Центрального комитета коммунистической партии советского союза



жүктеу 10.82 Mb.
бет51/69
Дата01.04.2016
өлшемі10.82 Mb.
1   ...   47   48   49   50   51   52   53   54   ...   69
: russkij -> marx
russkij -> Русский язык 17. 07. 2015 г
russkij -> Книга, вышедшая в Париже в «ymca-press»
russkij -> Хорватский алфавит
marx -> Центрального комитета коммунистической партии советского союза

К. МАРКС

О ПОЛНОМОЧИЯХ ГЕНЕРАЛЬНОГО СОВЕТА ш 6 СЕНТЯБРЯ 1872 г.

Маркс говорит, что, обсуждая полномочия Совета, имеют в виду не бывший Совет; стало быть, не нас, а сам принцип. Он заявил, что скорее бы голосовал за упразднение Совета, чем за превращение его в почтовый ящик; последний оказался бы в руках журналистов, а это было бы большой угрозой для Интернационала. Мы несем ответственность, а господа жур­налисты не несли бы ее. — Нельзя предусмотреть все случаи, как того хочет Сова. Так, в Лондоне возникла полицейская секция, прикрывающаяся Уставом. Был случай с нью-йорк­ской секцией № 12 спиритов и т. д. Я не понимаю, как это юрцы, вместо того чтобы бороться против буржуа, до извест­ной степени выступают заодно с ними.

Впрочем, требуемые полномочия примерно уже отражены в Уставе. Вместо того чтобы оставить за Советом неограничен­ное право, предлагаемая статья устанавливает контроль.

На протяжении ряда лет Совет сталкивался с попытками полицейских и буржуазных элементов проникнуть в Интерна-



564

ПРИЛОЖЕНИЯ



ционал в Австрии, во Франции, где один из начальников поли­ции попытался основать секцию; ее, разумеется, пришлось временно распустить. Везинье, Ландек высказываются за юрцев, так же как буржуа из секции № 12, — все это одно. — Не было совета, который бы подвергался большей критике со стороны бельгийских рабочих, чем Бельгийский федеральный совет, его упрекали в авторитаризме не меньше, чем Генераль­ный Совет. Французы считают, что у них слишком много нацио­нализма для интернационалистов.

Повод для временного роспуска федерального совета пред­ставился в Нью-Йорке; возможно, что и в других странах тай­ные общества хотят завладеть федеральными советами, их надо временно распустить. — Что касается возможности свободно создавать федерации так, как это сделали Везинье, Ландек и один немецкий шпион, ее нельзя допускать. Г-н Тьер стал лакеем всех правительств в борьбе против Интернационала, и Совету необходимы полномочия, чтобы устранить элементы разложения.

Далее предложение предусматривает оговорки. Прежний Совет имел в виду только интересы Товарищества и временно исключил одну лишь секцию № 12 Федеральные советы не обладают достаточными полномочиями: так заявил в присут­ствии Юнга и Ле Муссю один член Американского совета, имея в виду секцию № 12.

Кроме того, федеральный совет может отвести призыв к сек­циям о перевыборах — это в пользу федерации; и если бы Гене­ральный Совет решился на необоснованный шаг, конференция федераций осудила бы его.

В странах, где Интернационал подвергается преследованиям, [секции] наилучшие и должны иметь те же права. Высказанная вами тревога — уловка, ибо вы принадлежите к числу обществ, действующих тайно и являющихся наиболее авторитарными. — Генеральный Совет не имеет ни армии, ни бюджета — он рас­полагает только моральной силой и если вы лишите его полно­мочий, то сами станете лишь фиктивной силой.

(Запись Ле Муссю)

Впервые полностью опубликовано Печатается по рукописи

«а русском языке в книге а .



«Гаагский конгресс Первого Перевод с немецкого и французского

Интернационала. 27 сентября 1872 г. Протоколы и документы». М., 1970

[ 565

* О ГААГСКОМ КОНГРЕССЕ



ЗАПИСЬ РЕЧИ К. МАРКСА НА МИТИНГЕ В АМСТЕРДАМЕ 8 СЕНТЯБРЯ 1872 ГОДА '«

Оратор говорит, что прежде Гаага была очагом европейской дипломатии. Здесь, едва лишь успев подписать мирные договоры, замышляли всякого рода войны. Резкий контраст этому состав­ляет конгресс рабочих, цель которого сделать войну невозмож­ной. Интернационалу говорили, что Гаага — самый реакцион­ный город Голландии и что его невежественные жители «ра­зорвут в клочки» «сброд Парижской Коммуны». Это, однако, явилось лишней причиной, побудившей выбрать как раз этот «кровожадный» город, чтобы показать, что Интернационал не боится никаких реакционных эксцессов. Сверх того, он уверен в том, что найдет здесь сочувствующих людей, какие, впрочем, находятся повсюду, где имеется рабочий люд.

Гражданин Маркс переходит к рассмотрению результатов закончившего свою работу конгресса. Он называет их важными. Сильная централизация власти в руках Генерального Совета является настоятельной необходимостью перед лицом конфе­ренции в Берлине, которая, по мнению оратора, предвещает всеобщее наступление на пролетариат, преследования и по­давление рабочего класса 653. До тех пор пока Интернационал не будет выступать как сплоченная организация, он не сможет сделать движение всеобщим, добиться, чтобы оно повсюду воз­никало одновременно, и его усилия не дадут значительных ре­зультатов. Оратор приводит пример Парижской Коммуны. Почему она потерпела неудачу? Потому что она осталась изо­лированной. Если бы одновременно с восстанием в Париже вспыхнули революции в Берлине, Вене и других столицах, то было бы больше шансов на успех.

566

ПРИЛОЖЕНИЯ



Оратор оправдывает применение насилия там, где не помо­гают другие средства. В Северной Америке баррикады не яв­ляются необходимыми, потому что там пролетарии, если только захотят, могут добиться победы посредством выборов. То же самое относится к Англии и некоторым другим странам, где рабочий класс пользуется свободой слова. Но в громадном боль­шинстве государств революция должна заменить легальность, потому что иначе — ложным великодушием, неверно направлен­ным чувством справедливости — невозможно будет достигнуть нужной цели. Сильная, энергичная пропаганда должна будет подготовить и поддержать эту революцию. В силу этих причин также крайне необходима очень большая централизация власти в руках Генерального Совета.

Гражданин Маркс говорит, что конгресс решил вчера (в суб­боту) перенести местопребывание Совета из Лондона в Нью-Йорк. Он одобряет это решение. Америка — страна рабочих. Ежегодно туда устремляются сотни тысяч людей, изгоняемых из Европы или вынужденных к этому лишениями. Какое новое благодатное поле деятельности для усилий Интернационала! Оратор надеется, что этот шаг даст хорошие результаты.

Что же касается его самого, то он, правда, отказывается от звания члена Генерального Совета, но — вопреки слухам — не от звания члена Интернационала. Совсем наоборот. Осво­бодившись от бремени административной деятельности, он с но­вой энергией посвятит себя задаче, которой отдал 25 лет своей жизни и которой он будет заниматься до последнего вздоха: освобождению труда. (Бурные аплодисменты.)

Напечатано в газете Печатается по тексту газеты



(lAlgemeen Handeltblad» „ . .

M 12837, 10 сентября 1872 г. Перевод с голландского

[ 567

ПОЛНОМОЧИЯ, ВЫДАННЫЕ Ф. ЭНГЕЛЬСУ ГЕНЕРАЛЬНЫМ СОВЕТОМ В НЬЮ-ЙОРКЕ

Настоящим удостоверяется, что решением от 27 октября 1872 г. Генеральный Совет Международного Товарищества Рабочих уполномочил Фридриха Энгельса, проживающего в доме № 122 по Риджентс-парк-род (Лондон, Англия), прини­мать денежные суммы и взносы для передачи вышеупомянутому Генеральному Совету.



По поручению и от имени Генерального Совета

Ф. А. Зорге, генеральный секретарь Нью-Йорк, 27 октября 1872 г.


uAnnali», vol, IV, 1961 _ .

Перевод с английского
Впервые опубликовано в журнале Печатается по фотокопии рукописи

Перевод с английского На русском языке публикуется впервые

568 ]

«ЧЕСТНЫЙ» ДЖОН ХЕЙЛЗ

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ «INTERNATIONAL HERALD» «"

Уважаемый гражданин,

Как мне ни претит любое публичное выступление, я считаю себя обязанным, как член старого Генерального Совета с самого основания Интернационала и член Британского федерального совета с его первых шагов, ответить на письмо «честного» Джона Хейлза, опубликованное в последнем номере вашей газеты.

Джон Хейлз хвастается тем, что пишет свои письма от соб­ственного имени; Энгельсу и Марксу прекрасно известно, что для него нет большего наслаждения, чем увидеть свое имя в печати. Но не в этом суть дела. Они возражали против того, что письма, которые он подписывал «Джон Хейлз, генеральный секретарь Британского федерального совета» писались «без ве­дома и санкции» Британского совета *. А факты именно таковы.

26 сентября несколько его сторонников по его наущению предлагают следующую резолюцию: «Поручить секретарю-кор­респонденту» (Джону Хейлзу) «разослать по одному экземпляру нашего печатного органа в Англии «International Herald» всем федеральным советам Товарищества». Выполнив это ре­шение, он тут же по собственному почину шлет отколовшимся советам письма, которые появляются в газетах «Internationale» (Брюссель), «Bulletin de la Fédération jurassienne», «Federacion» (Барселона) и других; «честный» Джон Хейлз тем самым под­меняет собой федеральный совет.

Что касается его попыток — разоблаченных Марксом и Эн­гельсом — соединить в своем лице все функции федерального

• К, Маркс a Ф, Энгельс. Редактору газеты «International Herald», Ред.

ПРИЛОЖЕНИЯ

569


совета, то о них можно судить по следующим примерам. На за­седании федерального совета 7 ноября Джон Хейлз предложил «осуществить следующее перераспределение обязанностей, а именно — назначить генерального секретаря, который будет ве­сти переписку и финансовые расчеты, составлять официальные отчеты для печати и выступать в качестве представителя совета, и секретаря-протоколиста, в обязанности которого будет вхо­дить ведение протокольной книги совета». Но и этого было мало для Джона Хейлза. Он взял обратно свое предложение, и было принято предложение, внесенное его вчерашним врагом, а сего­дня другом Моттерсхедом, гласившее: «Мы назначаем генераль­ного секретаря, который будет отвечать перед советом за все дела, касающиеся Товарищества, и обеспечиваем ему ту помощь,, которая может ему понадобиться*. Вот это действительно была централизация, и не удивительно, что Манчестерский федераль­ный совет сразу же заявил протест против решения Британского совета по этому вопросу.

Джон Хейлз утверждал в своем письме к Юрской федера­ции, что «Британский федеральный совет запросил у гражда­нина Энгельса, тогдашнего секретаря-корреспондента для Ис­пании, адрес Лоренцо», а «гражданин Энгельс формально отка­зался его сообщить». В своем ответе Энгельс потребовал, чтобы Хейлз подтвердил этот запрос федерального совета соответ­ствующей выпиской из протокола. Вместо этого Хейлз ссылается на свидетельство своего друга Роча. Чего стоит свидетельство Роча, можно узнать, сравнив его поведение и голосование на Гаагском конгрессе с официальным отчетом о том же конгрессе, представленным им Британскому совету.

В отношении адреса лиссабонского совета, то, как заявил Энгельс, Хейлзу его не предоставили, потому что знали, что «такого рода адреса нужны ему исключительно для личных инт­риг. О подобной сдержанности в отношении других членов Бри­танского федерального совета не могло быть и речи». Что же отвечает Хейлз? Что Энгельс якобы потому отказался сообщить адрес, что Британский федеральный совет не предпринял в связи с португальским делом никаких шагов!

Все той же «честной» преданностью истине отмечен и ответ Хейлза на заявление в письме Энгельса и Маркса, а именно, будто «выполнение им своих обязанностей корреспондента нашло оценку в особой резолюции Генерального Совета при передаче этих функций гражданину Милнеру». Он дает понять, будто это место в протоколе относится к моменту его времен­ного отстранения от должности генерального секретаря. Это отстранение было предложено Подкомитетом (в состав которого



570

ПРИЛОЖЕНИЯ

входил друг Хейлза Юнг) и единодушно утверждено Генераль­ным Советом. Третейской комиссии Генерального Совета было поручено провести расследование в связи с обвинениями, вы­двинутыми против Хейлза, но созыв Гаагского конгресса и по­следовавший роспуск лондонского Генерального Совета про­рвали ее работу; опубликование собранных ею материалов остается sa ней. Однако упомянутое выше место в протоколе относится к совсем другому моменту. На том самом заседании, на котором Хейлз был временно отстранен от должности Гене­ральным Советом (протокол случайно также вел Юнг), гражда­нин Эккариус внес предложение о назначении особого секретаря для Англии для оживления переписки с тред-юнионами, кото­рую Хейлз совершенно забросил. Решение было принято в сле­дующей измененной редакции: поручить одному из членов Совета вести переписку с тред-юнионами — и для этой цели был назначен гражданин Милнер.

Джон Хейлз старательно избегает повторения своих сме­хотворных утверждений, будто, существование тайного Аль­янса явилось «изобретением» старого Генерального Совета, или будто этот Совет «пытался организовать обширное тайное об­щество внутри нашего Товарищества». Но на что Джон Хейлз способен по части честной выдумки, можно увидеть из следую­щей почтовой открытки, разосланной им по ряду адресов 21 де­кабря истекшего года:

«Граждане! Британский федеральный совет выехал из помещения в доме № 7 на Ред-Лайон-корт, Флит-стрит, Лондон, и если ничтожная фракция сохранила помещение за собой, то сделано это было без ведома членов совета, и любые ее шаги должны расцениваться соответственно. Перечисленные ниже лица намерен» превратить Товарищество в тайную политическую организацию для насаждения предписываемых ев уставом вавоворов, вместо того чтобы оставить его таким, как оно есть, т. е. реальной организацией труда. Они составляют то меньшинство, о кото­ром говорилось в недавно вышедшем циркуляре. Это — гражданин Лес­снер (немец, избранный группой), У. X. Райли (от группы), А. Вейлер (немецкая секция), Э. Хила (Уэст-Энд), Дж. Митчел (то же, но предста­вляет Хинклв), С. Викери (Беркенхед), Ч. Мёррей (Норманби), однако примкнул лишь на том собрании, которое было распущено гражданином Викери, Э. Дюпон (Манчестерская иностранная секция), Дж. Милнер (явившийся с мандатом от некой Национальной лиги реформ 1849 г.)».

Не довольствуясь распространением подобной нелепой выдумки, «честный» Джон Хейлз доверяет ее почтовой от­крытке. Почему не информировать прямо полковника Хен-дерсона?

Джон Хейлз упрекает гражданина Энгельса, одного из ста­рейших и наиболее уважаемых лидеров германского рабочего


ПРИЛОЖЕНИЯ

571


класса, в том, что он был хлопчатобумажным фабрикантом. Таковым был и Роберт Оуэн. Хейлз забывает добавить, что Энгельс в течение 40 лет вел борьбу за дело рабочего класса как своим пером, так и с оружием в руках (во время рево­люции в Германии в 1849 г.); что уже в 1845 г. он выступил в защиту этого дела в получившей европейскую известность книге «Положение рабочего класса в Англии»; что в после­дующие годы он принимал активное участие в английском рабо­чем движении, сотрудничая в журнале Роберта Оуэна «New Moral World», в газетах Фергюса О'Коннора «Northern Star», Дж. Дж. Гарни «Red Republican» и Эрнеста Джонса «People's Paper».

Что касается «честности» Джона Хейлза, то он сам может быть верит в нее, но, насколько я знаю, это не помешало тред-юниону, членом которого он состоит, направить в Генеральный Совет своих представителей, чтобы предъявить Хейлзу обви­нение в том, что, будучи надсмотрщиком, он вступил в сговор с хозяином против своих товарищей-рабочих. Это не помешало его другу Моттерсхеду обвинить его в продажности на засе­дании того же Совета. И это не помешало ему самому заявить перед следственной комиссией, тогда же назначенной, что он обращался в поисках работы к члену парламента г-ну Глину, вербовщику г-на Гладстона. Это не помешало и гражданину Буну, когда он был назначен в комиссию для проверки финансо­вой отчетности Хейлза, отказаться подписать баланс. Хейлз, заявил он, когда секретарем был Эккариус, доказывал, что 5 шиллингов в неделю достаточная оплата этой должности, а сам потребовал 10 шиллингов сразу после своего назначения и затем добился повышения до 15 шиллингов. Эта прибавка была утверждена только на три месяца, однако Хейлз продол­жал выписывать ее себе без нового голосования. Предложение гражданина Буна, чтобы Хейлз вернул излишек, полученный им сверх положенного, не прошло, так как принята была по­правка Энгельса — списать те 5 шиллингов в неделю, которые казначей Юнг выплачивал Хейлзу сверх положенного, учиты­вая, что сам Совет не выполнил своих обязанностей и не предпри­нял никаких шагов в этом вопросе, пока Хейлз не был отстранен от должности.

Джон Хейлз заявляет в своем письме, что его обязанностью как генерального секретаря было выполнять распоряжения Генерального Совета. Пусть так, но весьма странно, что его «честность» оставалась послушным орудием Генерального Совета, пока Хейлз получал от Совета плату, и открыто взбун­товалась, лишь только эта плата перестала поступать.


572

ПРИЛОЖЕНИЯ



Я сам подвергся заточению в прусской крепости и изгнанию из отчизны sa то участие, которое принимал в движении своего класса, и я не могу позволить людям, подобным Джону Хейлзу, извращать это движение, подчиняя его мелочным интересам личного тщеславия.

С братским приветом

Ваш Фридрих Лесснер




Написано Ф. Лесснером при участии К. Маркса около 4 января 1873 г.

Напечатано в газете «International Herald» Л8 41, 11 января 1873 г.

Печатается по тексту газеты Перевод с английского На русском языке публикуется впервые

[ 573

* ПИСЬМО БРИТАНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СОВЕТА РЕДАКТОРУ ГАЗЕТЫ «EASTERN POST» 654

Милостивый государь,

Разрешите мне по поручению подлинного Британского фе­дерального совета Международного Товарищества Рабочих воспользоваться столбцами вашей газеты для ответа на некото­рые утверждения, напечатанные в ее последнем номере за подписью Джона Хейлза и других.

Наше право именоваться подлинным Британским федераль­ным советом подтверждается присоединением к нам ряда орга­низационно оформленных, реально существующих английских секций, которые в соответствии с уставом представлены в нашем совете 23 делегатами, а также присоединением двух членов Ноттингемскои группы и поддержкой примкнувшего к нам единственного печатного органа Международного Товарищества в Великобритании *. Более того, из всех организаций подоб­ного рода в Англии только мы поддерживаем связь с Генераль­ным Советом, представляющим авторитет Товарищества в целом, а также с советами и секциями, поддерживающими его во всех частях света; между тем ваши корреспонденты, даже если бы они располагали необходимой численностью, чтобы отстаивать положение, на которое они претендуют, имели бы ничуть не больше прав именоваться советом Международного Товарище­ства Рабочих, чем конгресс федератов в период американской войны на то, чтобы именоваться Конгрессом Соединенных Шта­тов. Фактически ваши корреспонденты и их друзья отреклись от решений Гаагского конгресса, от Генерального Совета и

* — «International Herald», Ред.



574

ПРИЛОЖЕНИЯ

платформы Интернационала. Никто не будет возражать, если они образуют близкую по своему характеру ассоциацию с це­лями, в известной мере сходными, но претендовать на то, что они являются единственно подлинным Британским советом Международного Товарищества Рабочих, и клеймить признан­ных членов Интернационала как раскольников — все это про­явление изобретательности столь же странной, сколь и смехо­творной.

Что касается места наших заседаний, то обстоятельства лич­ного порядка, изложение которых, разумеется, неуместно в вашей газете, помешали нам провести несколько наших пос­ледних заседаний в обычном помещении, в котором мы, кстати сказать, всегда собирались. Те же обстоятельства или их по­следствия также помешали нам тотчас же подыскать подходя­щее помещение для наших заседаний, которые, однако, будут впредь проводиться в Эклектик-холл, Денмарк-стрит, Сохо. Между прочим дом на Сити-род, 197, где собирался гак назы­ваемый «съезд», скорее всего не зарегистрирован как обществен­ное помещение, и поскольку не появилось никаких объявлений о том, где «вновь избранный исполнительный комитет» прово­дит свои заседания, отнюдь не беспочвенным будет предполо­жение, что они происходят там же, где состоялось уже столько собраний Интернационала под тем же руководством, а именно — попросту нигде.

Что касается правомочности так называемого «съезда», то собрание, принявшее решение о его созыве, было проведено без предварительного объявления и не в тот вечер, когда про­исходят регулярные заседания; только члены большинства были осведомлены о созыве, а члены меньшинства впервые уз­нали о нем, когда явились в обычное место заседаний в установ­ленный вечер, чтобы принять участие в работе Совета. Они были, конечно, как громом поражены, но за отсутствием протоколь­ных книг, документов и т. п. разошлись, приняв решение апеллировать к секциям. Так они и сделали, и в результате секции почти единодушно высказались в их пользу, в то время как на этот весьма «экстраординарный» съезд удалось загнать лишь 12 делегатов, мандаты которых оказались, естественно, вне всяких подозрений.

Ваши корреспонденты слишком уж рассчитывают на наше предполагаемое незнакомство с Уставом Товарищества, когда приводят нижеследующее в качестве одного из уставных пунк­тов, якобы принятых Ноттингемским съездом 582: «Если поло­жение в федерации делает это необходимым, федеральный совет имеет право созвать внеочередной съезд ранее очередного наз-



ПРИЛОЖЕНИЯ

575


наченного съезда». Официальный протокол Ноттингемского съезда, записанный его секретарем, находится в распоряжении Совета и в нем не содержится подобного пункта; более того, не содержится и такого пункта, которому можно было бы путем какого-либо искажения придать подобный смысл.

В ответ на утверждение, будто на Гаагском конгрессе присут­ствовали лица, мандаты которых были недействительны, можно указать на то, что представитель Британского федерального совета *, который присутствовал на конгрессе и входил в ман­датную комиссию, был настолько удовлетворен представленными полномочиями, что, как можно судить по протоколу комиссии, подписал его без каких-либо оговорок или возражений. Между тем решения конгресса, как правило, были приняты большин­ством голосов при соотношении четыре к одному. Какое же глу­бокое пренебрежение к своему долгу проявил указанный пред­ставитель, а ведь он и тогда пользовался, и сейчас еще поль­зуется доверием комитета на Сити-род, 197 и его сторонников!

Что сама неразборчивость в средствах нередко толкает участников борьбы фракций на весьма сомнительные, крайние поступки ради торжества своей программы, является истиной, к сожалению слишком часто подтверждаемой, однако ни в ма­лейшей мере не применимой к конгрессам и съездам Между­народного Товарищества Рабочих. До и после съезда в Ноттин­геме голословные утверждения о незаполненных бланках и фиктивных мандатах раздавались и сейчас еще раздаются не менее редко, чем до и после Гаагского конгресса. В частности, в настоящий момент в руках Федерального совета находится письмо одного лица, выполняющего для комитета на Сити-род те самые функции, которые г-н Глин выполняет для министер­ства. В этом письме съезд в Ноттингеме дезавуируется в выра­жениях, весьма сходных с теми, которые теперь употребляет та же инстанция применительно к конгрессу в Гааге. Так как съезд в Ноттингеме предшествовал конгрессу в Гааге, не лучше ли было бы сперва разобраться с вопросом о съезде? Это было бы весьма подходящей работой для группировки, которую представляют авторы опубликованного вами на прошлой неделе письма.

А пока они поглощены личной возней, выискивая в истории Товарищества все то, что может показаться предосудительным, и выставляют это напоказ нашим глумливым и злобствующим противникам, которых они заведомо снабжают материалом, мы будем дальше придерживаться своего курса, не отступая перед

* — Джов Роч. Ред.


576



1   ...   47   48   49   50   51   52   53   54   ...   69


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет