Чирков Юрий Георгиевич. Дарвин в мире машин. Изд. 2-е, испр и доп. М.: Ленанд, 2012. 288с



жүктеу 4.43 Mb.
бет32/56
Дата28.04.2016
өлшемі4.43 Mb.
түріКнига
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   56

Чарлз Дарвин


Дарвин (1809-1882) родился в старинном городке Шрусбери в семье состоятельного, пользовавшегося широкой известностью врача Роберта Дарвина. Он был, в свою очередь, сыном знаменитого натуралиста XVT1I века Эразма Дарвина, 1731-1802. Этот человек, необъятных размеров, весил 340 фунтов — 136 килограммов! — настоящий Гаргантюа, был известен на всю Англию своими сборниками стихов, трактатами по естественной философии, медицине, законам органической жизни и... своим животом: чтобы обладатель его мог садиться за обеденный стол, в последнем потребовалось сделать специальное полукруглое углубление. Чарлз принадлежал к славному клану: его дед по матери, сын гончара, Джосайя Веджвуд (1730-1795), художник-керамист и предприниматель, был создателем английского фарфора, двоюродный брат Чарлза, Фрэнсис Гальтон (1822-1911), стал изобретателем дактилоскопии, основателем евгеники, науки, пекущейся об улучшении человеческой породы, и биометрии (Гальтон, в частности, подсчитывал, во сколько раз ребенок богатых родителей «ценнее» ребенка пролетария). Из рода Дарвинов и Веджвудов вышло и немало других известных британцев. (И даже дети Чарлза, их было десять, также прославили английскую науку; Джордж стал известным астрономом и математиком,

\175\


Фрэнсис — ботаником, Леонард — биологом, Горас — инженером, изобретателем точных приборов; учеными подвигами прославили себя и внуки Чарлза Дарвина...) Учился Чарлз в «грамэтической школе», где главное внимание уделялось изучению древних языков, не очень прилежно (Дарвин: «школа... была в моей жизни пустым местом»). Зато он очень активно собирал насекомых, минералы, наблюдал птиц («ты ни о чем не думаешь, кроме охоты, собак и ловли крыс, ты опозоришь себя и всю нашу семью!» — ворчал отец). С увлечением занимался и химией, вместе со старшим братом, за что и получил от своего педагога презрительную кличку «Газ». Вначале отец считал, что Чарлзу лучше всего стать врачом. Он посылает его, 1825 год, в столицу Шотландии Эдинбург учиться на медицинском факультете университета. Однако «будущего медика» больше интересовали животные: в часы отлива он собирал различных морских тварей среди скал залива Форт, на берегу которого расположен Эдинбург, а затем изучал их строение (уже тогда он сделал два небольших открытия, касавшихся личиночных форм пиявок и мшанок). Чарлза не увлекла медицина (есть версия, что Дарвина ужаснула, потрясла операция без наркоза, которую ему вместе с другими студентами довелось наблюдать), и он решает, по совету отца, стать богословом: поступает на теологический факультет (колледж Христа) в Кембридже. И вновь любовь к изучению живой природы отвлекает его: он становится энтомологом, отличным знатоком британских жуков. Уже став знаменитым, Дарвин не раз с добродушным смехом вспоминал, как однажды нашел под корой дерева какого-то редкого жука. Взяв его, он тут же увидел второго, ещё более редкого. Схватил его другой рукой. Но... в этот миг выполз третий — жук уж совсем редкостный, такого Чарлз раньше не встречал. Что делать? Он сунул жука из правой руки в рот, однако тот вдруг выпустил ему на язык струю едкой жидкости. Юноша с досадой выплюнул его, но момент был упущен -— редкостный жук успел убежать... Весной 1831 года Чарлз сдает выпускные экзамены, удостаивается степени бакалавра, ему надлежало в будущем получить церковный сан... И опять Чарлз свернул с уготованной ему дороги: в то время снаряжалось парусное судно для картографической съемки побережья Южной Америки, искали человека, который смог бы заняться сбором геологических, зоологических и ботанических коллекций, и знавший Дарвина по Кембриджу его наставник в науках профессор Генсло рекомендовал именно его. Так он и оказался отплывающим на борту «Бигля», став участником Великого Приключения. Это был дар судьбы, хотя и здесь возникло вначале немало препятствий: возражал, противился отец — его с трудом уговорили родственники, против Чарлза был настроен и капитан «Бигля» Роберт Фицрой. Фицрой увлекался модной тогда френологией, учением о связи между духовным обликом человека и строением и очертаниями его черепа и лица, и форма носа у Дарвина — слишком длинный — ему решительно не понравилась. По учению великого физиогномиста

\176\


Иоганна Лафатера (1741-1801) человек с таким носом не мог обладать ни энергией, ни решимостью, необходимой для столь ответственного и долгого плаванья — вначале хотели плыть два года, но путешествие затянулось на добрые пять лег. И всё же Указующий Перст расчистил для Дарвина дорогу: всё обошлось, «Бигль» отправился в странствия вместе с Чарлзом. «Это было моим вторым рождением, — писал позднее Дарвин. — Всем, что я сделал в науке, я обязан путешествию на „Бигле"». Да, уезжал из Англии скромный юнец (хотя и шести футов ростом), дилетант — собиратель горных пород, растений и животных, а вернулся, 1836 год, выдающийся, собравший несусветно гигантскую коллекцию наблюдений по зоологии, ботанике, геологии, палеонтологии, антропологии и этнографии ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ПРИРОДЫ.

6.2. Внезапно появился конкурент

Жаль, что он не приложил своей теории, по которой мастодонт и прочие крупные животные вымерли по той причине, что дверь в ковчеге Ноя была сделана слишком узкой, и они не смогли туда пролезть...



Чарлз Дарвин

об анонимной заметке, отстаивающей библейские сказанияо сотворении мира

«Зовут меня Чарлз Дарвин. Родился я в 1809 году, учился, проделал кругосветное плавание — и снова учился». Эта, самая краткая, автобиография точно отражает основные вехи жизни величайшего естествоиспытателя XIX века. Более 20 лет после возвращения в Англию из плавания на корабле «Бигль» размышлял Дарвин над тем, как можно объяснить невероятное разнообразие видов и разновидностей всего живого на земле (одних только жуков ученые насчитывают до 100 000 видов!). Как отнестись к тем скелетам ископаемых, обнаруженных им на мысе Пунта-Альта — скелетов мегатерия, мастодонта, теходонта, других жвачных животных? Многие из них начисто исчезли, другие изменились до неузнаваемости — Почему? Когда? Каким образом?.. Итогом всех этих размышлений стал его великий труд «происхождение видов путем естественного ОТБОРА, ИЛИ СОХРАНЕНИЕ БЛАГОПРИЯТСТВУЮЩИХ ПОРОД В БОРЬБЕ ЗА ЖИЗНЬ». На титульном листе книги, теперь её кратко именуют «Происхождение видов», более мелким шрифтом, пониже названия, Чарлз Дарвин был именован магистром наук, членом Королевского, геологического, лин-неевского и других обществ, автором «Дневника изысканий, произведенных во время кругосветного плавания корабля её Величества „Бигль"». Книга вышла в 1859 году, когда Дарвину было 50 лет. Все 1250 экземпляров первого издания этой книги (при жизни Дарвин переиздавал се 6 раз) разошлись в Лондоне за один день. ещё бы! Ведь Дарвин фактически отрицал бога, он ставил под сомнение все 39 догматов англиканской церкви.

\177\

Этот несостоявшийся священник своей работой утверждал, что природа может обойтись без ТВОРЦА, который якобы — верующие всех религий верили в это — создал не только небо и землю, но и всех земных тварей. Библия, стих 24: «И сказал бог: да произведет земля душу живую по роду ее; скотов и гадов и зверей земных по роду их; и стало так». Изучение рукописей и записных книжек Дарвина показало, как постепенно зрело его учение. Основы теории были сформулированы ещё в 1829 году, но лишь 3 года спустя он набросал так и оставшийся в рукописи очерк на 35 страницах. Дарвин видел враждебность большинства ученых. Позднее в Германии, стране философов и дедукции, противники Дарвина выпустили подленькую медаль: великий ученый был изображен на ней... с ослиными ушами. Как ядовито отметил Климент Аркадьевич Тимирязев (1843-1920), посетивший Дарвина в Дауне, ставший потом блестящим пропагандистом дарвинизма в России, был и автором очерка «Чарлз Дарвин и Карл Маркс», медаль была «из экономии свинцовой». Ученый страшился реакции со стороны духовенства. Хотя ему и не требовалось совсем уж изгонять из своей теории божественное начало, ведь можно было рассуждать и так: Господь создал законы, и они сами управляют ходом естественных процессов. Поэтому-то повсюду Дарвин и старался всячески укрепить свои доводы, сделать свою теорию действительно неопровержимой, старательно копил монбланы фактов и доказательств (тут у него есть нечто общее с работой Карла Маркса над «Капиталом»). Собирая факты, Дарвин заставлял работать на себя всех, в том числе даже мальчишек, которые ловили ему ящериц и змей, приносили щенят и кроликов. Он изучал домашних животных, перечитывал сотни книг, делал великое множество выписок. О терпении Дарвина можно судить хотя бы по тому, что один из его опытов с земляными червями тянулся с перерывами около 30 лет! Дарвин не спешил и, верно, был бы рад, если бы его детище увидело свет только после его смерти. Но... внезапно у него появился конкурент, чуть было его не опередивший.



6.3. Жениться или нет?

В 1858 году молодой исследователь Альфред Уоллес (1823-1913) присылает Дарвину рукопись своей статьи «О стремлении разновидностей бесконечно удаляться от первоначального типа», где излагает идеи, совпадающие со взглядами Дарвина, над которыми он так долго и неустанно трудился. Было от чего придти в беспокойство! Дарвин заторопился, хотя и тут проявил себя как истый британский джентльмен: он соглашается представить статью Уоллеса вместе с кратким изложением своей теории в лондонское Линнеевское общество, в Протоколах которого от 1 июля 1859 года они и были вместе опубликованы. В одном же из писем той поры он писал: «Я скорей сожгу свою книгу, чем допущу, чтобы он (Уоллес. — Ю. Ч.)...



\178\

подумал, будто я руководствуюсь недостойными побуждениями». Мы видим, что Дарвин был очень требователен к себе и крайне терпим к чужим мнениям, и, судя по всему, вовсе не был фанатиком своих взглядов. Этот фальшивый образ «борца» ему был придан у нас в стране во времена лы-секковщины. Так, скажем, в речи на приеме в Кремле работников высшей школы (17 мая 1938 года) Сталин назвал имя Дарвина среди корифеев науки, «которые умели ломать старое и создавать новое, несмотря ни на какие препятствия, вопреки всему...» А между тем личная жизнь Дарвина шла своим чередом, отдельно от научных страстей. В 1839 году он женится на своей двоюродной сестре (это стало уже семейной традицией, что Дарвины брали себе жен или мужей только из семьи Веджвудов) Эмме Веджвуд (1808-1896). Основательный не только а вопросах науки, Чарлз и к супружеству подошел с теми же мерками. Сохранился лист, на котором он своей рукой вывел две графы: слева было написано «Жениться», справа — «Не жениться». Подобно Панургу или гоголевскому Подколесину, Дарвин произвел скрупулезный анализ матримониальной проблемы. Своим мелким неразборчивым почерком он писал: «Дети (если бог даст) — и постоянный спутник (друг в старости)... но ужасная потеря времени...» Эти метания, противопоставления всех «за» и «против»... всё же получалось, что достоинства женитьбы перевешивали. «Только представить себе: милая, нежная жена на диване, — писал на том же листе Дарвин, — огонь в камине, и книги, и, может быть, музыка... Жениться, жениться, жениться. Q. Е. D.» (сокращение латинских слов Quod era demonstrandum — что и требовалось доказать). Но и после этой решительной сентенции Дарвин всё ещё продолжает убеждать себя, на обороте листа можно было прочесть следующее: «Итак, доказано, что необходимо жениться. Когда же — тотчас или позже?.. Затем, как я смогу управиться со всеми моими делами, если буду вынужден ежедневно гулять с женой?..» И так далее, асе в том же духе... Через три года после женитьбы, 1842 год, Дарвин с женой и детьми поселился в деревушке Даун (здесь он приобрел небольшой дом с садом), в 16 милях от Лондона, где и провел всю оставшуюся жизнь. Жить вдали от городской суеты в сельской местности его заставило здоровье. Считается, что во время путешествия на «Бите» он перенес лихорадку, от последствий которой так и не смог оправиться. В Дауне, превозмогая слабость, Дарвин неустанно, как пчела, собирающая нектар, по крупицам копит научные доводы и расширяет свой Главный Труд. Сначала с 35 страничек до 230, в этот момент, 1944 год, ему было настолько плохо, что он распорядился опубликовать написанное только после своей кончины. А потом, когда здоровье улучшилось, довел свое сочинение до 2000 страниц, 1858 год, но и тогда он полагал, что работа готова лишь на две трети, и только вмешательство Уоллеса ускорило публикацию. По существу, Дарвин так и не окончил своего Главного Дела (а можно ли было его закончить?).

\179\

6.4. Рядом с Ньютоном и Гершелем

Каждый раз, когда мне приходилось убеждаться, что я сделал промах, или что мой труд не полон, всегда, когда меня презрительно критиковали или не в меру расхваливали,так что я чувствовал себя уязвленным, луч шее успокоение, как я это испытал сотни раз, находил я в том, что говорил самому себе: аЯ трудился, как только мог упорно и исправно, а большего от человека нельзя и требовать».



: resurs -> conspcts -> all2014
resurs -> Библиографический указатель «Халық қаһарманы Бауыржан Момышұлы»
all2014 -> Бэзил Лиддел Гарт Стратегия непрямых действий
all2014 -> Полный текст книги хокен П., Ловинс э-, Ловинс X
all2014 -> Наши в зарубежном авиастроении doc
all2014 -> Книга посвящена обоснованию природы языкового знака. Не раскрыв сущность языкового знака, не познать и механизм взаимодействия языка с мышлением, речью, текстом, действительностью
conspcts -> Конспект до этой черты ессе homo. Как становятся сами собой. Пер. Юм. Антоновского 333 Предисловие 334 Почему я так мудр 339
all2014 -> В. Г. Шухов выдающийся инженер и ученый
conspcts -> Мировые финансовые кризисы p (063) ббк 65. 261-18 я 49 полный текст книги


1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   56


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет