Центрального комитета коммунистической партии советского союза



жүктеу 10.82 Mb.
бет8/69
Дата01.04.2016
өлшемі10.82 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   69
: russkij -> marx
russkij -> Русский язык 17. 07. 2015 г
russkij -> Книга, вышедшая в Париже в «ymca-press»
russkij -> Хорватский алфавит
marx -> Центрального комитета коммунистической партии советского союза

62

Ф. ЭНГЕЛЬС



о престолонаследии в Дании отличен от порядка престолона­следия в этих герцогствах 87. В 1815 г., на позорном Венском конгрессе, где нации разрезались на куски и продавались с аукциона, Гольштейн был включен в Германский союз, а Шлез-виг — нет. С этого момента датская национальная партия тщетно пыталась присоединить Шлезвиг к Дании. Наконец наступил 1848 год. В марте в Копенгагене имели место выступ­ления народных масс, и к власти пришла национал-либераль­ная партия. Она немедленно провозгласила конституцию и при­соединение Шлезвига к Дании. Результатом этого явились восстание в герцогствах и война между Германией и Данией.

В то время как в Познани, Италии и Венгрии немецкие солдаты боролись против революции, эта война в Шлезвиге была единственной революционной войной, которую когда-либо вела Германия. Вопрос был в том, будут ли жители Шлезвига вынуждены связать свою судьбу с маленькой, бессильной, полуцивилизованной Данией и стать навечно рабами России, либо они получат возможность воссоединиться с сорокамиллион­ной нацией, которая как раз тогда была вовлечена в борьбу за свою свободу, единство, а следовательно, за восстановление своей мощи. И германские государи, особенно венценосный прусский пропойца *, слишком хорошо понимали революцион­ное значение этой войны. Широко известна нота, в которой прус­ский посланник майор Вильденбрух 88 предложил королю Да­нии ** продолжать войну для видимости, лишь в той мере, в ка­кой это необходимо, чтобы позволить датским и немецким рево­люционерам-энтузиастам, сражавшимся в качестве добровольцев и с той и с другой стороны, уничтожать друг друга. В соот­ветствии с этим со стороны Германии война представляла собой одну сплошную цепь предательств вплоть до сражения при Фредерисии89, где республиканский корпус Шлезвиг-Голь­штейна численностью в 10 тысяч человек был застигнут врас­плох и разгромлен втрое превосходящими его силами датчан, в то время как 40 тысяч прусских и прочих войск находились лишь в нескольких милях, но не пришли к нему на помощь в эту трудную минуту; вплоть до предательского мира, состря­панного в Берлине 90, мира, позволяющего России высаживать войска в Шлезвиге, а Пруссии вступить в Гольштейн для подавления восстания, которому она сама, по крайней мере официально, оказывала помощь и к которому подстрекала.

Если раньше имелись сомнения относительно того, какая сторона отстаивала интересы революции, какая — интересы

* — Фридрих-Вильгельм IV. Ред. •* — Фредерику VII. Ред.



ПИСЬМО ИЗ ГЕРМАНИИ. ВОЙНА В ШЛЕЗВИГ-ГОЛЬШТЕЙНЕ 63

реакции, то теперь они отпали: Россия шлет свой флот для укреп­ления братства с датчанами и для совместной с ними блокады берегов Шлезвиг-Гольштейна. Все «сильные мира сего» высту­пают против этого небольшого немецкого племени, насчитываю­щего не более 850 тысяч человек, а единственная помощь, которую получает этот небольшой, но отважный народ, — это симпатии революционеров всех стран. Он, бесспорно, потер­пит поражение; он сможет некоторое время сопротивляться и даже свергнуть предательское буржуазное правительство, навязанное ему Пруссией; он сможет нанести поражение дат­чанам и русским; но в конце концов его сокрушат, если только прусская армия, которая наверняка вступит в Голыптейн, не откажется действовать. А если это все же случится, что отнюдь нельзя полностью исключить, то вы увидите, что дела в Герма­нии примут иной оборот. Тогда там может вспыхнуть всеоб­щее восстание, причем такое, с которым 1848 год не пойдет ни в какое сравнение, ибо деяния Священного союза достаточно сказались на немецком народе; и если в 1848 г. даже федератив­ная республика оказалась неосуществимой, то теперь единствен­но приемлемой окажется единая и неделимая демократичес­кая Германская республика, — а не позже чем через шесть месяцев — Социальная.

Печатается по тексту журнала

Перевод с английского

На русском языке публикуется впервые

Написано Ф. Энгельсом 21 июля 1850 г.

Напечатано в журнале

«Democratic Review»

в августе 1850 г.

64 ]

К. МАРКС

* НАБРОСОК О ГЕРМАНИИ ДЛЯ РАБОТЫ



К. МАРКСА и Ф. ЭНГЕЛЬСА

«ТРЕТИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОБЗОР» и

  1. Открытое выявление первенства России. Гегемония, поде­ленная между Пруссией и Австрией. В результате их соперни­чества мелкие государства вновь укрепились, хотя и формально. Однако же в глазах большинства немцев князья мелких госу­дарств (например, Гессена 92, Бадена) опозорились, и, таким образом, были сокрушены еще очень сильные в 1848 г. стрем­ления придать значение племенным и местным различиям [Stamm- und Städtchendifferenzen]. В результате движения 1848 г. был подорван также авторитет всех существующих официальных властей.

  2. Пруссия. Буржуазия добилась всего и даже больше, чем отваживалась требовать в 1847 г., хотя она выброшена из правительства, унижена и получила лишь видимость консти­туции 62.

  3. Австрия. До сих пор отдавалось предпочтение кресть­янству, оно пожало плоды революции.

Покровительственная система по отношению к банку 93.

4. Разногласия между Австрией и Пруссией в области тор­


говой политики. В Пруссии фритредерским является дворян­
ство, как в Англии — промышленная буржуазия.

Написано К. Марксом в октябре 1S50 г. Печатается по рукописи

Перевод с немецкого Публикуется впервые

[ 65

К. МАРКС и Ф. ЭНГЕЛЬС

* НАБРОСОК ЗАЯВЛЕНИЯ ПО ПОВОДУ

ДЕНЕЖНЫХ СРЕДСТВ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО

КОМИТЕТА ПОМОЩИ НЕМЕЦКИМ ЭМИГРАНТАМ 94


  1. В результате вызванной политическими обстоятельст­вами эмиграции, представителей которой из финансовых сооб­ражений охотно принимали господа Шаппер и Виллих, и в результате принятия в качестве почетных членов с правом голоса лиц, не платящих никаких взносов, характер Общества * совершенно изменился. Выплата денег Обществу привела бы только к такому использованию их, которое прямо противо­речило первоначальной цели.

  2. Мы приняли деньги в качестве доверенных лиц Общества. Положение доверенных лиц определено английским законом. Доверенное лицо может использовать деньги по своему усмот­рению, только если оно в состоянии выплатить их после пред­варительного извещения, сделанного в обычном порядке.

  3. Что касается временного использования средств, то гра­ждане Шаппер и Виллих, которые сейчас из особых сообра­жений настаивают на выплате денег, очень хорошо знают, что за спиной Общества без ведома большинства членов с дав­них пор стоял тайный комитет, обладавший неограниченными полномочиями распоряжаться фондами Общества. Г-ну Шап-перу это известно тем более, что он неоднократно через этот комитет получал от Общества деньги для личных целей.

  4. Несмотря на это, мы предложили Обществу деньги, а так как Общество, после того как оно как будто согласи­лось на наши предложения, вдруг вызвало нас в суд — безре­зультатно — мы передали деньги одному лондонскому гражда-

* — Просветительного общества немецких рабочих в Лондоне. Ред,

66

К. МАРКС И Ф. ЭНГЕЛЬС



нину*, в руках которого они останутся, пока Общество не пред­ставит достаточных гарантий того, что они будут использо­ваны в соответствии с первоначальной целью.

5. Что касается отказа в письменном заявлении, то юриди­чески оно не имело бы никакого смысла. Даже письменное заявление не могло бы наложить на подписавшихся каких-либо правовых обязательств по отношению к юридическому лицу. Письменное заявление имело бы только одну цель — исполь­зование его для встречного иска.

Подписавшиеся являются рабочими, для которых совер­шенно неприемлемо жить — как г-н Шаппер — за счет эксплуа­тации Общества или — как г-н Виллих — используя эмигрант­скую кассу **.


Печатается по рукописи

Перевод с немецкого

Публикуется впервые

Составлено К. Марксом и Ф. Энгельсом в конце декабря 1850 г.

• — вероятно, У. П. Робертсу. Ред.

** В конце наброска Марксом написано: «Бауэр из Парижа (8), Пфендер (7)». Ред.


[ 67

КАРЛ МАРКС

* О КНИГЕ Д. РИКАРДО

«О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ

И НАЛОГОВОГО ОБЛОЖЕНИЯ»

(ВЫПИСКИ, ЗАМЕТКИ, КОНСПЕКТ) »5

Написано в декабре 18S0, Печатается по рукописи

марте апреле 1851 е.

На русском языке публикуется впервые

Впервые опубликовано в книге

Karl Marx. «Grundrisse der Kritik

der politischen Ökonomie.

Anhangt. Moskau, 1941

[ 69

RICARDO. (D.) ON THE PRINCIPLES

OF POLITICAL ECONOMY, AND TAXATION.

3 ED. LONDON. 1821

(УЧЕНИЕ О ДЕНЬГАХ) w

1) ИЗМЕНЕНИЯ В СТОИМОСТИ" ЗОЛОТА И СЕРЕБРА

[IV— 55] «Стоимость золота и серебра подвержена колебаниям вследст­вие открытия новых и более богатых рудников; ... вследствие повышения квалификации труда и усовершенствования машин, с помощью которых разрабатываются рудники» (или обрабатывается сама руда); «...вследствие истощения рудников» (стр. 6) [стр. 36]. «Может облегчиться доставка itaix металлов на рынок» (стр. 77) [стр. 79]. «Их стоимость, так же' как и стоимость всех других товаров, зависит» в конечном счете «от совокуп­ного количества труда, необходимого для получения этого металла и доставки его на рынок» (там же). Эти колебания, которым подвержена Стоимость золота и серебра, являются не случайными и временными, но Постоянными и естественными (стр. 78) [стр. 79]. Однако они подвержены Меньшим изменениям, чем все другие товары (стр. 79) [стр. 79]. «Хотя Йолото и серебро и являются изменчивой мерой,... они выступают как Шакая мера, в которой выражаются, оцениваются другие стоимости» fcrp. 79, 78) [стр. 79].

С этой стороны золото и серебро представляют собой изме­ритель стоимости, счетчик, единицу исчисления, пункт сравне-ния.

2) «.РАЗЛИЧНЫЕ СЛЕДСТВИЯ, ВЫЗЫВАЕМЫЕ ИЗМЕНЕНИЕМ СТОИМОСТИ ДЕНЕГ» •»

Если заработная плата повышается потому, что падает стоимость де­нег, то одновременно повышается стоимость всех других товаров; таким образом, изменение происходит не в соотношении стоимостей труда и то­варов, а в их совместном отношении к деньгам (стр. 47) [стр. 61—62].

Кроме изменений, вызываемых указанными постоянными причинами, стоимость денег непрерывно изменяется вследствие различного распре­деления денег между различными странами «в пропорциях, которые не­прерывно изменяются с каждым усовершенствованием машин и торговли и с каждым увеличением трудности» производства «продуктов питания и других" необходимых жизненрых средств» (стр, 48) [стр. Щ,

70

К. МАРКС


«Как бы ни было велико изменение в стоимости денег, оно не оказы­вает влияния на норму прибыли»; если товары фабриканта поднимутся в цене с 1 000 до 2 000 ф. ст., или на 100%, то его капитал поднимется в цене в такой же мере, т. е. также на 100%, если изменения в стоимости денег оказали такое же влияние на его стоимость 89. «Таким образом, норма прибыли остается той же самой, и фабрикант распоряжается не большим количеством продукта труда, чем прежде» (стр. 51) [стр. 64].

3) ЗОЛОТЫЕ И СЕРЕБРЯНЫЕ ДЕНЬГИ И ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ



а) КАЖДАЯ СТРАНА ПРИСВАИВАЕТ СЕВЕ ЗОЛОТО

И СЕРЕБРО СООТВЕТСТВЕННО УРОВНЮ СВОЕЙ ТОРГОВЛИ.

ß) РАЗЛИЧНЫЕ ПРИЧИНЫ, ВЫЗЫВАЮЩИЕ ИЗМЕНЕНИЯ



СТОИМОСТИ ЗОЛОТА И СЕРЕБРА В РАЗЛИЧНЫХ СТРАНАХ.

у) ВЕКСЕЛЬНЫЙ КУРС

«Так как золото и серебро были выбраны всеобщим средством обраще­ния, то торговая конкуренция распределяет их между различными стра­нами мира в пропорциях, соответствующих натуральному обмену, кото­рый имел бы место, если бы таких металлов не существовало и торговля между странами была чисто меновой. Например, сукно из Англии выво­зится в Португалию лишь потому, что продается там за большее количе­ство золота, чем здесь; наоборот, по той же причине вино вывозится из Португалии в Англию. Если бы торговля была чисто меновой, то она могла бы продолжаться лишь до тех пор, пока Англия могла бы выде­лывать' сукно так дешево, чтобы с помощью данного количества труда получать большее количество вина, занимаясь производством сукна, чем виноделием, и наоборот. Предположим теперь, что Англия открыла такой способ изготовления вина, при котором ей выгоднее самой произ­водить его, чем ввозить; тогда часть своего капитала она перенесет из внешней торговли во внутреннюю: она перестанет производить сукно на вывоз и станет изготовлять для себя вино. В соответствии с этим будет регулироваться и денежная цена этих товаров: в Англии цена вина упадет, а цена сукна останется без изменения, в Португалии же в цене обоих товаров не произойдет никакого изменения. Сукно еще в течение неко­торого времени будет вывозиться из Англии в Португалию, потому что цена его в Португалии будет по-прежнему выше, чем здесь; но вместо вина за него будут расплачиваться деньгами до тех пор, пока накопле­ние денег в Англии и уменьшение их количества в Португалии не повли­яют на относительную стоимость сукна в обеих странах так, что вывоз его перестанет быть прибыльным. [...] В Англии относительная цена вина упала бы вследствие усовершенствования его производства, а относи­тельная цена сукна поднялась бы в результате накопления денег. [Пред­положим, что] до введения этого усовершенствования вино стоило в Анг­лии 50 ф. ст., а сукно — 45 ф. ст.; в Португалии вино стоило бы 45 ф. ст., а сукно — 50 ф. ст. Из Англии вывозилось бы сукно, а из Португалии вино — в обоих случаях с прибылью в 5 ф. ст. Купец, который [IV — 56] может купить сукно в Англии за 45 ф. ст. и продать его за 50 ф. ст. в Португалии, платит за сукно векселем, который он покупает на порту­гальские деньги. [...] Пока Португалия вывозит вино, экспортер вина в Португалии оказывается продавцом векселя, который покупается или самим импортером сукна или лицом, которое продало ему свой вексель. Таким образом, экспортерам в каждой из обеих стран уплачивается за их товары без необходимости перемещения денег из одной страны в другую»,



О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 71

(Английский импортер платит английскому экспортеру, а португальский импортер — португальскому экспортеру.)



«Для этого не нужно никакой прямой сделки между экспортером и импортером в каждой из обеих стран. Но если цена на вино в Португа­лии будет такова, что вино не сможет вывозиться в Англию, импортер сукна будет по-прежнему покупать вексель» (у кого?), «однако цена этого векселя будет выше, так как его продавец знает, что на рынке нет встреч­ного векселя, с помощью которого он мог бы в конечном итоге урегули­ровать сделки между двумя странами. Он, вероятно, знает, что золото или серебро, которое он получил в уплату за свой вексель, должно быть действительно переслано его корреспонденту в Англию, чтобы дать пос­леднему возможность уплатить по векселю, на предъявление которого даны соответствующие полномочия; поэтому он включает в цену своего векселя все могущие возникнуть издержки вместе со своей обычной при­былью. Если, следовательно, эта премия за вексель на Англию будет равна прибыли от ввоза сукна, то ввоз, конечно, прекратится. Но если премия на вексель будет составлять только 2%, если, для того чтобы иметь возможность покрыть долг в 100 ф. ст. в Англии, надо уплатить в Порту­галии 102 ф. ст., в то время как сукно, которое стоит 45 ф. ст., будет про­дано за 50 ф. ст. ,[то сукно будет ввозиться], а векселя покупаться и деньги вывозиться до тех пор, пока уменьшение количества денег в Португалии и накопление их в Англии не приведут к такому состоянию цен, при ко­тором уже будет невыгодно продолжать дальше эти сделки. Но умень­шение количества денег в одной стране и увеличение количества их в дру­гой влияют на цену не только какого-либо одного товара, но на цены всех товаров. Поэтому как вино, так и сукно повысятся в цене в Англии и понизятся в Португалии. Например, цена сукна упадет в Португалии с 50 ф. ст. до 49 или 48 ф. ст. и поднимется в Англии до 46 или 47 ф. ст., в результате чего после уплаты премии за вексель такие цены не будут давать достаточной прибыли для того, чтобы какой-либо купец имел сти­мул ввозить этот товар. Таким образом, деньги присваиваются в каждой стране только в таких количествах, которые необходимы для регулиро­вания прибыльного уровня обмена 10°. Следовательно, с наступлением такого момента, когда обмен перестанет быть полезным, деньги больше не будут перетекать из одной страны в другую, торговля между этими странами прекратится. Обе страны будут производить свое собственное сукно и свое собственное вино, но одновременно произойдет и новое рас­пределение драгоценных металлов. Хотя в Англии вино и подешевеет, но цена сукна повысится, и потребитель должен будет платить sa него больше, между тем как в Португалии потребители и сукна и вина будут иметь возможность покупать эти товары дешевле. В стране, где имело место усовершенствование, цены повысятся, в стране, где не произошло никакого изменения, но которая лишилась прибыльной отрасли внешней торговли, цены упадут. Это, однако, будет для Португалии лишь кажу­щейся выгодой, потому что общее количество производимого в ней вина и сукна уменьшится, тогда как в Англии оно увеличится. Стоимость де­нег понизится в Англии и повысится в Португалии. Выраженный в день­гах совокупный доход Португалии уменьшится, а совокупный доход Англии возрастет. Таким образом, улучшение производства в какой-либо стране изменяет распределение драгоценных металлов между нациями мира; оно побуждает к увеличению количества товаров и в то же время к общему повышению цен в той стране, где имеет место это улучшение. Но так как обмен между двумя странами не ограничивается двумя това­рами, вроде сукна и вина, а » ввоае и вывозе участвует много разных

72

К. МАРКС

товаров; так как отлив денег из одной страны и накопление их в другой отражаются на ценах всех товаров и, следовательно, поощряют вывоз многих других товаров помимо денег, то тем самым предотвращает­ся столь крупное изменение в стоимости денег в обеих странах, ка­кого можно было бы ожидать при других условиях» (стр. 143—150) [стр. 118—122]. «Помимо усовершенствований в производстве и машинах есть еще и другие причины, которые постоянно влияют на естественное течение торговли и нарушают равновесие и относительную стоимость денег. Вывозные или, ввозные премии ш, новые налоги на товары на­рушают иногда прямо, а иногда косвенно естественный ход меновой торговли и в результате вызывают необходимость вывоза или ввоза денег; [...] такой результат порождается не только в стране, где дей­ствует причина, вызывающая нарушение равновесия, но в большей или меньшей степени на мировом рынке. Этим объясняется различная стои­мость денег в разных странах, этим объясняется то», что [цены на] про­дукты сельского хозяйства «выше в тех странах, в которых промышлен­ность процветает», потому что «благодаря своему мастерству и ма­шинам эти страны в обмен за свои товары в изобилии ввозят деньги» (стр. 150-151) [стр. 122].

[IV — 57] Таким образом, «кроме обычных изменений в стоимости денег и тех, которые общи всему торговому миру, бывают также частич­ные изменения, которым деньги подвержены в отдельных странах. Сто­имость денег никогда не бывает одинаковой в двух странах, так как она зависит от различий в их налогообложении или в промышленном мастер­стве, в преимуществах климата, естественных богатствах и от многих других причин... Ни прилив, ни отлив денег не оказывают никакого дей­ствия на норму прибыли. Капитал не возрастет вследствие увеличения количества находящихся в обращении денег» (ибо прибыли, ренты, за­работная плата увеличиваются в том же самом отношении, что и количе­ство находящихся в обращении денег. Таким образом, [норма] прибыли остается той же самой, когда рента и заработная плата стали выше на 20%; но одновременно и номинальная стоимость капитала фермера стала на 20% выше) (стр. 151—152) [стр. 123].

«На ранних стадиях общественного развития, когда промышленность развита мало и все страны производят почти одни и те же, преимущест­венно громоздкие и наиболее общеупотребительные товары, стоимость денег в различных странах регулируется главным образом расстоянием последних от рудников, доставляющих драгоценные металлы; но по мере того как в обществе развиваются ремесла и все более применяются тех­нические усовершенствования, а различные нации достигают превосход­ства в отдельных отраслях промышленности, главным регулятором стоимости драгоценных металлов становится превосходство таких отрас­лей, хотя расстояние все еще входит в расчет» (стр. 153) [стр. 123]. «Только эти две причины» — расстояние от рудников, доставляющих золото, и различие в преимуществах промышленного мастерства и машин — «регулируют сравнительную стоимость денег в разных странах мира, ибо хотя налоговое обложение и ведет к нарушению денежного равнове­сия, но это происходит лишь потому, что страна, в которой введены на­логи, лишается некоторых своих преимуществ, связанных с опытом, мастерством и климатом» (стр. 154—155) [стр. 124].

(Здесь подчеркивается следующее различие: является ли товар громоздким, тяжелым или же в небольшом его объеме закдючера большая стоимость; стало быть, подчеркивается



О КНИГЕ Д. РИКАРДО «О НАЧАЛАХ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ» 73

различие между продуктом сельского хозяйства и промышлен­ности.)



Таким образом, в странах, особенно отличающихся промышленным развитием, «стоимость денег будет ниже, а цены хлеба и труда выше, чем в других странах. Эта более высокая стоимость денег», имеющая место цо указанной причине в странах, находящихся в менее благоприятном положении, те будет определяться вексельным курсом. Векселя, как и прежде, могут обмениваться по номинальному курсу, хотя цены хлеба и труда будут в одной стране на 10, 20 или 30% выше, чем в другой. При предположенных обстоятельствах такая разница в ценах будет в есте­ственном поряДке вещей, и вексельный курс только в том случае может стоять на номинальном уровне, если в страну, отличающуюся своей про­мышленностью, ввезено количество денег, достаточное для того, чтобы цены хлеба и труда повысились в ней соответствующим образом. Если другие страны воспрепятствуют вывозу денег и сумеют заставить пови­новаться такому закону, то они действительно могут помешать повыше­нию цен на хлеб и труд в промышленной стране. Ибо такое повышение может иметь место только в случае прилива драгоценных металлов при условии, что бумажные деньги не применяются. Но эти страны не смогут помешать тому, чтобы вексельный курс был очень неблагоприятен для них. Если бы Англия была такой промышленной страной и если бы было возможно помешать ввозу денег, то вексельный курс с Францией, Гол­ландией и Испанией мог бы быть на 5, 10 или 20% против этих стран. Когда денежный поток принудительно задерживается и имеются пре­пятствия для достижения деньгами их нормального уровня, то нет препят­ствий для возможных изменений вексельного курса. Результаты получаются точно такие же, как и при введении в обращение бумажных денег, не обме­ниваемых на золото. Обращение таких денег с необходимостью ограничи­вается страной, где они выпущены: они не могут при чрезмерном их количестве широко распространиться в другие страны. Уровень обра­щения нарушен, и вексельный курс будет неблагоприятен для той страны, где количество средств обращения чрезмерно. Точно таким было бы дей­ствие металлического обращения, если бы при помощи принудительных taep, законов, которые нельзя обойти, деньги удерживались в стране, в то время как течение торговли толкает их в направлении к другим странам. Когда каждая страна имеет как раз такое количество денег, Какое она должна иметь, деньги в одной стране не будут в действитель-■ости иметь такую же стоимость, как и в другой: по отношению ко мно­гим товарам разница эта может составлять 5, 10 или даже 20%, но век­сельный курс будет номинальным. В Англии 100 ф. ст. или серебро, ваключающееся'в 100 ф. ст., купят вексель в 100 ф. ст. или равное количе­ство серебра во Франции, Испании или Голландии. Говоря о вексельном курсе и различной стоимости денег в разных странах, мы не должны нринимать во внимание стоимость денег, выраженную в товарах той или другой страны. Вексельный курс никогда не определяется путем оценки различной стоимости денег в хлебе, сукне или каком-либо другом товаре, но посредством оценки стоимости средств обращения одной страны в сред­ствах обращения другой. Его можно установить также [IV — 58] путем сравнения с какой-нибудь мерой, общей для обеих стран. Если вексель в 100 ф. ст. на Англию купит такое же количество товаров во Франции или Испании, что и вексель на ту же сумму на Гамбург, то вексельный курс между Гамбургом и Англией стоит на номинальном уровне; но если вексель в 130 ф. ст. на Англию купит не больше, чем вексель в 100 ф. ст. на Гамбург, то этот вексельный курс на 30% против Англии. Пусть


1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   69


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет