Чирков Юрий Георгиевич. Дарвин в мире машин. Изд. 2-е, испр и доп. М.: Ленанд, 2012. 288с



жүктеу 4.43 Mb.
бет33/56
Дата28.04.2016
өлшемі4.43 Mb.
түріКнига
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   56
: resurs -> conspcts -> all2014
resurs -> Библиографический указатель «Халық қаһарманы Бауыржан Момышұлы»
all2014 -> Бэзил Лиддел Гарт Стратегия непрямых действий
all2014 -> Полный текст книги хокен П., Ловинс э-, Ловинс X
all2014 -> Наши в зарубежном авиастроении doc
all2014 -> Книга посвящена обоснованию природы языкового знака. Не раскрыв сущность языкового знака, не познать и механизм взаимодействия языка с мышлением, речью, текстом, действительностью
conspcts -> Конспект до этой черты ессе homo. Как становятся сами собой. Пер. Юм. Антоновского 333 Предисловие 334 Почему я так мудр 339
all2014 -> В. Г. Шухов выдающийся инженер и ученый
conspcts -> Мировые финансовые кризисы p (063) ббк 65. 261-18 я 49 полный текст книги

Чарлз Дарвин


По складу своего тяготевшего к индукции английского ума Дарвин (говорили, что он «не выносит чистых умозрений, как природа не выносит пустоты») держался вдалеке от всяческой философии, особенно официальной. Рассказывая о своей встрече с философом Макинтошем в 1827 году, он признается: «Я слушал с большим вниманием, но я был невежественен, как поросенок, в тех вопросах истории, политики и нравственной философии, которые он развивал». И всё же «невеже» Дарвину совсем уйти от злобы дня никак не удавалось. Любопытная страница биографии даунского затворника — его отношения с Карлом Марксом (1818-1883). Важнейшая работа Маркса «К критике политической экономии» и «Происхождение видов» вышли в один и тот же год. Маркс, внимательно следящий за новинками в письме к Фридриху Энгельсу (19декабря 1860 года) пишет: «Хотя изложение грубо, по-английски, но эта книга дает естественноисто-рическую основу наших взглядов». И в рисьме к Лассалю о книге Дарвина: «... она годится мне как естественнонаучная основа исторической борьбы классов...» В 1873 году Маркс присылает Дарвину французское издание первого тома «Капитала» с надписью: «Г-ну Чарлзу Дарвину от искреннего почитателя. Карл Маркс». В ответном письме Дарвин писал: «Сколько ни были бы различны наши научные интересы, я полагаю, что мы оба искренне желаем расширения познания, и что оно, в конце концов, несомненно, послужит к возрастанию счастья человечества». В 1880 году Маркс просил Дарвина просмотреть корректуру 12 и 13 глав английского издания «Капитала», он собирался посвятить эти главы Дарвину. Однако постоянно прихварывающий старец, удалившийся в идиллическую тишь Дауна, тщательно оберегавший свое спокойствие, целиком отдавшийся уединенной кабинетной работе, отказывается от этой чести. «Мне грустно ответить отказом на Вашу просьбу, — писал Дарвин, — но я стар и очень слаб, и просмотр корректур (как я убедился последние днк на опыте) сильно меня утомляет...» Отметим еше одну характерную деталь. В 1928 году в Советской России профессор Николай Сергеевич Понятовский писал в предисловии к книге о Дарвине: «... учение Дарвина есть подножие-пьедестал для учения Карла Маркса и В. И. Ленина. И нужно, чтобы подножие было прочно, как гранит. И если нашей молодежи, нашему рабочему и крестьянину надо „грызть гранит науки", то в первую очередь желательно взяться за учение Дарвина...» Когда великий натуралист скончался

\180\


в Дауне, и родные собрались похоронить его в склепе, который он ещё при жизни выстроил для себя, произошло непредвиденное: Палата общин — к тому времени слава Дарвина уже стала поистине всемирной, вот что еше значит жить долго! — приняла решение удостоить его прах чести быть погребенным в Вестминстерском аббатстве, этом «храме английской славы» — рядом с гробницами Ньютона и Гершеля. Так «творец антибиблии», считавшийся при жизни еретиком и вероотступником, неожиданно был похоронен (в четырех лондонских соборах священники в тот день говорили пастве о великой потере английской нации и всего человечества) со всеми подобающими христианину почестями. После смерти Дарвина, согласно его завещанию, из больших средств — он оставил после себя 146 000 фунтов стерлингов, не считая своего имения в Дауне и фермы, приобретенных главным образом от издания многочисленных, издаются они и ныне, дарвиновских сочинений — довольно крупная сумма была потрачена на издание полного списка цветковых растений всей земли. Это издание, осуществленное под общим названием «Index Kewnensis» было настолько обширно — о, величественная природа! -— что одна только рукопись его весила свыше тонны.

6.5. Грозит голубке смертью злою

Любопытно созерцать густо заросший берег, покрытый многочисленными разнообразными растениями, птиц, поющих в кустах, насекомых", порхающих вокруг, червей, ползающих в сырой земле, и думать, что все эти прекрасно построенные формы, столь отличающиеся одна от другой и так сложно одна от другой зависящие, были созданы благодаря законам, ещё и теперь действующим вокруг нас. Эти законы в самом широком смысле - Рост и Воспроизведение. Изменчивость, зависящая от прямого или косвенного действия жизненных условий и от упражнения и неупражнения. Прогрессия размножения, столь высокая, что она ведет к Борьбе за жизнь и её последствию - Естественному отбору, влекущему за собой Расхождение признаков и Вымирание менее совершенных форм. Таким образом, из аойны природы, из голода и смерти непосредственно вытекает самый высокий результат, который ум в состоянии себе представить, - образование высших животных.


Чарлз Дарвин


«Путешествуя на корабле её Величества „Билл." в качестве натуралиста, я был поражен некоторыми фактами, касавшимися распределения органических существ в Южной Америке, и геологическими отношениями между прежними и современными обитателями этого континента. Факты эти, как будет видно из последних глав этой книги, кажется, освещают до некоторой степени происхождение видов — эту тайну из тайн...» — так начинает Дарвин книгу «Происхождение видов». Дарвинизм (это слово ввел в науку соперник Дарвина Альфред Уоллес) или по-другому теория биологической эволюции (от латинского evolutio — развертывание, развитие) покоится, в сущности, на довольно простых основаниях, попробуем в них разобраться.

\181\


Уезжая в Великое Плаванье, Дарвин захватил с собой и недавно вышедший первый том «Основ геологии» крупного английского геолога Чарлза Лайеля (1797-1875), который, в противовес господствовавшей в то время теории катастроф, одним из первых пытался установить медленное, эволюционное развитие земной коры, происходящее под действием всё тех же вечных, так считал Лайель, факторов (атмосферные осадки, текучие воды, морские приливы и отливы, извержения вулканов, землетрясения и т. д.), какие незаметно для человеческого глаза неуклонно видоизменяют (малое творит БОЛЬШОЕ) лик земли.

Эта книга произвела на Дарвина большое впечатление. В университетские годы он нисколько не сомневался в правильности основной церковной догмы (Библия, стих I: «Вначале сотворил бог небо и землю» и так далее) или её вариантов (в какой-то момент Бог разочаровался в созданных им существах и ниспослал на их головы катастрофы, чтобы уничтожить всё живое и начать всё сначала). Однако теперь, воочию наблюдая во время многочисленных высадок на южно-американский континент природу этих далеких от Англии краев, его начали брать сомнения. Он постепенно убеждался, что «ваять» природу, видимо, могут не только сверхъестественные божественные силы, но и действующие в продолжение гигантских промежутков времени (миллионы лет казались при Дарвине сроками фантастически большими, теперь счет идет уже на миллиарды) силы ничтожные.

Трудно сказать, как возникла у Дарвина решающая идея о трансмуга-ции видов. Роль «искры» тут могли сыграть, всплыв из глубин памяти ученого, знакомые с детства стихи деда, Эразма Дарвина? Такие, скажем, строки из его поэмы (об эволюции!) «Храм природы» (1803 год):

И меж растений царствует война. Деревья, травы вверх растут задорна, За свет и воздух борются упорно, А корни их, в земле неся свой труд, За почву и за влажность спор ведут. По вязу хитрый плющ ползет извивом. Душа его в своем обличье льстивом...

Или, может, приходил на ум Дарвина-внука такой пассаж?



Свирепый волк с кормящею волчат Волчицею гроза невинных стад; Орел, стремясь из-под небес стрелою. Грозит голубке слабой смертью злою; Голубка лс, как овца, опять должна, Кормясь, губить ростки и семена...

Как бы там ни было, но ключевыми в теории Дарвина стали слова

ЕСТЕСТВЕННЫЙ отбор. Это был главный пункт. И до Дарвина многие иссле-

\182\


дователи занимались проблемами эволюции, не Дарвин, собственно, создал это учение, его начало уходит в глубь веков, к древним греческим философам (отсчет имен идет от Аристотеля), но только Дарвин смог указать механизм эволюционного процесса, его первопричину.

В чем тут дело? Как выглядит логическая схема дарвинизма? Послушаем, как излагает её ярый критик дарвинизма (оппоненты обычно очень четко формулируют суть вопроса) выпускник Физтеха, доцент математики, кандидат философских наук, действительный член Американского научного общества (звон как!) Виктор Николаевич Тростников:

«В живой природе имеется изменчивость — признаки детей несколько отличаются от признаков родителей, и особи, которые вследствие этого оказываются наиболее конкурентоспособными, побеждают в жизненной борьбе своих собратьев и передают полезные признаки потомству. Так приспособленность постепенно накапливается и за миллионы лет достигает наивысшей степени. По словам самого Дарвина, эту мысль подсказало ему наблюдение за деятельностью селекционеров, выводящих породы домашнего скота».

6.6. До уровня бытовых разговоров

Лодейников прислушался. Над садом

Шел смутный, шорох тысячи смертей.

Природа, обернувшаяся адом.

Свои дела вершила без затей.

Жук ел траву, жука клевала птица.

Хорек пил мозг из птичьей головы,

И страхом перекошенные лица

Ночных существ смотрели из травы.

Природы вековечная давильня

Соединяла смерть и бытие

В один клубок, но мысль была бессильна

Соединить два таинства ее.



1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   56


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет