Берегите флору! Перевод Дмитрия Островского



жүктеу 0.67 Mb.
бет5/5
Дата30.04.2016
өлшемі0.67 Mb.
1   2   3   4   5
: wp-content -> uploads -> 2015
2015 -> С. Ж. Асфендияров атындағЫ
2015 -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрлігі
2015 -> Конференция жұмысының бағыттары: Абайтанудың заманауи бағыттары
2015 -> Vіі международная научно-методическая конференция 1 2 октября 2015 г
2015 -> Реферат kz Қазақша рефераттар сайты Ахмет Жұбанов
2015 -> Келісілді бекітемін
2015 -> Реферат kz Қазақша рефераттар сайты КӨне түркі поэзиясындағы дәСТҮр жалғастығЫ
2015 -> Көрсетілетін қызметті берушінің және оның филиалдарының мекенжайлары

ФЛОРА. Ты что, действительно хочешь, чтобы я сейчас собрала все свои вещи и уехала отсюда?

ОЛИ. Ну, зачем - сразу все? Возьми один чемодан, а остальное потом заберёшь.

ФЛОРА (про себя). Удивительно, у меня такое ощущение, что я это уже раньше слышала. Оли, учти, я сейчас действительно возьму и уйду!

ОЛИ (обращается к небесам). Нет, это поразительно. Неужели она меня не слышит? (Оглядывается.) Здесь всегда была хорошая акустика. Раз, раз, раз, раз, два, три - я себя прекрасно слышу. Я знаю, что это я говорю, ведь голос-то этот точно мой...

ФЛОРА. То есть, другими словами - ты меня выгоняешь из дома?

ОЛИ. Нет. Не надо никаких других слов. Эти слова прекрасно подходят.

ФЛОРА. Ну, хороню. Раз ты так хочешь, то я уйду. Только учти, если со мной что-нибудь случится - это будет твоя вина и твоя головная боль. (Флора начинает собирать свои вещи в чемодан.)

ОЛИ. Слушай, я не понимаю, почему ты не хочешь, чтобы тебя выгнали по-человечески? Тоже мне - страшное проклятье фараона. Не дури. У меня своих проблем хватает.

ФЛОРА. Так. Еды я тут кучу наготовила - сама разогреешь. Ты еще не забыла где у тебя плита?

ОЛИ. Нет уж, забирай обратно.

ФЛОРА. Куда же я всё это возьму? Кушай на здоровье.

ОЛИ. Нет, еда пусть остаётся, а вот головная боль мне не нужна. Забирай своё заклятье и давай - на свободу с чистой совестью.

ФЛОРА. Я и так уйду с чистой совестью, а ты тут оставайся и мучайся.

ОЛИ. Никуда ты не пойдешь! (Загораживает дверь.) Сначала скажи – «Ты права, Оли, жалко, что у нас с тобой ничего не вышло, но я желаю тебе всего хорошего».

ФЛОРА. Ты права, Оли, здесь, наверное, плохая акустика. Раз, два, три - да, я тоже себя прекрасно слышу, но ты меня, похоже, нет. Я ухожу. (Флора решительно отпихивает Оли и выходит.)

ОЛИ (кричит). Ну хорошо, я согласна! Ты выиграла, возвращайся назад! Ну, возвращайся, пожалуйста... (Ответа нет. Оли опускается на диван, сворачивается калачиком в обнимку с диванной подушкой и начинает плакать. Наступает тишина, затем раздается звонок в дверь. Оли вскакивает к двери, причитая.) Пусть это будет она, пусть это будет она, я ей сейчас всё скажу, сейчас ей мало не покажется...
Входит С и л ь в и я.
СИЛЬВИЯ. Оли, что с Флорой? Я выхожу из лифта, а она стоит с чемоданом. Я её спрашиваю, в чём дело, а она говорит - спроси у Оли и тут же прыгает в лифт и уезжает. Куда она пошла?

ОЛИ. А я откуда знаю? Я даже имени её слышать не хочу.

СИЛЬВИЯ. Кого - Флоры?

ОЛИ. Ну, я же тебя прошу, не говори мне про неё.

СИЛЬВИЯ (направляется на кухню.) Извини, я не поняла, что ты имела в виду Флору. (Оли затыкает себе уши, Сильвия продолжает из кухни.) Я не буду говорить у кого, в прошлый раз тут были такие хрустящие огурчики солёные. Они у вас ещё остались? Ага, вот они. (Выходит с огурцом.) Не расстраивайся. Я прекрасно знаю, что тебе с ней не сладко. (Хрустит огурцом.) Огурчики - мечта. Мы тоже сегодня с мужем поссорились.
ОЛИ. А вы-то чего?

СИЛЬВИЯ (кокетливо). Он считает, что я одеваюсь слишком вызывающе. Ревнует, конечно.

ОЛИ (смотрит на неё оценивающе). Да... Ты держись за него. Такие мужики - большая редкость.
Входит Р е н е.
РЕНЕ. Что у вас тут происходит? Дверь открыта, Флора выскакивает из лифта с лицом как у статуи Свободы до реставрации. Вы что - поругались?

ОЛИ. Ничего мы не поругались. Она просто села на метлу, и полетела на лысую гору.

РЕНЕ. Тут так пахнет аппетитно. У вас есть чего-нибудь перекусить? (Идет на кухню.) А почему у тебя спагетти на стене?

ОЛИ. Это не спагетти, это, понимаешь ли, лингвини.

РЕНЕ (появляется). А, ну это другое дело. Больше вопросов нет.

СИЛЬВИЯ. Там огурчики солёные есть.

РЕНЕ. Нет, спасибо, у меня что-то аппетит пропал.

СИЛЬВИЯ (достаёт из сумки наручники и протягивает их Рене). Можете меня поздравить.

РЕНЕ. Я тебя поздравляю. Если хочешь, ещё немножко поноси.

СИЛЬВИЯ. Спасибо. У меня уже свои есть, две пары.

ОЛИ. Ну, я тебя тогда тоже поздравляю.

СИЛЬВИЯ. Нет. Я жду ребенка.

ОЛИ. Ребенка? Вот это да! А ты говоришь - пингвин.

РЕНЕ. Орёл, а не пингвин.

СИЛЬВИЯ. Нет, орёл - это я. А он Прометей. Его, значит, боги приковали наручниками к кровати, и лежит один, бедный-несчастный, и тут прилетаю я, и начинаю выклёвывать ему ... ну, в общем, всё подряд ему выклёвываю.

РЕНЕ (смотрит на наручники). А мой орёл тоже часто клюёт... только вот носом, правда.

ОЛИ. Ну, дорогая моя, это дело надо отметить. Сейчас я тебе всю банку огурцов принесу.

СИЛЬВИЯ. Мне так хотелось вам побыстрее все рассказать. Жалко, что Флоры нет. Чего же она ушла прямо перед нашим приходом?

ОЛИ. Ей просто не понравилось то, что я ей сказала.

РЕНЕ. А что ты ей сказала?

ОЛИ. Я ей сказала - собирай свой чемодан и катись отсюда.

СИЛЬВИЯ. Но она была с другим чемоданом, У нее же такой большой и чёрный. А у того была совершенно дикая расцветка.

РЕНЕ. Как, ты её выгнала из дома?

ОЛИ. Да. Выгнала из дома. На все четыре стороны. Я больше не могла всего этого вынести, и теперь всё это будет на моей совести.

РЕНЕ. Да, теперь уж будьте уверены - Флора такое устроит!

СИЛЬВИЯ. Оли, подожди, как ты могла? Конечно, Флора есть Флора, но выбрасывать её одну, с чужим чемоданом на улицу...

ОЛИ. А ты что, думаешь, я не волнуюсь? Да я первая начала волноваться, потому, что я же первая её и выгнала!

РЕНЕ. Нет. Первым её выгнал Сид. Ты была уже вторая. А тот, с кем она будет жить потом, выгонит её третьим. Неужели ты не понимаешь? Это Флора. Она всё это устраивает сама.

ОЛИ. Зачем?

РЕНЕ. Я не знаю зачем. Она сама не знает зачем. Бывают такие люди. В Новой Гвинее живут аборигены, которые целыми днями бьются головой об пальмы. Как только они перестают, у них тут же начинаются дикие головные боли. Флоре, может, нравится себя жалеть.

ОЛИ. Да? Я, дура, тут мучаюсь, а она, значит, там одна, голодная, холодная, сидит где-нибудь в канаве и балдеет? Если бы у неё было хоть немножко порядочности, она бы попросила Филла забрать её к себе.

СИЛЬВИЯ. С чего это вдруг Филл должен забрать Флору к себе?

ОЛИ. А кто же ещё? Он её муж, пусть он её и забирает.

СИЛЬВИЯ. Нет. Филл - твой муж. А её муж - Сид.

ОЛИ. Что ты говоришь! А я и не знала, что ты у нас такой специалист по чужим мужьям.

СИЛЬВИЯ. Если ты за неё так волнуешься, то почему бы тебе самой не забрать её к себе?

РЕНЕ. Действительно. Дай ей второй шанс.

ОЛИ. Да? А почему бы тебе самой не дать ей второй шанс?

РЕНЕ. А потому, что я бы ей и первого не дала!
Звонок в дверь. Все замирают.
ОЛИ. Слава, богу! Она решила вернуться.

РЕНЕ. Может, она что-то забыла.

ОЛИ. Наверное, она забыла убрать лингвини со стены.

СИЛЬВИЯ . Я пойду открою.

ОЛИ. Не надо. Я сама открою. А вы начинайте играть. Пусть она не думает, что мы тут все с ума из-за неё сходим. Сейчас я принесу чего-нибудь выпить. (Уходит в коридор.)
Раздаётся ещё один звонок.
РЕНЕ. Нет уж, я пойду и открою.
Открывает дверь. В дверях стоит Х у л и о.
ХУЛИО. Буенос трейдес, сеньора.

РЕНЕ. Работать надо, а не по квартирам ходить! (Захлопывает перед носом дверь.) Оли, это не она! Просто возмутительно! В этом городе ты или сборщик пожертвований, или его жертва. (Опять звонок. Рене в ярости открывает дверь.)

ХУЛИО. Я сильно извиняюсь, но мне нужна Оли. Скажите, пожалуйста, что пришёл Хулио. Она сама знает кто.

РЕНЕ (кричит). Оли, к тебе тут пришёл Хулио сама знаешь кто!

ОЛИ (появляется). Хулио, вот это сюрприз! Знакомьтесь, мои подруги - Рене и Сильвия. А это Хулио, мой сосед. Он из Испании.

СИЛЬВИЯ. Да? А я думала, что «Х» в испанском не читается.

ОЛИ. Может быть, оно не читается, но зато очень даже произносится. Хулио, проходите, садитесь.

ХУЛИО. Нет, я немножко туда-сюда. Оли, мне нужно с вами говорить натощак.

ОЛИ (кокетливо). Хулио, не интригуйте. Это как?

ХУЛИО. Ну, куда подальше, чтобы никто не слышал.

ОЛИ. А, наедине? (Отходит.) Я вся ваша.

ХУЛИО. Я пришёл забрать у вас одежду Фля.

ОЛИ. Забрать мою одежду?

ХУЛИО. Нет, одежду Фля. Ой, извините, Фло. Забрать одежду Фло.

ОЛИ. Одежду Фло? Моей Фло?

ХУЛИО. Да, Флоры Унгер. Очень милая, но глубоко не очень счастливая женщина, которая вылила у нас наверху всю свою душу.

ОЛИ (смотрит на потолок). Как! Она у вас?

ХУЛИО (громко). Да, она нам всё говорила, и мы поняли, что вы были ей очень, очень нехороший супруг.


Р е н е и С и л ь в и я с удивлением переглядываются.
ОЛИ (машет им рукой). Я это вам всё потом переведу. (К Хулио.) А больше она вам ничего не говорила?

ХУЛИО. Она говорила очень много, но мы ничего не слышали, потому, что она всё плакала и плакала.

РЕНЕ. Это уж точно. Лучше всего её слышно из туалета.

ХУЛИО. Что?

ОЛИ (машет ему рукой). Я это вам всё потом переведу.
Появляется Р е н а л ь д о, за руку с упирающейся Ф л о р о й.
РЕНАЛЬДО. Хулио, скажи, она не хочет оставаться. (Замечает Рене и Сильвию.) Ой, извините, я вам мешал.

РЕНЕ (кокетливо). Ну что вы, даже наоборот.

ФЛОРА. Нет, Рени, честное слово, это неприлично. Я лучше пойду в гостиницу. (Всем остальным.) Добрый вечер, девочки.

РЕНЕ. Привет, привет!

СИЛЬВИЯ. Как дела, Флора?

РЕНЕ (смеётся). А ты сама не видишь?

РЕНАЛЬДО. Очень, очень удобно. У нас есть совсем лишняя, удобная комната, а в ней есть совсем лишняя, удобная кровать. Мы вас с удовольствием к нам.

ХУЛИО. Да. У нас в Испании очень неприлично оставлять женщину одну, ночью, в Нью-Йорке...

ФЛОРА. Но я же вас буду стеснять.

ХУЛИО. Не бойтесь, Мы совсем не стесняться. Например, я иногда…

РЕНАЛЬДО (перебивает). Хулио, например, иногда храпеть, а я ему говорить во сне.

ОЛИ (поглядывая на Флору). А некоторые по ночам мычат...

РЕНАЛЬДО. Оли, я не хотеть вас обидеть, но у нас в Испании, выгонять друга из своей каса, это всё равно как от быка за лошадь прятаться.

ХУЛИО. Флора, пожалуйста, совсем на немножко... Я с вами чувствовать себя как настоящий тореро.

ФЛОРА (кокетливо). А я, значит, бык, что ли, по-вашему?

ХУЛИО. Нет, вы, по-нашему, лошадь, значит.

РЕНАЛЬДО. Поживите у нас, пока вы не найти что-нибудь получше.

РЕНЕ. Ну, вот это уж вряд ли.


С и л ь в и я показывает Рене кулак.
ФЛОРА. Ну, хорошо, может быть на одну ночь... Завтра же я пойду искать работу.

ХУЛИО. Сколько хотите. Мы не такие чтобы выгонять гостей на улицы. (Смотрит на Оли.)

РЕНАЛЬДО. Вы хотите мы вам помогать с одеждой?

ФЛОРА. С одеждой? (Оглядывает себя.) А, чтобы забрать? Нет, спасибо, я потом сама всё соберу.

ХУЛИО. Очень хорошо. Значит, мы вас ждать наверху?

ФЛОРА. Да, я скоро приду.

РЕНАЛЬДО. Сначала мы будем коктейли, потом ужин, а потом мы будем учить правильного испанскому языка.

ФЛОРА. Мучо грасис.

ХУЛИО (ко всем). Спокойный ночи!

РЕНЕ. Спасибо. Но вам это не обязательно.

СИЛЬВИЯ. Спокойной ночи. (Подходит к Хулио и Ренальдо.) Вы не думайте, мы её очень любим... Спасибо вам за всё. И пожалуйста... берегите Флору!
Х у л и о и Р е н а л ь д о раскланиваются и уходят.
РЕНЕ. Вот так всегда. В тихом омуте... Ну и что дальше? А, Флора? Хулио или Ренальдо?

ФЛОРА. Я ещё не решила. И куда торопиться? Как говорит моя самая близкая подруга, (глядит на притихшую Оли) главное, это красиво проиграть.

ОЛИ. Не знаю. Я уже ничего не знаю.

ФЛОРА. А я знаю. Я уже знаю. И, поэтому, Оли, я хочу тебе сказать спасибо.

ОЛИ. Мне? За что?

ФЛОРА. За две очень, очень важные вещи. За то, что ты меня пригласила к себе, и за то, что потом выгнала.


Звонит телефон. Р е н е поднимает трубку.
РЕНЕ. Алло? Да, сейчас, минутку. (Прикрывает трубку.) Это твой муж.

ОЛИ. А? Кто? Слушай, Рене, скажи ему, что я занята. Сейчас я не могу с ним разговаривать. Скажи, что я ему потом позвоню, когда мне будет удобно, а сейчас мне не до него. Так и передай.

РЕНЕ. Хорошо. Так и передам, когда увижу. Но это муж Флоры звонит.

ОЛИ (смущенно). Да?

ФЛОРА (недоуменно). Да?
Ф л о р а берет трубку.
ФЛОРА (в трубку). Алло? Сид? Можно, я тебе потом перезвоню? Ну, хорошо, только быстро - я тороплюсь. Я рада за тебя. Это иногда полезно. Что? Я говорю - много думать иногда полезно. Нет. Откуда я знаю. Слушай, не тяни резину, у меня сейчас мало времени. Обо мне? С чего это вдруг? Да? Почему, я прекрасно понимаю, что такое мужская гордость. (Оли и Флора обмениваются взглядами.) Мы? Ты имеешь ввиду - ты и я? Не знаю. Я уже ничего не знаю. Ты долго думал? Ну и хорошо. Очень хорошо. А теперь долго думать буду я. Я тебе потом позвоню. Сама. Хорошо, я передам. Пока.
Ф л о р а вешает трубку. Она грустна и задумчива, но пытается улыбнуться.
ФЛОРА. Всем привет от Сида. Он сегодня с большим приветом.

ОЛИ. Ну и что теперь?

ФЛОРА. Оли, я тебе обещаю, каждый раз, когда меня будет кто-нибудь выгонять, я всегда буду возвращаться к тебе. Ну, пока, девочки. Я пошла, а то они съедят все шкварки.

СИЛЬВИЯ. Но в следующую пятницу мы тебя ждем.

ФЛОРА. Конечно, я прийти обязательно, если случайно с кем-нибудь в лифчике не застряну. (Подмигивает Оли.)

РЕНЕ. А ты с кем-нибудь вместе приходи.

СИЛЬВИЯ. Главное, чтобы игра продолжалась.

ФЛОРА. Оли, а действительно, игра-то продолжается!

ОЛИ. Конечно, Флора. Люди сходятся, расходятся, ломают семьи и создают снова. Всё начинается и всё кончается. Но игра, игра продолжается!
О л и подходит к столу, и заводит волчок. Волчок начинает вращаться, и, одновременно, всё громче и громче становится слышна музыка. Это Квин – «The Show Must Go On».
ВСЕ. Ура! (Бросаются обнимать Оли.)

ОЛИ. Стоп! Подождите! (Музыка на мгновение затихает, чтобы вспыхнуть потом с новой силой.) Вы мне всё сейчас перевернёте и намусорите. Ведите себя прилично. Тут вам не свинарник, в конце концов!


Занавес.



1   2   3   4   5


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет