Центрального комитета коммунистической партии советского союза



жүктеу 10.82 Mb.
бет49/69
Дата01.04.2016
өлшемі10.82 Mb.
1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   69
: russkij -> marx
russkij -> Русский язык 17. 07. 2015 г
russkij -> Книга, вышедшая в Париже в «ymca-press»
russkij -> Хорватский алфавит
marx -> Центрального комитета коммунистической партии советского союза

ПРИЛОЖЕНИЯ

537


и принимает к руководству принципы Международного Товари­щества Рабочих; резолюция заканчивается словами «Рабочие всех стран, соединяйтесь!».

Ведется работа над составлением обращения к рабочим об­ществам и тред-юнионам и установлена переписка с пенсиль­ванской ассоциацией взаимопомощи горняков. Организованная политическая борьба рабочих нанесла удар верховенству рес­публиканской партии в Нью-Хемишире на недавних выбо­рах. Среди коренных американцев образовалась секция, кото­рая направила своего делегата [в Нью-Йоркский комитет]. Получен вексель па 2 фунта стерлингов, которые составляют очередные взносы 203 членов и оплату за отчеты о кон­грессе.

Гражданин Маркс сообщает, что прибыли письма из Па­рижа, одно от 12-го, другое от 15-го числа 632, но получены они лить в субботу. Один француз, принадлежащий к Коммуне, приехал в Лондон для деловых операций на бирже и посетил его [Маркса], чтобы заручиться его помощью. Исключение Толена действительно имело место 633, в соответствии с чем Маркс вносит следующую резолюцию:

«Принимая во внимание, что на утверждение Генерального Совета поступила резолюция Федерального совета парижских секций об исключении гражданина Толена из Товарищества за то, что этот гражданин, будучи избранным в Национальное со­брание в качестве представителя рабочего класса, самым тру­сливым образом предал дело рабочего класса;

принимая во внимание, что место каждого французского члена Международного Товарищества Рабочих бесспорно в ря­дах Парижской Коммуны, а не в узурпаторском и контррево­люционном Версальском собрании, —

Генеральный Совет Международного Товарищества Ра­бочих утверждает резолюцию Парижского федерального совета и объявляет гражданина Толена исключенным из Международного Товарищества Рабочих».

Резолюция, поддержанная Эккариусом, принимается едино­гласно.

Гражданин Маркс продолжает свою речь. Он говорит, что дал понять делегату Коммуны, какой большой ошибкой было не присылать нам ни писем *, ни газет. В дальнейшем это бу­дет исправлено, так как деловые сношения между Коммуной и Лондоном будет поддерживать курсирующий агент, который возьмет на себя также обеспечение нашей связи.

* Здесь кончается текст недостававшей страницы протокольной книге. Ред.


538

ПРИЛОЖЕНИЯ

Серрайе и Дюпон выдвинуты кандидатами на вакантные места в 17-м округе. Серрайе написал, что Дюпона несомненно изберут, но со времени выборов он ничего не сообщал; возможно, впрочем, что он писал в Манчестер. Оказывается, что далеко не все отправленные письма дошли по назначению.

Феликс Пиа и Везинье клевещут на Серрайе и Дюпона, а когда Серрайе пригрозил им судом, они стали отрицать это. Необходимо сейчас же написать в Париж и объяснить, по каким причинам Пиа клевещет на Серрайе и Дюпона.

По предложению Моттерсхеда Марксу поручается это сде­лать в34.

Полученные письма были отправлены Лафаргом за линией парижских укреплений аяь, вот почему их доставка железной дорогой так затянулась: и французские, и немецкие власти тща­тельно их просмотрели. Большая часть содержавшейся в них информации устарела, но о некоторых фактах в печати не гово­рилось. Оказывается, что в провинции так же мало известно о том, что творится в Париже, как и во время осады. Кроме тех мест, где происходят бои, в городе никогда еще не было так спокойно. Значительное число буржуа вступило в ряды нацио­нальной гвардии Бельвиля. Крупные капиталисты бежали, а мелкий торговый и ремесленный люд выступил вместе с ра­бочими *. Невозможно себе представить энтузиазм народа и национальной гвардии: версальцы — глупцы, если думают, что смогут вступить в Париж. Парижане не надеются на восстание в провинции и знают, что им противостоят превосходящие силы, но это их не пугает; опасаются они прусской интервенции и нехватки продовольствия. Декреты о квартирной плате и ком­мерческих векселях — поистине мастерский ход: без них три четверти торговцев и ремесленников были бы разорены. Убий­ство Дюваля и Флуранса пробудило жажду мщения. Семья Флуранса и Коммуна тщетно направили поверенного, чтобы точно выяснить обстоятельства их смерти **. Флуранс был убит в жилом доме ***.

Получены также кое-какие сведения о том, как фабрикуются телеграммы. Когда Прото просматривал финансовые отчеты правительства национальной обороны, он обнаружил, что упла­чены деньги за изготовление усовершенствованной переносной

* В отчете, опубликованном в «Eastern Post», конец фразы дан в следующем виде: «а лавочники и ремесленники не очень жалуют всрсальцев». Рев.

•* В «Eastern Post»: «установить причину смерти, для чего потребовалось бы расследование, но версальцы наотрез отказались». Ред.

••• В «Eastern Post»: «Флуранс пал не в открытом бою, а от руки заведомого убийцы, застигшего его в жилом доме». Ред.



ПРИЛОЖЕНИЯ

539


гильотины *. Гильотина была найдена и публично сожжена по распоряжению Коммуны **. Газовая компания была должна муниципалитету более 1 миллиона франков, но не проявила никакого желания погасить долг, пока на ее имущество не был на­ложен арест, лишь тогда был получен вексель на эту сумму на Французский банк. Телеграммы и сообщения корреспондентов изобразили все это в совершенно ином свете ***. Наибольшее раздражение вызывает то, что Коммуна управляет так дешево. Высшие должностные лица получают только по 6 000 франков в год, остальные — только заработную плату рабочего ****. Воззвание ***** будет готово к следующему заседанию.

Частично напечатано в газете «The Печатается по протокольной записи,

Eastern Post» Л5 135, 29 апреля 1871 г. сверенной с текстом газеты

Перевод с английского

На русском языке полностью публикуется впервые

* В «Eastern Post»: «Одним из первых шагов членов Коммуны было ознакомле­ние с документами и регистрационными книгами своих предшественников. В отчетах министерства внутренних дел правительства национальной обороны обнаружена запись о выплате денег за изготовление усовершенствованной переносной гильотины. Это новое орудие, предназначенное для массового уничтожения парижских рабочих, изготовлялось в то самое время, когда патриоты, ныне находящиеся в Версале, при­творялись, будто защищают Париж от пруссаков». Ред.

•* Далее в «Eastern Post» стоит: «Телеграммы и корреспонденции изображали дело так, будто народ сжег их, чтобы защититься от Коммуны». Ред.

••• В «Eastern Post» весь эпизод передан следующим образом: «Другим измыш­лением является сообщение об «ограблении» газовой компании. Финансовый отчет муниципалитета показывает, что газовая компания собрала свыше 1 миллиона с жите­лей Парижа за пользование газом. Эта сумма числилась как задолженность компании муниципалитету, хотя компания располагала достаточным фондом во Французском банке. После отказа компании выплатить эту сумму Коммуне, последняя направила в помещение газовой компании судебного исполнителя; обнаружив, что ее имущество и сейфы описаны, компания выписала чек на Французский банк на всю сумму, и ей возвратили сейф и другие описанные вещи. Эти два факта показательны». Ред.

**•* В «Eastern Post»: «Оплата рядовых чиновников равна заработной плате ква­лифицированного рабочего, а жалованье высших чиновников не превышает 240 фунтов стерлингов в год. Ясно, что это все простолюдины, среди них не найдется ни одного джентльмена: только представьте себе джентльмена, который дает министерский прием или обед у лорд-мэра, получая 240 фунтов стерлингов в год!». Ред.

**•** К Маркс. «Гражданская война во Франции». Ред.



540 ]

* ЗАПИСЬ ВЫСТУПЛЕНИЙ Ф. ЭНГЕЛЬСА

В СВЯЗИ СО 100-ЛЕТИЕМ

СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ РОБЕРТА ОУЭНА



ИЗ ПРОТОКОЛА ЗАСЕДАНИЯ ГЕНЕРАЛЬНОГО СОВЕТА 0 МАЯ 1871 ГОДА

Гражданин Энгельс поддерживает это предложение взв. Он говорит, что почти ничего но знает об инициаторах праздно­вания, но относительно Роберта Оуэна не может быть никаких сомнений. В его сочинениях встречаются мысли, не устаревшие до сих пор. Он исходил из своих собственных идей; будучи перво­начально сам фабрикантом, он первым выступил против своего класса, чтобы положить конец позорной системе эксплуатации женщин и детей на фабриках. Энгельс считает, что Интернацио­нал должен быть представлен на юбилейном собрании.

Гражданин Энгельс, возражая Моттерсхеду вЯ7, гово­рит, что Локк был деистом, а Оуэн — материалистом. Филосо­фия Локка привела французов к материализму. Энгельс сомне­вается в том, что Оуэн был знаком с более старыми французскими писателями. Энгельс совершенно не согласен с Моттерсхедом. Оуэнистское движение началось еще в 1809 г. независимо от чего-либо написанного ранее. В 1812 г. Оуэн напечатал свою книгу о браке, а в 1818 г. отправился на конгресс монархов в Ахене, чтобы убедить их в необходимости провозгласить ком­мунизм. Что в дальнейшем оуэнизм приобрел религиозную окраску, до некоторой степени верно, но много внимания он уделял социальным реформам. Большинство оуэнистов перешло на сторону буржуазии. Они принадлежали в свое время к чар­тистам, но были вынуждены сделаться профессиональными аги­таторами и стали уже менее надежными людьми^ утратили вер-

ПРИЛОЖЕНИЯ

541


ность своим принципам. Было бы очень жаль, если бы чество­вание было проведено таким образом, чтобы Совет не мог при­нять в нем участие.

Гражданин Энгельс говорит, что не хотел сказать, будто

все социалисты были чартистами, но некоторые из тех, кого он
знал, ими были.

Впервые опубликовано па русском Печатается по тексту протокольной

языке в книге «Генеральный Совет книги Генерального Совета

Первого Интернационала. 18701871», „а

М. 1965 Перевод с английского


542 ]

* ЗАПИСЬ РЕЧИ К. МАРКСА О ПАРИЖСКОЙ КОММУНЕ



ИЗ ГАЗЕТНОГО ОТЧЕТА О ЗАСЕДАНИИ ГЕНЕРАЛЬНОГО СОВЕТА 20 ИЮНЯ 1871 ГОДА

Гражданин Маркс выражает свое удовлетворение по поводу того, что рабочие на континенте откровенно высказа­лись о Коммуне. В Женеве, Брюсселе, Мюнхене, Вене и Бер­лине состоялись собрания, на которых были осуждены зверства [правительства] Тьера—Фавра. Маркс обращает также внима­ние Совета на опубликование французскими газетами ряда так называемых манифестов, приписываемых Парижской секции Интернационала. Все они являются фальшивками, сфабрико­ванными французской полицией, чтобы поймать на удочку неосторожных людей; это показывает, до каких низостей может дойти презренное правительство в38.



Напечатано в газете «The Eattern Post» Печатается по тексту газеты

[543


* ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ К. МАРКСА С КОРРЕСПОНДЕНТОМ ГАЗЕТЫ «THE WORLD» e39

Лондон, 3 июля [1871]

...Я прямо приступил к делу. Мир, сказал я, как видно, плохо пред­ставляет себе, что такое Интернационал; к нему питают сильную ненависть, но вряд ли сумели бы объяснить, что именно ненавидят. Некоторые люди, считающие, что сумели глубже других проникнуть в тайну Интернацио­нала, утверждают, что это своего рода двуликий Янус, с честной и доброй улыбкой рабочего на одном лице и с усмешкой злодея-заговорщика на другом. Я попросил Маркса пролить свет на тайну, раскрыть которую бессильны подобные теории. Ученый засмеялся, ему стало смешно, как мне показалось, при мысли, что мы его так боимся.

Тут нет никакой тайны, милостивый государь, начал Маркс в очень изысканной форме диалекта Ганса Брайтманамо, разве только тайна глупости людей, которые упорно игнорируют тот факт, что наше Товарищество действует открыто и что подробнейшие отчеты о его деятельности печатаются для всех, кто пожелает их прочесть. Вы можете купить наш Устав за пен­ни, а, потратив 1 шиллинг на брошюры, узнаете о нас почти все, что знаем мы сами.

Я. Почти — это весьма возможно; но не будет ли в том, чего я не узнаю, заключаться самое важное? Буду вполне откровенен с Вами и Поставлю вопрос так, как он представляется постороннему наблюдателю: не свидетельствует ли это всеобщее недоброжелательное отношение к Ва­шей организации о чем-то большем, чем о невежественной злобе толпы? И не позволите ли Вы спросить Вас еще раз, несмотря на сказанное Вами, что такое Интернационал?

Д-р Маркс. Вам достаточно взглянуть на людей, из которых он состоит, на рабочих.

Я. Да, но солдат не всегда показателен для того государства, кото­рое его использует. Я знаю некоторых из ваших членов и вполне допу­скаю, что они не из того теста, из которого делаются заговорщики. К тому

544

ПРИЛОЖЕНИЯ


же тайна, известная миллиону человек, уже не была бы тайной, но что, если эти люди только орудия в руках какой-нибудь смелой и — Вы, надеюсь, простите меня, если я добавлю, — не слишком разборчивой в средствах коллегии?

Д-р Маркс. Ничто не доказывает, что это так.

Я. А последнее восстание в Париже?

Д-р Маркс. Во-первых, я попрошу Вас доказать, что тут был вообще какой-нибудь заговор, что все происшедшее не было закономерным следствием сложившихся обстоятельств. А если исходить из существования заговора, то чем может быть дока­зано участие в нем Международного Товарищества?

Я. Наличием многочисленных членов Товарищества в органах Ком-муны.

Д-р Маркс. В таком случае ото был также и заговор франк­масонов, потому что их индивидуальное участие в деятельности Коммуны было далеко не малым. Я, право, по удивился бы, если бы римский папа объявил все восстание делом рук франк­масонов. Но попытайтесь найти иное объяснение. Восстание в Париже было совершено рабочими Парижа. Наиболее способ­ные рабочие неизбежно должны были стать его вождями и орга­низаторами; но наиболее способные рабочие как раз являются членами Международного Товарищества. Однако Товарищество, как таковое, никак нельзя делать ответственным за их действия.

Я. Мир смотрит на это иначе. Люди толкуют о тайных инструкциях из Лондона и даже о денежной поддержке. Можно ли утверждать, что открытый характер деятельности Товарищества, на который Вы сосла­лись, исключает возможность всяких тайных сношений?

Д-р Маркс. Возникала ли когда-нибудь организация, кото­рая вела бы свою работу без использования наряду с гласными также и негласных средств связи? Но говорить о тайных инструк­циях из Лондона, как о декретах в вопросах веры и морали, исходящих из какого-то центра папского владычества и ин­триг, значит совершенно не понимать сущности Интернационала. Для этого потребовалась бы централизованная форма управле-' яия Интернационалом, в действительности же форма его орга­низации предоставляет как раз наибольшую свободу местной самодеятельности и независимости. В самом деле, Интернацио­нал вовсе не является собственно правительством рабочего класса; он представляет собой скорее объединение, чем коман­дующую силу.

Я. Объединение с какой целью?

Д-р Маркс. С целью экономического освобождения рабочего класса посредством завоевания политической власти; с целью


ПРИЛОЖЕНИЯ

545


использования этой политической власти для осуществления социальных задач. Наши цели должны быть настолько широ­кими, чтобы включать в себя все формы деятельности рабочего класса. Придать им специальный характер значило бы приспо­собить их к потребностям только одной какой-нибудь группы ра­бочих, к нуждам рабочих одной какой-нибудь нации. Но как можно призвать всех людей к объединению в интересах немно­гих? Если бы наше Товарищество вступило на этот путь, оно потеряло бы право называться Интернационалом. Товарище­ство не предписывает определенную форму политических дви­жений; оно только требует, чтобы эти движения были направ­лены к одной дели. Оно представляет собой сеть объединенных обществ,раскинутую по всему миру труда. В каждой части света наша задача представляется с какой-либо особой стороны, и рабочие там подходят к ее выполнению своим собственным пу­тем. Организации рабочих не могут быть совершенно одинако­выми во всех деталях в Ньюкасле и Барселоне, в Лондоне и Берлине. В Англии, например, перед рабочим классом открыт путь для проявления своей политической мощи. Восстание было бы безумием там, где мирная агитация может привести к цели более быстрым и верным путем. Во Франции сотни репрессивных законов и смертельный антагонизм между классами делают, по-видимому, неизбежным насильственную развязку социаль­ной войны. Но выбрать, каким способом добиться развязки, должен сам рабочий класс этой страны. Интернационал не берется диктовать что-либо в этом вопросе, и едва ли даже советовать. Но к каждому движению он проявляет свое сочув­ствие и оказывает свою помощь в рамках, установленных его собственным Уставом.

Я. А каков характер этой помощи?



Д-р Маркс. Объясню Вам это на примере. Одной из наиболее обычных форм движения за освобождение является стачка. В прежнее время, когда возникала стачка в одной стране, ее срывали посредством ввоза рабочих из другой страны. Интер­национал почти совсем положил конец такому положению. Он получает сведения о предполагаемой стачке и распро­страняет эти сведения среди своих членов, которые сразу же узнают, что местность, охваченная борьбой, должна быть для них запретной зоной. Хозяевам приходится, таким образом, иметь дело только со своими рабочими. В большинстве слу­чаев стачечники не нуждаются ни в какой другой помощи. Не­обходимые денежные средства собираются по подписке среди них самих или среди членов обществ, с которыми они более

546

ПРИЛОЖЕНИЯ

непосредственно связаны; но если их положение оказывается слишком тяжелым и если стачка получила одобрение Товари­щества, стачечники снабжаются деньгами из общего фонда. Таким образом была, например, выиграна на днях забастовка сигарочников Барселоны ш. Но у Товарищества нет матери­альной заинтересованности в стачках, хотя оно и поддерживает их при известных условиях. В денежном отношении оно ничего не может выиграть от них, а потерять может легко. Резюмируем вкратце суть дела. Рабочий класс остается неимущим среди воз­растающего богатства, нищим среди возрастающей роскоши. Материальные лишения уродуют рабочих как в моральном, так и в физическом отношении. Рабочие не могут рассчитывать на постороннюю помощь. Поэтому перед ними возникла пове­лительная необходимость взять свое дело в собственные руки. Рабочие должны изменить существующие отношения между ними, с одной стороны, и капиталистами и земельными собст­венниками — с другой, а это значит, что они должны преобразо­вать общество. Такова общая цель любой из известных рабочих организаций; Лига земли и труда 642, профессиональные союзы и общества взаимопомощи, кооперативные лавки и кооператив­ное производство — все это лишь средства для достижения этой цели. Установить полную солидарность между этими ор­ганизациями — дело Международного Товарищества. Его влия­ние начинает ощущаться повсюду. Две газеты пропагандируют его взгляды в Испании, три — в Германии, столько же — в Ав­стрии и Голландии, шесть — в Бельгии, шесть — в Швей­царии. А теперь, когда я рассказал Вам, что такое Интерна­ционал, Вы, пожалуй, сумеете сами составить себе мнение о его мнимых заговорах *.

Я. Я не совсем Вас понимаю.



Д-р Маркс. Разве Вы не видите, что старое общество, бес­сильное встретить Интернационал его же оружием — дискус­сией и организацией, вынуждено прибегать к мошенничеству, приклеивая ему ярлык заговора?

Я. Но французская полиция утверждает, что в состоянии доказать причастность Интернационала к последнему делу, не говоря уже о пре­дыдущих попытках.

Д-р Маркс. Что ж, поговорим об этих попытках, если не возражаете, потому что по ним лучше всего можно судить о серьезности всех обвинений в заговоре, предъявляемых Интер-

* Далее следует текст, не вошедший в т, 17 настоящего издания. Ред.



ПРИЛОЖЕНИЯ

547


националу. Вы помните предпоследний «заговор». Было объяв­лено о проведении плебисцита 643. Многие из тех, кому пред­стояло голосовать, заведомо колебались. Они уже не видели прежней пользы в императорской власти, так как утратили веру в существование той угрозы, от которой эта власть якобы спасла общество. Требовалось новое пугало. Полиция взялась его найти. Питая ненависть ко всем рабочим организациям, она, естественно, не прочь была навредить Интернационалу. Родилась счастливая мысль: нельзя ли в качестве пугала избрать Интернационал и таким образом одним ударом дискредитиро­вать Товарищество и послужить делу империи? Из этой счаст­ливой мысли вырос смехотворный «заговор» против жизни императора — как будто мы собирались убить жалкого ста­рика. Арестовали руководящих деятелей Интернационала. Сфабриковали улики, готовили дело для передачи в суд, а тем временем провели свой плебисцит. Но задуманная комедия слишком очевидно представляла собой всего лишь нелепый, грубый фарс. Просвещенная Европа, наблюдая этот спек­такль, ни на минуту не была введена в заблуждение относи­тельно его характера, и лишь голосовавшие французские крестьяне дали себя одурачить. Ваши английские газеты сооб­щили о начале этого жалкого дела, но забыли отметить его ко­нец. Французские судьи, признав для соблюдения этикета существование заговора, были вынуждены, однако, объявить, что ничто не доказывает причастность к нему Интернацио­нала. Поверьте мне, второй заговор подобен первому. Француз­ский чиновник снова трудится в поте лица. Ему приказано найти объяснение величайшего гражданского движения, которое когда-либо видел мир. Сотни знамений времени должны были бы подсказать правильное объяснение — рост сознательности среди рабочих, роскоши и паразитизма среди тех, кто стоит у власти, развертывающийся сейчас исторический процесс окончательного перехода власти от одного класса к народу — явное соответствие времени, места и обстановки для великого освободительного движения. Но для того чтобы увидеть это, чиновнику надо бы быть философом, а он всего лишь mouchard *. Поэтому, следуя закону своего бытия, он хватается за объяс­нение mouchard'a — «заговор». Его старый запас сфабрикован­ных документов снабдит его доказательствами, и на этот раз напуганная Европа поверит басне.

Я. Европа едва ли может поступить иначе, видя в каждой француз­ской газете сообщения об этом деле.

• — полицейский агент. Рев.


548

ПРИЛОЖЕНИЯ

Д-р Маркс. Каждая французская газета! Смотрите, вот одна из них (берет «La Situation»). Судите сами о ценности ее свиде­тельства с точки зрения фактов. (Читает.) «Доктор Карл Маркс, член Интернационала, арестован в Бельгии при попытке про­браться во Францию. Лондонская полиция давно уже следит за обществом, с которым он связан, и теперь принимает актив­ные меры для его запрещения».

Две фразы, два вымысла. Вы воочию можете убедиться в этом. Как видите, вместо того чтобы пребывать в тюрьме в Бель­гии, я нахожусь у себя дома в Англии. Кроме того, Вам, на­верное, известно, что в Англии полиция так же мало может поме­шать Международному Товариществу, как Товарищество ей. Однако, и так бывает неизменно, сообщение обошло всю прессу на континенте, нигде не встретив опровержения, и его продол­жали бы воспроизводить, даже если бы я прямо из Лондона ра­зослал опровержения во всо газеты Европы.

Я. Часто ли Вы пытались опровергнуть такого рода ложные сооб­щения?

Д-р Маркс. Я пытался, пока не устал от этого напрасного труда. Чтобы показать, с какой грубой небрежностью фабри­куются эти сообщения, могу упомянуть, что в одном из них, как я видел, Феликс Пиа выдается за члена Интернационала.

Я. Разве это не так?

Д-р Маркс. В Товариществе вряд ли нашлось бы место для столь необузданного человека. Однажды он был настолько са­монадеян, что выпустил от нашего имени опрометчивую про­кламацию, от которой мы немедленно отмежевались *, хотя, следует воздать им должное, газеты, разумеется, оставили это опровержение без внимания **.

Я. А Мадзини тоже член Вашей организации?



1   ...   45   46   47   48   49   50   51   52   ...   69


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет