Центрального комитета коммунистической партии советского союза



жүктеу 10.82 Mb.
бет16/69
Дата01.04.2016
өлшемі10.82 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   69
: russkij -> marx
russkij -> Русский язык 17. 07. 2015 г
russkij -> Книга, вышедшая в Париже в «ymca-press»
russkij -> Хорватский алфавит
marx -> Центрального комитета коммунистической партии советского союза

К. МАРКС

ВЛИЯНИЕ НАКОПЛЕНИЯ НА ПРИБЫЛЬ И ПРОЦЕНТ

«Никакое накопление капитала не ведет к постоянному понижению прибыли, если отсутствует причина, вызывающая повышение заработной платы... А. Смит приписывает падение» прибыли 176 «накоплению капитала и возникающей в результате этого конкуренции... Но если капитал увели­чился, то и объем работы, подлежащей выполнению с помощью этого капитала, возрастает в той же самой пропорции... Нет такой суммы капи­тала, которую нельзя было бы применить в какой-нибудь стране только потому, что спрос ограничен производством... Совершая акт производства, производитель становится потребителем своих собственных товаров или покупателем и потребителем товаров других лиц»... В Голландии прибыль упала потому, что эта страна «была вынуждена ввозить почти весь потреб­ляемый ею хлеб», и, кроме того, заработная плата возросла вследствие «обложения тяжелыми налогами предметов необходимости, потребляемых рабочими» (стр. 338—340) [стр. 238—239].

( (Рикардо упускает здесь из виду то, что мы заметили уже раньше, при рассмотрении его определения стоимости 177, а именно, что обмен является существенным условием ее опре­деления. Конечно, капиталист может всегда обмениваться с рабочим. Но он обменивается с ним лишь до тех пор, пока он может обменивать продукт его труда с прибылью. Этот обмен ограничен средствами и потребностями других в каж­дом определенном товаре, который может быть произведен в пределах какой-либо страны и даже какого-либо данного рынка в составе мирового рынка. Именно отсутствие пропор­циональности между рынком — обменивающимися — и капи­талом, диспропорциональность производства в определенной стране толкает [капитал] на мировой рынок, а также с одного рынка на другой Пропорциональное — в буржуазных рамках, разумеется, — производство в условиях современной промыш­ленности нуждается именно в мировом масштабе, для того чтобы посредством производства вызывать ответное производ­ство и тем самым действительный спрос.)

Рикардо помогает себе против А. Смита тем, что [в ответ на его мнение:]

часть капитала [производит] «избыток, который необходимо послать за границу и обменять на нечто такое, на что имеется спрос внутри страны»,

говорит:


кто же вынуждает нас тогда «производить избыток хлеба, шерстяных и ме­таллических товаров»? Ведь если применение какой-либо части капитала в их производстве оказывается невыгодным, то «капитал перемещается в некоторую^}

О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 133

(в слове «некоторую» как раз и заключается суть во­проса)

«более выгодную сферу применения»... Переполнение рынка может иметь место только в отношении какого-либо отдельного товара, но ни­когда не может иметь места в отношении всех товаров... «Накопление капитала только в одном случае может сопровождаться падением при­были», хотя бы продукты питания и были дешевы, «а именно: когда фонды для содержания труда растут быстрее, чем население,— тогда заработная плата будет высока, а прибыль низка... Если купцы вкладывают свои капиталы во внешнюю торговлю или в транспорт, то это всегда происхо­дит по их выбору и никогда — в силу необходимости: только потому, что [VIII — 61] в данной отрасли их прибыли будут несколько выше, чем во внутренней торговле» (стр. 341—344) [стр. 240—241].

(В высшей степени скудная реплика Рикардо с его «из­готовлением некоторого другого вида товаров». Он гово­рит:

«Если бы мы нуждались в бархате»

(и были бы изолированы от внешней торговли),

«то разве мы не могли бы попытаться изготовлять бархат? И если бы нам это не удалось, то разве мы не могли бы изготовлять больше сукна или некоторого другого предмета, желательного для нас?» (стр. 346) [стр. 243].))

«Хотя норма процента всегда регулируется в конечном счете нормой прибыли, она подвержена временным колебаниям и в силу других при­чин... Если рыночная цена товаров падает вследствие роста предложе­ния или уменьшения спроса либо вследствие повышения стоимости денег, то фабрикант накапливает у себя необычное количество готовых товаров, которые он не желает продавать по очень низким ценам. Для того чтобы произвести свои обычные платежи, в которых он обычно зависел от продажи своих товаров, он прибегает к кредиту и должен часто платить возросшую норму процента. Однако это только временное явление»... В течение опре­деленного промежутка времени на процент действует также увеличение количества денег [вследствие] злоупотребления банков, хотя в конечном счете оно ведет к повышению цен товаров. «Курс государственных бумаг не является надежным критерием для нормы процента». Во время войны займы выпускаются один за другим настолько часто и ожидание политиче­ских событий оказывает такое влияние, что «курс ценных бумаг не имеет времени для стабилизации на справедливом уровне. Напротив, в мирное время операции фонда погашения и нежелание» разных лиц 178 «изъять свои средства из этой привычной для них сферы вложения денег,— кото­рую они считают надежной и в которой им регулярно выплачиваются диви­денды,— приводят к повышению курса ценных бумаг и, следовательно, к падению процента на них ниже рыночного уровня». Кроме того, «прави­тельство платит неодинаковый процент за разные ценные бумаги. Капи­тал в 100 ф. ст. в 5%-ных бумагах» часто «продается за 95 ф. ст., а билеты казначейства в 100 ф. ст., которые приносят процент, равный лишь 4 ф. ст. 11 шилл. 3 пенсам», часто 17в «продаются за 100 ф. ст. 5 шилл., потому что банкиры предъявляют спрос на определенную часть этих би­летов казначейства как на надежное и легко реализуемое вложение денег» (стр. 349-351) [стр. 245-2461.



134

К. МАРКС

О ВАЛОВОМ И ЧИСТОМ ДОХОДЕ

«А. Смит постоянно превозносит те выгоды, которые страна извле­кает из большого валового дохода, по сравнению с выгодами, доставляе­мыми большим чистым доходом»,

(а отсюда и выгоды применения большей части капитала или всего капитала в земледелии). (Против этого выступает теперь Рикардо.) (Отсюда также данное А. Смитом 180 распо­ложение отраслей по степени их полезности: земледелие, ману­фактура и в последнюю очередь капитал, применяемый во внеш­ней торговле.)

«Совокупный продукт какой-либо страны делится на три части: одна часть определяет заработную плату, другая — прибыль, третья — ренту. Только из двух последних частей могут быть произведены вычеты на налоги или на сбережения. Для собственника капитала в 20 000 ф. ст., приносящего ему ежегодно 2 000 ф. ст. прибыли, безразлично, приме­няет ли его капитал 100 или 1 000 человек, продается ли произведенный товар за 10 000 или за 20 000 ф. ст. Не таков ли и реальный интерес целой нации? Если только ее чистый реальный доход, ее рента и прибыль оказы­ваются неизменными, то безразлично, состоит ли эта нация из 10 или 12 миллионов жителей. Ее способность содержать армию и флот и всякого рода непроизводительный труд должна быть пропорциональна ее чистому, а не валовому доходу. Если 5 миллионов человек могли бы произвести столько предметов питания и одежды, сколько необходимо для 10 миллио­нов, то предметы питания и одежды для 5 миллионов составили бы чистый доход. Разве будет какая-либо выгода, если для производства такого же чистого дохода потребуется 7 миллионов, т. е. если 7 миллионов будут за­няты только производством предметов питания и одежды для 12 миллио­нов?.. Применение большего числа людей не дало бы нам возможности ни увеличить численность армии и флота хотя бы на одного человека, ни внести хотя бы одну лишнюю гинею в виде налога» (стр. 415—417) [стр. 284—285]. «При распределении сфер предпринимательской деятель­ности между всеми странами капитал более бедных наций будет, естест­венно, применяться в таких сферах предпринимательства, которые дают возможность содержать большое количество труда внутри страны, так как в таких странах легко получить предметы питания и необходимости для растущего населения. Напротив, в богатых странах, где продовольствие дорого, капитал при свободе торговли будет, естественно, притекать в такие сферы, которые требуют содержания внутри страны минимального количества труда: в такие, как транспорт, внешняя торговля с отдаленными странами, а также в отрасли, требующие дорогостоящих машин; в отрасли, где прибыль пропорциональна не применяемому» ручному «труду, а при­меняемому капиталу» (стр. 418) [стр. 286].

[VIII — 62] «Различие между валовым и чистым доходом важно по­тому, что все налоги должны уплачиваться из чистого дохода общества. Предположим, что все товары в стране (весь хлеб, сырой продукт, промыш­ленные товары и т. д.), которые могут быть доставлены на рынок в течение года, имеют стоимость в 20 миллионов и что для получения этой стоимости необходим труд определенного числа людей, а удовлетворение самых насущных потребностей этих рабочих требует расхода в 10 миллионов. Валовой доход такого общества составляет 20, чистый доход — 10 мил­лионов, Из этого предположения не следует, что рабочие должны были бы


О КПИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 135

получить за свой труд только 10 миллионов; они могли бы получить 12, 14 или 15 миллионов [и в этом случае они получили бы 2, 4 или 5 мил­лионов] из чистого дохода. Остаток был бы разделен между земельными собственниками и капиталистами, но весь чистый доход не превышал бы 10 миллионов. Если такое общество платит 2 миллиона в виде на­логов, то его чистый доход уменьшится до 8 миллионов» (стр. 512— 513) [стр. 346].



НАЛОГИ НА ПРИБЫЛЬ

«Налоги на предметы роскоши падают только на их потребителей». Налоги на предметы необходимости, поскольку они ведут к повышению заработной платы, падают на предпринимателя по только как на потре­бителя, но затрагивают также норму прибыли (стр. 231) [стр. 172]. «Частичный налог на прибыль повышает цену того товара, на который он падает... Если бы налог, пропорциональный прибыли, был установлен во всех отраслях производства, то повысились бы цены всех товаров. Если бы рудник, доставляющий материал, из которого изготовляются наши деньги, также находился внутри страны и если бы налог падал также на прибыль владельцев этого рудника, то ни у какого товара но повыси­лась бы цена... Если бы деньги не были обложены налогом и поэтому со­храняли свою стоимость», то налог равномерно падал бы на одинаковые прибыли с одинаковых капиталов. «Если налог составляет 100 ф. ст., то стоимости шляп, сукна и хлеба возрастут каждая на 100 ф. ст. Если фабрикант шляп выручает за свои шляпы прибыль в 1 100 ф. ст. вместо 1 000 и платит правительству в виде налога 100 ф. ст., то у него остается 1 000 ф. ст. для расходов на собственное потребление. Но так как в силу той же самой причины повысятся цены сукна, хлеба и всех других това­ров, то фабрикант шляп за свои 1 000 ф. ст. получает не больше, чем прежде за свои 910, и таким образом, уменьшая свои личные расходы, он будет участвовать в покрытии требований государства. Уплачивая налог, он, вместо того чтобы самому потребить некоторую часть продукта земли и труда страны, предоставляет ее в распоряжение правительства. Если, вместо того чтобы израсходовать 1 000 ф. ст., он присоединит их к своему капиталу, то обнаружит, что это сбережение в 1 000 ф. ст. вследствие повышения заработной платы и возросших издержек на сырой материал и машины составляет теперь не больше, чем прежнее сбережение в 910 ф. ст.» (стр. 232—233) [стр. 172—173]. «Но хотя цены всех товаров повышаются даже при отсутствии налога на деньги, они повышаются не в одинаковой пропорции; после обложения налогом товары находились бы не в таком же [стоимостном] отношении друг к другу, как до обложения... Мы видели, что два фабриканта могут применять капиталы совершенно одинакового размера и поэтому получать совершенно одинаковую сумму прибыли, но их товары будут продаваться за весьма различные суммы денег, смотря по тому, быстро или медленно потребляются и воспроизводятся применяе­мые ими капиталы». Привнесение налогов изменяет здесь прежнее соот­ношение независимо от того, облагается ли налогом непосредственно доход или «сами товары облагаются налогом пропорционально капиталу, при­меняемому для их производства» (стр. 234—235) [стр. 174]. Отсюда сле­дует, что в стране, где существует налогообложение, изменение в стои­мости денег, вызываемое их недостатком или избытком, влияет на цены Всех товаров неравномерно... «Если бы в этом случае цены всех товаров повысились пропорционально падению стоимости денег, то прибыли Оказались бы неодинаковыми» (стр. 236—237) [стр. 175].

136

К. МАРКС

МАШИНЫ И НАЛОГИ. ВЛИЯНИЕ НА ПРИБЫЛЬ

«Изобретение машин, улучшающих отечественную промышленность, всегда имеет тенденцию повышать относительную стоимость денег, а сле­довательно, и поощрять их ввоз. Напротив, всякое налогообложение, всякое увеличение препятствий, которые ставятся предпринимателям в производстве промышленных или земледельческих товаров, имеют тен­денцию понижать относительную стоимость денег, а стало быть, поощ­рять их вывоз» (стр. 243—244) [стр. 179].



НАЛОГИ НА ДРУГИЕ ТОВАРЫ, ПОМИМО СЫРОГО ПРОДУКТА

Цена всякого отдельного товара, который облагается налогом, повы­шается на сумму этого налога (стр. 281) [стр. 202]. Для покрытия военных расходов берутся внаймы, например, 20 миллионов. Эти деньги расхо­дуются. Они «изымаются из производительного капитала страны». Еже­годные налоги в 1 миллион, взимаемые для уплаты процентов по этому долгу, [VIII — 63] представляют собой лишь перемещение, «перенос от тех, кто их платит, тем, кто их получает, от плательщиков налогов» полу­чателям налогов ш. «Реальный расход составляют эти 20 миллионов, а ш проценты, которые должны быть за них уплачены. От того, будет уплачен этот процент или нет, страна не станет ни богаче, ни беднее». Правительство могло бы также сразу истребовать эти 20 миллионов, для того чтобы выплатить их обратно. «Это ничего не меняет в природе сделки» (стр. 282-283) [стр. 203].

(Но таким образом оказывается, что те, кто предоставляет правительству деньги взаймы, ссужают не свои деньги, а деньги налогоплательщиков, сами же более или менее освобождены от уплаты налога, что, следовательно, вся сделка оказывается лишь видимостью. Но, скажут нам, налог падает на цену това­ров и затрагивает каждого в той мере, в какой он является потребителем или предпринимателем. А одним из этих двух каждый имущий является наверняка. Но primo *: мы можем предположить, что предприниматели никогда не ссужают, а всегда берут в долг. Это общее правило. Как же в противном случае мог бы воспроизводиться капитал страны? А если часть предпринимателей, составляющая, быть может, 1/3 их общего числа, вместо того чтобы незанятый в производстве капитал превращать в производительный, применяет свой собственный капитал непроизводительно? Следовательно, случай 1-й — предприниматель — отпадает. Остается еще теперь только потребитель. Secundo **: если заимодавец скуп или потребляет свои дивиденды за границей, то в качестве потребителя он

* — во-первых. Ред. •* — Во-вторых, Рев,



О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 137

покрывает лишь незначительную часть повышения цен или не покрывает вовсе никакой его части. Он просто вынудил дру­гих налогоплательщиков предоставить правительству взаймы 1 000, 2 000 ф. ст. и т. д., например для войны против рево­люции, хотя они могут относиться к этой войне весьма недобро­желательно. Таким образом, заимодавец не должен платить ни одного сантима из тех денег, которые он предоставляет правительству взаймы. Он ссужает ему только деньги profanum vulgus *. A затем потребление этого субъекта не находится ни в каком отношении к той сумме годового продукта нации, которую он по собственному благоусмотрению предоставил в распоряжение правительства. Как распределяется эта сумма, на кого падает налог и как он в неодинаковой степени повы­шает цены, — все это чисто случайно и, как только дело ка­сается массы [населения], должно распространяться на потреб­ляемые ею товары, стало быть, как раз на те товары, в по­треблении которых заимодавец ex professo ** принимает самое незначительное участие. Те люди, для которых предоставление денег взаймы является не предпринимательством, а средством существования, вовсе не принимаются здесь во внимание. Наконец: после какой-нибудь войны и т. д. все падает в цене — как хлеб, так и промышленные товары — по причинам, которые не подлежат здесь рассмотрению. Таким образом, налоговое обложение товара — что в условиях тяготеющего над всем налогового пресса и без того является чисто номинальным — переходит в свою противоположность. Денежная цена всех товаров падает. Таким образом, заимодавец не только ежегодно получает обратно предоставленный взаймы капитал (постоян­ный государственный долг возмещает ему больше, чем капитал с обычными процентами и прибылями), но и увеличивает свой капитал в равной мере и качественно, и количественно. Таким образом, государственный кредитор не только предоставляет взаймы деньги других, он ссужает эти деньги на самых выгод­ных для себя условиях, на которых другие никогда не могли бы ссудить их. Другие платят, а он получает деньги обратно. Он обложил нацию налогом, от которого освободил самого себя полностью или в наибольшей части и который превратил в источ­ник своего дохода. Следовательно, с точки зрения буржуазного радикализма нация даже в политико-экономическом отношении не обязана платить государственный долг. А с революционной точки зрения «il n'en faut pas parler» ***.)

* — невежественной толпы. Ред. •• — по роду своих занятий, по профессии. Гед. "* — «об втом не следует и говорить». Ред.

138

К. МАРКС


[VIII — 64] Правда, Рикардо полагает:

Если правительство потребовало от меня немедленно уплатить цели­ком 2 000 ф. ст., вместо того чтобы я выплачивал по 100 ф. ст. ежегодно, то я, пожалуй, буду вынужден, вместо того чтобы затронуть свой собст­венный производительный капитал, занять эти 2 000 ф. ст. в долг у част­ного лица и ежегодно выплачивать ему по 100 ф. ст. в виде процентов (стр. 283—284) [стр. 203].

Плачу я эти деньги частному лицу или правительству — какая разница? Рикардо сам дает ответ:

«Страна беднеет именно вследствие расточительных расходов прави­тельства и частных лиц, а также вследствие займов» (стр. 285—286) [стр. 204].

Однако, любезный, что дает Вам гарантию в том, что прави­тельство, потребовав сразу, например, по тысяче франков с каж­дого индивида, преуспеет в этой операции? Кто же дает ему, стало быть, средства для «расточительных расходов», как не те самые биржевые и денежные спекулянты, которые знают заранее, что они не только ничего не проиграют при этом, но выиграют, предоставляя взаймы не принадлежащие им деньги остальной массы общества?

Конечно, государственные долги следует рассматривать также и с другой точки зрения.

«Никакой фонд погашения не может привести к уменьшению долга, если он не получен от превышения государственными доходами государст­венных расходов» (стр. 288) [стр. 206]. «Капитал держателя государствен­ных бумаг никогда не может быть сделан производительным — в действи­тельности это вовсе не капитал»

(а значит, чистая фикция).

«Если он продает свои ценные бумаги, для того чтобы производительно употребить полученный за них капитал, то он мог бы сделать это, лишь отвлекая капитал покупателя его бумаг от производительного приме­нения» (стр. 289 [примечание]) [стр. 207].

НАЛОГИ, УПЛАЧИВАЕМЫЕ ПРОИЗВОДИТЕЛЕМ (стр. 457—459) [стр 312-313]

[Эта глава] не содержит ничего, кроме нескольких, не имею­щих значения замечаний против Сэя и Сисмонди.



НАЛОГИ НА ДОМА

«Кроме золота существуют еще и другие товары, количество которых не может быть быстро уменьшено. Поэтому всякий налог на такие товары упадет на их собственника, если возрастание их цены приводит к умень­шению спроса. К налогам такого рода относятся налоги на дома: хотя



О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 139

они взимаются с арендаторов, они, вследствие уменьшения ренты, часто падают и на собственника земли. Продукт земли», так же как продукт промышленности, «потребляется и воспроизводится из года в год. То же самое происходит со многими другими товарами. И так как количество их вследствие этого можно быстро привести к одному уровню со спросом, то [цена] их не может долго превышать естественную цену. Но налог на дома можно рассматривать как дополнительную ренту, уплачиваемую арендатором. Этот налог имеет поэтому тенденцию уменьшать спрос на дома, доставляющие такую же годовую ренту, не уменьшая их предло­жения. Поэтому рента падает, и часть налога уплачивается собственником земли» (стр. 226) [стр. 168].

VI) О НАЛОГАХ НАЛОГИ ПАДАЮТ НА КАПИТАЛ ИЛИ ДОХОД

«Налоги уплачиваются в конечном счете или из капитала, или из дохода страны... Если годовое производство данной страны превышает ее годовое потребление, то ее капитал возрастает; когда годовое потребле­ние даже не покрывается годовым производством, ее капитал уменьшается. Поэтому капитал может увеличиваться или вследствие увеличения произ­водства, или вследствие уменьшения непроизводительного потребления». От того, соответствует ли потреблению правительства увеличение произ­водства или уменьшение потребления со стороны народа, зависит, па­дают ли налоги на доход и оставляют ли они национальный капитал не­затронутым или же, в противном случае, падают ли налоги на капитал и таким образом уменьшают фонд, предназначенный для производитель­ного потребления. «Все продукты страны потребляются, но существует величайшая разница между потреблением их» теми, кто их воспроизводит, и теми, кто [не] воспроизводит новую стоимость ш. «Когда мы говорим, что доход сберегается и прибавляется к капиталу, то подразумеваем, что он потребляется производительными рабочими вместо непроизводительных... В соответствии с уменьшением капитала страны уменьшается и ее произ­водство, и поэтому если правительство и народ осуществляют непроизво­дительные расходы, а годовое производство постоянно уменьшается, то ресурсы идут на убыль» и т. д. «Громадные расходы английского прави­тельства» в ходе контипентальной войны ш «более чем уравновешивались ростом национального производства... Все налоги имеют тенденцию сдерживать интенсивность [VIII — 65] накопления... Если они падают на капитал, то» они непосредственно тормозят производительную деятель­ность. «Если же они падают на доход, то они либо уменьшают накопление, либо заставляют налогоплательщиков для покрытия их уменьшать на соответствующую величину свое прежнее непроизводительное потребле­ние предметов необходимости и роскоши»... Также и налоги на капитал могут падать на доход, если я соответственно уменьшаю свои расходы (стр. 162—165) [стр. 129—131]. «Налогообложение в любой форме представ­ляет собой лишь выбор из различных зол; если оно не влияет на прибыль или другие источники дохода, то оно должно влиять на расходы; и если предположить, что бремя его распределяется равномерно и не подавляет воспроизводство, то безразлично, на что падает налог... Скряга может уклониться от уплаты налогов на расход, но от уплаты налогов на прибыль, прямых или косвенных, он уклониться не может... Если я имею 1 000 ф. ст. годового дохода и должен уплатить налогов на сумму в 100 ф. ст., то для меня безразлично, плачу ли я их непосредственно из своего дохода,

6 М. и э., т. 44

140

К. МАРКС


оставляя себе только 900 ф. ст., или я^е плачу больше на 100 ф. ст. за свои земледельческие или промышленные товары» (стр. 184—185) [стр. 141—142]. «Все, что увеличивает меновую стоимость товаров, на которые существует наиболее повсеместный спрос, препятствует как обработке земли, так и производству. Но это зло неразрывно связано с налогообложением... Каждый новый налог превращается в новую тягость для производства и повышает естественную цену. Та часть труда страны, которой располагал прежде плательщик налога, теперь попадает в руки государства и поэтому не может быть применена производительно» (стр. 206) [стр. 155]. «Односто­ронний 184 налог на прибыль никогда не падает на ту отрасль, которая им обложена, так как предприниматель либо прекратит свою деятельность [в данной отрасли], либо возместит себе этот налог» (стр. 210) [стр. 157]. «Налоги никогда не могут быть распределены так равномерно, чтобы влиять в одном и том же отношении на стоимость всех товаров и по-преж­нему сохранять их относительную стоимость на одном и том же уровне» (стр. 276) [стр. 199]. «Налоги на предметы необходимости не представляют никаких особенных неудобств. Прибыль действительно понижается, но только на сумму, равняющуюся доле рабочего в уплате налога, а эта доля должна быть уплачена во всяком случае либо предпринимателем, либо потребителем продукта труда рабочего» (стр. 384) [стр. 265—266].

ПОВЫШЕНИЕ ЦЕНЫ ТОВАРОВ ВСЛЕДСТВИЕ НАЛОГОВ

И ДЕНЬГИ

Не требуется «больше денег для обращения того же количества това­ров, если цены их повысились вследствие налогообложения, а не вслед­ствие увеличения трудности их производства». Если цена товаров повы­шается, то я проедаю за ту же самую цену меньшее количество. Остаток проедается правительством. Оно получает деньги, требуемые для покупки этих товаров, облагая налогом отдельные товары. Фабрикант или фермер получают этот налог от населения. Скрытый натуральный налог (приме­чание на стр. 242—243) [стр. 179].




1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   69


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет