Действующиелиц а



жүктеу 427.62 Kb.
бет1/2
Дата30.04.2016
өлшемі427.62 Kb.
  1   2
Александр

ГЕРАСИМОВ

сказочка для взрослых

ДАВАЙТЕ ВСТРЕТИМСЯ НА КРЫШЕ!
Пьеса в двух частях

Д Е Й С Т В У Ю Щ И Е Л И Ц А


Сказочник – рассказчик от автора.

Филя – поэт Филимон, заяц наивный и чистый душой, много пьет морковного сока, потому что поэт.

Розовая зайка – в юности легкомысленная романтичная особа, впоследствии – мудрая мать.

Леха – заяц добрый, хороший семьянин, циник (профессия накладывает), много пьет морковного сока.

Заяц в сером – всегда суров, жесток, не понять: или из спецслужбы, или ортодокс старого режима; носит сталинскую фуражку и портупейные ремни; когда появляется на людях (простите, на зайцах), – все замолкают: «молчи-молчи».

Председатель – руководящий заяц; в молодости закончил ПТУ, продвигался по профсоюзной линии, стал депутатом Заячьей Поляны, получил заушное заячье образование; является опытным и умелым руководителем.

Филя-2 – сын Фили, очень похож на отца; носит короткие штанишки.

Тэйл – дочь Лехи.

Директор НИИ – выдвиженец, на должность директора пристроен случайно и давно, где и забыт (за ненадобностью науки).

Ученый заяц, он же Голубой заяц – продвинутый заячий доцент; видимо, умный.

Заяц–пенсионер – заяц на пенсии.

Рабочий заяц – представитель трудового заячьего класса, активист; при старом режиме не сходил с Доски почета.

Толстая зайчиха – лидер непримиримой заячьей оппозиции.

Зайчиха–цыганка – местная цыганка.

Главзаяц – в пьесе только упоминается, на сцене ни разу не появляется, наверное, проводит время в столице или еще где-то.

Молодые зайцы – зайцы в коротких штанишках.

Зайцы – массовка.
Все герои с пушистыми заячьими ушами. Ниже спины у всех – кругленькие хвостики. На лицах добродушные полумаски с парой верхних заячьих зубов, выражением очень похожи на «машиниста» Андрея Макаревича. Одеты все по-разному, потому что представляют разные социальные группы, профессии и возрасты. Мастью тоже все разные: блондины, брюнеты, рыжие и лысые, есть даже заяц «кавказской национальности», у Розовой зайки ушки и хвостик – розовые. Внешность и интонации каждого героя чертовски кого-то напоминают, – тех, кого мы знаем близко или только по телевизору.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ФИЛЯ
Картина первая
Лес, поляна, пеньки. В центре – памятник Мазаю. Вытянутой дланью Мазай держит за уши зайца. На полотне сценического задника продолжение поляны: холмики с заячьими норками, за ними – тайга. В левом углу сцены вывеска «Большая нора», перед ней – две банановые пальмы. Занятый делом и бездельем – заячий народ (пластические этюды и пантомима).
Голос Сказочника. Тайга – это страна такая. Есть здесь и дебри непролазные, есть горы, тундра, озера, реки и лужайки плешивые. И живет в Тайге разный звериный народ. Страна, можно сказать, многонациональная, почти империя. А на самом краю страны-Тайги есть Поляна, где обитают зайцы. Зайцы – они разные. Есть зайцы богатые и бедные, зайцы – учителя и ученики, зайцы – врачи и пациенты, зайцы – пузатые начальники, заяц – главзаяц, начальник Поляны, зайцы – работники телевидения, зайцы – старики, зайцы – бомжи, у которых нет своих норок.

Наша история начинается с того момента, когда после скитания по чужбинам на заячью родину вернулся поэт Филимон. Это стихи он подписывает: «Поэт Филимон». А так – просто Филя, он же заяц, поэтому – просто Филя. Вот он, с чемоданом стихов, подходит к памятнику деду Мазаю в кепке.


Песня
Эта и последующие песни в пьесе исполняют два голоса: женский и мужской.

М: Давай вернемся в наши сказки

Наивных слов

И сладких слез,

И без сомненья,

Без опаски,

Мы окунемся в омут ласки

Забытых, глупых, нежных грез.

Забытых, глупых, нежных грез!

Ж: Вернемся, милый, в омут грез…

Ж: Давай мы встретимся в печали.

Я все пойму,

И ты поймешь,

Что злые голоса кричали,

Как нас, невинных, разлучали,

Ведь тень сомнения - есть ложь.

Ведь тень сомнения - есть ложь!

М: Да, тень сомнения - есть ложь…


Филя подходит к памятнику деду Мазаю, смотрит вверх, на поднятого за уши зайца.


Филя (нежно улыбаясь нахлынувшим воспоминаниям).

Когда Мазай был маленький,

С кудрявой головой,

Он тоже бегал в валенках

По горке ледяной.

…Когда я был маленький, под этим памятником дедушке Мазаю меня торжественно принимали в зайчики-мазайчики. Здесь мне повязали на шею морковный галстук.

…Как я скучал, скитаясь по чужбинам, по своей родимой заячьей сторонке:

Морковный дух!

Морковью пахнет!

(Оглядывается на проходящих мимо молоденьких заек.)

А молодые зайчихи у нас – ничего. Не зря говорят, что самые красивые зайки живут только на нашей Заячьей Поляне. Просто глаза в разные стороны разбегаются. Потому, наверное, у зайца и глаза косые, что вокруг полно хорошеньких заек. (Пафосно.) Я много странствовал. Я – поэт. Но так и не нашел свою единственную. Неповторимую. Ту, которая на всю жизнь! Только на родине я смогу обрести счастье, найти свою самую прекрасную в заячьей жизни… свою главную… Поэтическую метафору.

Любовь… Никто из многих поколений зайцев не нашел достойной рифмы к этому простому слову. Любовь!.. Ну и – что?

(Вздыхает.) Вот сколько сижу на пеньке – и ни одной знакомой заячьей мордочки не увидел!
Мимо проходит заяц Леха, замечает Филю.
Леха. Филя! Да ты ли это?
Филя, засмотревшийся на зайчих, оглядывается по сторонам.
Леха. Филя, ты что – не узнаешь меня?
Филя смотрит с недоумением на Леху.
Филя (с сомнением). Леха?

Леха. Филя!

Филя. Леха!
Филя и Леха бросаются в объятия, стучат друг друга кулаками по спинам, только и слышно: «Филя! Леха! Леха! Филя!»
Леха (успокаиваясь). Мы же с тобой в одном Зайчатнике учились?

Филя. Да!

Леха. Ты, говорят, стал знаменитым поэтом?

Филя (с ложной скромностью). Ну, пока печатают кое-что и кое-где…

А сам-то как? В «Одноклассниках» читал, что ты стал известным «мордоделом». Леха, ты визажистом стал, что ли?

Леха. Да нет, Филя, я не визажист. Я – политтехнолог. Морды главзайцам, начальникам Заячьей Поляны делаю. Чтобы приличными были.

Филя. Это как?

Леха. Ну, к примеру… Присылают к нам (показывает, откуда присылают) на должность главзайца – волка зубастого. Мы начинаем зайчикам объяснять, что это не волчара, а добрая собачка. Телевидение, газеты, завивка, перманент… И он – уже не просто собачка, а пушистый пудель. Уши стрижем, вытягиваем, крахмалим, рейтинги надуваем. Уже не пудель, а – заяц. Заяц – главзаяц. Понятно?

Филя. И много у тебя ВИП - клиентов?

Леха. Во! (Показывает, сколько.) У нас, считай, каждый год – новый главзаяц. Работы хватает. Всегда есть кому морды делать. И бывшему главзайцу Белолапову делал, и главзайцу Короткому делал, и главзайцу Куролесову… Под заказ. Ничего личного.

Филя. Короткий – это, который такой длинный заяц? Почему – короткий, он же – длинный?

Леха. Ну, длинный. А лапки короткие. Потому и не удержался. У начальника Поляны должны быть длинные лапы.

Филя. Это почему?

Леха. По кочану.

Филя. Капустному?

Леха. Капустному, капустному. Капусту надо не только для себя рубить, но и туда (показывает, куда) возить.

Филя. А туда – это куда?

Леха (шепотом). Медведям.

Филя. Медведям?! Разве они капусту любят?

Леха. Простофиля ты, Филя. И медведи, и волки капусту очень даже любят.

Филя. И козлы…

Леха. Козлы.

Филя. А у Куролесова лапки были длинные?

Леха. У Куролесова была мохнатая лапа.

Филя. А-а… А его сняли почему?

Леха. По кочану.

Филя. А у Белолапова лапки были белые?

Леха. У Белолапова – белые лапки? Политика, Филя, белыми лапками не делается. Для Белолапова – власть была слаще морковки. А он устаревшим учением деда Мазая кичился, медведей попрекал…

Филя. А из своей стайки его мазайцы изгнали почему?

Леха. По кочану, Филя, по кочану.


Мимо проходит Розовая зайка. Вид романтичный, в лапке – розовый зонтик. Филя уже не слушает Леху, хватается лапкой за сердце.

Песня
Песня исполняется Розовой зайкой и Филей в «опереточном» стиле, сцена заполняется танцующими канкан зайцами.

-ик НИИ в белом халате..


Ж: Мой розовый зонтик

М: Твой розовый зонтик

Ж: Свел тебя с ума

М: Я люблю тебя

Ж: Глу-пень-кий ты мой

М: Хочу я быть с тобой.


Ж: Мой розовый зонтик

М: Наш розовый зонтик

Ж: Мой розовый зонтик…


Ж: Мой розовый зонтик

М: Твой розовый зонтик

Ж: Сводит всех с ума

М: Свел меня с ума.


Ж: Мой розовый зонтик

М: Твой розовый зонтик

Ж: А я та-ка-я -

глу-пень-кая

М: А ты та-ка-я -

прелесть моя.


Филя. Кто…это?..

Леха. Где? А, – эта? Да Розовая зайка.

Филя (растерянно). Розовая… Зайка…

Леха. Да ты что, Филя? У нас – этих заек! Хочешь, я тебя с Фиолетовой зайкой познакомлю. Она такая… (Показывает лапками, какая.)

Филя (мечтательно). Розовая…


Мимо, виляя бедрами, пробегает Голубой заяц.
Леха. Не хочешь с Фиолетовой, познакомлю с Голубым зайцем. (Спохватывается, что в зале, возможно, есть дети, прикрывает лапкой рот, сменяя тему.)

А знаешь, Филя, пойдем нашу встречу отметим!


Леха берет Филю под локоть, пытается увести. Но тот, застыв, смотрит вслед удаляющейся Розовой зайке.
Филя. Розовая…

Леха. Здесь за углом есть одно местечко, – отличную заячью капусту подают. Правда, морковный сок у них кислый, местного розлива. Ты морковный сок будешь? Я предпочитаю покрепче, (вновь, вспомнив, что в зале дети) я хотел сказать – предпочитаю морковный сок с мякотью.

Филя (очнувшись). Пойдем. Отметим. Встречу. У меня как раз есть бутылочка импортного морковного сока. 12 лет выдержки.

Леха. Ого!

Филя. А ты мне про Розовую зайку расскажешь.

Леха. Да ты, брат-заяц, втюхался. Она из местных, певичка из кабаре…


Леха, что-то рассказывая другу, уводит его за кулисы.
Сказочник. Сказать по правде, любят зайцы влюбляться. А еще очень любят рассуждать о политике. Работать любят не очень. И все-то они мечтают, что появится у них мудрый и добрый главзаяц и всем зайцам будет счастье.

Нигде в Тайге так часто не менялись руководители, как на Заячьей Поляне. Пальцев на лапках не хватит, чтобы всех перечислить. И сами избирали они главзайцев, и присылали им начальников Поляны – а все не то.

А ведь какие у главзайцев были проекты! Ведь предлагали они нашим зайцам смородину на Поляне выращивать. И канатно-кресельную дорогу через ручей построить, чтобы с комфортом в соседнее, за ручьем, государство уток-мандаринок перебираться. А еще – сделать на ручье порт семи морей. А еще – отечественные грузовики прямо на Поляне собирать и кататься на них туда-сюда. А еще…
Появляется Заяц в сером.
Заяц в сером (сурово). Кто здесь? Я еще раз спрашиваю: кто здесь?! Кто здесь о большой политике рассуждал? Что за зловредные намеки?

Сказочник (смущенно). Простите, возможно, это вы мой голос услышали.

Заяц в сером. Кто здесь? Кто вы?

Сказочник. Я – Сказочник. Вы попали в сказку про зайцев. Вы ведь тоже заяц?

Заяц в сером. Кто я – не ваше дело! А вот почему вас не видно, а только слышно?

Сказочник (оправдываясь). Ну, это так по сценарию: вы, зайцы, простите, герои сказки – на сцене и за сценой, а Сказочник – он как бы невидимый…

Заяц в сером. Мы все видим и все слышим. У нас везде уши есть! (Трясет себя по торчащим, явно военной выправки, ушам.) Сказка для детей?

Сказочник. Ну, скорее для их родителей. Но детям ведь тоже не запретишь…

Заяц в сером. Запретить можно все! И всем!

Сказочник. Ну, знаете, время уже не то.

Заяц в сером (не обращая внимания). Сказки должны воспитывать, а не критиканствовать. Вам уже довели, что надо нанотехнологиями заниматься? Нано! – вот наш ориентир и путь к победе! (Стоя под памятником, повторяет жест деда Мазая, выбросив вверх указующую лапку.)

Ступайте в «Большую нору» на общее собрание. (С расстановкой.) Я вас предупредил.

Сказочник. Да-да, конечно. Будет исполнено. Так точно.
Заяц в сером уходит. Появляются в обнимку Филя и Леха.
Филя (сопротивляясь). Не хочу я на собрание. Что я не видел на вашем собрании? Да я же – косой.

Леха. Все зайцы косые.

Филя. Да не люблю я эти собрания.

Леха. А Розовую зайку любишь?

Филя. Да!

Леха. Она там будет.

Филя. Пошли. (К залу.) Ради любви заяц пойдет на все!

Леха (к залу). Даже на собрание.


Оба с достоинством коротко кланяются залу, уходят.

Картина вторая
Здесь и далее смена сценической картины происходит через затемнение. Памятник Мазаю, пеньки и деревья остаются на месте, вносится только дополнительный сценический реквизит.

Итак, свет гаснет. Рабочие сцены в комбинезонах, тихо переругиваясь, вносят стол, стул и лавки. На головах рабочих – небольшие накладные уши. Зайцы? Нет, уши поменьше, хвостики потоньше и подлиннее, чем у героев сказки.

Загорается свет. «Большая нора». За столом президиума важный заяц – Председатель. На расставленных рядами лавках – все население Заячьей Поляны.
Председатель (стучит по графину). Начинаем собрание. Слово предоставляется мне. Как уже было объявлено – нам всем надо бросить все и заняться нана. Или нано? Как говорили наши деды: «Даешь!». Даешь – нана!

Все-таки – нано. Аплодисменты, товарищи - господа.


Председатель хлопает в ладошки. Аплодисменты собравшихся.
Председатель (смотрит в список). А сейчас слово предоставляется директору нашего местного научно-исследовательского института. Прошу. Не надо с места. За трибуну идите, рядом со мной, на пенек.
Директор НИИ подходит к столу президиума, с кряхтением взбирается на пенек.
Директор НИИ (откашливаясь). Как известно наш институт семьдесят лет занимался разными проектами выращивания на Заячьей Поляне моркови. Институт так и назывался: «НИИ-моркови». Много было сделано в теоретическом плане. Правда, то засуха, то дожди не позволяли нам в реальном секторе получать наши богатые теоретические урожаи.

Заяц – пенсионер. Ага, до сих пор морковку из-за ручья возим, от уток-мандаринок. У них, что – засухи не бывает?

Председатель (стучит по графину). Кто сказал? Поумничайте тут!

Директор НИИ (продолжая). И вот все сразу изменилось, когда неделю назад к нам поступила директива (показывает, откуда поступила) срочно заняться новыми прогрессивными нанаотехнологиями.

Наш институт «НИИ - моркови» мы сразу же переименовали в «НИИ - нана». Нет, все - таки – нано. «НИИ-нано».
Председатель хлопает в ладошки, прося о поддержке собравшихся. Общие аплодисменты.
Директор НИИ. Все полученные средства (показывает лапками, сколько и откуда получено средств) мы бросили на замену вывески нашего НИИ.

И, несмотря на, я с гордостью сегодня хочу продемонстрировать наш первый, повторяю, первый, опытный образец. Нано - морковь!

Доцент, продемонстрируйте нашу первую нано-морковь.
Ученый заяц в белом халате с белой тарелкой в лапках, виляя бедрами, подходит к президиуму, показывает тарелку Председателю. Затем проходит между рядами, демонстрируя тарелку. Это вызывает оживление собравшихся.
Директор НИИ. Вы скажете: на тарелке ничего не видно. И вы будете правы! Потому что нано невооруженным глазом не разглядишь. Только через суперэлектронный микроскоп можно увидеть это наше нано-чудо. Необходимо увеличение в триста миллионов раз, чтобы увидеть нано-морковь.

Из-за недостатков средств у нас такого суперэлектронного микроскопа пока нет. Впрочем, нет ни одного такого микроскопа во всей нашей Тайге.

Заяц – пенсионер. А у уток-мандаринок такой супербупермикроскоп есть?

Директор НИИ. У мандаринок тоже нет. Такой, как вы выразились, супербуперприбор пока никем в мире не построен и не изобретен.

Филя (с задней лавки). А чем вы докажете, что тарелка не пустая? Я вижу, что она пустая.

Председатель. Кто сказал? Кто тут такой умный?

Леха (встает, защищая друга). Он не умный, он Филя. Он из дальних странствий по чужбинам на родину вернулся.

Председатель. На постоянное место жительства вернулся? Тогда встань на воинский учет и веди себя прилично.

Леха. Филя, не просто Филя, он – знаменитый поэт Филимон.

Председатель. Поэтов нам еще не хватало! А, впрочем, ты… вы стихи, что ли, сочиняете?

Филя. Стихи, поэмы. Могу – верлибры, японские танки…

Председатель. Танки у нас свои есть, наши танки лучше. Вы бы заместо этого текст для транспарантов сочинили. (Скромно.) Я уже сам кое-что сочинил. (Роется в бумагах на столе.) Вот, по-моему, хорошо: «Всем на нана!». А эта еще лучше: «Всех – на нана!». И все такое…

Филя. Я попробую. Я агитки для транспарантов еще не сочинял.

Председатель. Ну, так сочини. Все. Продолжаем собрание.

Кто там у нас следующий? (Смотрит в список на столе.) Ага, еще один умный. Я хотел сказать, слово предоставляется нашему молодому доценту Ученому зайцу.

Ученый заяц (встав на пенек). Мне поручили, и я срочно написал философский трактат на тему «нано». Не буду утомлять аудиторию. Квинтэссенция в том, что в каждом «нано» есть свое «на» и свое «но».

«На» – как что-то дающее, в то же время – «но» как антипод «на».

Это как «инь-янь» у уток-мандаринок. Черное и белое. Мужчина и женщина.

На! Но… (Разводит лапками.) Диалектика, знаете ли. Единство и борьба противоположностей.

Председатель. Это интересно, конечно. А покороче вы можете?

Ученый заяц. Что может быть короче нано? Оно, нано, очень короткое. (Показывает, какое короткое.) Его, нано, нельзя увидеть, нельзя потрогать лапками. Но оно существует!

В своем научном трактате я вывел, предположил и предложил, что на практической базе нанотехнологий необходимо водрузить новую идеологическую надстройку.

Был прежде у нас «мазаизм» – учение деда Мазая. Но в новейшее время, к величайшему сожалению, новой идеологии мы пока не создали.

Председатель. Вы, это, – поосторожнее в выражениях.

Ученый заяц (вдохновенно). Я убежден, что нашей новой идеологией должен стать наноизм.

Председатель. Вот это уже интересно. Об этом можно и в центр доложить. Почин на местах. Наноизм. Могут и отметить. Вы присаживайтесь.


С лавки встает Заяц-пенсионер.
Заяц-пенсионер. Это самое… А вопрос задать можно?

Председатель. Потом. В письменном виде, так демократичнее.

Заяц-пенсионер. Да я только хочу про пенсию спросить.

Председатель. При чем здесь пенсия?

Заяц-пенсионер. Да шибко маленькая. (Показывает, какая.) При наноизме нам пенсию платить будут?

Председатель. При наноизме всем будет – нана!

Ученый заяц. Правильно надо говорить – нано. Для всех будет нано.

Заяц-пенсионер. И пенсионерам?

Председатель. Вам в первую очередь.

Заяц-пенсионер. А пенсия?

Председатель. Сначала доживите до всеобщего наноизма и сами узнаете. Слово предоставляется Рабочему зайцу.

Рабочий заяц. Я простой рабочий заяц. Я, конечно, ничего пока не понял. Ваших зайчатников, заячьих университетов не кончал. (К Ученому зайцу.) Как, вы сказали, новое учение называется?

Ученый заяц. Наноизм, батенька, наноизм.

Рабочий заяц. Нам не привыкать. Я скажу по-рабочему, просто. Мы, рабочие, поддерживаем нанизм.

Ученый заяц (поправляя). На-но-изм.

Рабочий заяц. А я как сказал?

Председатель. Правильно надо говорить наноизм, наноизм!

Рабочий заяц. Спасибо. Если морковку будете вовремя давать, мы, рабочие, поддержим наноизм своими мозолистыми… (смотрит на свои ладони) рабочими мозолистыми лапками!


Аплодисменты.
Председатель. Ну что же? Подытожим! Как говорится: делу время, морковке час! За морковку, зайцы! За морковку! Собрание закончено. Обедать пора.
Зайцы встают, расходятся. На сцене остаются Председатель, Филя и Розовая зайка. Председатель повязывает на шею обеденную салфетку, достает из стола огромную морковку и вилку.

Картина третья
Гаснет свет. Только Филя и Розовая зайка освещены прожекторами. Рабочие сцены выносят мебель: стол, стул и лавки. Филя и Розовая зайка, глядя друг на друга, идут и сближаются на авансцене. Филя тянется лапкой к Розовой зайке, та протягивает свою.
Розовая зайка. Я читала ваши стихи. Они – замечательные!

Филя. А я сегодня видел вас у памятника дедушке Мазаю. Вы – прекрасны!

Розовая зайка. Я – просто розовая…
Розовая зайка смущается, но своей лапки из лапки Фили не вынимает. Общий свет сцены. Филя и Розовая зайка гуляют перед памятником деду Мазаю.
Розовая зайка. Филимон…

Филя. Зовите меня просто – Филя.

Розовая зайка. Я не могу.

Филя. А я хочу!

Розовая зайка. Прямо сейчас?

Филя. Да! Или – никогда!

Розовая зайка. Здесь? (Растерянно оглядывается по сторонам.) Мне неудобно, вы – такой знаменитый.

Филя (осанисто поправляет уши). И все-таки для вас я – просто Филя.

Розовая зайка. Скажите, Филя, вы давно не были на Заячьей Полянке?

Филя. На родимой сторонке? Да, я много странствовал по чужбинам.

Розовая зайка. Наверное, у нас, на Полянке, многое изменилось?
Филя оглядывается, пожимает плечами.
Розовая зайка. Ну, как же! Посмотрите внимательнее.
Филя озирается.
Розовая зайка. Ну, вот же! На Новый год перед «Большой норой» наш главзаяц посадил две пальмы. Они – банановые.

Филя (смотрит). Они – пластмассовые?

Розовая зайка. Конечно! Разве при наших морозах настоящие вырастут? Это так романтично: банановые пальмы на снегу, а их бананы в снегу!

Филя. Очень красиво.

Розовая зайка. На следующий Новый год главзаяц обещал зажечь на пальмах маленькие лампочки. Нам по телевизору сказали, что это делается для улучшения настроения и благосостояния.

Филя (пытаясь произвести впечатление). А вы, Розовая зайка, знаете, что раньше на месте памятника дедушке Мазаю стоял большой пень?

Розовая зайка. Большой пень? Как интересно!

Филя. Пень был большой-пребольшой (показывает, какой). При старом - старом - старом режиме на нем рубили головы непослушным зайцам.

Розовая зайка. Как страшно! (Хватается за лапку Фили.)

Филя. Не бойся, зайка! Потом пришел дедушка Мазай в кепке. Случилось Великое половодье. И он спас всех зайцев.

Розовая зайка. Да, мне рассказывали. Это все зайцы знают. А что потом было?

Филя. Потом дедушка Мазай умер. И его положили в большой стеклянный ящик.

Розовая зайка. А зачем?

Филя. Ну, чтобы показывать всем желающим.

Розовая зайка. А вы его видели?

Филя. Видел. Лежит как живой. Даже кепку не снял.

Розовая зайка. Мазайцы говорят, что он вечно живой.

Филя. Да, так говорят. Ну, потом нашей Тайгой руководили: Волк-усатый, Боров-лысый, Бык-бровастый. Много они в Тайге дров наломали.

Розовая зайка. Много – сколько?

Филя. Много-много. Ломают дрова, ломают!


Филя показывает, как ломают дрова. Розовая зайка дрожит от страха.
Филя. Одни пеньки в Тайге остались. А мы им верили!

Розовая зайка. Почему?

Филя. Так надо было. Ведь они говорили, что продолжают дело дедушки Мазая. Потом пришел Медведь - меченый.

Розовая зайка. Мишка - меченый?

Филя. Медведь - меченый. Посмотрел он на пеньки: рубить уже нечего. И объявил о перерубке дров. И стали мы перерубкой старых дров заниматься. И так их перерубаем и так! (Показывает, как.)

Розовая зайка. А зачем?

Филя. Очень морковки хотелось.

Розовая зайка (наивно). Филя, а может надо было не перерубкой ломаных дров заниматься, а новые деревья в Тайге посадить, начать выращивать морковку на Полянке?


Филя с изумлением смотрит на Розовую зайку. Та, заметив оторопь Фили, нежно гладит его по ушам.
Филя (очнувшись). Мы Меченому тоже поверили. Очень захотелось стать свободными зайцами. Свободы стало очень много, а кушать очень мало. Морковки нигде не найдешь, морковный сок – по талонам. Зато, зая, мы узнали Страшную Тайну!

Розовая зайка (испуганно). Страшную Тайну?

Филя. Я ее тебе сейчас расскажу. Ты только меня за лапку держи, чтобы не бояться. А то я сам, как вспомню, так боюсь. (Оглядывается по сторонам, - не слушает ли кто.) Оказывается, дедушка Мазай в Великое половодье не спасал зайцев!

Розовая зайка. Ой!

Филя. Он собирал тонущих зайцев в лодку, чтобы… (оглядывается)… сдирать с них шкурки.
Розовая зайка падает в обморок. Филя приводит ее в чувство.
Розовая зайка. Филя, это правда?

Филя. Ну, так нам сказали. Сдирал шкурки, чтобы шить из них шапки.

Розовая зайка. И с серых зайчиков шкурки сдирал?

Филя. И с серых.

Розовая зайка. И с белых?

Филя. И с белых. И с розовых.


Розовая зайка снова падает в обморок, Филя подхватывает ее на лапки.
Филя(обращаясь к залу). Никогда нельзя любимым зайкам говорить всю правду. Это их может очень огорчить.
Филя, коротко поклонившись зрителям, смотрит на лежащую в его лапках Розовую зайку.
Филя. А впрочем…
Филя уносит Розовую зайку за кулисы. На сцене под памятником Мазаю появляются Председатель, Леха и Заяц в сером с ружьем.
Председатель. Мне доложили, что мазайцы собрались опять митинговать.

Заяц в сером. Не волнуйтесь, у нас все под контролем.

Леха. Ничего страшного, пусть пар выпустят. С телевидением я договорился, телевидения не будет.

Председатель. Главное, чтобы туда (показывает лапкой, куда) не сообщили. А то прославимся на всю Тайгу как морковный остров. Медведям это не понравится.

Заяц в сером. А может разогнать их? У нас и ружье есть… правда, дроби нету.

Председатель. А картечь?

Леха. Картечью нельзя, незаконно. Солью гуманнее.

Председатель. Солью гуманнее, но не надо. А записать, что они будут кричать, надо.

Заяц в сером. У нас везде уши есть. Я здесь сам буду, прослежу.

Председатель (подозрительно). А патрончики для ружья у вас есть?

Заяц в сером. Патрончиков нету.

Председатель. Я же позавчера выделял вам средства на патрончики. Для укрепления обороны от соседних уток-мандаринок.

Заяц в сером. А вы вчера сами приказали эти средства потратить на банкет для приема делегации уток-мандаринок.

Председатель. Правда, что ли?

Заяц в сером. Вот у меня все счета сохранились: морковный сок, флажки, фонарики, воздушные шарики, петарды, аренда заек из заячьего варьете.

Председатель. Правильно, дружбу соседних народов укреплять надо!

Заяц в сером. Оборону тоже надо укреплять.

Председатель. Ты еще поумничай у меня! Сами вчера на банкете скакали как … (подбирает слова) – как зайцы косые!

Леха (вздыхает). Все зайцы – косые…
Председатель, Леха и Заяц в сером уходят. Появляются Филя и Розовая зайка. Розовая зайка расправляет юбочку и застегивает пуговичку блузки.
Розовая зайка. Наверное, вы меня уже не любите?

Филя. Почему это?

Розовая зайка. Наверное, считаете, что у меня слишком розовые ушки?

Филя. Нет, милая, я люблю ваши прекрасные пушистые ушки, ваши нежные лапки! И усы!

Розовая зайка. Да?

Филя. И зубы!

Розовая зайка. Зубы?

Филя. Они такие! Такие большие и белые.

Розовая зайка. Да? А они не мешают целоваться?

Филя. Нет! А что вы делаете завтра?

Розовая зайка. Ничего.

Филя. И я ничего. Может, встретимся? Утром. Пораньше. Давайте?

Розовая зайка. Давайте встретимся на крыше!

Филя. Да, пожалуй, это будет романтично.

Розовая зайка. Мы встретим рассвет. Увидим, как солнышко встает над Заячьей Полянкой.

Филя. Зайка, я готов даже ночью гулять с вами по крышам.

Розовая зайка. Как мартовский кот?

Филя. Как мартовский заяц, милая.


Песня
«Клавесинное» музыкальное сопровождение, герои танцуют менуэт.

М: Как тени говорят!

Ж: Ты и я!

М: В сполохах на стене!

Ж: От огня!

М: Ты обожаешь эти звуки,

Ж: Огонь свечи и страсти муки,

М: Мои ласкающие руки,

Ж: Твои ласкающие руки,

М: Волшебный мир – театр Кабуки.

Вместе: Волшебный мир – театр Кабуки.

М: Как тени говорят!

Ж: Ты и я!

М: В сполохах на стене!

Ж: От огня!

М: Я полюбил тебя!

Ж: Я тебя!



Вместе: Две наши тени от огня!

Все наши тени от огня!


Филя и Розовая зайка уходят. Сцена заполняется небольшой группой зайцев-мазайцев. Среди них Толстая Зайчиха, Заяц-пенсионар, Директор НИИ, Зайчиха-цыганка. Здесь же Заяц в сером. Толстая зайчиха раздает собравшимся шаровары.


Толстая зайчиха. Подходите, товарищи зайцы, получайте инвентарь. По традиции в знак протеста всем положено надеть морковные шаровары. Прошу поорганизованнее.
Зайцы надевают морковного цвета, с дырками, шаровары. Толстая зайчиха встает под памятником на пенек.
Толстая зайчиха. Мы от своих идеалов, идей деда Мазая никогда не откажемся. В знак протеста прошу всех повернуться к «Большой норе» спиной, чтобы они увидели наши морковные шаровары. И давайте похлопаем! Дружно похлопаем!
Толстая зайчиха и собравшиеся поворачиваются спинами к «Большой норе». Дружно хлопают себя лапками по морковным шароварам пониже спины.
Толстая зайчиха. Все. Митинг закончен. Прошу вернуть инвентарь. Снимайте штаны. Штаны казенные. Поорганизованнее, зайцы, поорганизованнее.
Зайцы снимают шаровары, возвращают Толстой зайчихе, расходятся. Остаются только Толстая зайчиха и Заяц в сером. Заяц в сером подходит к Толстой зайчихе, шепчет ей что-то на ухо, достает из кармана и передает сверток, та прячет его за пазуху.
Толстая зайчиха. Добавить бы надо. Штаны совсем прохудились.

Заяц в сером. Заплатки пришейте, так жалостливее будет.


Уходят. На сцене вновь появляются Филя и Розовая зайка.
Филя. Я нашел! Нашел ее!

Розовая зайка. Кого, Филя?

Филя. Ее, свою единственную и неповторимую!

Розовая зайка. Ты меня больше не любишь? (Плачет.)

Филя. Нет. То есть я хотел сказать – да!
Розовая зайка рыдает.
Филя. То есть я хотел сказать - нет! То есть я хотел сказать: я тебя люблю.
Розовая зайка сразу успокаивается.
Филя. Я нашел свою единственную, главную в жизни! Ту, которая, кроме тебя, всегда будет с нами.

Розовая зайка (с удивлением). Ты нашел любовницу?

Филя. Зая, я нашел свою главную в жизни рифму! Вот, послушай! (Встает на пенек в позу поэта, вдохновенно декламирующего стихи.) Сейчас, я очень волнуюсь.
Розовая зайка завороженно смотрит на Филю.
Филя (после паузы, торжественно). Любовь! Морковь!

Розовая зайка (восторженно хлопает в ладошки). Филя, это так гениально! Так оригинально!

Филя(с легким недоверием). Ты так считаешь?

Розовая зайка. Да! Еще никто до этого не додумался.

Филя (скромно). Ну, я еще и не так могу. (Декламирует страстно, с придыханием.) Любовь… морковь…
Розовая зайка хлопает в ладошки.
Филя (весело, заигрывая с зайкой). А еще можно и так. Любовь – морковь?..
Филя целует Розовой зайке лапки, щекочет за розовым ушком.
Сказочник. Ну вот, казалось бы и счастливый финал нашей истории. Филимон нашел свою любовь, Розовую зайку. Нашел свою единственную, главную в жизни, рифму.

Но разве могут быть по-настоящему счастливы два любящих заячьих сердца, когда несчастливы остальные зайцы?


На сцену выскакивает Заяц в сером.
Заяц в сером. Все! Хватит! Еще посмотрим, чья возьмет! Все расходитесь. Выходите из зала. Даю вам пятнадцать минут. (Замерев на месте, к залу, спокойно.) Иногда зайцам очень полезно вовремя взять паузу. (Кланяется залу, но не уходит.) Ну, что сидите? Я сказал: встретимся через пятнадцать минут. Антракт. Антракт.
Занавес

  1   2


©netref.ru 2016
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет