Центрального комитета коммунистической партии советского союза



жүктеу 10.82 Mb.
бет11/69
Дата01.04.2016
өлшемі10.82 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   69
: russkij -> marx
russkij -> Русский язык 17. 07. 2015 г
russkij -> Книга, вышедшая в Париже в «ymca-press»
russkij -> Хорватский алфавит
marx -> Центрального комитета коммунистической партии советского союза

92

К. МАРКС

произошло бы падение цены и сокращение обрабатываемой земли... «Так же действует возрастание капитала и населения, если оно сопровождается такими усовершенствованиями в земледелии», которые уменьшают необ­ходимость возделывать более бедные земли или избавляют от необходимо­сти затрачивать то же самое количество капитала на возделывание более богатой земли... Во всяком случае по истечении некоторого периода падение цены сырого продукта [привело бы к] росту прибылей и накопле­ния, а значит — к увеличению занятости рабочих, росту населения, повышению спроса на хлеб и в конечном счете снова к повышению ренты до ее прежнего уровня или над ним 181.., «Усовершенствования в земле­делии бывают двух родов: одни увеличивают производительные силы земли, другие позволяют нам йутем усовершенствования машин полу­чать» тот же самый ш «продукт с помощью меньшего количества труда»... К усовершенствованиям первого рода «относятся, например, более ра­циональный севооборот или лучший выбор удобрений. Эти усовершенство­вания позволяют нам получать тот же самый продукт с меньшей площади земли... Но для того чтобы уменьшить ренту, нет необходимости выво­дить землю из обработки. Для этого достаточно, чтобы последовательные доли капитала прилагались к одной и той же земле с различными резуль­татами и чтобы обратно была извлечена та доля, которая дает наименьший результат... Усовершенствования в земледелии позволяют возделывать более бедную землю с меньшими издержками 133>>... Усовершенствования второго рода «направлены скорее на формирование прилагаемого к земле капитала, чем на обработку самой земли... К земле [благодаря им] при­лагается меньше капитала, иными словами, меньше труда, но для полу­чения того же продукта нужно возделывать землю той же площади... Эти усовершенствования могут понизить» меновую 134 «стоимость продукта, не уменьшая хлебной ренты, хотя они и уменьшают денежную ренту». Уменьшают ли они «хлебную ренту, зависит от того, возрастает, остается без изменения или же уменьшается разница в продукте, получаемом от применения различных долей капитала... Если усовершенствования позволяют целиком сберечь ту долю капитала, которая прилагается наи­менее производительно, то хлебная рента тотчас же упала бы, потому что уменьшилась бы разница между наиболее производительным и наи­менее производительным капиталом, а эта разница образует ренту»... Таким образом, «все, что уменьшает разницу в продукте, [VIII — 31] получаемом от последовательных долей капитала, прилагаемых к одной и той же или к новой земле, имеет тенденцию понижать ренту, а все, что увеличивает эту разницу, с необходимостью производит противопо­ложное действие и имеет тенденцию повышать ренту... Земельный соб­ственник получает двойную выгоду благодаря трудности производства. Во-первых, он получает более значительную долю, а, во-вторых, товар, которым она ему уплачивается, имеет более значительную стоимость» (стр. 55—74) [стр. 65—77]. Рента с рудников регулируется теми же фак­торами, что и рента с земли (стр. 76—79) [стр. 78—80]. «Рента всегда па­дает на потребителя и никогда не падает на арендатора» (стр. ИЗ) [стр. 101]. «Налог на ренту всецело падает на ренту, на собственника земли и не может быть переложен на какой-нибудь класс потребителей... На­лог на ренту не уменьшает стимула к обработке новой земли, потому что такая земля не платит ренты, а значит, не облагается этим налогом... Он уменьшил бы стимул к обработке земли, так как был бы одновременно налогом на прибыль земельного собственника... Этот налог, поскольку он падает на вознаграждение, которое собственник земли получает за пользование его капиталом, затраченным на ферму, падает в прогрессиру­ющей стране на потребителя сырого продукта»... Капитал, затраченный

О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 93

на строения и прочие сооружения и т. д., должен давать обычную при­быль на капитал; но он перестал бы давать эту прибыль, если бы этот на­лог 136 не падал на арендатора, а тогда этот последний в свою очередь не получал бы обычной прибыли на свой капитал, если бы не мог переложить налог на потребителя (стр. 191—194) [стр. 146—147]. «Десятина есть налог на валовой продукт земли. Она падает на землю, не затрагиваемую налогом на ренту, и повышает цену сырого продукта, которую не может изменить налог на ренту. Десятиной облагается вся земля пропорциональ­но количеству производимого ею продукта. Следовательно, десятина яв­ляется равномерным налогом»... При стационарном состоянии общества, когда цена хлеба не изменяется, этот налог также не изменяется. В этом случае он подобен налогу на сырой продукт. При регрессирующем состоя­нии общества или при прогрессирующем состоянии, когда в земледелии происходят улучшения, денежная стоимость десятины уменьшается. При прогрессирующем состоянии общества без значительных улучшений [в земледелии], когда цена хлеба повышается, десятина становится тя­желым налогом по своей денежной стоимости... «Налог, который растет вместе с валовым доходом, но падает на чистый доход, является невы­носимым. Десятина составляет Vio от валового, а не от чистого продукта земли. Следовательно, по мере прогрессирующего развития богатства общества, десятина, хотя она находится в той же самой пропорции к вало­вому продукту, должна составлять все большую и большую долю чистого продукта» (стр. 195—198) [стр. 148—150]. «Земельный налог. Если он взи­мается пропорционально земельной ренте и изменяется с каждым изме­нением ренты, то является не чем иным, как налогом на земельную ренту... В таком случае он не затрагивает цену сырого продукта, а целиком падает на земельного собственника... Но если земельным налогом облагается вся возделываемая земля, то он оказывается налогом на продукт и по­тому повышает цену» хлеба... Земля, последней вступающая в обработку, не принесет арендатору обычной прибыли без повышения цены продукта... «Налог не может падать на земельного собственника, потому что в пред­положенном случае тот не получает никакой ренты. Такой налог может соразмеряться с качеством земли и с изобилием ее продукта, и тогда он не отличается от десятины, или он может быть твердым налогом с акра на всю обрабатываемую землю, каково бы ни было ее качество»... Тогда этот налог «повышает цену хлеба пропорционально налогу, который упла­чивает тот, кто возделывает землю самого худшего качества... Следова­тельно, потребитель хлеба обкладывается налогом, для того чтобы не только удовлетворять требования государства, но и платить арендатору лучшей земли, например, 100 ф. ст. в год» (если самая худшая земля приносит 1 000 квартеров, то налог в 100 ф. ст. приведет к повыше­нию цены хлеба на 2 шилл. за квартер. Равновеликий капитал на лучшей земле производит 2 000 квартеров, следовательно, это повышает [цену] его продукта на 200 ф. ст., хотя он платит, как и первый капитал, только 100 ф. ст. [налога]) «в течение срока его аренды, а затем повысить на эту сумму ренту, выплачиваемую земельному собствен­нику». Таким путем «из карманов народа берется больше, чем посту­пает в казну государства. Такого рода налогом была талия во Фран­ции до революции»... Этот налог взимается с каждого акра земли не пропорционально его действительному продукту, а пропорционально продукту с акра наименее производительной земли (стр. 201—204) [стр. 152-153].

К. МАРКС

НАЛОГИ НА СЫРОЙ ПРОДУКТ

Налог на сырой продукт увеличивает издержки производства на той земле, которая не приносит никакой ренты, следовательно, повы­шает цену этого продукта... Таким образом, он падает во всем своем объеме на потребителя... «В той пропорции, в какой сырой продукт входит в со­став других товаров, повышается также и их стоимость... Налог на сырой продукт приводит к повышению заработной платы, а пропорционально ее повышению происходит падение прибыли»... Вследствие этого налог затрагивает прибыль, но не затрагивает ренту и дивиденды на капи­тал... «Товары, в состав которых не входит сырой продукт, такие, как металлические и гончарные изделия, падают в цене»... Так как вообще сырой продукт входит в состав различных товаров в весьма различных пропорциях, «налог на сырой продукт действует на стоимость товаров самым различным образом. Поскольку это действие оказывается, оно усиливает или задерживает вывоз отдельных товаров и, как и всякое налогообложение, несет с собой те же неудобства: оно нарушает есте­ственное соотношение между стоимостями товаров. А это мешает наи­лучшему распределению капитала всего мира» (стр. 169—190) [стр. 133—145].

[VIII — 32] «Премии за вывоз хлеба понижают его цену для иност­ранного потребителя, но не оказывают постоянного действия на цену хлеба на внутреннем рынке»... Они позволяют фермерам продавать «хлеб за границей ниже издержек производства [в этих странах]. Поэтому за границей возрастает спрос на британский хлеб, а спрос на собственный хлеб падает. Этот возросший спрос на британский хлеб временно повы­шает его цену на внутреннем рынке, а также препятствует в течение этого времени падению его цены на внешнем рынке до того уровня, к какому стремится его свести вывозная премия»... Следовательно, прибыли фер­меров поднялись бы выше среднего уровня... Таким образом, «премия действует как поощрение земледелия, и капитал извлекается из обрабаты­вающей промышленности для того, чтобы быть вложенным в земледелие; это происходит до тех пор, пока не оказывается удовлетворенным увели­чившийся спрос со стороны внешнего рынка», в результате чего цена и прибыль на внутреннем рынке опять понижаются. «Возросшее предло­жение зерна, оказывая свое действие на внешний рынок, понизит также цену зерна в той стране, в которую оно вывозится, и ограничит, следова­тельно, прибыли экспортера самой низкой нормой, при которой он только согласится продолжать торговлю»... В конечном счете цена хлеба для иностранцев понижается на всю сумму премии, «если она прежде не была ниже на внешнем рынке, чем на внутреннем, и понижается в меньшей степени, если цена хлеба на внутреннем рынке была выше его цены на внешнем рынке» (стр. 354—356) [стр. 248—249]. «При постоянной премии за вывоз хлеба создавалась бы тенденция к постоянному повышению его цены», а значит, к повышению ренты, поскольку в обработку вовлекалась бы худшая земля (стр. 368—369) [стр. 257]. Ни фермеры, ни фабриканты, «хотя они и заинтересованы в том, чтобы рыночная цена их продукта была выше естественной», не заинтересованы в повышении естественной цены своих товаров. В этом заинтересован земельный собственник, потому что таким путем создается рента... «Премии за вывоз и запрещение ввоза хлеба увеличивают спрос и заставляют нас переходить к обработке бо­лее бедных земель, что неминуемо влечет за собой возрастание трудности производства» (стр. 370) [стр. 258].

О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 95

РЕНТА (ПРОТИВ УЧЕНИЯ А. СМИТА О ЗЕМЕЛЬНОЙ РЕНТЕ)

По отношению к рудникам А. Смит признает, что получение с них ренты зависит от их относительной продуктивности и от их местополо­жения (стр. 391 и след.) [стр. 270—271]. Тем не менее он считает, что наиболее богатая, а не наименее богатая — угольная шахта, например, — регулирует цену продукта всех шахт.

Рикардо замечает по этому поводу:

«Если старые шахты не могут доставить требуемого количества угля, то его цена повысится и будет продолжать повышаться до тех пор, пока собственник новой и более бедной шахты не найдет, что, разрабатывая ее, он сможет получить обычную прибыль на капитал. Если его шахта принадлежит к числу умеренно продуктивных, то указанное повыше­ние не будет особенно значительным, прежде чем он нашел выгодным затратить свой капитал на ее разработку. Но если шахта не принадлежит к числу умеренно продуктивных, то, очевидно, цена должна повышаться до тех пор, пока она даст ему возможность покрыть свои расходы» (стр. 393) [стр. 271].

Таким образом, здесь Рикардо признает, что сперва повы­шается цена, а затем менее плодородная земля вовлекается в обработку и что вовлечение этой земли в обработку зависит от повышения цены. Следовательно, не увеличение издержек производства, которое вызывает повышение цены [продукта] также и на более плодородной земле, а повышение цены [про­дукта] на плодородной земле делает возможной обработку земли при увеличении издержек производства. Следовательно, повы­шение рыночной цены над реальной ценой является здесь предшествующим, а когда окажется, что разница между ними достаточно велика и является следствием постоянного спроса, [возросшая] рыночная цена прочно устанавливается благодаря обработке худшей земли. Рикардо признает также, что теперь вопрос состоит еще и в том, действительно ли необходимо прибегнуть к обработке худшей земли и не упадут ли цены хлеба снова на их прежний уровень:

«Именно таким образом происходит всегда расширение земледелия и удовлетворяются возросшие нужды рынка. Возрастает фонд на содержа­ние труда и поднимается заработная плата. Благоприятное положение рабочих стимулирует браки, население увеличивается, и спрос на хлеб поднимает его цену в сравнении с другими товарами. Растет капитал, выгодно применяемый в земледелии; он продолжает приливать сюда до тех пор, пока предложение не сравняется со спросом, тогда цены опять понижаются, и прибыль в земледелии сравнивается с прибылью в про­мышленности» (стр. 361) [стр. 252].

Таким образом, Рикардо полагает, что всякий избыток рыночной цены продуктов земледелия над их реальной ценой достается фермеру в качестве прибыли только до тех пор, пока



96

К. МАРКС

этот избыток возникает из увеличившегося спроса, а не из увеличившейся трудности в обработке земли. Однако все это весьма сомнительно.

[VIII — 33] «Если бы картофель стал таким же обычным и всеобщим продуктом питания народа, каким является рис в некоторых странах, то, так как [согласно А. Смиту] один акр земли под картофелем дает втрое больше продуктов питания, чем один акр под пшеницей, 1/i или V2 нахо­дящейся в обработке земли была бы тотчас же заброшена, ибо население не могло бы в течение обозримого промежутка времени возрастать так сильно, чтобы потребить все то количество картофеля, которое могло бы быть получено с земель, прежде засевавшихся пшеницей. Поэтому рента упала бы, и лишь после того как население удвоилось или утроилось, можно было бы снова обрабатывать такое же количество земли и выплачи­вать прежнюю ренту» (стр. 395) [стр. 272—273]. «В первую очередь всеми выгодами такого увеличения производства воспользовались бы рабочие, капиталисты и потребители, но с возрастанием населения эти выгоды были бы постепенно перенесены на собственников земли. Независимо от этих усовершенствованийш, в которых общество заинтересовано непосред­ственно, а земельный собственник — в перспективе на будущее, интерес собственника земли всегда противоположен интересу потребителя и фаб­риканта» (стр. 399) [стр. 275]. «Сделки между земельным собственником и потребителями не имеют никакого сходства с торговыми сделками, в которых, так сказать, одинаково выгадывает как продавец, так и поку­патель; напротив, в первых весь убыток падает на одну сторону, а вся выгода достается другой стороне» (стр. 400) [стр. 275].



РЕНТА (ПРОТИВ ВЗГЛЯДОВ МАЛЬТУСА НА РЕНТУ)

«Рента является созданием стоимости, но не является созданием богатства... Эта стоимость является чисто номинальной, так как она ничего не прибавляет к предметам необходимости, удобства и удоволь­ствия, принадлежащих обществу»... Один миллион квартеров хлеба, ко­торый стоил 4 миллиона ф. ст., теперь стоит 5, потому что цена одного квартера стала 5 ф. ст. вместо 4. «Результатом этого является перенесение части стоимости хлеба и [других] товаров от их прежних владельцев к соб­ственникам земли... Рента ничего не прибавляет к ресурсам страны... Она является всего лишь перенесением стоимости, выгодным только для земельного собственника и соответственно убыточным для потребителя» (стр. 485-486) [стр. 329-330].

«Под высокой ценой хлеба» следует подразумевать «не цену за квартер или. бушель, а избыток цены, по которой продается весь продукт, над издержками его»производства... 150 квартеров хлеба по 3 ф. ст. 10 шилл. за квартер дают более значительную ренту, чем 100 квартеров по 4 ф. ст. при условии, что издержки производства остаются теми же самыми» (стр. 487) [стр. 330]. «Рента пропорциональна не абсолютному плодоро­дию обрабатываемой земли, а ее относительному плодородию» (стр. 490) [стр. 332]. «Возросшее плодородие земли делает ее» лишь «способной в буду­щем платить более высокую ренту... Действительная рента может быть ниже на чрезвычайно плодородной земле, чем на такой земле, которая приносит лишь умеренный доход... Рента пропорциональна стоимости продукта, а не его изобилию» (стр. 491) [стр. 333]. «Каковы бы ни были свойства зем­ли, высокая рента должна зависеть от высокой цены продукта; но если высокая цена дана, то высота ренты должна быть пропорциональна изо-



О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 97

билию, а не редкости продукта» (стр. 492) [стр. 334]. «Мальтус полагает, «что продукты питания сами создают для себя спрос», что обеспечение населения продуктами питания стимулирует браки, вместо того чтобы принять во внимание то, что общее возрастание населения вызывается ро­стом капитала, последующим спросом на труд и повышением заработной платы и что производство продуктов питания является только результа­том этого спроса» (стр. 493) [стр. 334]. Мальтус полагает: «Если бы жиз­ненные средства, наиболее важные продукты земли не имели свойства создавать увеличение спроса, пропорциональное их возросшему количеству, то это возросшее количество вызвало бы падение их меновой стоимости».

Рикардо делает в связи с этим справедливое замечание:

«О паком возросшем количестве говорит г-н Мальтус? Кто произ­водит его? У кого может явиться побуждение производить его прежде, чем на это добавочное количество имеется спрос?» (стр. 495) [стр. 335]. «Усовершенствования в земледелии и в разделении труда являются общими для всей земли; они увеличивают абсолютное количество сырого продукта, получаемого с каждого участка, но, по всей вероятности, не нарушают сколько-нибудь значительно соотношение, прежде существо­вавшее между ними» (стр. 501—502) [стр. 339—340] 137. «На количество производимого хлеба оказывает влияние не та цена, по которой он может быть произведен, а та, по которой он может быть продан. Капитал при­влекается к земле или отвлекается от нее сообразно тому, насколько цена хлеба ниже или выше издержек производства. Если этот избыток таков, что примененный в земледелии капитал приносит более высокую прибыль, чем обычная, то капитал будет привлекаться к земле», и на­оборот (стр. 505) [стр. 342]. «Не подлежит никакому сомнению, что дер­жатель государственных бумаг также выигрывает при большом падении стоимости хлеба» (стр. 516) [стр. 349].



ВЛИЯНИЕ ВВОЗА ХЛЕБА НА ЗЕМЕЛЬНУЮ РЕНТУ И ПРИБЫЛЬ ФЕРМЕРА

[VIII — 34] «Так как'рента есть следствие высокой цены хлеба, то по­теря ренты есть следствие низкой цены его. Иностранный хлеб никогда не вступает в конкуренцию с хлебом внутреннего производства, прино­сящим ренту. Падение цены неизменно приносит земельному собствен­нику убыток, пока, наконец, не поглощает всю его ренту. Если цена упа­дет еще ниже, то она не доставит даже обычной прибыли на капитал. По­следний оставит тогда землю ради какого-нибудь другого занятия, а хлеб, который прежде производился на этой земле, будет заменен привозным хлебом только тогда, но не раньше» (стр. 519) [стр. 351].

ВЛИЯНИЕ СВОБОДНОГО ВВОЗА ХЛЕБА НА ПРИБЫЛИ И КАПИТАЛ ФЕРМЕРА

«При всяком возрастании количества предлагаемого хлеба и падении вследствие этого его цены капитал извлекается из более бедной земли, и новой мерой, регулирующей естественную цену хлеба, стала бы более плодородная земля, которая теперь больше не платит ренту... Однако говорят, что капитал не может быть извлечен из земли, так как он затра­чивается в таких формах (удобрение, дренаж, огораживание и т. д.),



98

К. МАРКС

в которых он не может быть извлечен. Отчасти это верно; но капитал, который воплощается в рогатом скоте, овцах, в амбарах для хлеба и сена, телегах и т. д., может быть извлечен», продан и перенесен в какую-либо другую отрасль... Но если ни одна часть капитала не может быть извлечена из земли, то фермер продолжает производить хлеб, и притом в как можно большем количестве 138, какова бы пи была цена, по которой он может продать его... Иначе «он не получит вовсе никакого дохода со сво­его капитала. Хлеб нельзя было бы ввозить» (?)... Эта низкая цена хлеба затронула бы только обычную прибыль на капитал, который не приносит ренты, «а рента с лучшей земли упала бы; упала бы также заработная плата, а прибыль бы возросла»... Эта выгода от относительно низкой цены хлеба всегда такова, что «больше достается на долю производительного класса в форме прибыли и меньше на долю непроизводительного класса под названием ренты... Но если значительная часть капитала может быть из­влечена из земли, то она будет извлечена только в том случае, если она принесет больший доход» в другой отрасли производства... Собственник капитала бросает ту часть капитала, которая срослась с землей, потому что с оставшейся частью он может получить большую прибыль, чем если бы он не проделал это. Здесь дело обстоит так же, как с дорогими маши­нами, которые впоследствии вытесняются машинами, улучшенными в ре­зультате изобретений, так что производимые ими товары сильно понижа­ются в цене. Фабриканту следует в этом случае решить, должен ли он отказаться от старых машин и ввести улучшенные, теряя всю стоимость старых, или же продолжать производство со старыми машинами. «Кто при таких обстоятельствах стал бы увещевать его отказаться от примене­ния лучших машин, потому что оно ведет к уменьшению или уничтоже­нию стоимости старых? Именно таковы доводы тех, кто хотел бы запретить ввоз хлеба, так как он ведет к уменьшению или уничтожению той части капитала фермера, которая навсегда срослась с землей» (стр. 314—318) [стр. 222—224].

ВТОРАЯ ЧАСТЬ РЕНТЫ, НЕ ПРОИСТЕКАЮЩАЯ ИЗ ОТНОСИТЕЛЬНОГО ПЛОДОРОДИЯ ЗЕМЛИ

Выше мы отметили «различие между собственно рентой и тем воз­награждением, которое под названием ренты уплачивается собственнику земли за те выгоды, которые затрата его капитала доставила его арендатору». Между тем это различие не есть нечто постоянное. «Так как часть этого капитала, однажды затраченная на улучшение фермы, нераз­рывно срослась с землей и направлена на увеличение производительных сил последней, то вознаграждение, уплачиваемое земельному собственнику, в точности соответствует природе ренты и подчиняется всем законам ренты. Сделаны ли эти улучшения за счет собственника земли или арен­датора, они прежде всего были бы введены только в том случае, если бы существовала большая вероятность, что доход» окажется на среднем уровне прибыли на капитал. «Но раз это улучшение сделано, то полу­ченный доход будет всецело соответствовать природе ренты и подвер­гаться всем изменениям, свойственным ренте. Некоторые из этих затрат улучшают землю только на определенный период и увеличивают ее производительные силы не навсегда. Так, если они израсходованы на здания и другие улучшения преходящего характера, они должны по­стоянно возобновляться и поэтому не доставляют земельному собственнику какой-либо постоянной прибавки к его действительной ренте» (стр. 306, примечание) [стр. 216—217],



О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 99

Рикардо здесь признает, что естественное плодородие лишь временно можно отделить от искусственно созданного. Однако следует заметить, что некоторая часть улучшений земли служит приобретением для целой эпохи и никому не оплачивается. Например, никому не оплачивают разницу между участком земли, обработанным современными средствами, и участком зе­мли VIII века. Даже необработанная земля причастна к этому приобретению, ибо она причастна к современным сред­ствам, которые десятикратно облегчают обработку земли, осво­ение целины. Это научное приобретение сделалось всеобщей мерой.

«Какая бы часть капитала ни была закреплена в земле, по истечении срока аренды она должна принадлежать собственнику земли, а не аренда­тору. Какое бы вознаграждение ни получал земельный собственник за этот капитал, вновь сдавая эту землю в аренду, оно выступает в форме ренты; но никто не платил бы ренты, если бы с помощью данного капи­тала можно было бы получить из-за границы больше хлеба, чем вырастить на этой земле внутри страны... Это не представляет никакой невыгоды, как бы ни был велик затраченный на этой земле капитал. Этот [VIII — 35] капитал был затрачен только для того, чтобы увеличить количество продукта: такова была цель. И разве для общества не все равно, если половина его капитала понизилась в стоимости или даже уничтожена сов­сем, раз оно может получить большее количество годового продукта? Те, кто в этом случае оплакивает потерю капитала, приносят цель в жертву средству» (стр. 315, примечание) [стр. 223].



1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   69


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет