Чирков Юрий Георгиевич. Дарвин в мире машин. Изд. 2-е, испр и доп. М.: Ленанд, 2012. 288с



жүктеу 4.43 Mb.
бет17/56
Дата28.04.2016
өлшемі4.43 Mb.
түріКнига
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   56

Жюль Верн


«Пять недель на воздушном шоре», 1862 год

Другой англичанин, тоже писатель (по профессии англиканский священник), христианский социалист, современник Бульвер-Литтона, Чарлз Кингсли (1819-1875) в «Водяных малютках», 1863 год, в ту же эпоху рисовал сатирическую картину общества, вырождающегося от безделья в чекой благословенной Стране всего готового.

Ее население основное время-досуг проводит, ловит, так сказать, кайф, если выражаться языком современности, у подножья Беспечных гор.

\106\


«Они, — писал Кингсли, — располагались под даровщиттными деревьями так, что даровщина сама падала им в рот, или же устраивались под лозами и выжимали виноградный сок прямо себе в глотку, а если кругом начинали бегать жареные поросята, визжа: „Возьми, съешь меня!" — как было в обычае той страны, то они ждали, пока эти поросята пробегут мимо рта, и тогда они откусывали себе кусочек...»

Последствия такой райской, блаженной жизни? Они не заставляли себя долго ждать. О них, в частности, поведал миру третий, после Буль-вер- Литтона и Кингсли, англичанин (Англия, заметим, с её бесчисленными колониальными владениями, с её развитой промышленностью и техникой в прошлом веке всё ещё была лидером, недаром ведь Николай Семенович Лесков своего Левшу заставил соревноваться не с французами и немцами, а с английскими мастерами, со всеми их «цейхгаузами, оружейными и мыльно пильными заводами») и писатель — Эдвард Форстер (1879-1970).

В 1909 году Форстер пишет рассказ, который, позднее, стал образчиком для многих фантастических антиутопий таких известных мастеров пера, как Олдос Хаксли, Рей Бредбери, Курт Воннегут.

Герои рассказа Форстера живут глубоко под землей под властью машины. Эти жители глубин обитают в маленьких восьмиугольных напоминающих пчелиные соты комнатушках. Но большего нм и не надо: ведь здесь та же, что и у Кингсли, Страна Дармовщины. В любой момент, по желанию постояльца, ему остается лишь нажать на кнопку (кнопками и выключателями были утыканы все стены), в комнатке возникнет нужная мебель, мраморная ванна, наполненная горячей водой, накроется стол, загроможденный обильной едой, включится музыка, появится изображение человека, с которым ты говоришь по телефону.

Не жизнь, а малина! Грезы лентяя и тунеядца! Машина обеспечивает любую прихоть, и — люди-иждивенцы тут, естественно, быстро вырождаются не только физически, но я духовно.

Они унифицируются, становятся похожими друг на друга, как две капли воды, как машинные болты или гайки. ещё сохраняемое — в рассказе Форстера — различие меж людьми вовсе не радует их, а, напротив, тревожит. И они надеются, что, в конце концов, появится «поколение, — пишет Форстер, — которое сумеет окончательно отрешиться от фактов, от собственных впечатлений, поколение, не имеющее своего лица, поколение, божественно свободное от бремени индивидуальных примет».

Одинаковость условий жизни, бездумность существования приводят, увы, не к объединению людей, а к полному распаду человеческого общества. Теперь каждый его член живет автономно, сам по себе, вовсе не интересуясь соседями: ведь они точно такие же!

Единственное, что как-то ещё связывает людей — это Машина, могущественная, внешняя по отношению к ним сила, определяющая усло-

\107\

вия их существования. Для вконец разленившихся людей Машина уже представляется (а ведь люди её создали!) чем-то мистическим, всесильным, как божество. Ослабевший человеческий разум уже не в состоянии охватить Машину в целом. И вот на смену мятущейся пытливой науке приходит безвольная слепая вера. Теперь люди обращаются к отдельным частям Машины с мольбами, просьбами о заступничестве перед недоступным для бессильного мозга иррациональным трансцендентальным целым.



Это конец, агония. Поддавшиеся искушению легкой жизни, которую подарила им Машина, люди, когда их благодетельница и покровительница перестает функционировать, гибнут. И это — закономерный финиш рассказа Форстера. А потому рассказ так и называется: «Машина останавливается».

4.2. Безумный манипулятор кнопками

Может ли случтъся, что техника, оторвавшись от смысла человеческой жизни, превратится в средство неистового безумия нелюдей или что весь земной шар вместе со всеми людьми станет единой гигантской фабрикой, муравейником, который уже всё поглотил и теперь, производя и уничтожая, остается в этом вечном круговороте пустым циклом сменяющих друг друга лишенных всякого содержания событий?



Карл Ясперс

"Современная техника»


До даруемого Машиной сверхизобилия, во всяком случае, в нашей стране, в России, пожалуй, ещё далеко, но то, что машинизация уже сегодня способна нивелировать, обезличивать, оболванивать людей, — это факт несомненный.

Возьмем, к примеру, хотя бы конвейер. Поточное производство. Когда процесс труда (это очень выгодно) предельно упрощен, когда одни и те же операции неотступно изо дня в день, из недели в неделю, из месяца в месяц повторяются. Малоподвижная «функциональная» рабочая поза, внешне легкий, но на деле такой изнурительный труд.

Привязанный к ленте конвейера человек уж точно превращается из Человека-Великана в человека-пигмея. В винтик производства, легко заменяемый, индивидуально неинтересный.

В той же малопривлекательной роли оказывается, по сути, и «командир» современного производства — «человек у пульта». Обратимся, скажем, к работе диспетчера современного огромного аэропорта. Разве не напоминает он подопытного кролика в экспериментах, который над человеком производит Машина? Он полностью зажат в «клетке» обязанностей и долга. Знает, что минутное отвлечение, ослабление внимания — это, возможно, сотни погибших авиапассажиров, катастрофа, которую ему ни за что не простят.

\108\

В подобной работе и во множестве других Машина навязывает нам свой ритм, темп, правила, свое понимание происходящих событий, свой модус вивенди (способ существования). И берет от человека лишь малое, крохи, то, что нужно ей, игнорируя бескрайнее остальное, чем люди так гордятся.



И только марсианину человек, прильнувший к экрану дисплея, всматривающийся в это «лицо» компьютера, сотрудничающий с ним, только марсианину человек земной может показаться существом свободным и независимым. На деле же и тут Машина торжествует, правит бал.

Объемы научной, бытовой, социальной и какой угодно другой информации, которую сотрудничающий с машиной человек должен перерабатывать, растут с чудовищной быстротой. И мозг наш, способен он или нет, вынужден (хочешь — не хочешь!) эту информацию воспринимать, анализировать, запоминать.

Никто не предложит нетренированному человеку попробовать толкнуть штангу весом в полтора центнера или взять двухметровую высоту. Абсурд! Но в области усвоения информации мы, тем не менее, к каждому предъявляем одинаковые требования, равняя «тугодума» с человеком острой и быстрой мысли.

А между тем планка высоты в области усвоения необходимой информации поднимается всё выше и выше. И давление триады — большая нагрузка, ответственность и малое количество времени — начинает воздействовать на всё больший круг профессий. Под тяжелой пятой информационного стресса постоянно находятся многие руководители, работники интеллектуальной сферы, операторы различных технологических процессов.

Да, довольно спорен вопрос, насколько облегчают компьютеры жизнь человеческую. Сидящий лицом к лицу с компьютером человек, особенно если он из породы «белых воротничков», администратор, секретарь, мелкий бумажный надсмотрщик, всё чаще вынужден выполнять серию повторяющихся операций, темп которых задается машиной.

Этот утомительный труд усугубляется тем обстоятельством, что обремененный документами, захлебывающийся в их потоках служащий подчас окружен самой безжалостной в истории корпоративного надзора слежкой. Благодаря кибернетическому догляду администрация конторы, фирмы может легко определить — с точностью до миллисекунд! — время, отработанное служащим, а затем вычленить из него временные интервалы, затраченные на пустые (для работодателя) телефонные разговоры. И сразу же получить абсолютно точную оценку производительности труда данного клерка в сравнении с производительностью его ближайших коллег. Оценить и сделать административные выводы!

Неудивительно, что в США, где строится насквозь компьтери-зован-ное общество, количество исков о возмещении ущерба в связи с профес-

\109\


сиональными заболеваниями, обусловленными стрессами на работе, к примеру, за период с 1980 по 1987 годы удвоилось. Согласно обследованиям у 45 процентов служащих, работающих в паре с компьютерами, имеются те или иные формы психических расстройств.

Так Машина всё больше превращает человека разумного в форменного РАБА, прикованного к электронным галерам, в персонаж, которого можно назвать безумным манипулятором КНОПКАМИ.



4.3. Экзаменуя способности свое го творца

В созданном им самим МИРЕ КОНСТРУКЦИЙ человек, как биологический вид, с его нерасторопным мозгом, с медленными на подъем рефлексами, начинает казаться безнадежно устаревшим, плетущимся в хвосте у блестящего несущегося во весь опор Поезда Техники. Как остаться хозяином положения? Как управиться с взбунтовавшимися Вещами и Машинами?



Юрий Чирков

: resurs -> conspcts -> all2014
resurs -> Библиографический указатель «Халық қаһарманы Бауыржан Момышұлы»
all2014 -> Бэзил Лиддел Гарт Стратегия непрямых действий
all2014 -> Полный текст книги хокен П., Ловинс э-, Ловинс X
all2014 -> Наши в зарубежном авиастроении doc
all2014 -> Книга посвящена обоснованию природы языкового знака. Не раскрыв сущность языкового знака, не познать и механизм взаимодействия языка с мышлением, речью, текстом, действительностью
conspcts -> Конспект до этой черты ессе homo. Как становятся сами собой. Пер. Юм. Антоновского 333 Предисловие 334 Почему я так мудр 339
all2014 -> В. Г. Шухов выдающийся инженер и ученый
conspcts -> Мировые финансовые кризисы p (063) ббк 65. 261-18 я 49 полный текст книги


1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   56


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет