Центрального комитета коммунистической партии советского союза



жүктеу 10.82 Mb.
бет21/69
Дата01.04.2016
өлшемі10.82 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   69
: russkij -> marx
russkij -> Русский язык 17. 07. 2015 г
russkij -> Книга, вышедшая в Париже в «ymca-press»
russkij -> Хорватский алфавит
marx -> Центрального комитета коммунистической партии советского союза

* ПО ПОВОДУ КЭРИ 221

В Америке, где сегодня общественные противоречия гораздо менее развиты, чем в Европе, устои которой основательно подто­чены, эта теория нашла своего представителя в лице экономи­ста Кэри225. В лице же профессора Уэйленда нашелся ей и кон­сервативно-буржуазный (с точки зрения более новой английской школы) противник. К великому огорчению приверженцев Кэри, «Принципы политической экономии» Уэйленда22в были введены в качестве учебника в большинстве училищ Новой Англии227.

Главная заслуга Кэри состоит в том, что он действительно вырабатывает своеобразный, вырастающий прямо на американ­ской почве продукт без посторонних примесей. Его наука пред­ставляет собой не больше и не меньше как универсальную сущ­ность, она является чистой наукой янки. Она пытается доказать, будто экономические условия буржуазного общества не являются условиями борьбы и антагонизма, а скорее условиями ассоциа­ции и гармонии. (В теории очень красиво, практику же в этой области поставляют современные фабричные города!) Эти эко­номические условия делятся на:


  1. ренту, долю земельного собственника;

  2. прибыль, долю капиталиста;

  1. заработную плату, долю рабочего в стоимости готового продукта.

Как мы видим, Кэри слишком сведущ, чтобы по примеру новоиспеченных римских юнцов из Филадельфии228 или их предшественника, s. v. * Гейнцена, связывать существование

• — salva venia — о вашего позволения. Ред,



ПО ПОВОДУ КЭРИ

181


классов с наличием политических привилегий и монополий и поэтому считать, что Великая французская революция, безус­ловно, сымпровизировала социальную гармонию и раз и на­всегда взяла на нее патент 22в. Кэри же, напротив, ищет для экономических фактов экономические причины, при этом он, разумеется, не выходит за рамки еще нечетко выраженных, расплывчатых, находящихся в движении классовых отношений в Америке. Поэтому он доказывает лишь то, что принимает некий преходящий момент в развитии общества за нормальные отношения его жизни. Наиболее характерна полемика школы Кэри с английскими экономистами. Школа Кэри нападает на Рикардо, на этого классического представителя буржуазии и наиболее стоического противника пролетариата, как на чело­века, произведения которого якобы являются арсеналом для анархистов, социалистов, короче говоря, для всех «врагов буржуазного строя». С таким же фанатизмом, с каким она обру­шивается на Рикардо, преследует она и всех прочих авторитет­ных экономистов современной буржуазной Европы и упрекает этих экономических герольдов буржуазии в том, что они раз­рывают общество на части и куют оружие для гражданской войны, цинично доказывая, что экономические основы различ­ных классов должны порождать неизбежный и постоянно расту­щий антагонизм между ними.

Француз Бастиа — безусловный сторонник свободной тор­говли; римские юнцы из Филадельфии с наивным простодушием повторяют за ним как молитву «благословения свободной тор­говле». Сам Кэри начал свою карьеру экономиста сторонни­ком свободной торговли и в свое время отпускал отменные шутки: например, ставил на одну доску с Китаем буржуазную Францию из-за ее склонности к покровительственным пошли­нам 23°. Как и подобает всем сторонникам свободной торговли, причиной всех диссонансов в обществе он считал неуместное вмешательство государства в дела, относящиеся к компетенции частной промышленности, и пр. В этом он был целиком янки, янки с головы до ног. Сегодня г-н Кэри скис, он стенает и сокрушается вместе с французом Сисмонди по поводу разруши­тельных влияний находящейся в процессе централизации круп­ной промышленности Англии, которая, по его мнению, создает «дурной принцип» в обществе ш. Не говоря уже о том, что Кэри совершенно не замечает революционного, преобразующего мо­мента в разрушительных влияниях промышленности, он все-таки еще слишком янки, чтобы возложить ответственность на промышленность как таковую, что было бы единственно пра­вильным выводом из его рассуждений. Он возлагает на англичан



182

К. МАРКС

личную ответственность за влияние их промышленности, не говоря уже о том, что Рикардо снова оказывается ответственным за Англию. Впав в это противоречие, Кэри с неизбежностью постепенно должен все больше и больше склоняться к мелко­буржуазным [порядкам1, к некогда существовавшему, но давно вытесненному патриархальному союзу земледелия с мануфак­турой.

Все, что произошло с Кэри и его сторонниками, определяется тем, что они — янки: под предлогом и — мы можем даже допус­тить — с добрым намерением и с убеждением, что они вступаются за «самый многочисленный и самый страдающий класс», они бросают вызов английской буржуазии. Сисмонди делал это, громя современную промышленность и тоскуя по прежней ману­фактурной промышленности; они же делают это, проповедуя покровительственные пошлины сегодня. Таким образом, по сути дела, они со всеми своими филантропическими фразами хотят лишь искусственно ускорить английское развитие про­мышленной буржуазии в Америке. Это — филантропически-уто­пическая манера конкурентной борьбы между Англией и Аме­рикой, борьбы, которая является для современной буржуазной политической экономии в высшей степени интересным феноме­ном. Гениальная сторона политической экономии проявляется здесь самым блестящим образом 232.

Дело в том, что в конкурентной борьбе между Америкой и Англией мы видим, как последняя все больше и больше оттес­няется на позиции Венеции, Генуи и Голландии, которые все вынуждены были давать свой капитал в ссуду под проценты, после того как было уничтожено их монопольное положение в торговле. Генуя и Венеция способствовали возвышению Гол­ландии, Голландия снабдила капиталом Англию, и теперь Анг­лия вынуждена точно так же поступать по отношению к Соеди­ненным Штатам Америки. Только теперь этот переворот во всех отношениях куда грандиознее того, что было раньше. Положе­ние Англии отличается от положения этих стран тем, что у пос­ледних торговая монополия была первенствующим моментом, что оказалось нетрудным сломить, в то время как Англия к тому же обладает и промышленной монополией, которая по своей природе более устойчива. Зато, с другой стороны, английская буржуазия в такой колоссальной степени перенасыщена капи­талом, что вынуждена строить железные дороги в обеих час­тях света, вкладывать капиталы в газовое освещение Берлина, виноградники Бордо, русские фабрики и американские паро­ходы. Все это дает материал для интереснейших наблюдений, как сила притяжения, которой пользуется английский центра-


ПО ПОВОДУ КЭРИ

183


лизованный капитал [Centralkapital], неизбежно дополняется центробежной силой, которая снова гонит его во все концы света. Вспыхни революция —и окажется, что англичане создали для европейского континента все средства сообщения и машины для производства безвозмездно; Америка не ждет революций; она ведет свои расчеты консервативно-буржуазным путем, время от времени ликвидируя свою задолженность Англии посредством банкротства. В этом одна из тайн ее быстрого возвышения, за­кономерное явление, подобное железнодорожным и пароходным катастрофам. Та же самая беспечность, тот же самый неистовый бум производства, которые дают возможность появиться на свет десяткам тысяч, при других обстоятельствах никогда бы не родившимся, хладнокровно, с помощью паровой машины, приводят людей сотни за сотнями к преждевременной смерти. Одно является лишь дополнением другого. Безудержное умно­жение богатства капиталистических ассоциаций при полном пренебрежении человеческими жизнями! — так гласит коммен­тарий к «победе индивидуальности у англосаксов»! 283

Написано К. Марксом в 18521853 гг. Печатается по тексту газеты

Напечатано в газете «Die Reform» Перевод с немецкого

Л 49 и 50, 17 и 11 сентября 1853 г.

184 ]

К. МАРКС


ДАВИД УРКАРТ 23*

В одной из доставленных нам последними пароходами анг­лийских газет мы, к своему удивлению, обнаружили, что г-н Ур-карт, о котором в последнее время неоднократно упоминалось как об агитаторе за проведение антирусских митингов в Англии, назван агентом, находящимся на службе у России 236. Мы можем объяснить подобную нелепость лишь интригами «свободного славянства», так как вся Европа до сих пор знала Уркарта только как отъявленного, фанатичного до мании врага России и друга Турции. Утверждают, что, когда он был секретарем посольства в Константинополе, русские пытались даже отравить его. Поэтому скажем несколько слов об этом человеке, о дей­ствительной роли которого, хотя имя его у всех на устах, почти никто не отдает себе отчета.

Уркарт постоянно носится с какой-нибудь навязчивой идеей. В течение 20 лет он безуспешно разоблачал Пальмерстона и рус­ские происки и должен был в силу этого, естественно, наполо­вину лишиться разума, как всякий человек, одержимый какой-либо правильной идеей, которую он, однако, не в состоянии провести в жизнь. То обстоятельство, что Пальмерстон со своей дипломатией мог продержаться до сих пор, он объясняет рас­прями между вигами и тори, и это отчасти правильно, но, разу­меется, лишь отчасти. Единственное спасение от теперешнего английского парламента, который оценивает любое лицо не по его заслугам, а только в зависимости от того, занимает оро ту или иную должность или нет, Уркарт, как прирожденный консерватор, видит в усилении прерогатив королевской власти, с одной стороны, и в местном муниципальном самоуправлении,

ДАВПД УРКАРТ

185


с другой. Он хотел бы, чтобы для сопротивления России Запад составил столь же компактную и единообразную массу, как русские. Поэтому он не желает ничего слышать о партиях и является главным врагом централизаторских стремлений. Так как все происходившие до сих пор революции, начиная с 1848 г., в какой-то момент благоприятствовали продвижению России, он сумасбродным образом приписывает эти результаты заранее обдуманным намерениям русской дипломатии. Агенты России при этом в сознании Уркарта являются тайными глава­рями революций. Поскольку в рамках консервативной, старой системы Австрия составляет прямой противовес России, он проявляет особую привязанность к Австрии и неприязнь ко всему, что может угрожать ее международному могуществу. В противоположность, с одной стороны, русскому, а с другой — революционному нивелированию, он твердо стоит за индиви­дуализм и самобытность народов. Поэтому в его глазах евреи, цыгане, испанцы и мусульмане, включая черкесов, являются четырьмя самыми выдающимися народами, потому что они-де не затронуты пошлостью (vulgarism) Парижа и Лондона. Из всего этого видно, что его понимание истории должно было при­нять весьма субъективный характер; история представляется ему в большей или меньшей степени исключительно делом дипломатии. Что же касается объективного, материалистиче­ского понимания истории, то он считает его чем-то стремящимся помешать преступлениям предстать перед правосудием и, на­оборот, желающим возвести их в закон. Как отозвался об Ур-карте один критик,

«он почтенный, упрямый, правдолюбивый, восторженный, глубоко погрязший в предрассудках и совершенно рехнувшийся старый господин».

Поскольку в его жизни лишь одна цель — борьба против России, которую он ведет с присущей маньякам проницатель­ностью и большим знанием дела, то все это не так уж страшно. Рыцарь одной жизненной цели должен неизбежно снова пред­стать в виде «благородного рыцаря печального образа», да и в санчо пансах также у него нет недостатка — как здесь, так и в Европе. Один из модернизированных образцов этого типа на­шел свое воплощение в А. Р. С. *, этом главном лондонском оплоте «Tribune».


Печатается по тексту газеты Перевод с немецкого

Написано К, Марксом около 20 ноября 1853 г.

Напечатано в газете «Die Reform» M 112, 19 декабря 1853 г.

* — А. Ф. Пульском, Ред,



186 J

К. МАРКС

БРИТАНСКИЕ ФИНАНСЫ. - ВОЛНЕНИЯ В ПРЕСТОНЕ 23«

Лондон, пятница, 31 марта 1854 г.

Билль о подоходном налоге принят 237. Сэр Дж. Пакингтон выступил против него открыто и с полным основанием, хотя и достаточно нудно, отметив, что недавняя публикация Синих книг 238, секретной и доверительной корреспонденции, совсем по-новому осветила прошлую финансовую политику канцлера казначейства. Г-н Гладстон внес бюджет мира 18 апреля 1853 г., когда он должен был быть совершенно уверенным в близости войны 239. За 3 дня до его заявления коалиционный кабинет получил от полковника Роуза известие о том,

«что князь Меншиков, еще не ознакомив великого визиря с характе­ром своей миссии и своих требований, настойчиво пытался получить у него формальные заверения в том, что он не станет сообщать о них ни британским, ни французским представителям» ш.

Коалиционный кабинет ш знал также из секретной коррес­понденции о намерении императора * устранить «больного че­ловека» ш, чтобы тот не выскользнул из его рук. Располагая такой информацией, елейный пьюзиит 213 заходит еще дальше и обращается к парламенту:

«Если вы продлите действие подоходного налога на 7 лет, то в первые два года я прошу лишь по 7 пенсов с фунта; в следующие два года — по 6 пенсов с фунта, а в оставшиеся три года — только по 5 пенсов с фунта, а затем подоходный налог должен совсем исчезнуть».

Г-н Гладстон, как помнят читатели нашей газеты 2ii, пред­ставлял подоходный налог могущественным орудием войны,

* — Николая I, Ред,



БРИТАНСКИЕ ФИНАНСЫ. — ПОЛПЕННИ В ПРЕСТОНЕ

187


от которого следует избавиться в мирное время. Он заявил это, зная, что война почти неизбежна и что еще до истечения года возникнет необходимость удвоить налог, составлявший 7 пенсов с фунта. Теперь он равен 1 шилл. 2 пенсам с фунта. Если кто-нибудь скажет, что сверхскрупулезный канцлер казначейства сам обманулся в положении дел, я отвечу, что в понедельник на прошлой неделе * произошло падение государственных цен­ных бумаг, потому что публикация секретных документов, по уверению биржевых маклеров, наглядно подтвердила твердое намерение царя осуществить свои планы и невозможность до­верять даже самым положительным его заверениям. Члены «кабинета всех талантов» должны обладать проницательностью, по крайней мере, равной проницательности членов фондовой биржи.

В то же самое время, когда Дуне Скот коалиционного каби­нета, доктор Субтилиссимус 245, предложил свой финансовый план конверсии государственных ценных бумаг, он таким об­разом, невзирая на полученные предупреждения, обеспечил пустоту в казне к самому моменту «катастрофы». В указанные ниже годы балансы казначейства были таковы:

1844-6 254 113 ф. ст. 1849-9 748 539 ф. ст.

1845-8452090 > > 1850-9[245676] ** » »

1846-9131282 > > 1851-8 [381637] » >

1847-8 457 691 > » 1852 - 8 [841 8221 > »


1848-8105 561 » >

В начале 1853 г. г-н Гладстон ухитрился сократить баланс до 4 485 230 ф. ст., а вскоре он вообще будет сведен на нет, так как этот изобретательный финансист вынужден компенсировать оставшуюся задолженность Компании Южных морей24в из расчета 100 ф. ст. за акцию, в то время как на бирже ее с тру­дом можно продать по 85 ф. ст.

Такая финансовая политика коалиционного кабинета пол­ностью [соответствует] его дипломатической политике, когда «благодарят» царя за доверенные по секрету планы раздела; его парламентской политике, когда палате всегда сообщаются [известия], прямо противоречащие тем, которыми располагает кабинет; его военной политике, когда Омер-пашу вынуждают бездействовать, пока царь не закончит своих приготовлений к вторжению; той военной политике, когда перебрасывают вой­ска на пароходах, а лошадей на парусниках, офицеров же

* — 20 марта 1854 г. Ред. ** Цифры восстановлены по тексту речи Пакингтояа, опубликованной в газете «Times» 31.Ш 1854. Ред.



188

К. МАРКС

задерживают в Лондоне, когда солдат высаживают в Константино­поле, считая из всех прочих мест наиболее пригодным для захвата именно Константинополь, а не Одессу, Крым, Финлян­дию, устье Дуная или любой другой опасный для России пункт, и делается это не с целью разбить Казака *, а для того, чтобы в такой кризисный момент ознакомить как мусульманских, так и византийских священников с западным правом и гражданским равенством.

Несмотря на сильную оппозицию ирландских членов, палата общин, по-видимому, приняла решение перейти к рассмотрению предложения г-на Чамберса и назначить комиссию по рассле­дованию деятельности и хозяйственного устройства женских монастырей. Главный довод, на который опирается предложе­ние г-на Чамберса, — изоляция девочек, насильственно отторг­нутых от своих родителей и определенных законом опекунов. Английская буржуазия содрогается при мысли о возможности похищения девочек для монастырей. Однако чувство справед­ливости, продемонстрированное ею в данном случае, весьма притупляется тогда, когда девочек похищают для удовлетворе­ния вожделений аристократов или прихотей хлопчатобумажных магнатов. На прошлой неделе 16-летнюю девушку соблазнили уйти от родителей, завлекли на ланкаширскую фабрику, где ее держали ночью и днем, как в тюрьме, под замком, принуждая там же спать и есть. Когда отцу стало известно, что случилось с его дочерью, ему не было позволено даже встретиться с ней, и полиция выгнала его с фабрики. В этом случае были нарушены фабричный закон, закон о личной свободе, закон, дающий отцу право защиты своего несовершеннолетнего ребенка, тем самым ни в грош не ставятся права, предоставляемые Habeas corpus. Произошло грубое и вопиющее похищение ребенка. Однако как повели себя в этом случае местные власти, когда несчастный отец обратился к ним в поисках справедливости? Ответ гласил: «Мы ничего не можем сделать».

Г-н Томас Данкомб представил петицию, подписанную в те­чение 24-х часов более чем 7600 жителями города Престона, с жалобой на образ действия местных властей этого города при проведении законов о поддержании спокойствия и порядка. Он заявил, что сразу после пасхальных каникул внесет пред­ложение о создании комиссии по расследованию.

«Агитаторы Престона, опытные подстрекатели к стачке, — люди, претендующие на то, что они составляют новое сословие в государстве, и на то, что они выпестовали Рабочий парламент 24?, наконец были оста-

* — Николая I. Ред.


БРИТАНСКИЕ ФИНАНСЫ. — ВОЛНЕНИЯ В ПРЕСТОНЕ 189

новлены. Около десятка из них были арестованы, допрошены местными властями по обвинению в заговоре, выпущены под залог и предстанут перед ливерпульским выездным судом присяжных».

В таких выражениях «Morning Post»248 сообщает о событии249, написать о котором ранее мне помешали некоторые обстоятель­ства. Обвинение против лидеров основывается на следующем: хозяева послали в Манчестер и уговорили тамошних рабочих приехать в Престон. Большинство этих рабочих состояло из ирландцев. Престонцы встретили их на железнодорожной стан­ции; приехавшие казались воплощением нищеты и несчастья. Примерно 54 человека согласились отправиться в Фармерс-армс 260, где их щедро кормили целый день, а вечером, когда они согласились вернуться, 15 тысяч человек проводили этих рабо­чих с овациями на железнодорожную станцию. Семеро из них были задержаны предпринимателями и отправлены назад, в Престон, чтобы обвинить г-на Кауэлла и его коллег в заговоре. Теперь, если мы обратимся к [действительным] событиям, то не останется никаких сомнений в том, кто же является под­линным заговорщиком 261.

В 1847 г. престонские хлопчатобумажные магнаты снизили заработную плату, торжественно пообещав восстановить ее, как только торговля вновь вступит в полосу оживления. В 1853 г., в год процветания, они отказались сдержать свое слово. Рабочие четырех фабрик забастовали, их поддержали своими пожертвованиями те, кто продолжал работу. Тогда хозяева тайно сговорились закрыть свои фабрики и, чтобы осуществить этот заговор, дали обязательство, что каждый вне­сет 5 000 фунтов стерлингов *. Рабочие обратились с при­зывом о помощи к другим городам Ланкашира, и поддержка была им оказана. Предприниматели разослали эмиссаров, чтобы убедить й побудить хлопчатобумажных магнатов в дру­гих городах объявить своим рабочим локаут, и преуспели в своих стараниях. Не удовлетворившись этим, они, в про­тивовес аналогичным действиям рабочих, начали в широких масштабах сбор средств. Убедившись в бесполезности всех этих мер, они разослали повсюду своих агентов, чтобы побудить рабочих, их семьи, швей и бедняков из работных домов Англии и Ирландии приехать в Престон. Обнаружив, что эти дополни­тельные меры не оказывают желаемого действия с достаточной быстротой, они попытались спровоцировать народ на беспо­рядки. Своим наглым поведением они вызывали у него раздра­жение. Они запретили митинги в Марше, однако народ прово­дил их в Блэкстон-Эдже и других 'местностях, где это также

* В случае, если он (предприниматель) пойдет на соглашение с рабочими. Ред.

190

К. МАРКС


не было дозволено. Они ввели около сотни новых полицейских, привели к присяге специальных констеблей, снарядили пожар­ную команду, поставили войска под ружье и зашли так далеко, что с целью спровоцировать бунт зачитали Акт о мятеже а82. Таков был заговор хозяев, но им не удалось ни в чем преуспеть. Вопреки этим фактам, было выдвинуто обвинение в заговоре, однако не против хозяев, а против рабочих. Кроме того, еще одно обстоятельство дает возможность обвинить предприни­мателей в заговоре. Рабочие одной фабрики возобновили ра­боту. И комитет предпринимателей, и Рабочий комитет соответ­ственно потребовали объяснений. Рабочие выпустили плакат с сообщением, что они вернулись к работе при условии опре­деленного уровня зарплаты. Комитет предпринимателей при­грозил владельцу этой фабрики * принять моры, потребовав в качестве штрафа 5 тысяч фунтов стерлингов, которые он обя­зался внести для поддержки локаута. Владелец фабрики зая­вил нечто, прямо противоречащее сообщению рабочих, что за­ставило предпринимателей отступить. Уж если такое обяза­тельство внести 5 тысяч фунтов стерлингов являлось согласно закону заговором, то угроза насильственного его осуществле­ния тем более. Но это еще не все. Сам обвинительный акт против лидеров рабочих явился результатом сговора престон-ских судейских чиновников. По сообщению самой «Times», судьи, собирая доказательства, добились этого, привезя в кэбах добавочных рабочих 25s не в Ратушу, где их страшила гласность, а в судебную камеру, чтобы там условиться об их показаниях; и там, под покровом ночи, набросились на избранные ими жертвы.

Однако благоразумие рабочих, не позволивших ни спрово­цировать себя на нарушение общественного порядка, ни запу­гать [настолько, чтобы подчиниться] диктату престонских parvenus **, свело на нет замыслы этих маленьких наполеонов из Ланкашира.

В среду вечером в Лондоне, в Сент-Мартинс-холле, Лонг-Эйкр, состоялся публичный митинг, цель которого заключалась в том, чтобы дать возможность рабочему классу столицы выска­зать свое мнение о поведении престонских хозяев. Следующие две резолюции были приняты единогласно:

«Исходя из следующего толкования закона нынешним лордом-канц­лером Англии, бароном Ролфом ***, в бытность его судьей:

* — Суэнсону. Ред. ** — выскочек. Ред. **• — Крануортом, Робертом Монси Ролфом, Ред.


БРИТАНСКИЕ ФИНАНСЫ. — ВОЛНЕНИЯ В ПРЕСТОНЕ 191

Если, убеждая людей в их собственных интересах работать лишь за определенную плату, а при других определенных условиях не рабо­тать, достигают цели мирными средствами и не преследуют иных наме­рений, то это действие остается в рамках закона.

Исходя из того,

что рабочие Престона, вовлеченные в тридцатинедельный конфликт со своими хозяевами, в течение всего этого периода вели себя самым мирным образом, соблюдая полный порядок;

что, несмотря на все эти факты, четыре * члена Рабочего комитета должны предстать перед ливерпульским выездным судом присяжных по обвинению в заговоре, хотя нет никаких доказательств насилия и запугивания с их стороны, более того, в этом их никто даже и не обвинял;

собрание поэтому считает действия фабрикантов и местных властен Престона заслуживающими порицания, считает их виновными в недо­пустимом присвоении власти, в попрании равенства перед законом и лич­ной свободы одповременпо и полагает, что подобные действия должны быть единодушно осуждены народом.

Исходя из того, что симпатия и помощь всего рабочего класса Соеди­ненного королевства должны быть отданы защите справедливости и укреп­лению правопорядка, собрание обязуется оказывать чрезвычайную и постоянную поддержку рабочим Престона в их теперешних тяжелых усло­виях и горячо призывает всех, кто заинтересован в улучшении условий труда, присоединиться к ним и поддержать их лучшие стремления» а64.

Лондонская пресса в большинстве своем осуждает действия престонских предпринимателей, но не из чувства справедливо­сти, а из боязни возможных последствий. Она опасается, что ^рабочий класс теперь начинает понимать, что за спиной отдель­ного капиталиста, его эксплуататора, стоит вся машина [капи­талистического общества], и чтобы сокрушить первого, он дол­жен разделаться с последней.


Написано К. Марксом 81 марта 1SS4 е.

Напечатано в газете

»New-Yorh Semi-Weekly Tribune»

M 929, 21 апреля 1854 г.

Подпись: Карл Маркс

Печатается по тексту газеты

Перевод с английского

На русском языке публикуется впервые

• В «People's Paper» — «одиннадцать». РеО,



192 ]

Ф. ЭНГЕЛЬС




1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   69


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет