Что такое быть веганом



жүктеу 1.38 Mb.
бет4/9
Дата01.04.2016
өлшемі1.38 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
: users files -> books
books -> Это вы – неповторимый и единственный Ген, определяющий группу крови
books -> Святые ислама
books -> А. М. Тартак Золотая книга-4, или здоровье без лекарств
books -> Благодарность
books -> Джек Керуак. Бродяги Дхармы
books -> Книга предназначена всем, интересующимся историей духовной культуры, исследованиями на исторические и лите­ратурные темы, символикой
books -> Книгах об "Оккультной Философии"
books -> Поэма шести ритмов (чха-дхала). Г. В. Гарин, перевод с хинди, 2007
books -> С. Чаттерджи и Д. Датта введение в индийскую философию

Гвагвагве

У меня есть хороший друг по имени Джей. Впрочем, лучше я начну так: у меня был хороший друг по имени Джей. В один прекрасный день он изменил свое имя на Гвагвагве (значение которого успешно от меня ускользает) и вроде как выпал из общества. Я не слышал о нем много лет.

Очень разочаровываешься, когда узнаешь, что многие люди, уполномоченные принимать решения касательно судьбы целых популяций диких животных – это те самые охотники, что отстреливают их ради развлечения. Джей, единственный веган, кроме меня, обучавшийся на факультете дикой природы в колледже, никогда не упускал шанс указать на проявления царящего лицемерия вроде этого. Он прекрасно владел глоссарием торговцев смертью, которые всегда любили маскировать свои темные делишки безобидными словами вроде «урожай» (что означает «хладнокровное убийство»), и не желал делиться своими мыслями с преподавателями, что в итоге обеспечило ему неудовлетворительную оценку на госэкзамене.

Большинство людей вырабатывают собственную философию, которая обычно являет собой некую рационализацию того, чем они вообще хотели бы заниматься. Джей делал все с точностью до наоборот, радикально меняя свое мнение об окружающем мире каждую минуту. Еще до встречи со мной он был воинственным коммунистом, арестованным за вполне символичное преступление: он напал на офицера полиции, вооружившись американским флагом. Пока мы учились вместе, он пребывал жестким зооактивистом, пропитанным теми же интенциями, что и я: внедриться в систему и изменить ее изнутри. Потом он вдруг превратился в Гвагвагве, согласно взглядам которого вести какие-либо игры с обществом означало увековечивать прогнившую систему. Гвагвагве было не по душе платить за квартиру, электричество или что-либо еще. Гвагвагве нравилось только слоняться по стране, ритуально жечь полынь и так далее. Отдельно стоит отметить тот факт, что если Джей всегда был строгим веганом, то Гвагвагве ел мясо.

Когда я был ребенком, рекламные щиты возле «Макдональдса» периодически менялись в связи с обновлениями. Компания подсчитывала, сколько заказов она выполнила. Когда цифры вышли за 4 миллиарда, было написано «4,5 миллиарда», как будто дополнительных 500.000.000 хватило бы, чтобы сломить скепсис прохожего, которого не воодушевили 4.000.000.000. Впоследствии компания остановилась на знаках «свыше 99 миллиардов...» и вместо новых данных предпочитает ограничиваться словами о миллиардах и миллиардах заказов. Я никогда не задумывался, что конкретно клоун Рональд имеет в виду – количество обслуженных клиентов или число гамбургеров, которые удалось запихнуть в проголодавшиеся глотки. Вне зависимости от ответа, важно другое: здесь учтены заказы, а не люди, пришедшие поесть, и не проглоченные котлеты.

Несмотря на то, что «Макдональдс» вроде бы занимается ресторанным бизнесом, ему совершенно параллельно, сколько гамбургеров попадет в пищеварительные тракты. Если бы мясоедство вдруг вышло из моды, а богема внушила обществу, что использованные хоккейные шайбы – это вкусно и круто, не думаю что бы продавцы фастфуда долго колебались, прежде чем бросить на рынок свои заманчивые предложения. Их цель не в утолении голода (и, соответственно, не в убийстве максимального числа животных и причинении окружающей среде наибольшего ущерба). Они просто делают деньги, а, так уж вышло, что маркетологи не слишком пекутся о коровах, если эти коровы, умирая, помогают им добиваться финансовых целей.

Конечно же, большую часть времени мы покупаем то, что едим, и едим то, что покупаем, посему не покупать мясо, как правило, означает не есть его. Так, по крайней мере, складывалось у Джея. Беда в том, что Гвагвагве пошел иным путем. Если Джей был человеком, склонным придти в ресторан, сделать заказ, съесть блюдо и, заплатив, уйти, то Гвагвагве выискивал помойки за ресторанами и ел все съедобное, что там находил, будь то овощи или мясо, не отваливая за это, разумеется, ни копейки. Холестерин Гвагвагве, очевидно, превышал холестерин Джея, кроме того, Гвагвагве рисковал подхватить бубонную чуму, но с моральной точки зрения он не изменился. И хотя теперь он ел животных, он по-прежнему не платил за их смерть. Джей был веганом. Гвагвагве стал фриганом47.

Я отказываюсь от мяса по этическим причинам. То же самое с молочными продуктами. А еще я не ем ямс. Потому что это мерзкая на вкус, скользкая оранжевая дрянь. Но каким бы отвратительным ямс мне ни казался, я не имею никаких моральных причин его не любить. Если кому-то нравится ямс, флаг ему в руки, пусть лопает! Только пускай не ждет, что я его после этого поцелую.

Точно так же все мы относимся к старым гамбургерам, которые можно найти на помойке за «Макдональдсом». В тот момент, когда мясная булка пересекает границы мусорной урны, она теряет весь свой фискальный потенциал. Быть может, она частично поглодана клиентом заведения. Или она упала на пол, и сотрудник выбросил ее в ведро (если, конечно, за ним наблюдал менеджер; в противном случае гамбургер бы отряхнули и продали посетителю).

Сколько бы ни стоил изначально кусок мертвой коровы, к тому времени, как он оказался среди отбросов, он уже не имел для ресторана ни малейшей ценности. И пусть чей-то желудок еще в состоянии воспринимать подобные отходы, компания не учитывает этот гамбургер как выполненный заказ. Она либо сделала на нем деньги, либо списала с баланса, вышвырнула в бак, где его покромсала крыса, возможно, нагадила на него немного, а потом пришел Гвагвагве и съел то, что осталось. Все уже получили свои деньги – ресторан, поставщик, бойня, фермер, аукцион крупного рогатого скота и все остальные субъекты процесса. Всем им выгодно, чтобы гамбургеры покупали, потому что так проходит поток денег от потребителя к ним, поддерживая промышленное скотоводство. Но всем абсолютно плевать, станет ли Гвагвагве кушать обкаканный крысой дряхлый гамбургер с помойки. Плевать и коровам. И мы должны наплевать.

Сколько раз я слышал, как люди снимают с кошек и собак ответственность за то, что те едят, ссылаясь на недостаток моральных качеств у своих питомцев. Кошки и собаки, утверждают эти люди, не понимают, что то, что они едят – это мертвые тела других животных и, даже если бы они это понимали, они бы все равно были не состоянии сделать выводы и понять, что другие страдают по их вине. Таким образом, поедая мясо, кошки и собаки не совершают ничего аморального, так же как волк и лев могут жить в согласии со своей звериной совестью. Все верно, не совершают. В отличие от нас.

Есть огромная разница между львом или волком, убивающим и поедающим другое животное, следуя своим инстинктам, необходимым ему для выживания, и домашним котом или псом, поедающим трупы животных, которых разводили, выращивали, истязали, убивали, резали, приводили в надлежащий вид, транспортировали, упаковывали, продавали, покупали и накладывали в миску с именем. И хотя чисто по-человечески нам может быть жалко газель, отбившуюся от стада и составившую ужин семье львов, в этом трудно найти нечто аморальное. Перед нами всего лишь часть естественных взаимоотношений между видами в дикой природе, которые имели место на протяжении всей эволюции. Кроме того, сокращение численности газелей (из которых в лапы хищника попадают слабые или больные животные, что и представляет собой естественный отбор и сохранение здоровой популяции) предотвращает перерасход пищи в ареале их обитания. Так что, в конечном счете, газели так же зависимы от львов, как львы – от газелей.

О существовании аналогичных отношений между домашними животными и их «добычей» говорить не приходится. Во-первых, элемент охоты исключен полностью – тела измельчены и упакованы в пакеты или банки. Во-вторых, между этими двумя видами отсутствует естественное взаимодействие, которое шло бы на пользу обеим популяциям. В-третьих, животных, которых мы скармливаем нашим питомцам, генетически модифицировали, обкалывали гормонами и антибиотиками, ограничивали в пространстве и других благах, избивали и убивали, не дав даже шанса на нормальную жизнь. Когда наши домашние любимцы лупят мясо, они поступают так не потому, что руководствуются несокрушимыми инстинктами, которые развивались миллионы лет, а потому, что мы выбрали для них такой рацион, и они научились его ценить.

Собаки – прирожденные падальщики. По своему строению и «внутреннему устройству» они могут есть почти все. Кошки, следует заметить, обладают сильным охотничьим инстинктом, но не инстинктом к поеданию мяса. Любая кошка будет ходить ходуном вокруг маленького объекта, который движется, будь то мышь или пластиковое кольцо, но только те, кого мамы научили есть убитое, станут убивать и есть. Инстинкт родителя в данном случае проявляется не в том чтобы накормить детеныша мертвыми животными, а в том чтобы дать ему игрушку.

Если кот или пес ест еду, содержащую мясо, значит, животному с фермы пришлось страдать и умереть. Куры провели короткую и исполненную пыток жизнь в переполненных клетках, корову подвесили вниз головой на цепи и перерезали ей горло. И тот факт, что наши питомцы не понимают этого, не освобождает нас от моральной ответственности за то, что мы делаем.

Что, если я зайду в «Макдональдс», закажу гамбургер, а потом просто выброшу его в мусор, не сделав ни укуса. Гвагвагве, который придет чуть позже и слямзит его на помойке, не сделает ничего аморального. Но разве это оправдает мои действия? Разве не важно, что корова страдала и умерла на бойне, чтобы подарить миру гамбургер?

Тот факт, что Гвагвагве морально не ответственен за страдания, которые приносит животным производство мяса, еще не означает, что страданий не было или что они не играют роли. Это означает лишь, что виноватого стоит искать в другом месте. В данном случае очевидно, на кого возлагается вина – на человека, который создал покупательский спрос на продукт страданий животных и установил постоянную практику покупки этого продукта. Иными словами, гипотетический я, купивший гамбургер, как раз и несу груз ответственности. Точно такая же ситуация сложилась с кормлением наших псов и котов.

Лазейка для нас находится в общепринятом определении веганства, согласно которому мы напрямую не отвечаем за убийства животных, продукты из которых поставляем нашим питомцам, потому что мы не кладем куски мяса себе в рот. Но это говорит лишь о несовершенстве определения, не более того. Почему мы фокусируемся на себе, а не на животных, что намного логичнее для того, кто называет себя веганом?

Страдания животных поддерживаются, когда мы платим, чтобы их есть, когда покупаем одежду из них, когда покупаем блюдо из них и выбрасываем на помойку, когда берем билеты, чтобы посмотреть на жуткие игрища, в которые они вовлечены, а также, когда мы кормим ими наших котов и собак. Так какая разница? Индустрии смерти все равно, ради чего убивать животных – для услаждения наших аппетитов или для любых других целей, – она убивает только ради финансовой выгоды.

Это не значит, что в глазах веганских сообществ люди, кормящие питомцев мясом, становятся преступниками или наоборот полностью обеляют себя доводами, объясняющими, почему именно они так поступают. Веганство существует не для того чтобы влиять на чей-либо личный статус в сообществе. Суть движения в том чтобы сократить до минимума страдания животных, а не в том, чтобы облегчить груз ответственности того или иного приверженца.

Немецкий философ и широко известный своей напыщенностью засранец (они все такие?) Иммануил Кант предложил этическую систему, основанную на утверждении под названием Категорический императив: «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом».

Все мы знаем этих надутых немцев, которые постоянно добавляют дюжину необязательных слов во избежание риска быть неверно понятыми. В сущности, Кант хотел донести следующее: подумай, что получится, если все будут делать так, как ты.

Для немецкой философии типично идеализировать всеобщность мыслей и действий; тем не менее, мне кажется, веганам стоило бы принять к рассмотрению продвинутую версию кантовского постулата. Так, например, воровство в магазинах неэтично, потому что если бы все этим занимались, мировая экономика взорвалась бы, и планету объял хаос. Точно так же покупку гамбургеров можно отнести к неэтичному поступку, потому что если продолжать их покупать, убийствам коров не будет конца. С другой стороны, в поедании гамбургера из помойного бака нет ничего дурного. Если бы все ели мясо только оттуда, скотобойни бы обанкротились очень-очень быстро.

Покупать новые кожаные изделия неприемлемо. Если все будут так поступать, они будут способствовать поддержанию спроса и провоцировать предложение. Однако стоило бы всем любителям одежды из животных начать отовариваться в секонд-хендах, как вся индустрия моды в считанные дни стала бы этичной, и животных перестали бы разводить ради кожи, меха и шерсти.

Покупка сыра противоречит веганству, потому что любого рода поддержка производства продуктов животного происхождения влечет за собой продолжение страданий. С другой стороны, не существует индустрии моно- и диглицеридов. Если все откажутся от мяса, молочных продуктов и яиц, но не будут забивать себе чердак несущественными субпродуктами вроде глицеридов, бойни испарятся с той же скоростью, с какой это произошло бы, если бы мы параллельно мучили себя, избегая всех этих микроскопических ингредиентов. Вследствие чего я вот что думаю, и пусть это кого-то взбесит: переживания по поводу подобных вещей не имеют ни малейшего смысла.

И я против того чтобы кормить наших кошек и собак мясом именно по этой причине: если человек прекратил есть мясо, но не перестал кормить им своих питомцев, поддерживая тем самым спрос, индустрия смерти продолжает получать прибыль, а животные – страдать.

Но, вместе с тем, я действительно понимаю, что для большинства людей решение этой проблемы выходит за рамки простого личного выбора.
Да! Он синтетический

«Нет, я не ем мясо. Да, я получаю достаточно белка. Нет, мои ботинки не из кожи. Да, я живой».

Иногда ты знаешь ответы на вопросы еще до того, как они заданы. Например, на демонстрации против меха или другой акции в защиту животных, надпись на футболке, играющая на опережение, бывает очень полезной.

На протяжении оставшейся части книги я буду вести речь о вегетарианском питании кошек и собак, рассматривая вопрос с самых разных сторон – изучая этическую составляющую и разбирая возможные риски/преимущества для здоровья животных от употребления как веганской, так и традиционной, мясной еды.

Но нужно признать, что три слова, которые я сейчас напишу, важнее всего, что за ними последует: Да! Он синтетический.

Я ответил на вопрос?

Знаю, знаю. Не все вникают сходу. Кто-то сидит сейчас, читая эти строки, чешет затылок и спрашивает: «На какой еще вопрос?». Нельзя забывать, что для всех моих читателей я – Карнак Великолепный48, Алекс Требек49, «Радар» О’Рэйли50 и Джон Эдвард51. Я – тот, кто знает ответы на все вопросы, даже если последние еще не прозвучали. Но в этой ловкости рук и впрямь нет никакого мошенничества. За те годы, что я продавал кошачьи и собачьи веганские корма, я успел ответить на вопрос про таурин сотни – если не тысячи – раз. На фестивалях и других сборищах я, бывало, по десять раз в день вел один и тот же разговор. В какой-то момент это стало легко предсказуемо.

- А веганская кошачья еда содержит таурин?

- Да! Он синтетический.

Сократ – человек, все люди смертны, стало быть, Сократ смертен. Если припомнить первый день в первом классе, всегда всплывает этот логический выверт, подарок педагогов. Он вовсе не означает, что единственной характеристикой Сократа была смертность (по самым распространенным отзывам, он был смышленым, уродливым греком-геем) или что все остальные живые существа (куры, собаки, женщины) не отдают концы. И коль скоро мы уже объявили о том, что мужчины имеют склонность играть в ящик, нам уже не удастся перевернуть все с ног на голову и ляпнуть, что один из них будет жить вечно. Сократ, будучи человеком логичным, принял яд и честно преставился.

Многие люди (включая, к сожалению, некоторых веганов, вегетарианцев и ветеринаров) ошибочно верят в то, что они следуют несокрушимой логике, кормя котов мясом, потому что усатым-полосатым необходим таурин. Нехватка таурина – или, как его еще принято называть, «ну, та штука, которая требуется кошкам... короче, вы меня поняли» – может привести к слепоте и летальному исходу вследствие расширения сердца. Люди, собаки и другие приматы могут получать нужные количества таурина, синтезируя метионин (который имеется в фасоли, зернах и других растениях) и цистеин (поставляемый в организм из овсяных хлопьев, брокколи и других неживотных источников). Но организм кошки не способен сам производить таурин из поступающих ресурсов. Таурин преобладает в таких «аппетитных» частях тел, как внутренности, мозги и глазные яблоки, но в мире флоры в чистом виде не обнаруживается. Отсюда делается вывод, что раз котам нужен таурин, им надо есть мясо. Вообще, обычно люди говорят: «Выходит, коты – это плотоядные поневоле?».

Моральные принципы Сократа выбили ему безграничный кредит доверия, потому что именно он определил три вида сущностей в нашем мире: «смертные люди», «смертные не-люди» и «бессмертные не-люди» и полностью исключил возможность существования «бессмертных людей». Вывод о том, что кошкам требуется мясо, чтобы поддерживать содержание протеина в организме, напротив, не опирается на логическую броню. Иными словами, мы должны отмести вариант «не мясное растение, содержащее таурин», а вместо него рассмотреть другой – «немясное не-растение, содержащее таурин».

Ошибка в том, что многие считают мир состоящим из растений и животных. У коров имеются что-то около семисот котильонных желудков (да, я знаю, что котильон – это французский бальный танец) и где-то в них живет постоянная популяция естественно рождающихся кишечных бактерий, которые вырабатывают витамин B12, необходимый коровам. Другие строгие травоядные (вроде кроликов) могут держать своих производящих В-12 микробов в нижнем кишечном тракте и утилизировать тем самым собственные отходы посредством копрофагии, чтобы получить этот витамин.

Мы, однако, имеем всего один желудок и потребляем человеческие экскременты только в тех случаях, когда они аккуратно упакованы для нас сотрудниками ресторана быстрого питания. Так откуда же мы берем B12? Многие веганы убеждены, что мы напрасно моем овощи, удаляя с них землю, в которой содержатся магические бактерии, препятствующие психическому распаду, сопутствующему нехватке B12. К несчастью, фокус с грязью ни разу не был показан на публике. Но, главное, нам нужен этот витамин, чтобы быть здоровыми, а заимствовать его можно из мяса и других продуктов животного происхождения, но не из растений – даже грязные не сгодятся. Иными словами, В12 для нас – это таурин для кошек. Так почему мы не считаем себя плотоядными поневоле (или хотя бы вынужденными всеядными)?

Когда разговор заходит о В12, большинство из нас виновны в том, что недооценивают сложность его получения при нашей диете. Есть индивиды еще более ненормальные, чем землежуи – это самоеды, те, кто почему-то считают, что B12 содержится в наших ротовых полостях и, все, что нужно для получения чудесного витамина, это периодически отгрызать кусочек губы. Более осмотрительные товарищи получают B12 из соевого молока, хлопьев и пищевых дрожжей. Кое-кто ежедневно принимает таблетку, содержащую заветный витамин.

Как бы каждый из нас ни относился к этому вопросу, все мы сходимся в одном: мы не особенно переживаем на тему дефицита В12 в организме. Готов поспорить, что когда ты впервые услышал о том, что его нет в растениях, ты подумал: «Ну, видимо, обойдусь и без него» (что не слишком умно, хотя, вынужден признать, я подумал именно так) или «Значит, буду получать витамин в виде таблеток» (что куда мудрее). Бьюсь об заклад, тебя не посетила идея вроде «Похоже, мои руки связаны. Придется продолжать есть мясо».

Короче, тот факт, что растения не могут предложить нам B12, не приводит никого из нас к заключению о том, что веганство недостижимо для людей.

Если сравнить B12 с другими компонентами, которые кому-то из нас приходится принимать, чтобы создать желаемые условия, можно вспомнить гормоны, антидепрессанты, виагру и противозачаточные. Нам никогда не приходило в голову, что мы должны получать все эти блага естественным путем. Так с какой стати полагать, что синтетическое производство простой аминокислоты вроде таурина представляет собой нечто небывалое?

Если бы Теодор Рузвельт сказал, что таурин невозможно получить иначе как из организма животного, он был бы прав, потому что умер в 1919 году. Но уже 1920-е старый метод выделения таурина из бычьей желчи или морских ушек52 безнадежно устарел, уступив место более эффективному процессу создания этого компонента химическим способом. Тот, кто поумнее или, как я, более или менее разбирается в химии, сочтет познавательной информацию о том, что этим путем таурин получается посредством синтеза сульфированного при помощи сульфита натрия этиленхлорида с последующим расщеплением водным или безводным раствором аммиака и карбоната аммония.

Бла, бла, бла. Подозреваю, что большинству бы понравилась вот такая облегченная версия для тупиц: добро смешивается, происходит химическая реакция и, как по волшебству, получается таурин.

Сегодня таурин – популярный ингредиент в энергетических напитках и добавках для бодибилдеров, и, несмотря на гадкий слушок о том, что Red Bull получил свое название благодаря таурину, который добывается из бычьих тестикул, большинство компаний, как известно, используют более дешевый и доступный синтетический таурин (вообще, слово «таурин» означает «бычий», так что марка носит имя опосредованно от всевозможных «яичных» теорий).

Безусловно, таурин является не жизненно необходимой аминокислотой для людей, и существуют самые разные мнения относительно того, зачем он нам вообще сдался, которые варьируются от «он магическим образом вылечивает сердечно-сосудистые заболевания, алкоголизм и диабет» до «возможно, безобидно оказывает эффект плацебо на особо впечатлительных людей»). Я не эксперт, но единственный заметный эффект, оказываемый таурином на людей, это появление неутолимой жажды тратить слишком большие суммы на подростково хилые баночки омерзительной на вкус газировки.

Тем не менее, надеюсь, доступность синтетического таурина со времен администрации Вудро Вильсона на пару с вездесущностью содержащих его продуктов в наши дни – существенный аргумент против бесцеремонного нонсенса, приверженцы которого голосят, что «таурин можно найти только в мясе». Но я должен оговориться, что не могу гарантировать столь же эффективный метаболизм у кошек при поступлении синтетического таурина, какой им обеспечивает употребление натурального.

Многие ветеринары, даже те, кому известно, что синтетический таурин существует (а немалое их число вообще не в курсе – что пугает) используют это как аргумент в пользу мясоедства. Все, что от нас требуется, чтобы утверждать об адекватности синтетического таурина с полной уверенностью, это следить за здоровьем большого количества кошек, получающих его с пищей всю жизнь. Что куда проще организовать, чем кажется...

Наибольшая ирония всей этой дурацкой «загвоздки» с таурином заключается в простом факте: большинство живущих ныне котов, в любом случае получают всю жизнь именно синтетический таурин!

В конце 1980-х десятки тысяч обычных котов-мясоедов ежегодно таинственным образом умирали от дилатационной кардиомиопатии (расширения сердца). И хотя эти животины были очень далеки от веганства – им давали еду мясоедских брендов кошачьих кормов, включая тех, чью рекламу мы регулярно смотрим по ТВ – причиной явился именно недостаток таурина. На первый взгляд, это кажется невозможным: в конце концов, таурина в мясе навалом. Разве не по этой причине кошки не могут быть веганами?

Дело в том, что исторически в природных условиях у кошек не было проблем с добычей достаточного объема таурина из мяса, исторически в природных условиях мясо, которое они ели, представляло собой целиковых, неощипанных, только что убитых грызунов, птиц и насекомых с желудками, набитыми энзимами. Сейчас же под «мясом», которое получают коты, часто подразумеваются субпродукты со скотобойни, наряду со всякой всячиной, и все это тщательно перемешивается и подвергается убийственной термальной обработке. Точно так же, как замачивание одежды в горячей воде вместо холодной приводит к подтекам, высокая температура изменяет естественные свойства продуктов.

В наше время большая часть производителей осведомлены о потенциальном дефиците и устраняют его, добавляя таурин по завершении обработки «мяса». Это те же компании, что экономят деньги, кидая в свои продукты старое, заплесневелое зерно и испортившееся мясо из супермаркетов. Стоит ли ожидать, что они станут использовать более дорогой, «бычий» таурин ради потребителей и их котов? Несомненно, они выберут более дешевую и простую (синтетическую) форму компонента.

Именно такой таурин и используется в производстве веганских кормов.



1   2   3   4   5   6   7   8   9


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет