Е. Скрынник: к 2020 году рентабельность сельхозпроизводства в России вырастет до 25%



бет3/5
Дата17.05.2020
өлшемі0.73 Mb.
1   2   3   4   5

Юг под ударом.


Статистика по Краснодарскому краю подтверждает эту тревогу. Согласно принятым здесь три года назад планам, поголовье свиней в 2011 году должно было достигнуть 3 млн голов. Однако в прошлом году оно осталось практически на том же уровне, что и годом ранее — чуть больше миллиона свиней. «Вспышки АЧС не могли не сказаться на привлекательности этого бизнеса, — отмечал летом прошлого года начальник управления животноводства и племенного дела департамента сельского хозяйства Краснодарского края Александр Сергиенко. — Если в 2008 году разведением свиней и производством мяса занимались около 300 предприятий, то сегодня крупных поставщиков и производителей насчитывается 128. Всё их стадо размещено на 200 фермах».

Губернатор Краснодарского края Александр Ткачёв, освещая чрезвычайную ситуацию в Тимашевске в своем твиттере, отметил, что в 2011 году именно на Кубани было уничтожено более двух третей жертв АЧС в России — 67 из 90 тысяч свиней. По его оценке, за прошлый год африканская чума нанесла региону ущерб в размере около 1 млрд рублей. Вспышка инфекции в Тимашевском районе в начале января оказалась для Кубани уже одиннадцатым случаем распространения чумы с октября 2011 года. После того как на агроплемзаводе «Индустриальный» — одном из крупнейших хозяйств Краснодарского края — пришлось ликвидировать порядка 30 тысяч животных, свиноводы и чиновники забили нешуточную тревогу.

Как часто бывает в таких случаях, орг­выводы не заставили себя ждать: губернатор уволил главного ветврача района, а глава федерального Минсельхоза Елена Скрынник поручила региональным властям в короткие сроки разработать и ввести в действие программы по борьбе с АЧС. Однако пожарный режим принятия подобных программ и кадровых решений изначально заставляет усомниться в их эффективности, тем более что обещания обуздать чуму даются не впервые. Совсем недавно, в октябре прошлого года, крупная её вспышка произошла в Щербиновском районе Краснодарского края, в результате было уничтожено 20,3 тысячи животных. Тогда губернатор Ткачёв тоже говорил, что нужны системные меры, должен быть налажен учёт и ветконтроль во всех хозяйствах, что Кубани необходима эффективная система контроля над выращиванием, перевозкой и продажей животных и т. д.

Правда, некоторые, хотя и не очень системные, меры уже принимаются. «Сейчас в России введена система компартментализации (разделение животноводческих предприятий на категории. — «Эксперт ЮГ»): каждое предприятие получает статус от первого до четвёртого. В каких-то регионах эта работа проведена полностью, в каких-то — пока частично. Все те предприятия, которые не получили четвёртый статус, находятся в зоне риска, и если там произойдут вспышки АЧС, то такие предприятия будут ликвидироваться», — говорит кандидат ветеринарных наук ответственный секретарь экспертно-консультационного совета по ветеринарии при Национальном союзе свиноводов России Александр Духовский. Главой Минсельхоза в прошлом году был утверждён план мероприятий по предупреждению распространения вируса АЧС, в некоторых регионах стартовали собственные программы. Однако новых, всё более крупных вспышек АЧС пока избежать не удаётся.

В Ростовской области ситуация немногим лучше. Первая вспышка была зарегистрирована в регионе в 2009 году. В 2010 на Дону отмечено уже 30 вспышек, самая масштабная из которых была выявлена на крупнейшем свинокомплексе Юга, принадлежащем компании «Русская свинина». Тогда пришлось уничтожить 14,3 тысячи животных общим весом 950 тонн, а под угрозой было всё поголовье комплекса — 100 тысяч свиней. «Ещё в 2009 году Ростовская область являлась потенциальным экспортёром свинины — предложение здесь превышало спрос на 24 тысячи тонн. За два года ситуация коренным образом изменилась: по итогам 2011 года спрос превысил местное предложение почти на 40 тысяч тонн», — комментирует ведущий аналитик агентства «ИМИТ» Алексей Плугов. Тогда же региональные власти заявили, что планируют восстановить поголовье свиней к 2012 году за счёт строительства новых комплексов, но пока обстановка в регионе неутешительная. Эксперты также отмечают, что в других федеральных округах объём производства свинины растёт, а на Юге уже нет.

Противоядие есть.


Сейчас действия при возникновении АЧС стандартны — уничтожение инфицированного поголовья, дезинфекция, введение максимально строгого карантина и контроля. Намного сложнее эффективно реализовать меры, предупреждающие распространение вируса и проводить мониторинг заболевания — особенно в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ). Как отмечает аналитик Института конъюнктуры аграрного рынка Михаил Григорьев, в таких условиях целесообразным является перепрофилирование личных хозяйств на альтернативные виды мяса. «В экономических целях производить свинину нужно только в промышленных условиях, потому что иначе вспышки будут происходить из-за недобросовестности владельцев личных подсобных хозяйств. Они не сообщали и не будут сообщать о том, что произошла вспышка заболевания, а из мелких хозяйств инфекция попадает на крупные производственные комплексы», — поясняет г-н Григорьев.

Примеры подобного вынужденного перепрофилирования на Кубани уже есть. По сообщению газеты «Новости Сочи», в связи с решением краевой комиссии о запрете на территории Сочи содержания и разведения свиней организациями и населением до искоренения вируса АЧС многие владельцы ЛПХ переходят на экологически чистые направления деятельности — выращивание овощей в теплицах, садоводство, пчеловодство, агротуризм. Александр Ткачёв в своём микроблоге уже пообещал, что эта политика будет продолжена. Добросовестным фермерам, которые пострадали от АЧС, край поможет восстановить хозяйства либо перепрофилироваться — заняться кроликами или птицей, а «если свиноводство бросать не захотят, будем требовать с них по всей строгости. Я не позволю губить раздолбайством целую отрасль». «В идеале хозяйства, которые не могут полностью обеспечить безопасные условия для разведения животных, нужно на какое-то время ликвидировать», — считает Александр Духовский.

Поддерживает такие начинания и бизнес. В Ростовской области, сильно пострадавшей от АЧС в 2010-2011 годах, идею о запрете разведения свиней в ЛПХ высказывал бывший депутат Госдумы Иван Саввиди, контролирующий группу «Агроком», производственные площадки которой тогда задела вспышка чумы. «Я считаю, селянину надо сказать: мы у тебя забираем свиней, отдаём тебе корову и сто процентов молока покупаем, — заявлял г-н Саввиди в интервью “Эксперту ЮГ” (см. № 20–21 за 2011). — Сталин так делал — ничего нового в этом нет. Нужна государственная программа, которая позволит решить и молочную проблему, и проблему с чумой, и проблему восстановления поголовья КРС».

«Крестьянин, который кормится со своих свиней, уверен, что если он попадет в зону вокруг очага АЧС, то ему никто ничего не заплатит, или заплатят потом, но значительно меньше, чем он бы мог получить, — комментируют в группе компаний “Русский агропромышленный трест” бывшего депутата Госдумы от Ростовской области Вадима Варшавского. — Поэтому крестьянин готов с ружьём в руках защищать свою собственность и всячески скрывать проявления симптомов болезни. Этому способствует и то, что АЧС проявляется не только в острой форме, когда животное гибнет в течение двух-трёх дней, но и в хронической, когда между заражением и проявлением клинических требований проходит до 22 суток».

Однако законные основания для запрета заниматься частным свиноводством едва ли появятся, да и представляется сомнительным, что одни лишь репрессивные меры дадут положительный результат. Разведением свиней в деревнях занимались сотни лет, и изменение традиционного уклада может легко вызвать протесты. Для сравнения можно вспомнить недавнюю инициативу о введении платы за любительское рыболовство, которая имела в обществе большой резонанс, — а последствия от запрета на разведение свиней будут значительно масштабнее. Тем более что свиней в мелких хозяйствах Юга немало. Например, из 1,037 млн кубанских свиней (это более 6,5% российского поголовья) в середине прошлого года 289 тысяч голов содержались в ЛПХ и ещё 52 тысячи — у фермеров, то есть почти четверть свиней в крае выращивалась за пределами крупных сельхозпредприятий.

Но даже в том случае, если принятие программ постепенного перепрофилирования частных хозяйств останется прерогативой регионов, успех в борьбе с эпидемией вряд ли придёт. Ведь если в одном регионе такая программа появится, а в соседнем нет, то вирус едва ли остановит административная граница. Поэтому необходимо принятие стратегической программы борьбы с АЧС на федеральном уровне. «Практика ряда стран, например, Испании, боровшейся с АЧС в течение нескольких десятков лет, демонстрирует, что успех зависит от последовательной позиции регулятора, эффективного администрирования и межведомственного взаимодействия, — отмечает Максим Клягин. — Задача носит организационный характер, так как необходима реализация комплекса мер, затрагивающего разные сферы и секторы. Со стратегической точки зрения это скорее должна быть именно целевая программа федерального масштаба, обеспеченная мощными ресурсами и компетенциями».

Другим стратегическим направлением развития отрасли должно стать её технологическое перевооружение — с точки зрения как непосредственного производства свинины, так и управления свинокомплексами. Здесь прежде всего необходимо изучать мировой опыт. Например, в Дании государственная политика направлена на сохранение традиционных для страны семейных ферм, хотя методы ведения хозяйства в них едва ли можно назвать традиционными — скорее это полноценное индустриальное животноводство малого формата. При этом в Дании нет правительственной программы финансовой поддержки производителей или экспортёров свинины, но огромное внимание уделяется профессиональной подготовке фермеров, хорошо развита кооперативная система. Более 90% датских свиней забиваются, перерабатываются и реализуются именно многопрофильными кооперативами. К сожалению, пока иллюстрацией отсутствия какого-либо взаимодействия российских производителей является нежелание большинства игроков рынка публично обсуждать проблему АЧС. Правда, крупные компании, наученные горьким опытом встречи с АЧС, уже готовы инвестировать в технологии биобезопасности. Когда в июле прошлого года в Миллеровском районе Ростовской области открылась четвёртая площадка свинокомплекса агрохолдинга «Русская свинина», было заявлено, что оборудование комплекса позволит исключить заболевания животных.




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет