Центрального комитета коммунистической партии советского союза



жүктеу 10.82 Mb.
бет13/69
Дата01.04.2016
өлшемі10.82 Mb.
1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   69
: russkij -> marx
russkij -> Русский язык 17. 07. 2015 г
russkij -> Книга, вышедшая в Париже в «ymca-press»
russkij -> Хорватский алфавит
marx -> Центрального комитета коммунистической партии советского союза

К. МАРКС

будут проданы больше, чем за 1 200 ф. ст., то прибыль данного купца будет превышать среднюю норму прибыли, и капиталы будут притекать в эту выгодную отрасль торговли, пока падение цены вина не восстановит прежнее положение вещей» (стр. 131—132) [стр. 112].

Для того чтобы доказать, что стоимость иностранных това­ров измеряется количеством [продукта] отечественной земли и труда, Рикардо говорит следующее:

«На покупку иностранных товаров употребляется или та же самая, или большая, или меньшая часть [продукта] земли и труда», например Англии. «Если употребляется та же самая часть, то на» отечественные то­вары «существует такой же спрос, а на их производство употребляется такая же часть капитала, как и прежде. Если употребляется меньшая часть вследствие удешевления цепы иностранного продукта, то» тогда большая часть его может быть использована для удовлетворения спроса на отечественные товары. Если употребляется большая часть, то тогда мень­ше капитала применяется в производстве отечественных товаров и меньше спрос на них. Так «высвобождается капитал для покупки иностранных товаров, и, следовательно, во всех случаях спрос на иностранные и оте­чественные товары, вместе взятые, поскольку это касается стоимости, ограничивается доходом и капиталом страны. Если спрос на один вид товаров увеличивается, то спрос на товары другого вида должен умень­шаться» (стр. 133—134) [стр. 113—114].

(Это верно: например, стоимость [продукта] земли и труда составляет 1000 ф. ст.; значит, если употребить 800 ф. ст. на покупку иностранных товаров, то можно будет употребить толь­ко 200 ф. ст. на покупку отечественных товаров; если упот­ребляются 800 ф. ст. на отечественные, то только 200 ф. ст. — на иностранные товары и т. д. Это не означает ничего ино­го, кроме следующего: мы можем обменивать только наш труд, продукты нашего труда. Так как это есть некоторая дан­ная сумма, то если мы употребим такую-то ее часть в одной из обеих отраслей торговли, мы сможем употребить в другой только остаток этой суммы. Но это не доказывает, что в обмен мы не можем получить больше стоимостей. Рикардо полагает эдесь, что стоимость, которую мы получаем в обмен, немедленно должна быть израсходована, обменена внутри самой страны, а следовательно, она ограничена теми стоимостями, которые находятся в стране. Но подобно тому как это делали все торго­вые нации, мы накопляем и откладываем про запас, например золото, если не находим непосредственного эквивалента за те большие стоимости, которые получаем в обмен. Ведь в против­ном случае было бы правильно также следующее общее поло­жение: мы не можем создать никакой новой стоимости, а только лишь потребительную стоимость, так как новая стоимость определяется уже имеющимися в наличии продуктами труда и трудом, измеряется уже имеющейся в наличии стоимостью,



О- КНИГ1 Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 109

на которую она должна обменяться. Таким образом, имеющаяся в наличии стоимость никогда не могла бы быть увеличена. Но разве мы не можем вызвать к жизни новый труд? И разве день­ги находятся в отношении только к уже созданным стоимо­стям или [также и] к тем стоимостям, которые могут быть созданы? И разве одна нация не [VIII — 40] может обкрадывать другую с таким же успехом, как один индивид другого?

Но Рикардо скажет: возможны только три случая.

Я ввожу извне либо товары,

либо деньги,

либо доход, так что в последнем случае я получаю в обмен годовой доход.

И то, и другое, и третье я должен обменять внутри страны. На что? На имеющийся в наличии [продукт] труда и земли. Стоимость всех трех измеряется, следовательно, стоимостью последнего. Выходит, что посредством внешней торговли стои­мости никогда не могут быть увеличены.

Выходит, что первоначально бедная нация, например гол­ландцы, посредством внешней торговли никогда не могла бы нажить меновые стоимости и сделаться богатой в буржуазном смысле. Такой парадокс выдвигает Рикардо.

Конечно, это было бы правильно, если новую стоимость, которую сам я приобрел вне страны, я обмениваю на старую стоимость. Но я могу:

с помощью новой стоимости вызвать к жизни новый труд, а посредством него новые стоимости, на которые я все снова и снова буду обменивать Новые стоимости, воспроизводя весь процесс;

придать стоимость тому, что прежде не имело никакой стои­мости, сделав это предметом обмена;

снова вывезти часть [стоимости] за границу, а часть обме­нять на ту же самую стоимость, которую я с прибылью вывез за границу. Так может обогащаться торговая нация.

И, быть может, с точки зрения рабочего времени я ввожу больше, чем вывез.

Когда Рикардо справедливо утверждает, что товар произ­водится с определенными издержками не потому, что он про­изведен с этими издержками, а потому, что он может быть про­дан Гв соответствии с ними] 147, то столь же верно и то, что товар обладает стоимостью не из-за издержек его производства, а по той причине, что он может быть обменен на определенные издержки производства [другого товара].

Если рабочее время есть мера стоимости, т. е. мера того ко­личества товаров, которое дается в обмен на некую третью

б*

110 К. МАРКС

величину, то столь же верно, что сама мера стоимости не есть стоимость, не есть вещь, которая измеряется, и для того что­бы можно было измерять те количества, в которых товары обме­ниваются друг на друга, необходимо прежде всего, чтобы товары обменивались. Поэтому обменом открывается возможность реа­лизации стоимости товара. Всякий новый предмет, который становится обмениваемым, есть в результате ео ipso * новая стоимость и приумножает число стоимостей. Поэтому в той мере, в какой открываются истопники обмена, умножается число стоимостей как во внутренней, так и во внешней торговле. И поэтому способность к обмену создает новый труд и вовле­кает в обработку новую землю, а, стало быть, не измеряется ими. В противном случае это было бы равносильно утвержде­нию, будто стоимость товара дана заключенным в нем рабочим временем, и товар есть стоимость, не будучи обмениваемым. Товары, которые не имели никакой стоимости, первоначально получают ее благодаря обмениваемое™. Сначала — просто в результате обмениваемости. Так как затем вскоре они оказы­ваются потребленными, труд должен воспроизвести их, и если первоначально их стоимость была определена случайно, то теперь она определяется издержками их производства. Поэтому если источники обмена закрываются, то производство прекра­щается, а значит, перестает существовать и та мера, которой, согласно Рикардо, измеряется обмен: «годовой [продукт] эем-ли и годовой труд».)

ОПРЕДЕЛЕНИЕ МЕНОВОЙ СТОИМОСТИ В РАЗНЫХ СТРАНАХ

«То правило, которое регулирует относительную стоимость това­ров в какой-либо одной стране, не регулирует относительную стоимость товаров, обмениваемых между разными странами. При системе полной сво­боды торговли каждая страна затрачивает свой капитал и труд в таких отраслях производства, которые доставляют ей наибольшие выгоды... Это ведет к наиболее эффективному и наиболее экономичному разделению труда, поскольку, увеличивая общую массу продуктов, распространяет общее благополучие и связывает узами общей выгоды и сношений все нации цивилизованного мира во всемирное сообщество» (стр. 138—139) [стр. 116]. [VIII - 40]

[VIII — 43] 14в «В одной и той же стране уровень прибыли, вообще говоря, всегда одинаков. Различия же происходят только потому, что одно применение капитала более или менее безопасно и привлекательно, чем другое. По-иному это соотношение складывается между различными стра­нами»... При возможной разнице прибылей капитал быстро переместится из Лондона в Йоркшир, «но если вследствие возрастания капитала и населения заработная плата повысится, а прибыль упадет, то капитал и население вовсе не обязательно переместятся из Англии в Голландию,

* — тем самым, сам по себе. Ред,



0 КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 111

или Испанию, или Россию, где прибыли могут быть выше»... Если в Португалии требуются 90 человек для производства данного коли­чества сукна и 80 для производства данного количества вина, в то время как в Англии требовалось 100 человек для сукна и 120 для вина, то Порту­галия будет вывозить вино, а Англия — сукно... «То количество вина, которое Португалия отдает в обмен на английское сукно, не определяется соответственными количествами труда, затрачиваемого на производство того и другого, как это имело бы место, если бы оба товара изготовлялись в Англии или в Португалии ш... Этот обмен может иметь место, хотя ввозимые Португалией товары могли быть произведены там с меньшими затратами труда, чем в Англии. Хотя Португалия и могла бы изготовить сукно трудом 90 человек, она будет ввозить его из страны, где его произ­водство требует труда 100 человек, потому что для нее скорее будет выгод­нее употребить свой капитал на производство вина, за которое она получит из Англии больше сукна, чем она произвела бы сама, если бы переместила часть своего капитала из виноделия в производство сукна. Таким образом, Англия отдавала бы продукт труда 100 человек за продукт труда 80. Такой обмен не мог бы иметь места между индивидами одной и той же страны... Разница в этом отношении между какой-либо отдельной страной и многими легко объясняется, если мы примем во внимание трудность перемещения капитала из одной страны в другую в поисках более прибыльного приме­нения, а с другой стороны, ту активность, с какой он неизменно переме­щается из одной области в другую в пределах одной и той же страны. Отсюда следует, что страна, которая обладает большими преимуществами в машинах и мастерстве и поэтому в состоянии изготовлять товары путем гораздо меньших затрат труда, чем ее соседи, может ввозить в обмен на такие товары часть требующегося для ее потребления хлеба даже в том случае, если ее земли плодороднее и возделывание хлеба обходится на них дешевле, чем в вывозящей его стране. Если два человека изготовляют обувь и шляпы и один превосходит другого в обоих занятиях, но, изготов­ляя шляпы, он может превзойти своего конкурента на 20%, а изготовляя обувь, — на 33%, то не будет ли выгоднее для них обоих, чтобы более искусный занялся исключительно изготовлением обуви, а менее искус­ный — изготовлением шляп?.. Миграция капитала (из одной страны в другую) задерживается воображаемой или действительной ненадеж­ностью вложения капитала, когда он уже не находится под непосредствен­ным контролем своего владельца, в сочетании с естественным нерасполо­жением всех людей покидать свою родину, рвать старые связи и вверять себя со всеми своими установившимися привычками чужестранному пра­вительству и новым законам. Золото и серебро распределяются между различными странами мира в пропорциях, соответствующих такому есте­ственному обмену, который имел бы место, если бы таких металлов не существовало вовсе и торговля между разными странами была чисто ме­новой... Усовершенствование производства в какой-либо стране стремится изменить распределение драгоценных металлов между нациями мира: оно стремится к умножению количества товаров и в то же время ведет к повышению средних цен в той стране, где имело место это усовершенство­вание» (стр. 139—149) [стр. 116—122]. «На долю каждой страны прихо­дится лишь такое количество денег, которое необходимо для регулиро­вания прибыльной меновой торговли» (стр. 147—148) [стр. 121].

(Согласно такому представлению оказывается, что мено­вая торговля вызывает не только увеличение количества про­дуктов, но и повышение цен.)



112

К. МАРКС

ВЛИЯНИЕ КОЛОНИАЛЬНОЙ ТОРГОВЛИ НА ЦЕНЫ

Ограничения, существующие для колонии, могут предоставить метро­полии особые выгоды (стр. 404) [стр. 277—278]. «А. Смит сам соглашается с тем, что убыток, причиняемый невыгодным распределением труда между двумя странами, может быть выгоден для одной из них, тогда как другая от него страдает. Но это доказывает, что мера, могущая нанести колонии большой ущерб, может оказаться частично выгодной для метрополии» (стр. 405) [стр. 278]. «А. Смит сам говорит о торговых договорах, которые обязывают какую-либо страну или разрешать ввоз известных товаров из одной страны, ввоз которых из всех остальных стран она запрещает, или освобождать товары одной страны от пошлин, которыми она облагает товары всех остальных стран: «промышленники и купцы этой столь бла-гоприятствуемой страны получают большие выгоды; они пользуются своего рода монополией в стране», связанной таким договором. «Эта страна ста­новится и более обширным, и более выгодным рынком сбыта для их това­ров; более обширным потому, что вследствие устранения или обложения более тяжелыми пошлинами товаров других наций она поглощает большее количество товаров промышленников и купцов благоприятствуемой страны; более выгодным потому, что они пользуются своего рода монополией и часто могут продавать свои товары дороже, чем если бы они были подвер­жены свободной конкуренции со стороны других стран» 16°. Таким образом, если одна из двух стран является колонией, а другая метрополией, то последняя может извлекать выгоды, притесняя первую» (стр. 405—406) [стр. 278—279]. Конечно, с одной стороны, эта [монополия] подрывается конкуренцией между купцами самой [VIII — 44] метрополии (если тор­говля не монополизирована одной компанией)... Но даже и в этом случае колония могла бы покупать какие-нибудь товары самое большее по их естественной цене в метрополии, «тогда как при свободной торговле она, вероятно, могла бы купить их по гораздо более низкой естественной цене в других странах» (стр. 406—407) [стр. 279].

«Следовательно, это обусловливает невыгодное распределение сово­купного капитала, которое обременяет главным образом страну, обязан­ную по договору покупать товары» в наименее производительной стране ш (стр. 407) [стр. 279].

Выгода для метрополии «состоит в следующем: эти определенные то­вары не могли бы производиться в Англии для вывоза, если бы она не поль­зовалась привилегией обслуживания этого особого рынка; ибо конкурен­ция тех стран, где естественная цена была ниже, лишила бы Англию всякой возможности продавать эти товары. Это не имело бы важного значения, если бы Англия имела полную возможность продать на такую же сумму какие-либо другие товары, которые она может производить, будь то на французском рынке, будь то на каком-нибудь другом с одинаковой выго­дой». Например, Англия хочет купить французских вин на 5 000 ф. ст., за это она хочет продать своих товаров тоже на сумму в 5 000 ф. ст. «Если Франция предоставляет ей монополию на рынке сукна, то Англия будет тотчас же вывозить сукно, но если бы торговля была свободна, то при конкуренции других стран естественная цена сукна в Англии могла бы не оказаться достаточно низкой, для того чтобы получить за свое сукно 5 000 ф. ст. Английской промышленности пришлось бы, следовательно, переключиться на производство какого-нибудь другого товара, но при этом могло бы случиться, что при существующей стоимости денег она не в состоянии была бы продавать ни одного из своих товаров по их есте­ственной цене в других странах. Поэтому 5 000 ф. ст. деньгами вывозятся во Францию за вино, Вследствие этого_стоимость денег повышается в Анг-



О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 113

лил и понижается в других странах, и таким образом понизится естест­венная цена всех товаров, производимых британской промышленностью. Теперь для получения 5 000 ф. ст. можно будет вывозить товары, так как при их пониженной естественной цене они могут теперь конкурировать с товарами других стран. Впрочем, теперь придется продать больше то­варов по низким ценам, для того чтобы получить требуемые 5 000 ф. ст., которые уже не могут доставить то же самое количество вина, потому что во Франции увеличение количества денег привело к повышению есте­ственной цены товаров [и в том числе] вина. Следовательно, в Англию при полной свободе торговли в обмен на ее товары ввозилось бы меньше вина», чем если бы ее торговля была обусловлена торговыми договорами. Выгода для Франции и убыток для Англии состоят, соответственно, в том, что первая получает большее, а вторая меньшее количество товаров другой страны (стр. 407—409) [стр. 279—280].



«Таким образом, внешняя торговля регулируется — какова бы ни была сравнительная трудность производства в различных странах — путем изменения естественной цены, а не естественной стоимости, по кото­рой товары могут производиться в этих странах. А изменение естествен­ной цены вызывается изменением распределения драгоценных металлов» (стр. 409) [стр. 281].

(Таким образом, Рикардо различает здесь естественную цену и естественную стоимость. Первая может изменяться, в то время как вторая не изменяется. Естественная цена пред­ставляет собой естественную стоимость, выраженную в денеж­ной мере, и это выражение может изменяться в зависимости от изменения стоимости денег.)

Таким образом, колониальная торговля, если она связана [торговыми договорами], «может быть более выгодна для метрополии, чем совершенно свободная торговля. Как отдельному потребителю невыгодно, если он вынужден производить все свои покупки только в одной лавке, так и целой нации потребителей невыгодно, если она вынуждена покупать только в одной стране» (стр. 410) [стр. 281].

ВЛИЯНИЕ СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ НА МЕНОВУЮ СТОИМОСТЬ

«Увеличение издержек производства какого-либо товара, являющегося предметом первой необходимости, не обязательно ведет к уменьшению его потребления, ибо, хотя общая покупательная способность потребителей уменьшается вследствие повышения цены любого товара, тем не менее они могут отказаться от потребления какого-нибудь другого товара, из­держки производства которого не увеличились. В этом случае как пред­лагаемое количество, так и требуемое количество остаются такими же, как прежде, увеличиваются только издержки производства; однако цена поднимется, да и должна подняться, для того чтобы прибыль производи­теля товара с повысившимися издержками производства находилась» на среднем уровне (стр. 410—411) [стр. 281].

Так как цены товаров определяются издержками их производства, то применение усовершенствованных машин ведет к понижению цен и позволяет продавать товары на внешних рынках дещевле. Если одна страна отказывается от применения маши^ в то время как все другие

114

К. МАРКС


страны их применяют, то она оказывается вынужденной вывозить деньги вместо товаров до тех пор, пока не снизит естественные цены своих товаров до уровня цен других стран. Но тогда эта страна может оказаться вы­нужденной отдавать два дня труда за один день труда, выполненного за границей 1ба (стр. 481) [стр. 327]. Это происходит потому, говорит Рикардо, что данная страна не проявила того благоразумия, которое проявили ее соседи, введя машины (стр. 481—482) [стр. 327].

Не следует ли отсюда, что какая-либо [VIII — 45] страна поступает благоразумно, прежде всего вводя у себя машины с помощью покровительственных пошлин, для того чтобы не быть вынужденной постоянно продавать два дня своего труда за один какой-либо другой страны? 163



Общее замечание. Рассматривая регулирование цены, Ри­кардо обращает слишком мало внимания на количество, точно так же как при рассмотрении регулирования ренты он всегда имеет в виду лишь цепу одного квартера. Но ведь цена, по кото­рой может быть продан [товар], зависит в то же время и от того, сколько можно продать из данного количества. Ибо х, совокуп­ная цена продуктов какой-либо фабрики, остается той же самой независимо от того, имеется ли возможность продать 1000 аршин по 4 шилл. или 2000 аршин, произведенных таким же [количеством] труда, по 2 шилл. Но в обоих случаях необ­ходимо, чтобы фабрикант продал в одном случае 1 000, а в дру­гом — 2 000 аршин. Совокупная цена товара определяется ценой его единицы (мера, аршин, квартер и т. д.), умноженной на то количество, которое продается.

IV) О ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТЕ

«Как и все другие предметы, которые покупаются и продаются и коли­чество которых может быть увеличено или уменьшено, труд имеет свою естественную и свою рыночную цену» (стр. 86) [стр. 85].

«Естественной ценой труда является та, которая необходима, чтобы рабочие в среднем имели возможность существовать и продолжать свой род без увеличения или уменьшения их численности. Способность рабочего содержать себя и свою семью зависит не от количества денег, которое он получает в виде заработной платы, а от количества продуктов питания, предметов необходимости и удобств, которые можно купить за эти деньги. Поэтому естественная цена труда зависит от цены продуктов питания, предметов необходимости и удобств... Поэтому с повышением цены про­дуктов питания и предметов необходимости естественная цена труда возрастает, а с падением их цены — падает. С прогрессом общества есте­ственная цена труда имеет тенденцию возрастать, потому что один из главных товаров, которым регулируется естественная цена труда, имеет тенденцию становиться дороже в связи с возрастающей трудностью его производства. Однако усовершенствования в земледелии», ввоз извне могут даже привести к падению цены продуктов питания и задержать ее повышение, Такое же воздействие оказывается на естественную цену


О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 115

труда. «Естественная цена всех товаров, за исключением сырого продук­та и труда, имеет тенденцию падать». Правда, сырой материал, входящий в состав товаров, повышает их цену 164, однако «это повышение более чем уравновешивается усовершенствованиями в машинах, лучшим разделе­нием и распределением труда и растущей сноровкой производителей в по­знаниях и ремесле» (стр. 86—87) [стр. 85—86].



«Рыночная цена труда есть та цена, которая действительно платится за него в силу естественного воздействия соотношения между спросом и предложением. Труд дорог, когда он редок, и дешев, когда имеется в изобилии. Когда рыночная цена труда превышает его естественную цену, положение рабочего счастливо... Но если вследствие поощрения населе­ния к размножению, вызываемого высокой заработной платой, число ра­бочих возрастает, то заработная плата опять падает до своего естествен­ного уровня, а» часто 155 «в силу реакции ниже его. В последнем случае положение рабочего наиболее несчастливо... Лишь после того как лишения сократят численность рабочих или спрос на труд увеличится, его рыночная цена опять поднимается до его естественного уровня»... В прогрессирующей стране рыночная цена [труда] может быть выше его естественной цены в течение неопределенного периода: «вслед за импульсом, который рост ка­питала дал новому спросу на труд, может идти по пятам новый рост капитала с тем же самым импульсом; и, таким образом, если рост капи­тала происходит постепенно и постоянно, то спрос на труд может давать непрерывный импульс росту населения» (стр. 87—88) [стр. 86].

РАЗЛИЧИЕ МЕЖДУ ЗАРАБОТНОЙ ПЛАТОЙ И КОЛИЧЕСТВОМ ТРУДА, ЗАТРАЧЕННЫМ НА ПРОИЗВОДСТВО ТОВАРА

«Если бы вознаграждение рабочего было всегда пропорционально тому, сколько он произвел, то количество труда, затраченное на товар, и количество труда, которое за этот товар можно купить, были бы равны ...но последнее подвержено столь же многим колебаниям, как и стоимость сравниваемого с ним товара» (стр. 5) [стр. 35—36]. «В одной и той же стране для производства данного количества продуктов питания и пред­метов необходимости может потребоваться вдвое больше труда, чем в дру­гой, прошедший период; однако вознаграждение рабочего может умень­шиться лишь немного» ... так как то количество продуктов питания и предметов необходимости, которое он получает, по всей вероятности, необходимо для поддержания его существования, а значит, должно быть ему предоставлено, несмотря на то что стоимость этого количества и возросла... Таково же соотношение между двумя или большим числом стран. «В Америке и Польше на земле, поступившей в обработку послед­ней, годичный труд данного числа людей произведет гораздо больше хле­ба, чем на такой же земле в Англии. Предполагая теперь, что все прочие предметы необходимости одинаково дешевы в этих трех странах, было бы большой ошибкой заключить, что достающееся рабочему количество хлеба будет в каждой из этих стран пропорционально легкости его произ­водства. Если бы благодаря улучшению машин обувь и одежда рабочего могли быть произведены с V« тех затрат труда, которые необходимы теперь, они, вероятно, упали бы [по стоимости] на 75%, но из этого не следует, что рабочий будет получать 4 пары обуви или 4 предмета одежды вместо одного. Более вероятно, что вскоре его заработная плата под влиянием конкуренции и стимулирования роста населения будет приведена в соот­ветствие с новой стоимостью предметов необходимости, на которые она расходуется. Если бы такие улучшения распространились [VIII — 46]



116


1   ...   9   10   11   12   13   14   15   16   ...   69


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет