Что такое быть веганом



жүктеу 1.38 Mb.
бет5/9
Дата01.04.2016
өлшемі1.38 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9
: users files -> books
books -> Это вы – неповторимый и единственный Ген, определяющий группу крови
books -> Святые ислама
books -> А. М. Тартак Золотая книга-4, или здоровье без лекарств
books -> Благодарность
books -> Джек Керуак. Бродяги Дхармы
books -> Книга предназначена всем, интересующимся историей духовной культуры, исследованиями на исторические и лите­ратурные темы, символикой
books -> Книгах об "Оккультной Философии"
books -> Поэма шести ритмов (чха-дхала). Г. В. Гарин, перевод с хинди, 2007
books -> С. Чаттерджи и Д. Датта введение в индийскую философию

Анальная аналогия

В наши дни можно заметить склонность людей замещать слово «питомец» и «хозяин» юридическими терминами вроде «животное-компаньон» и «опекун». Идея усовершенствованного отношения к животным заключается в том, чтобы научить сознание человека расценивать братьев меньших не как нашу собственность, а как самоценных индивидуальностей.

Не уверен, что имею что-то против слова «питомец». «Проект питомника» – хорошее дело, а сам «питомец» – это своего рода старомодный способ выражения привязанности и ласки наподобие «дорогуши» и «рыбки» (или «рыбка» для веганов – это тоже оскорбительное обращение?). Я не очень вижу здесь негатив; я всего лишь считаю, что у этого термина плохая репутация, потому что он идет в связке с «хозяином». Кроме того, я не убежден, что «животное-компаньон» – это хорошая идея. Назвав их компаньонами, не сведем ли мы их роль к служению нам, ведь в этом случае они уже не просто животные, они – наши компаньоны? Здесь сразу вспоминается история с «Радужным мостом»53, от которой мне, признаться, не очень комфортно. Потому что, если все «пупсики» попадают в рай, то куда деваются те, кому не посчастливилось встретить любящих хозяев? Горят в аду для животных, вместе с – по версии Гомера Симпсона – собакой Гитлера, псом Никсона и Лесси?

При этом наше движение изо всех сил старается извести слово «хозяин», что я поддерживаю на все сто и считаю проблематичным отыскать более подходящий термин, чем «опекун». Опекун – это взрослый, который заботится о ребенке, пакует ему бутерброды в школу, орет на него, когда тот плохо себя ведет, покупает ему одежду, вызывает врача, любит его, поучает, позорит перед сверстниками. «Родитель» в этом смысле был куда менее свободен в выборе судьбы, чем «опекун», потому что родитель – это тот, кто произвел ребенка на свет и имеет, таким образом, перед ним определенные обязательства, тогда как опекун – это взрослый, который заботится о ребенке, не имея с ним семейных связей. Причем единственное, чем по факту отличается опекун от родителя – это способ, которым его с ребенком свела судьба.

Подразумевая тот факт, что потные акты человеческой любви имеют мало отношения к появлению котиков и песиков на свет (если есть исключения, я был бы рад о них узнать), называть нас родителями было бы не совсем верно. Использование слова «опекун», между тем, позволило бы нам проявлять родительскую заботу, не связывая себя биологическими законами и не оглупляя наше положение.

Дабы обзавестись родительским отношением к нашим кошкам и собакам, мы должны признать, что связаны с ними теми же обязательствами, какими связаны с нашими детьми. Например, родитель не может привязать иждивенца во дворе и оставить его там или избавиться от проблемного ребенка, заменив его другим. Вместе с тем, хороший родитель не станет холопски потакать всем капризам отпрыска, не задумываясь о последствиях. Хороший родитель/опекун, как это принято понимать – это тот, кто использует свои превосходящие опыт и знания для того, чтобы принимать решения, играющие существенную роль в жизни детей, которые сами дети принять не в состоянии. Например, будучи ребенком, мы могли и не знать про гравитацию, но наши родители/опекуны были в курсе, что произойдет с нашими бренными телами при падении на асфальт с ускорением 9,8 метров в секунду за секунду, когда запрещали играть на крыше.

Быть хорошим родителем или опекуном подразумевает заботиться о всеобъемлющем благосостоянии ребенка. Разумеется, это не значит, что ты должен игнорировать общую картину мира и приносить в жертву собственные основополагающие ценности ради его кратковременного счастья.

У меня нет детей, но я год проработал учителем в дневной медицинской помощи. Однажды я допустил ошибку, сказав паре двухлетних малышей: «Идите в туалет и возвращайтесь, когда все сделаете». Спустя минуту-другую я пошел проверить, как они там, и к своему ужасу обнаружил их истерически смеющимися и жадно лакающими содержимое писсуаров, которые располагались как раз на уровне их лиц. Они были совершенно не в состоянии понять, каким антисанитарным и, более того, отвратительным делом они занимались, и были счастливы в своем невежестве. Тем не менее, я не имел права позволить им продолжать. Как педагог, ответственный за маленьких детей, я ощущал себя обязанным воспользоваться моими знаниями и быть очень строгим в отношении запрета на питье из унитазов, пусть со стороны это и выглядело так, будто я не даю детям веселиться.

Меня всегда изумляло, насколько многих людей беспокоит «жестокость» по отношению к кошкам и собакам при отлучении их от мяса. При этом они спокойно относятся к поистине адским страданиям животных, которые идут на корма для питомцев. Даже если предположить, что для кошек и собак отсутствие мяса становится потерей, разве можно сравнивать ее с невероятными живодерствами промышленного скотоводства?

- А их задницы не болят от большого количества волокна? – спросил меня как-то один скептик по части кормления кошек веганской едой, после чего привел прецедент: - Потому что когда я ем слишком много волокна, у меня начинаются анальные боли.

- Кроме того, - продолжил он, - я не уверен, что смерть двадцати кур, которые умирают сравнительно быстро и безболезненно, действительно хуже болей в заднице у одного кота.

Когда его слова еще только слетали с губ, я уже видел их на бумаге. Я бы вряд ли подобрал более подходящий пример, который живописал бы всю нелепость аргументов против веганского питания для кошек и собак, чем эта анальная аналогия. Каким-то образом я совладал с собой и попробовал ответить почти интеллигентно:

- Не вижу причин полагать, что употребление овощей в пищу влечет за собой боли в анусах кошек. Мои кошки – веганы уже много лет, и я никогда не наблюдал ни у одной из них чего-либо, хоть отдаленно напоминающего ректальный дискомфорт. Но даже если бы это соответствовало действительности, представьте себе двадцать кошек, которым предстоит умереть – и не просто умереть, а провести всю свою жизнь в тесных, грязных клетках в компании сородичей, в постоянном состоянии боли и ужаса, не имея возможности за всю свою жизнь удовлетворить ни один из своих основных инстинктов, – чтобы избавить одну курицу, играющую с солнечными зайчиками и мурлычущую на коленях у хозяина, от легкого зуда в заду? Примем ли мы мучения и смерть многих кошек как меньшее из зол в стремлении устранить небольшое неудобство, с которым столкнулась курица?

В статье «Кошки и собаки – вегетарианцы: чем мы кормим наших друзей» Ингрид Ньюкирк54 описывает увиденных ею кур в клетках у ворот скотобойни по окончании рабочего дня:

«Большинство умерли от теплового удара, но некоторые выжили. Они были втиснуты в пластмассовую решетчатую тару, слишком невысокую, чтобы распрямить конечности. Едва живые куры задыхались, их клювы были раскрыты и сухи, в ноздрях спеклась слизь. Они пытались пить тающий лед из моих рук, но их головы были чересчур тяжелыми, чтоб они могли их поддерживать.

Эти животные – одни из миллионов, выставленных за пределы боен. Они обречены жить в страданиях и умирать, не получая обезболивания, ветеринарного ухода или даже глотка воды, порой до нескольких дней, когда в непереносимую жару, а когда – в минусовую температуру, зачастую без какого-либо укрытия от плохой погоды, до тех пор, пока не явится инспектор из Министерства сельского хозяйства, чтобы маркировать их как «негодных для употребления человеком».

Тех, что умрут, в ожидании этого дяди, перемелют для садовых удобрений. Тех, кто выживет, отправят на еду для домашних животных. Старые коровы превратятся в «Новый Фрискис», сломанные и гангренные кости раздробят и покидают в гладкие баночки с надписью «СуперУжин».

Всякий раз, когда мы идем в магазин, мы голосуем за эту систему своими купюрами. Кто-то голосует против мясника. Но многие из нас по-прежнему держат животных-беженцев дома, которые до сих пор живут за счет страданий зверей, страдающих больше, чем кто бы то ни было».

Я встречал многих людей, которые отстаивали свое решение кормить мясом кошек и собак, утверждая, что «заставлять их отказаться» от него было бы неправильно и аморально. Но разве не аморально причинять боль и навлекать гибель на стольких животных ради удовлетворения интересов своих питомцев?

Много лет назад, когда я работал в ветеринарной больнице, одна шизанутая дама приносила туда своего несчастного котенка каждые пару недель, хотя с ним все было в порядке.

- Каковы симптомы, миссис Шизоид? – спрашивали мы (фамилию, конечно, произносили иную).

- Ну, - отвечала она, - я держала его на руках и показала в направлении клиники, а он мяукнул.

Сколько бы мы ни демонстрировали ей результаты анализов, где все было «отрицательно», она верила, что если в очередной раз покажет на клинику, и котик мяукнет, значит, он болен и хочет, чтобы его госпитализировали. Будучи маленьким котенком, однажды он забрался в шкаф на кухне и вышиб оттуда на пол кастрюлю. С тех самых пор она заставляла несчастного котенка использовать эту кастрюлю, как туалет, ни секунды не сомневаясь, что он уронил ее, потому что хотел всю оставшуюся жизнь делать в нее пи-пи и ка-ка.

Если это и звучит абсурдно, то исключительно потому, что большинство из нас способны чувствовать предел коммуникативных и мыслительных возможностей животных. Решения о том, когда идти к ветеринару и во что будет правильней гадить, должны принимать мы, а не они. И дело не обстоит так, будто мы их к чему-то принуждаем. Просто это часть наших взаимоотношений. Так с какой стати тема питания должна быть исключением?

Мы некорректно ставим вопрос, когда говорим, что выбираем между «навязыванием собственных ценностей» (давая им вегетарианскую еду) и «уважением их выбора» (кормя их мясом). Разве они сделали свой выбор и донесли его до нас в предельно доступной форме? И, даже если бы мы могли основательно распознавать их вкусовые предпочтения, с какой стати нам считать их нерушимой директивой? Если наши питомцы не в состоянии понять, что другие животные страдают и умирают ради того, чтобы они ели мясо, значит, возможно, они не обладают всей полнотой информации, чтобы сделать правильный выбор относительно того, чем им питаться.

Трудно представить, насколько некоторые люди могут преувеличивать свою значимость, когда ставят получение удовольствия от определенного вкуса или запаха на один уровень с вопросами жизни и смерти других существ. «Я не могу отказаться от мяса. Оно мне слишком нравится» – невообразимо эгоистичная позиция (социопатическая, в сущности). Поэтому я совершенно не понимаю, почему многие с такой легкостью переносят такой подход на своих животных. Зачем их так недооценивать? Мои четыре кошки, может, и не настолько умны, чтобы понять, что они едят тела других животных, зато из их отношений со мной и другими людьми совершенно очевидно, что их способность любить превосходит аналогичные возможности у всех, кого я когда-либо встречал. И никто не заставит меня считать, что, если бы они могли осознавать, что такое есть мясо, они бы продолжали это делать. Иными словами, на все заявления в духе «Наша киска купила бы “Вискас”» я могу ответить: «Если бы моя кошка могла говорить и сопереживать, она бы наверняка захотела стать веганом».

Окончательно отвергнуть концепцию мясного питания кошек и собак, основанную на скудных представлениях о проблеме, и подобрать для них еду, более подходящую для представлений их опекуна об этике – это ровно настолько «принуждать» их, насколько родители принуждают своих детей чистить зубы, не играть на проезжей части, не разговаривать с незнакомыми и есть больше овощей.

Наши кошки и собаки могут принимать за себя множество решений, например, чем им заниматься на протяжении всего дня, и с нашей стороны было бы неправильным ограничивать их в передвижении или выборе досуга, если это носит разумный характер. Но принимать решение о том, какую еду покупать, решение, имеющее отношение к этическим моментам, которых им попросту не понять, это одна из наших непосредственных обязанностей. Это не только не противоречит статусу хорошего опекуна, это его неотъемлемая часть!

Вообрази родителя или опекуна, который приводит своего ребенка в «Макдональдс» трижды в день, на каждую трапезу. «Я понимаю проблематику и сделала выбор в пользу вегетарианства, - говорит он, - но я не хочу навязывать мои ценности ребенку. Он не понимает, что животные страдают в процессе производства мяса, и ему нравится вкус гамбургеров. Стало быть, мне ничего не остается, как брать ему “Хеппи Мил”».

Логично ли это? Мы же не скажем, что невежество ребенка – это оправдание или, тем более, предписание для нас поступать аморально (собрать волю в кулак и тратить кровью заработанные денежки на то, что было получено с помощью насилия над животными). Так почему нам приходит в голову объяснять подобным образом политику кормления питомцев?


Это противоестественно!

В предыдущей главе я провел параллель между нашими питомцами и человеческими детенышами, предложив руководствоваться принятием решений за одних в той же степени, что и за других.

Тем не менее, если отношения в этой плоскости у нас и могут быть одинаковыми, биология – совсем другое дело. Излюбленное возражение я заимствую из присланного мне письма. Оно гласило: «Как вы можете говорить людям, что кошки и собаки должны стать веганами? Это противоестественно!»

У концепции того, что естественно, а что нет, настолько много слабых мест, что даже и не знаю, с чего начать. Думаю, если бы мне нужно было суммировать все это в одном предложении, я бы выдал что-то вроде фразы о том, что это не более противоестественно, чем кормить животных тем, чем вы их кормите сейчас. Поясню.

Собаки считаются Плотоядными, но пусть эта категория никого не смущает. Плотоядными считаются и панды, которые всю жизнь едят бамбук. Собак нельзя назвать строгими плотоядными; скорее, они универсальные всеядные, примерно как мы. Это означает, что их тела идеально созданы для извлечения полезных элементов из широкого спектра источников, как животного, так и растительного происхождения. Вот что сообщает на сей счет Purina:

«Белок необходим для полноценного питания собак. В противовес мнению большинства людей, животный белок, по сути, ничем ни в чем не превосходит растительный. Как и многие люди, собаки эволюционировали как всеядные, развивая возможности переработки как растительного, так и животного белка, а дикие псы хорошо известны своей склонностью дополнять мясную диету растительной пищей. И, несмотря на то, что ваша собака вероятней предпочтет большой, сочный кусок мяса, она останется здоровой, если ее кормить высококачественной едой растительного происхождения».

Это пишет Purina! Один из крупнейших в мире производителей мясных кормов для собак!

С кошками, должен признать, все несколько иначе. Они произошли от животных, которые были почти абсолютными хищниками, природа сконструировала их организмы под поедание плоти. Тому, кто захочет сказать мне, что веганское питание противоестественно для кошек, я отвечу: да, противоестественно, но то, что они в массе своей едят сейчас, тоже не очень для них естественно. Предлагаю подумать о «естественной» еде в стереотипическом плане, в стиле Тома и Джерри. Мыши сходят с ума по клинообразным кускам швейцарского сыра. Собаки обожают мускулистые стейки и многометровые связки сосисок. Когда дело касается кошек, в голове моментально всплывают три «блюда»: мыши, рыба (если не золотая в бассейне, значит, тунец на тарелке) и молоко. Я пройдусь по всем трем вариантам.


Молоко

Кто-нибудь видел профессионального комика-чудилу Тома Грина пьющим молоко прямо из коровьего соска?55 Реакция, на которую он рассчитывал (и добился своего) – шок, отвращение и что-то вроде культурного паралича.

Невзирая на тот факт, что большая часть аудитории Грина регулярно употребляет молочные продукты, вид взрослого человека, стоящего на четвереньках и пьющего выделения молочной железы другого животного, не отходя от кассы, поразил их как дикий и неприличный. Безусловно, абсурдно предполагать, что здоровье половозрелых представителей нашего биологического вида может зависеть от молока, предназначенного для детенышей другого вида. Люди делают это только потому, что не задумываются о таких вещах.

Чайки и буревестники пьют молоко морских слонов. Кроме этих случаев, я не знаю других, когда бы один вид употреблял молоко другого. Достаточно вообразить себе, как кот прилипает губами к соску на манер Тома Грина, чтобы понять, насколько коровье молоко «естественно» для его питания. Кстати, многие кошки вообще не переносят лактозу.


Рыба. Особенно тунец

Эксперимента ради можно принести как-нибудь кота на пляж, не покормив. На что должны толкнуть этого хищника инстинкты? Каков шанс, что обормот нырнет с головой, одолеет километров семьдесят в открытом море и вытащит из пучины 500-килограммовое животное (взрослый тунец может достигать размеров лошади), одержав над ним верх в подводном бою, и сядет завтракать?

Мысль о том, что рыба – это естественная еда для кошек, абсурдна. Кошки ведут свой род от обитателей пустынь и, как известно, терпеть не могут воду и все, что с ней связано (тот, кто купал своего усатого-полосатого, знает, что это так). Как бы они добыли гигантскую океаническую рыбу в природе? Не говоря уже о том, что пища, содержащая рыбу, вызывает у кошек дефицит витамина К, который может привести к внутренним кровоизлияниям и даже смерти. Уже хотя бы поэтому не стоит их кормить обитателями водоемов.

Когда мы говорим о естественности той или иной пищи для котов, мы должны понимать: естественно только то, что они могли бы съесть на воле. Сказать по правде, коровье молоко и рыба не отвечают этому требованию. Тогда как же вышло, что столькие люди имеют неверное представление о «натуральности» кошачьего питания? Когда они говорят о «естественности», они руководствуются не собственными размышлениями о том, что мог бы добыть в природе кот, а словами из рекламных роликов и привычкой кормить его едой из банки, купленной в магазине. В этом смысле мясная индустрия достигла колоссальных успехов в промывании мозгов.

Безусловно, многие коты действительно любят коровье молоко и рыбу. Но это вовсе не означает, что эти продукты им нужны. Это означает лишь, что они получают удовольствие от еды, которая для них неестественна.
Мыши

Здесь все иначе. Мы, конечно, можем себе представить, как дикий кот убивает и ест мышку, и многие из нас видели или слышали, что домашние коты практикуют подобные вещи. Мыши невелики ростом, их относительно просто ловить, и они тоже проживают в пустынных местностях.

Необходимо лишь добавить, что для кошек естественно есть только что убитых мышей (а также птиц и насекомых), а «Фрискис», как известно, не предлагает покупать живых мышей, птиц и насекомых. Не говоря уже о том, что эта и другие компании выбрасывают на рынок исключительно те виды мяса (говядина, курятина, свинина), которые для кошек совершенно неестественны. В отличие от собак, кошки не падальщики, они – хищники. Представить себе кошку, которая охотится на корову. На свинью. На индейку или гусиные потроха. На «смешанный шашлык» (что бы эта чертовщина собой ни представляла).

Пути многих людей к вегетарианству зачастую включают отказ от красного мяса56 и последующее медленное «соскальзывание» с белого57. Мне всегда это казалось очень странным. Если человек мотивирован соображениями этики, с какой стати он сначала отказывается от плоти крупных животных? Курицы (основной «источник» белого мяса) уступают в размерах коровам и свиньям, что означает лишь одно: потребуется больше жизней на прокорм мясоедов. Следовательно, отказ от красного мяса в пользу белого лишь увеличивает число страданий.

Проведение различий между красным и белым мясом – это форма проявления деспотизма с этической точки зрения, но оно, по крайней мере, подтверждает один важный момент: мясо – это не однородная субстанция, из которой слеплены все животные. Рыба, курятина, мышиные кишки, жучиный сок и зеленый сойлент – все имеет собственные, уникальные питательные свойства, точно так же, как отдельные части тел животных (мышцы, внутренние органы и т.д.).

В качестве иллюстрации приведу пример, который многим знаком. Рыбье мясо богато жирными кислотами Омега-3, которые славятся пользой для сердечно-сосудистой системы человека. Но если бы мы попытались создать безрыбную диету для людей, которая бы содержала максимально близкие к рыбной питательные свойства, заменив рыбу другим мясом (говядиной, курятиной, свининой и т.д.), мы бы ничего не добились. Ни один из этих видов мяса не содержит вещества, которые есть в амфибии. В данном случае мы можем сымитировать потребление рыбы, употребляя растения (например, льняные семена), вместо того чтобы надеяться обнаружить полезную для сердца безрыбную плоть. Точно так же глупо предполагать, что коровье мясо станет более достойной заменой мышиному, нежели сбалансированная растительная пища.

Слоган компании Evolution58 – «Наука совершенствует природу», и, думаю, никто не станет спорить, что природа была усовершенствована, когда некоторых животных одомашнили, и в этом нет вины компании. Я также не считаю, что будет правильно отправиться в Индию и сделать всех тигров веганами. Какому нормальному человеку такое придет в голову? Как бы то ни было, мы унаследовали ситуацию, при которой от нас всецело зависят многие одомашненные животные – не только собаки и кошки, но и коровы, свиньи, куры. Без человеческой изобретательности у кошек не было бы иного способа жить и быть здоровыми, кроме как поедая тела других животных, и все мы (без исключения) по-прежнему выступали бы в роли неквалифицированных богов, которым предоставили незавидный выбор – принять решение о том, какие животные будут жить, а какие – нет. Таким образом, усовершенствование природы – это нахождение третьего варианта, при котором никакие животные не должны умирать и страдать.

И хотя, грубо говоря, несопряженное с жестокостью веганское питание наших кошек и собак можно назвать «неестественным», меня это не особо расстраивает, если принимать в расчет в целом незавидную ситуацию, в которой мы оказались.

Государственный контроль над поставками мяса для употребления людьми ничтожен, и даже при этом его осуществляют из-под палки. Низость поставленной планки позволяет инспекторам требовать всего-навсего удаления тех частей мертвых тел, которые не соответствуют смехотворным стандартам. Джон Роббинс в своей книге «Революция в еде»59 цитирует бывшего микробиолога из Министерства сельского хозяйства, который утверждает, что курица, которая попадает на обеденный стол, «ничем не будет отличаться, если ее опустить в унитаз, а потом съесть».

В индустрии кормов для животных пугает тот факт, что здесь все намного, намного хуже. Мясо, используемое производителями, по всем характеристикам располагается существенно ниже уровня унитаза и представляет серьезную угрозу бактериологического заражения. Это дрянь, которую по какой-то причине нельзя было продавать как еду для людей. Она настолько плоха, что ее нельзя было запихать в хот-дог. Ее нельзя было скормить зэкам, ее даже нельзя было сбагрить кафетериям начальных школ. Мясо из разряда «не годится для употребления людьми», попадающее в корма для наших кошек и собак, было частью настолько больных животных (видимые невооруженным глазом раковые опухоли и т.д.), что даже запаренные, переутомленные инспекторы Минсельхоза узрели непорядок на конвейере и не пропустили. Это те самые хворые животные, которых видела Ингрид Ньюкирк возле бойни. Это просроченное мясо из супермаркетов или испорченное при некорректной разморозке. Именно это мы скармливаем нашим любимцам.

Прежде чем обнаружить слово «мясо» в числе игредиентов корма для животных, важно знать, что это часть какого-то млекопитающего, но часть эта – далеко не бифштекс из вырезки, не филе и даже не гамбургер. Это не мышечная ткань и не питательные субпродукты. Это мясо не проходило никакую инспекцию, и его полезные свойства никто даже не пытался определить. Это просто некая часть какого-то примата. Это «мясо» может быть кровью, костью или мозгом. «Мясо» может означать сбитого на дороге зверя. Мех и скелет опоссума, которого сшибли на магистрали – это тоже «мясо». Мясо может быть кошками и собаками. Вообще, это стандарт – делать кошачьи и собачьи корма из кошек и собак. Около пяти миллионов животных ежегодно усыпляют в приютах; и куда деваются их тела? Для тех братьев меньших, которых никто не взял домой, не существует кладбищ, и мы чертовски хорошо знаем, что «Радужный мост» им не светит. Перед приютами стоит проблема утилизации, а производители кормов никогда не откажутся от самого дешевого мяса на свете, которое не обязано соответствовать каким бы то ни было требованиям.

Повинуясь седьмому чувству, многие люди ощущают нечто противоестественное в затее компаний мяспрома кормить кошек едой из кошек. В насаженном каннибализме есть что-то садистское. Но если говорить о поистине противоестественных вещах, то это еще цветочки. Я упомянул о том, что в кошачьи и собачьи корма идет испорченное мясо из супермаркетов. Но я не упомянул о том, что при этом никто не требует извлекать это мясо из пенополистироловой упаковки, прежде чем пустить на переработку. Я упомянул о том, что в корм попадают части тел больных животных с бойни. Но я не упомянул о том, что при этом никто не запаривается на тему бирок, которые так и остаются на ушах трупов. Я упомянул кошек и собак, усыпленных в клиниках или сбитых на дороге. Но я не упомянул об антиблошиных ошейниках, которые редко кто снимает с тел, и об этанале натрия, который обыкновенно применяется при усыплении и остается в конечном продукте, пусть и в малых количествах. Вопросов здоровья я коснусь в следующей главе, но здесь все и ежу понятно: являются ли пенополистирол, пластиковые ошейники от блох и яд для инъекций (который называемся «гуманным», потому что он настолько токсичен, что даже его крошечная доза мгновенно убивает) частью натурального, здорового рациона наших кошек и собак?

Что представляет собой больший грех против природы: держать псов и котов на вегетарианской диете, специально сформированной, чтобы обеспечивать их всеми необходимыми питательными веществами, или скармливать им хорошо переработанные перья, опухоли, нервные ткани, кошачьи и собачьи трупы, измельченный пластик и отраву, с помощью которой убивают животных?

Самая «натуральная» пища, которую могут получать наши коты, они должны добывать себе сами, охотясь, и на этом основании многие люди выпускают их свободно гулять вне жилищ. Впрочем, если разобраться, «естественными» эти похождения кажутся, пожалуй, только самим кошкам. Их завезли в США из Великобритании в 1749 году, чтобы сократить популяцию крыс, хоть и считается, что любопытство и поиски еды приводили усатых-полосатых на продовольственные судна и ранее. Иными словами, они –сравнительные новички, против которых у потенциальных жертв нет уловок, необходимых для выживания. Короче, если для кошек естественно есть маленьких млекопитающих, то для североамериканских грызунов вовсе не естественно иметь дело с кошками.

В отличие от других хищников, которые эволюционировали параллельно со своей жертвой к конечной выгоде обоих, у кошек есть другое несправедливое преимущество – мы. Заботясь о них (кормя, предоставляя крышу над головой и т.д.) мы наделяем их привилегиями, которых никогда не было у хищников. В результате в их жизни отсутствует естественная конкуренция; они могут полностью истребить все местные популяции певчих птиц и грызунов. Вообще, считается, что кошки стоят на втором месте в топе наиболее разрушительных биологических видов (не сложно угадать, кто на первом). Другая диета, которую некоторые называют более «естественной» для котов и собак, называется почти изысканно BARF (Bones And Raw Food – «Кости и сырая еда»). Ее беды – это те же напасти, что преследуют все другие диеты, основанные на мясе. Сырое оно или прожаренное, есть коров и кур для собак и кошек ненормально. И, опять-таки, пусть поедание сырого мяса ближе к тому, что делают плотоядные в природе, но скармливать им мясо животных, умерших на скотобойне, это едва ли натурально.

Год за годом я встречаю много-много людей, которые говорят мне, что не пересаживают своих котов и псов на вегетарианскую диету, но с гордостью суют им сырое мясо, так называемую пищу класса люкс – говорят с таким видом, словно они рассчитывают, что я одобрю их решение. Как раз наоборот, дешевые бренды в свирепой схватке за сверхприбыль меньше сотрудничают с мясной промышленностью, довольствуясь низкокачественным мясом, в отличие от более «престижных» компаний. Используя кошек и собак как источник для кормов, бренды-дешевки хоть и поступают аморально, но, по крайней мере, практически не способствуют поддержанию и развитию индустрии (иными словами, приютам и питомникам не платят за то, чтобы они убивали как можно больше кошек и собак, стремясь насытить рынок дешевым мясом). Когда ты покупаешь корм «престижной» компании или сырое мясо, ты больше не увеличиваешь прибыль скотобоен тем, что создаешь рынок сбыта для отходов производства – теперь ты способствуешь развитию рынка в том, что касается основного сегмента продаж, вливая в индустрию еще больше средств и непосредственным образом спонсируя резню. Поэтому такой выбор едва ли тянет на адекватное решение этического вегана, который серьезен относительно уменьшения страданий животных.

И, в-третьих, кого волнует, что естественно, а что – нет? Если вдуматься, аргумент «это противоестественно» – всего-навсего предлог. В природе вряд ли найдется нечто менее естественное, чем наши взаимоотношения с домашними любимцами. В природе не бывает так, чтоб одно животное жило целиком и полностью за счет другого с его согласия. Мы делаем нашим кошкам и собакам уколы, чтобы защитить их от болезней (вакцинация это естественно?), вешаем ошейники с микрочипами на случай, если они потеряются, хирургическим путем манипулируем их способностью размножаться, даем им жить, не взимая плату за аренду, в наших домах, как у Христа за пазухой.

Так почему же мы спохватываемся о том, что натурально, а что – нет, только когда речь заходит о питании (и не задумываемся, верны ли наши представления)? Какой логике мы следуем, считая, что есть область, причем одна-единственная и именно в ней наша диктатура должна уступить место законам природы, о которых мы зачастую имеем самые слабые представления? «Естественность» никогда не была гарантом морали. Само по себе зоозащитное движение основано на этичности, а не на естественности, потому что, хотим мы того или нет, есть мясо для людей вполне естественно, так же, как для природы в целом естественно, чтобы сильный доминировал над слабым.

Как веганов-активистов, одна из вещей, которые чаще всего нас расстраивают, это общение с людьми, рассуждающими по принципу «раз так сложилось, значит, так должно быть», дабы сохранить статус-кво просто потому, что это статус-кво: «люди всегда ели мясо», «если есть мясо так ужасно, почему все это делают?»

Подобное мышление препятствует прогрессу как таковому. Тем не менее, многие рассудительные веганы кормят своих кошек и собак мясом, потому что кошки и собаки всегда его ели. При этом поддерживается статус-кво, при котором страдают и умирают в агонии другие животные. Так ли должны мыслить веганы?

Одно из моих любимейших антивеганских высказываний злобно обрушилось на меня на демонстрации перед «Макдональдсом» много лет назад: «Мы ели мясо сотни лет!» И, если отбросить комизм в ошибке с временным промежутком, парень был прав. Каков твой и мой ответ на это? У нас были войны, рабство, расизм, геноцид, подавление женщин и масса других отвратительных вещей на протяжении «сотен» лет. Но разве этот факт оправдывает с этической точки зрения продолжение всех этих практик?

«Кошкам не нужны ингредиенты, им нужны полезные компоненты, которые содержатся в этих ингредиентах. Например, кукуруза обеспечивает их питательными веществами, включая белки, углеводы, витамины и минералы. Вдобавок растительное масло в составе кукурузы – это важный источник линолевой кислоты, жирной кислоты, которая необходима для кошек всех возрастов».

«...Кошки – плотоядные. Но важно помнить, что молекула белка состоит из комбинации аминокислот. От того, как они компонуются, зависит происхождение белка. Для кошек не столько важно происхождение белка, который они получают, сколько баланс аминокислот. Существуют 23 различных аминокислоты. Десять из них считаются жизненно необходимыми для рациона кошек и собак, потому что их организмы не в состоянии вырабатывать эти аминокислоты в количествах, достаточных для того, чтобы поддерживать функции тела. Продукты животного происхождения – превосходный источник белка, зато растения очень богаты аминокислотами. Растительный белок вкупе с животным или с другими растительными белками может обеспечить правильный баланс аминокислот для кошек и собак на любом этапе жизни».

Подчеркиваю: «Растительный белок вкупе с животным или с другими растительными белками может обеспечить правильный баланс аминокислот для кошек и собак на любом этапе жизни». Еще раз, это не цитата из какой-то экстремистской зоозащитной листовки с радикальной повесткой дня, это утверждает Purina, один из крупнейших игроков на рынке мясосодержащих кормов для животных! Меня попросту поражает тот факт, что даже эта компания признает то, что отказываются признавать многие веганы.

«Человек может жить и быть здоровым, не убивая животных для пропитания; следовательно, если он ест мясо, он приносит других животных в жертву своим аппетитам. А поступать таким образом аморально!»

Это уже не Purina, это Лев Толстой. Немного неточно, но с сохранением основного смысла его слова можно интерпретировать таким образом: «Кот или пес может жить и быть здоровым, не убивая животных для пропитания; следовательно, если он ест мясо, мы приносим других животных в жертву его аппетитам.

А поступать таким образом аморально!»



1   2   3   4   5   6   7   8   9


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет