваш квартира.

ОЛИ. Да?

РЕНАЛЬДО. Очень красивый, как у Эль Греко.

ОЛИ. А у него на каком этаже?

РЕНАЛЬДО. Нет, Эль Греко – художник. Он красить красками.

ОЛИ. Нет, это точно не Эль Греко, это другая фирма, но если вам нравится, я найду их телефон.


Х у л и о и Р е н а л ь д о смеются.
ХУЛИО. Вы нас обманывать. Вы говорить очень квартира неубранный. Но квартира очень чистый.

ОЛИ. Сейчас у меня убираются каждый день.

РЕНАЛЬДО. Я тоже сам у себя не убираться. Хулио у меня убираться.

ХУЛИО. Мы очень сильно разные. Он сорить, а я убираться. Он опаздывать, а я его ждать, звонить, волноваться. Это очень, очень невозможно - жить совсем вместе. Вы меня понимать?

ОЛИ. Я слышала, что у многих людей такие проблемы. Флора, ты не знаешь, у кого ещё такие же проблемы?
Пауза.
ФЛОРА. Гм... да, Эль Греко - это известный испанский художник, правда?

ХУЛИО (немножко сконфуженно). Си. А вы хотеть пойти немножко назад нашего разговора?

ОЛИ. Нет-нет, не надо - она нас скоро догонит.
Наступает неловкое молчание.
ОЛИ. Да, я как раз недавно говорила Фло о том, как мы с вами смешно встретились.

РЕНАЛЬДО. Да... Это есть очень смешно... А кто такое Фло?

ОЛИ. Это она Фло.

ФЛОРА. Да, это я...

ОЛИ. Фло, а полное - Флора.

ХУЛИО. Нет, Флора не полная совсем.

ОЛИ. Имя. Имя полное - Флора, а если уменьшительно - то Фло. Вот, например, у меня полное имя - Оли, но подружки меня иногда называют Ола.

РЕНАЛЬДО. У вас тоже странный язык. Полный имя - Оли, а уменьшительно - Ола...


Молчание.
ХУЛИО. Нам очень повезло, что вы были в лифчике, когда мы застряли.

ОЛИ. Что-о?

РЕНАЛЬДО. Что мы с Хулио были с вами в одном лифчике. (Показывает.)

ОЛИ. А, в лифте?

РЕНАЛЬДО. Нет, лифт, это когда большой. А это был совсем маленький - лифчик.

ОЛИ. Нет, это разные вещи.

ХУЛИО. А какая же разница?

ОЛИ. Ну... лифт поднимает всё тело, а лифчик ... не всё.

РЕНАЛЬДО. Это очень интересная тема.

ФЛОРА. Гм… А на самом деле, Эль Греко не был испанцем. Он был греком.

ХУЛИО. Си.

РЕНАЛЬДО. А!

ФЛОРА. И его имя по-испански так и есть – «Грек». Я про него читала в программке телепередач. Он жил в испанском городе Толедо.

РЕНАЛЬДО (исправляя). Толайдо.

ФЛОРА. А я думала, что надо говорить Толедо.

РЕНАЛЬДО. Нет. Правильно говорить Толайдо.

ФЛОРА. У нас тоже есть Толайдо, в Охайо.

ХУЛИО. Нет, в Охайо как раз Толедо.

ФЛОРА. Да?
Наступает молчание.
РЕНАЛЬДО. У нас в Каштилии другое произношение. Вы говорите «Барщелона», а мы говорим «Баршелона». Вы говорите «Щан – Щранчищко», А мы говорим – «Шан-Шранчишко».

ХУЛИО. Зато «Щикаго» мы говорить одинаково. Вы говорить – «Щикаго», и мы говорить – «Щикаго». (Смеются.)

ФЛОРА. Да?
Опять наступает молчание.
ОЛИ. Вам не жарко? У нас тут немножко жарковато.

РЕНАЛЬДО. Да, у нас очень прохладнее.

ОЛИ. Вчера ночью было так жарко, что я уже хотела голышом залезть в холодильник, представляете?

ХУЛИО. Да, я очень, очень даже хорошо представляю...

РЕНАЛЬДО. Вас нужно спать с кондиционером.

ОЛИ. Я же вам говорила - его никак не починят...

РЕНАЛЬДО. Я знаю, но зато у нас очень хорошо работает.
Все, кроме Флоры смеются.
ФЛОРА. Гм.. Говорят, что завтра будет дождь.

РЕНАЛЬДО. Да?

ХУЛИО. Это очень, очень.
Все смотрят на Флору. Наступает молчание.
ФЛОРА (вскакивая). Ужин готов!

ОЛИ. Нет, ещё не готов.

ФЛОРА. Нет ещё?

ОЛИ. Конечно, нет. И потом, может, начнём с коктейлей? Мальчики, что вы будете пить?

ХУЛИО. А что у вас есть пить?

ОЛИ. У нас есть пить всё, что хотите - сангрия, маргарита, тэкила.

РЕНАЛЬДО. А у вас водка ...есть?

ХУЛИО. Ренальдо, на такой жара водка нельзя есть.

РЕНАЛЬДО. Мой брат за мной как матерь следит. Хорошо, я буду сангрию.

ХУЛИО. Я тоже. Вы можете делать сангрию?

ФЛОРА. Конечно. (Встаёт.)

ОЛИ (тоже встает). Сиди, сиди, я сама справлюсь.

ФЛОРА (шепчет). А мне что делать?

ОЛИ. Ты им ещё не рассказала, какая будет погода на выходные. (Уходит на кухню.)


Ф л о р а растеряно смотрит на мужчин, они улыбаются ей в ответ.

Она подходит к дивану и садится. Наступает томительное молчание.
ФЛОРА. Так значит... вы оба - братья?

ХУЛИО. Да, мы оба, и он, и я...

ФЛОРА. А вы, из какого города?

РЕНАЛЬДО. Мы из Баршелоны.

ФЛОРА. А... И сколько вы уже в Нью-Йорке?

РЕНАЛЬДО. Тре аньос... три года.

ФЛОРА. Три года? У вас такие длинные отпуска?

РЕНАЛЬДО. Нет, мы, Фля, здесь работаем.

ФЛОРА. Фля?

РЕНАЛЬДО. Фля, ваше это ... худое имя. Полное - Флора, а худое - Фля?

ФЛОРА. Нет, Флора сокращённо будет Фло.

РЕНАЛЬДО. Фло! Извините, я забыл...

ФЛОРА. Ничего страшного, Рени.

РЕНАЛЬДО. Рени? А, это значит Ренальдо сокращённо! А Хулио, значит, сокращённо будет… (Напряженно думает.)

ФЛОРА (кричит на кухню). Оли, Оли, тебе там не нужна помощь?

ОЛИ (появляется на секунду и исчезает обратно). Нет, я тут просто за льдом по полу гоняюсь.

ХУЛИО. Фло, а что вы занимаетесь?

ФЛОРА. Я только недавно ушла.

ХУЛИО. С работы?

ФЛОРА. Нет, от мужа.

ХУЛИО. Простите, я не понимал.

ФЛОРА. Я сначала работала, а перед тем, как стать матерью - ушла с работы.

РЕНАЛЬДО. У вас есть дети?

ФЛОРА. Конечно. У всех матерей есть дети.

ХУЛИО. И сколько?

ФЛОРА. Понятия не имею. У кого как. У всех по-разному.

ХУЛИО. Нет, у вас сколько?

ФЛОРА. А, у меня ... трое. Нет, точнее - двое, это я ещё мужа посчитала. (Она смущённо смеётся.)

РЕНАЛЬДО. И у мужа тоже есть дети?

ФЛОРА. Да, у нас у обоих есть одни и те же дети.

ХУЛИО. Это очень удобно.

РЕНАЛЬДО. Да, это очень, очень.

ФЛОРА. Да... А у вас в Испании остались дети?

ХУЛИО. В Испании осталось очень много детей. Миллионы. Везде - дети, дети, дети...

ФЛОРА. Я имела в виду - ваши личные дети?

РЕНАЛЬДО. Нет, у нас нет детей. Мы бы никогда не уйти от своих детей. Мы бы сидели с нашими жёнами дома и были бы несчастны всю жизнь.

ФЛОРА. Это ужасно. Развод это такое тяжёлое испытание!

ХУЛИО. Очень тяжёлое, если когда нет хорошего адвоката.

ФЛОРА. А вы оба в разводе?

РЕНАЛЬДО. Нет, только Хулио. Моя жена не дожила до развода.

ФЛОРА. Это так тяжело, потерять мужа или жену.

ХУЛИО. Да, очень тяжело, Я, например, целых два года никак не мог потерять. Бюрократы!

ФЛОРА. С годами супруги очень привыкают друг к другу.

РЕНАЛЬДО. Очень... А кто такие эти супруги?

ФЛОРА. Супруги? Ну... Например, мой муж - супруг.

ХУЛИО. Ага, теперь мне понятно... (Подозрительно.) А вы, когда ходили замуж, знали, что ваш муж - супруг?

ФЛОРА. Нет, человек, за которого выходишь замуж и есть супруг. Ваша бывшая жена была супругой.

ХУЛИО. Нет. У неё на меня не было секретов. Если бы она была супругой, она бы мне сама сказала.

РЕНАЛЬДО. А! Ком прендо. Ми еспоза - супруг. Муж, жена, да?

ФЛОРА. Си. Си Синьоры. Гранд спасибо большое.

РЕНАЛЬДО. А сейчас у вас нет супруга?

ФЛОРА. Ну, мы пока только разошлись. Так что пока на половину - есть, а на половину - нет. Вы компрендо?

ХУЛИО. Си, я компрендо. Это, наверное, очень тяжело иметь половину супруга.
Входит О л и с графином сангрии.
ОЛИ. Фло, а туда фрукты с косточками бросать?

ФЛОРА. Конечно без! Давай, я всё сделаю.

ОЛИ. Не надо, я сама. (Шепотом.) Ты лучше с ними контакт налаживай. (Подмигивает и уходит на кухню.)

РЕНАЛЬДО. Значит вы сейчас очень грустно?

ФЛОРА. Очень. Сердце просто разрывается на части. А это - самое тяжёлое. (Достаёт из шкафа фотографии и показывает.)

ХУЛИО (смотрит на фотографию). Ой - ой - ой! (Качает головой.) Это значит вы с ним так давно уже знакомые были?

ФЛОРА. Нет, это мои дети. Сын и дочка.

ХУЛИО. Очень, очень. Ренальдо, посмотри.

РЕНАЛЬДО. Да, очень. Девочка похожа на вы.

ФЛОРА. Это мальчик.

РЕНАЛЬДО. А... Они с папашей живут?

ФЛОРА. Нет, они сейчас в спортивном лагере. Но у них очень хороший отец. Он, конечно, бывает с ними строг, но всегда... Ой, вам это, наверное, не интересно.

РЕНАЛЬДО. Нам очень, очень.

ФЛОРА. Вот. (Протягивает фотографию.) Вот, это он.

Р ЕНАЛЬДО (смотрит слегка скептически). Очень. Очень... своеобразненький такой. Он ковбой? Хулио, посмотри.

ФЛОРА. Нет, просто ему нравятся ботинки.

ХУЛИО (также скептически). Да, очень. Очень красивый чёрный шевелюр. Он что, из Испании?

ФЛОРА. Он - нет, а вот шевелюра, наверное, - да.


Она показывает ещё одну фотографию. Мужчины разглядывают её озадаченно.
РЕНАЛЬДО. Но здесь никто нет.

ФЛОРА. Это наша гостиная. У меня была очень красивая квартира.

РЕНАЛЬДО. Очень, очень красивая квартира, правда, Хулио?

ХУЛИО. Да, особенно этот лампы.

ФЛОРА. Я очень долго выбирала эти лампы, всё хотела, чтобы дома было красиво... Я так любила свой дом, своего мужа. И я думала, что так будет всегда. А теперь и дома нет, и мужа нет... и ламп этих тоже нет... (Она начинает плакать.)

ХУЛИО. Фло, не надо расстраиваться, я видел такой лампы в магазине на Бродвее.

ФЛОРА. Извините меня, Я совсем расклеилась.

РЕНАЛЬДО. Нет, плакать это хорошо. Это смывает боль. Когда я прощался со своей женой, я плакал три дня.

ФЛОРА. Правда?

ХУЛИО. Да, он так плакал, как будто потерял своего самого любимого супруга.

РЕНАЛЬДО (дрожащим голосом). Я до сих пор по ночам о ней думаю.

ФЛОРА. Неужели?

ХУЛИО. Да, я иногда ночью проснулся, и слышу, как он думает о ней. И я говорить ему - Ренальдо, спи дорогой и другим не мешай спать.

РЕНАЛЬДО (начинает вытирать слёзы). Если я её так любить, почему я хотеть от неё уйти? Но сейчас уже слишком поздно... (Он начинает всхлипывать.)

ФЛОРА (чуть не плача). Может быть, ещё не слишком поздно?

ХУЛИО (тоже дрожащим голосом). Нет, теперь уже слишком — она же умерла.


Р е н а л ь д о начинает рыдать.
ФЛОРА. Ой, извините, я забыла...

ХУЛИО. Она была ему верный жена. А моя ... мне так сильно изменял... (Вытирает слёзы.) Я её так любил, и вообще почти не изменял никогда. А она меня взял и обидел... (Тоже начинает рыдать.)

РЕНАЛЬДО (сквозь слёзы). Мне иногда казаться, что она следит за мной оттуда.

ФЛОРА (тоже плачет). Я вас очень понимаю. Но, может быть, всё ещё наладится?

РЕНАЛЬДО. Не наладится. Она даже сейчас за мной следит... Хулио, она опять за мной следит...
Все трое рыдают. Внезапно появляется О л и с сангрией.
ОЛИ. Ну, вот, сангрия готова, надеюсь, вы тут без меня не скуча... (Она останавливается, как вкопанная.) Что здесь происходит? (Они отворачиваются, чтобы Оли не видела их слёз.) Что ты с ними сделала?

ФЛОРА. Ничего.

ОЛИ. Что значит - ничего? Я вас оставила на пять минут, а вернулась к похоронной процессии. Если уж вы очень хотите поплакать - там, на плите останки фахиты. Она сгорела на работе.

ФЛОРА. Почему ты меня не позвала? Я же просила меня позвать! (Бросается на кухню.)

ОЛИ. Извините меня. Я должна была вас предупредить. Флора - это ходячая мыльная опера. Наверное, она вам говорила, как она тоскует по мужу.

ХУЛИО. Немножко совсем.. Она только тоскует по своим лампам и по супругу.

РЕНАЛЬДО. Она самый чуткий из всех женщин, который я знаю.

ХУЛИО. Да, она необыкновенный. Трогательный, заботливый, внимательный.

РЕНАЛЬДО. Очень приятный.

ХУЛИО. Да, очень симпатичный.

ОЛИ. Похоже, вы тут неплохо проводили время.
Входит Ф л о р а. У всё в руках сковородка со сгоревшей фахитой.
ФЛОРА. Ну и что теперь делать?

ОЛИ. Ничего страшного, сейчас я закажу пиццу.

ХУЛИО. Зачем пиццу? Через десять минут я у нас дома приготовлю великолепный куриный паэлья.

ФЛОРА (с удивлением, показывая на сковородку). Из этого?

ХУЛИО. Нет, у меня есть замороженный паэлья. Раз, и готово. Как два пальчики оближешь вкусный…

ОЛИ. Так вы нас к себе приглашаете?

РЕНАЛЬДО. Да, квартира 14 Б.

ОЛИ. Мы даже не будем ждать лифта.

ХУЛИО. Си, в лифте можно застрять. (Уходят.)

ОЛИ. Ну? Ты ещё скажи, что они не симпатичные. Пошли, нас ждут.

ФЛОРА. Я никуда не пойду.

ОЛИ. Что?

ФЛОРА, Ты что, не понимаешь? Мне стыдно, я ревела с ними вместе.

ОЛИ. Гениально! Они сказали, что ты им очень понравилась. Я тоже думаю закатить им истерику.

ФЛОРА. Нет, я сейчас помою сковородку и пойду в душ.

ОЛИ. Хулио с удовольствием помоет тебе сковородку, а про душ я вообще молчу.

ФЛОРА. Оли, я не пойду. Я ещё слишком привязана к Сиду.

ОЛИ. Ты что, хочешь мне весь вечер испортить?

ФЛОРА. Причём здесь я? Иди одна.

ОЛИ. Да? И что я там буду делать? Рассказывать им про твоего мужа? Флора, ну, пожалуйста, пойдем.

ФЛОРА. Нет, Оли я не могу. Давай закончим разговор.

ОЛИ. Хорошо, закончим. Но знай, я тебе этого никогда не прощу.


Она выбегает и захлопывает за собой дверь, прищемив при этом кончик платья.

Дверь открывается снова, О л и бросает на Флору гневный взгляд и заходит обратно в комнату.
ОЛИ. Неужели ты так навсегда и останешься синим чулком?

ФЛОРА. Мы такие, какие мы есть.


О л и подходит к окну, настежь открывает его и направляется к двери.
ОЛИ. На самом деле, здесь не одиннадцать, а двенадцать этажей!
О л и берет сангрию со стола и выходит.

Ф л о р а молчит, уставившись в открытое окно.


Занавес.

Сцена 2.
Вечер следующего дня. Всё опять готово к очередной игре в «Эрудит». Входит Ф л о р а, расставляет на столе стаканы, и, конечно, подставочки под них. Затем она начинает пылесосить ковёр. Открывается входная дверь, и появляется О л и. В руках у неё стопка почты. Она выглядит устало. Оли снимает с себя плащ, бросает его на диван и плюхается рядом. Морщась от головной боли, она оглядывается вокруг, замечает шнур от пылесоса, ведущий к розетке и дергает за него. Пылесос умолкает, и тут Флора замечает её. Оли приступает к разборке почты. Она открывает письма и проглядывает содержимое, бросая пустые конверты и ненужную корреспонденцию па пол. Флора несёт пылесос на кухню. Шнур струится по полу, оказывается возле Оли, и та наступает на него. Флора из кухни дергает за шнур один раз, другой, но безуспешно. Затем, Оли поднимает ногу в тот момент, когда шнур дёргается в третий раз, и из кухни раздаётся сильный грохот. Оли довольно улыбается. Прихрамывая, появляется Флора с дымящейся тарелкой макарон. Она садится за стол и начинает с аппетитом их уплетать. Оли заканчивает разбрасывать почту вокруг себя, встаёт, берет с полки баллончик освежителя воздуха, и начинает разбрызгивать его содержимое по всей квартире, постепенно приближаясь к столу. После последнего прицельного выстрела прямо по тарелке Флоры, Оли удовлетворённо ставит баллончик на место и садится на диван


просматривать газеты. Флора встаёт из-за стола и идет убирать бумажки с пола.

ФЛОРА. Ну и сколько это будет продолжаться? Ты теперь вообще со мной разговаривать не будешь?

ОЛИ. Кто? Я? Чего тебе от меня нужно?

ФЛОРА. Я хочу знать, сколько всё это будет продолжаться. Потому, что если ты не хочешь со мной разговаривать, то я, тогда, тоже буду молчать. (Нет ответа, только слышен шелест газетных страниц.) Ну что ж, понятно. Пожалуйста, если хочешь, давай будем играть в эту дурацкую игру. (Пауза.) Ты не будешь говорить со мной, а я не буду говорить с тобой. (Пауза.) И ещё неизвестно, кто кого перемолчит. (Пауза.) Я могу молчать сколько хочешь. (Пауза.) Однажды мы с Сидом не


разговаривали целую неделю, и он первый не выдержал. Он сказал…

ОЛИ (перебивая). Ты можешь заткнуться?

ФЛОРА. Нет, он не позволял себе так со мной разговаривать.

ОЛИ. Да я вообще никак не хочу с тобой разговаривать. По-моему мы с тобой всё обсудили. Я тебя попросила вчера пойти со мной в гости. Я тебе объяснила, что для меня это важно. Ты меня внимательно выслушала, и не сочла нужным идти мне на встречу. Ты сама сказала - давай закончим разговор, и я, в отличие от тебя, с удовольствием иду тебе навстречу. Мы с тобой закончили разговор, и я больше твоего голоса слышать не желаю. Вот тебе ключ от другого входа, так что сиди себе в своей комнате и держись подальше от меня.

ФЛОРА. Да? Я тебе оплачиваю половину расходов и имею право ходить, где хочу.

ОЛИ. Ты имеешь право ходить, где хочешь, но только не у меня в квартире. Меня тошнит от тебя и от твоей еды. Поэтому, пожалуйста, убери свои спагетти с моего стола.

ФЛОРА (смеётся). Ну, ты даёшь! Вот рассмешила!

ОЛИ. Не вижу ничего смешного.

ФЛОРА. Ты не видишь? Это же не спагетти. Я сейчас умру от смеха. Неужели ты не видишь разницы? Это лингвини.

ОЛИ (взрываясь). Да? Да? (Она хватает тарелку, подбегает к двери на кухню, и с размаху бросает её о невидимую стену. Раздаётся звон разбитой посуды.) Теперь уже это не лингвини! Это теперь обои!

ФЛОРА. Ты совсем свихнулась?

ОЛИ. Я? От такого фрукта, как ты, это звучит особенно забавно.

ФЛОРА. У меня, конечно, тоже бывают свои закидоны, но ты - просто псих. И не думай, что я за тобой буду всё это убирать.

ОЛИ. Обещаешь?

ФЛОРА. Да, пусть так и висит на стене.

ОЛИ. Конечно, пусть висит. (Смотрит оценивающе.) Работа, безусловно, интересная. Картина называется «Ужин насмарку». Масло. Мастерская Флоры Унгер.

ФЛОРА. Да. Пусть так и останется. Потом всё это прилипнет к стене, станет коричневым, затвердеет и... Нет, это невозможно. Я пойду уберу.

ОЛИ. Не трогай, пожалуйста. Это уже достояние всего человечества. Лучше приготовь что-нибудь ещё, и я повешу это в гостиной.

ФЛОРА. Ну что, что я тебе такого сделала? Что конкретно тебя не устраивает? Ну, скажи, что именно? Готовка? Уборка? Стирка?

ОЛИ. Пожалуйста. Я тебе скажу, что именно. Это готовка. Это уборка. Это постоянная стирка. Это твои вечные слёзы. Это твоё мычание по ночам, когда ты продуваешь себе уши, а мне мозги. Мья - Мьё! Мья - Мьё! Мья - Мьё! Флора, я так больше не могу. Я теряю терпение. Всё, все, что ты делаешь, меня бесит. А когда тебя нет дома, меня бесит то, что ты будешь делать, когда придёшь. Эти твои записочки на моей подушке. «Убери из прихожей свои носки, фу». «У нас кончается кофе, фу». «Я пошла ко врачу, фу.» Я три дня гадала, что же это такое за «фу», пока, наконец, до меня дошло, что это - Флора Унгер! Я тебя ни в чём не обвиняю - мы просто совсем не подходим друг для друга.

ФЛОРА. Ну, всё, хватит! С меня достаточно - мне картина уже ясна.

ОЛИ. Какая картина? Это я ещё только рамку заканчиваю. А к картине я пока и не приступала. Каждый вечер, чтобы успокоиться, я у себя на отрывном календаре записываю вещи, которые меня в тебе раздражают. Потом я вырываю этот листок и выбрасываю его в окно. Так вот, сейчас ещё только июнь, а у меня в календаре осталось всего две недели до конца года. И это я ещё о Хулио - Хренальдо ничего не написала.

ФЛОРА. Ну, конечно. Я так и думала, что всё упирается в постель.

ОЛИ. В том то и дело, что в мою постель уже давно ничего не упирается. Ты мне устроила такой постельный режим, что у меня скоро будет хроническая бессонница!

ФЛОРА. Ты сама виновата. Я тебе сразу сказала, что не хочу ни с кем встречаться, и оставь меня в покое! Поняла? В покое! (Флора отворачивается с гордым видом оскорблённой невинности.)

ОЛИ. Ой, скажите, пожалуйста! Мы, видите ли, ещё не созрели. Мы ещё такие все зелёненькие-зелёненькие, в пупырышках. Ты такая же зелёненькая, как мои бутерброды из холодильника.

ФЛОРА. Да? Раз так, то я тебе тоже всё скажу. Я не хотела, но ты сама меня вынудила! Сейчас я тебе выскажу всё.

ОЛИ. Я прямо вся дрожу от страха. (Она медленно садится на диван, положив нога на ногу.)

ФЛОРА. Ну, хорошо. Я тебя предупреждала, да. (Вздыхает.) Ты хорошая подруга, Оли. Ты столько для меня всего сделала. Если бы не ты, я не знаю, что бы со мною было. Я бы сошла с ума. Ты меня просто спасла. И я тебе буду всегда благодарна за это. (Пауза.)

ОЛИ. И это всё? Может, я чего пропустила?

ФЛОРА. Подожди, это только начало.

ОЛИ. Очень хорошо.

ФЛОРА. Ты - самая большая неряха на свете.

ОЛИ. Допустим.

ФЛОРА. Ты совершенно безответственная.

ОЛИ. Неужели?

ФЛОРА. На тебя нельзя положиться.

ОЛИ. Это одно и тоже. Напряги воображение.

ФЛОРА. Не мешай. Ты невоспитанная и неблагодарная.

ОЛИ. Ну вот. Спасибо большое. А то я уже волноваться начала.

ФЛОРА. У тебя ужасное самомнение. А то, что думают остальные, тебе совершенно не интересно.

ОЛИ. Да? Это очень интересно.

ФЛОРА. И ты никогда не соглашаешься с чужим мнением.

ОЛИ. Ну, с этим я как раз согласна. А что ещё?

ФЛОРА. А ещё ты невнимательная и не общительная. Тебе достаточно?

ОЛИ. Достаточно. А теперь я хочу высказать всё тебе.


Ф л о р а быстро отбегает назад, садится на стул и, затем, степенно кладёт нога за ногу точно как Оли.
ОЛИ. Восемь месяцев я жила здесь одна. Я была очень несчастна, и мне было очень одиноко. И вот ко мне переезжает моя самая лучшая, самая близкая подруга. Но не прошло и трёх недель, (голос её начинает дрожать) и я уже готова выть на луну и биться головой о стенку. Может, ты переедешь на кухню к своим кастрюлям и половникам? А если тебе надо будет выйти - постучись, и я быстренько спрячусь, где-нибудь. Флора, дорогая моя, я тебя очень прошу, держись от меня подальше, пока я тебя не схватила за горло вот этими вот руками (показывает), и не стала тебя душить, душить, душить... (Оли поворачивается и направляется в спальню.) Пойду, полежу немножко, мне как-то нехорошо...
Пауза.
ФЛОРА. Оли, подожди, ну куда ты пошла! Ведь я же там только что пол помыла!
О л и резко поворачивается с выражением ярости на лице.
ОЛИ. Ну, хорошо! Я останусь. А вот ты пойдешь, куда подальше.
О л и подбегает к шкафу, вытаскивает оттуда чемодан и кладет его на стол.
ОЛИ. Вот! Вот!

ФЛОРА. Оли, ну не уходи, пожалуйста!

ОЛИ. Я? Ну, это же надо быть такой идиоткой! Да не я, а ты! Собирай свой чемодан, и катись отсюда.

ФЛОРА. Но это не мой чемодан. Ты что, не помнишь, мой был большой такой, чёрный, с колёсиками. А этот маленький совсем. И ты меня извини, конечно, но это какая-то совершенно дикая расцветка.

ОЛИ. Всё, Флора. Концерт окончен. Собирай свои пожитки, и - арриведерчи. В музее восковых фигур тебя примут с распростертыми объятьями.



1   2   3   4   5


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет