Экспертиза Актуальные проблемы современных международных



жүктеу 0.68 Mb.
бет4/6
Дата27.04.2016
өлшемі0.68 Mb.
1   2   3   4   5   6
:

Социальные форумы


Одной из форм реализации антиглобалистами своих целей является проведение альтернативных форумов, таких как Всемирный социальный форум [табл. 1] − альтернатива Всемирному экономическому форуму. Главный лозунг форума – «Другой мир возможен!».

Существуют городские, национальные, региональные и всемирные форумы. На них выдвигаются экономические, социальные, гуманитарные, культурные, экологические и демократические лозунги, ставятся вопросы отмены долгов развивающихся стран, установления демократического контроля над финансовыми рынками, доступа нуждающихся к медицинскому обслуживанию, права на труд и на достойную зарплату, равноправия мужчин и женщин, запрета принудительного труда. Поднимаются проблемы экологически безопасного производства, права на землю, защиты прав конфессиональных, этнических и других меньшинств и др. [4, с. 92].

Наряду с позитивными результатами социальные форумы приносят и новые проблемы. Происходит бюрократизация форумов. В них прямо или косвенно принимают участие государственные структуры (мэрия Парижа в 2003 г. и мэрия Лондона в 2004 г.), политические партии начинают активно бороться за свое представительство на форумах через дружественные общественные организации, так как непосредственное участие партий не приветствуется. Количество участников форумов увеличивается, но падает «качество». Если на первые Европейский социальный форум и Всемирный социальный форум ехали активисты, то сейчас на форумы зачастую попадают люди, далекие от движения.
Таблица 1.


Список социальных форумов

1-й

20 января − 30 января 2001

Порту-Алегри (Бразилия)

2-й

31 января − 5 февраля 2002

Порту-Алегри (Бразилия)

3-й

январь 2003

Порту-Алегри (Бразилия)

4-й

16 января − 21 января 2004

Мумбай (Индия)

5-й

26 января − 31 января 2005

Порту-Алегри (Бразилия)

6-й

январь 2006

март 2006



Каракас (Венесуэла), Бамако (Мали)

Карачи (Пакистан)



7-й

январь 2007

Найроби (Кения)

8-й

26 января 2008

Глобальный день действий

9-й

27 января − 1 февраля 2009

Белен (Бразилия)

10-й

26 января − 30 января 2010

Порту-Алегри (Бразилия)

11-й

6 февраля − 11 февраля 2011

Дакар (Сенегал)

12-й

24−29 января 2012

Порту-Алегри (Бразилия)

[26]

      Участники антиглобалистского движения


Во-первых, это общественные союзы и неправительственные организации. Среди них:

  • профсоюзы, социалистические деятели;

  • экологические, женские, молодежные, детские организации;

  • гуманитарные организации и НПО, оказывающие помощь развивающимся странам, в том числе в вопросах борьбы с нищетой, голодом, болезнями и т.п.;

  • научные, образовательные и т.п. организации, организации, занятые проблемой здоровья;

  • противники свободной торговли и программы структурной адаптации, представители малого бизнеса, антикорпоративные течения;

  • антивоенные организации, защитники прав человека, жертв политических репрессий, гражданской суверенности;

  • представители национальных движений освобождения из стран Южной Америки, Африки, Азии, религиозные организации, фермеры и крестьяне, защитники прав на землю, семена и другие природные ресурсы.

Во-вторых, антиглобалистское движение поддерживают традиционные левые политические организации. Это некоторые коммунистические партии (Партия коммунистического обновления Италии), а также троцкистские, маоистские, анархистские организации, ряд организаций левых социал-демократов и социалистов, новых и неприсоединившихся левых.

В-третьих, активно формируются «новые социальные движения» и собственно антиглобалистские организации. В качестве примера можно привести Движение безземельных крестьян Бразилии, насчитывающее более 2 млн участников.

Во Франции группа интеллектуалов из газеты «Монд дипломатик» инициировала организацию АТТАК (Ассоциация за финансовое налогообложение на пользу гражданам), в которую входит около 30 000 человек и которая имеет отделения в 20 странах [29]. Первоначально АТТАК только пропагандировала идею введения налога Тобина (0,1 % налога на финансовые спекуляции), но позже превратилась в одну из крупнейших мировых антиглобалистских сетей. Ее лидеры – Ж. Бове – французский фермер, который прославился тем, что на личном тракторе разрушил «Макдональдс» в предместье Парижа в знак протеста против вытеснения французской традиционной кухни американскими закусочными, и С. Джордж – журналистка, написавшая роман-антиутопию «Рапорт Лугано», в котором описала и в некотором роде предсказала захват капиталистическими монополиями планеты.

Антиглобалистов принято разделять на два лагеря – умеренных и радикалов. Умеренные представлены, прежде всего, так называемым Социальным форумом Генуи (СФГ), который включает около 800 групп, выступающим за списание долгов со стран третьего мира, за безъядерный мир, за экологические программы и т.д. Они отвергают насильственные действия и выражают свой протест посредством мирных демонстраций, пикетов, концертов. Представители СФГ идут на контакты с представителями властей, ведут с ними переговоры [29].

Радикальное крыло антиглобалистов составляют малочисленные группы, практикующие более агрессивные формы борьбы с капитализмом. Среди них есть и умеренно радикальные группировки, которые довольствуются взломами интернетовских сайтов глобальных американских кампаний или битьем стекол в «Макдональдсах», как это делают активисты упомянутых АТТАК и «Глобального действия людей» или «Хактивист» (Союза антибуржуазных хакеров).

К вооруженной борьбе против политиков и бизнесменов-глобалистов и к уличной «герилье», то есть гражданской войне, призывают лишь малочисленные группы маоистского и анархистского толка вроде Черного блока (официальное название организации Антикапиталистический блок), «еволюционного фронта за коммунизм, Я-Баста, Маоистского Интернационала, Красных скинов и другие. Это их члены в Сиэтле, Квебеке и Генуе метали в полицейских бутылки с «коктейлем Молотова», переворачивали и взрывали машины [29].


Антиглобализм представляет универсальное движение, объединяющее различные слои общества и общественные движения. Оно способно объединить все мировое сообщество с целью борьбы за построение демократичного, справедливого миропорядка. Движение антиглобалистов ставит своей целью решение наиболее насущных проблем человечества. Оно предлагает реальные пути развития мирового сообщества, не отрицающие глобализацию как таковую, поскольку она является объективным процессом, но направленные на ее корректировку. Возможно, антиглобализм и представляет ту силу, которая сможет направить развитие человечества в правильное русло, преодолеть глобальные проблемы и установить справедливый, демократический миропорядок.
Источники

  1. Декларация общественных движений «Призыв общественных движений в Порту-Алегри II: Против неолиберализма, войны и милитаризма: за мир и социальную справедливость» [Электронный ресурс] // Официальный сайт региональной общественной организации «Восток−Запад: женские инновационные проекты». – Режим доступа: http://www.owl.ru/content/civilevents/p6009.shtm. – Дата доступа: 17.04.2012.

  2. Хартия II Всемирного социального форума 2002 г. «Против неолиберализма, войны и милитаризма: за мир и социальную справедливость» // Альтерглобализм: теория и практика «антиглобалистского движения»: сб. ст. / под ред. A.B. Бузгалина. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – С. 249−252.

Литература

  1. Агитон, К. Альтернативный глобализм. Новые мировые движения протеста / К. Агитон.– М.: Гилея, 2004.– 208 с.

  2. Альтерглобализм: теория и практика «антиглобалистского движения»: сб. ст. / под ред. А.В. Бузгалина. – М.: Едиториал УРСС, 2003. – 254 с.

  3. Антиглобализм и глобальное управление: докл., дискуссии, справ. материалы. – М.: МГИМО (У) МИД России, 2006. – 440 с.

  4. Денчев, К. Феномен антиглобализма: учеб. пособие для высших учеб. заведений по направлению подготовки «Политология» / К. Денчев. – М.: ГУ ВШЭ, 2005. – 218 с.

  5. Сумерки глобализации: настольная книга антиглобалиста: сб. / под ред. А.Ю. Ашкерова. – М.: ACT : Ермак, 2004. – 348, [4] с.

  6. Трансграничный терроризм: угрозы безопасности и императивы международного сотрудничества (латиноамериканский вектор) / [отв. ред. Б.Ф. Мартынов]: Ин-т Латинской Америки − РАН. – М.: Наука, 2006. – 237 с.

  7. Форум «Векторы антиглобализма», [апр. 2002 г., Москва: сб. докл. и ст.] / сост. В.И. Березин и др. – М.: И-Прома, 2002. – 219 с.

Периодические издания

  1. Азардовіч, С.А. Супярэчнасці працэсу глабалізацыі і фарміраванне ідэалогіі сучаснага альтэрглабалізму / С.А. Азардовіч // Весці БДПУ. − Сер. 2. Гісторыя. Філасофія. Паліталогія. Сацыялогія. Эканоміка. Культуралогія. – 2011. − № 2. – С. 68–71.

  2. Бовин, А. Ведущие тенденции развития международных отношений / А. Бовин // Международная жизнь. – 2006. – № 5. – С. 43–54.

  3. Богомолов, О. Глобализация – характерная черта нынешнего века / О. Богомолов // Российский экономический журнал. – 2004. – № 5/6. – С. 105–112.

  4. Бузгалин, А.В. «Постиндустриальное общество» – тупиковая ветвь социального развития? (Критика практики тотальной гегемонии капитала и теорий постиндустриализма) / А.В. Бузгалин // Вопросы философии. – 2002. – № 5. – С. 26–43.

  5. Бузгалин, А.В. Призрак «антиглобализма» / А.В. Бузгалин // Свободная мысль-ХХІ. – 2003. – № 1. – С. 33–42.

  6. Вебер, А. Что стоит за так называемым антиглобализмом? / А. Вебер // Мировая экономика и международные отношения. – 2001. – № 12. – С. 50–56.

  7. Калинина, Е.А. Современный британский антиглобализм: общее и особенное / Е.А. Калинина // Вестник Московского университета. − Сер. 8. История. – 2009. – № 3. – С. 32–45.

  8. Клепацкий, Л. Мудрость муравьев, или о некоторых тенденциях в современном мире / Л. Клепацкий // Международная жизнь. – 2004. – № 3. – С. 99–112.

  9. Колесниченко, Л.И. Особенности антиглобалистского движения в современном мире / Л.И. Колесниченко // Вопросы гуманитарных наук. – 2005. – № 3(18). – С. 607–610.

  10. Крюкова, Е.В. Проблемы взаимодействия антиглобалистского движения с органами государственной власти и управления / Е.В. Крюкова // Вопросы гуманитарных наук. – 2006. – № 3. – С. 478–482.

  11. Лютов, А.А. Антиглобалистское движение в конце 1990-х – начале 2000-х годов / А.А. Лютов // США. Канада. Экономика – политика – культура. – 2005. – № 3. – С. 120–127.

  12. Морозов И.Л. Попытка адаптации леворадикальной идеологии к реалиям современного мира: опыт сапатизма / И.Л. Морозов // Полис: Политические исследования. – 2006. – № 5. − С. 129–143.

  13. Работяжев, Н.В. Альтерглобализм как социальный и политический феномен: опыт анализа / Н.В. Работяжев // Мировая экономика и международные отношения. – 2011. – №12. – С. 98–109.

  14. Сакович, В.А. Антиглобализм как общественно-политическое движение современности / В.А. Сакович // Веснік Брэсцкага дзяржаўнага ўніверсітэта. − Сер. гуманітарных і грамадскіх навук. – 2004. – №2(39). – С. 63–67.

  15. Сакович, В.А. Генезис и причины антиглобализма / В.А. Сакович // Веснік Гродзенскага дзяржаўнага ўніверсітэта імя Янкі Купалы. Сер. 1. Гуманітарный навукі. – 2004. – № 4(29). – С. 68–76.

  16. Ясеновская, Е.С. Антиглобализм в глобализирующемся мире / Е.С. Ясеновская // Вестник Московского университета. − Сер. 18. Социология и политология. – 2009. – № 4. – С. 38–49.

Интернет-источники

  1. Histórico do processo FSM. [Electronic resource] // Fórum Social Mundial site oficial. – Mode of access: http://www.forumsocialmundial.org.br/main.php?id_menu=2&cd_language=1. − Data do aсcess: 17.04.2012.

  2. José Vidal-Beneyto ¿Se acercan los dos foros?[Electronic resource] // El Pais. – 2002. – Mode of access: http://elpais.com/diario/2002/02/09/internacional/1013209213_850215.html. – Date of access: 17.04.2012.

  3. The Zapatista «Social Netwar» in Mexico. David F. Ronfeldt, John Arquilla, Graham E. Fuller, Melissa Fuller [Electronic resource] – RAND Corporation Official site. – Mode of access: http://www.rand.org/pubs/monograph_reports/MR994.html. – Date of access: 17.04.2012.

  4. Вахитов, Р. Кто такие антиглобалисты и почему им не нравится глобальный капитализм? / Р. Вахитов [Электронный ресурс] // Библиотека Гумер. – Режим доступа: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/Article/vah_kto.php. – Дата доступа: 17.04.2012.

Антиглобализм (Анастасия Соболь)

В статье рассматриваются наиболее важные аспекты антиглобализма. По мнению автора, антиглобалиcтское движение является универсальным, объединяющим различные слои общества и общественные движения. Оно способно объединить все мировое сообщество с целью борьбы за построение демократичного, справедливого миропорядка.

Anti-globalization movement (Anastasiya Sobol)

This article discusses the main aspects of the anti-globalization. The author argues that anti-globalization movement is universal, which unify the various segments of society, different social movements. Anti-globalization movement is able to unite the world community to fight for the building of democratic, equitable world order.



ПРОБЛЕМА СТАТУСА РЕСПУБЛИКИ АБХАЗИЯ

В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ

И.И. Ладария,

студент ФМО БГУ

Абхазский народ прошел весьма трудный исторический путь. Невзирая на многовековой военно-политический, социально-экономический, религиозный, культурный нажим со стороны различных держав мира, абхазы сохранились. В сохранении самобытности абхазского народа значительную роль сыграло существование абхазской государственности, которая была, в свою очередь, следствием высокого этнического самосознания титульного этноса. Благодаря консолидирующей роли абхазского государства и исторической памяти народа о наличии в прошлом мощного абхазского феодального государства во главе с царем абхазов, абхазскому народу не изменяло абхазское этническое самосознание [1].

Сегодня Абхазия признана рядом государств (Россией, Никарагуа, Венесуэлой, Республикой Науру, Республикой Вануату), однако абхазо-грузинский конфликт остается не урегулированным. Судя по всему, Грузия и впредь будет претендовать на Абхазию. Нет осно­ваний полагать, что в ближайшее время Грузия признает незави­симость Абхазии, поэтому актуальность проблематики абхазо-грузинского урегулирования сохранится и в будущем.

В феврале 1992 г. во взаимоотношениях Абхазии и Грузии образовался правовой вакуум. Именно тогда Военный совет Грузии, пришедший к власти путем переворо­та, отменил Конституцию Грузинской ССР 1978 г., в которой правовой статус Абхазии определялся как «автономная республика в составе ГССР», и восстановил Конституцию Грузинской Демократической Республики 1921 г., в которой Абхазия как субъект государственно-правовых отношений вообще не преду­сматривалась. В связи с прекращением существования СССР и ГССР Конституция Абхазской АССР 1978 г. утратила свою юри­дическую силу, что и прервало государственно-правовые взаи­моотношения Абхазии и Грузии. Причем сама Грузия в одно­стороннем порядке прервала отношение с Абхазией, оставив ее тем самым в состоянии правовой неопределенности. Перед Абхазией остро встала задача правового самоопределения [2].

С этой целью в июле 1992 г. Верховный Совет Абхазской АССР восстановил Конституцию Советской Социалистической Республики Абхазия 1925 г., а в ноябре 1994 г. принял новую Конституцию, провозгласившую Абхазию суверенной демократической и правовой республикой. В 1999 г. был принят акт о государственной независимости Республики Абхазия. При этом ни в Конституции Республики Абхазия, ни в Конституции Республики Грузия не оговаривался характер государственно-правовых взаимоотношений Абхазии и Грузии. Восстановление государственно-правовых взаимоотношений Абхазии и Грузии рассматривалось в качестве «предмета обсуждения» на перего­ворном процессе, начавшемся сразу же после прекращения бое­вых действий.

В данной статье особое внимание уделяется переговорному процессу в период 2006–2008 гг., так как с этим этапом связано важнейшее событие для абхазского народа и государства − признание независимости Республики Абхазия Российской Федерацией.

Ввод грузинских войск в Кодорское ущелье Республики Абхазия в июле 2006 г. рассматривался Сухумом как нарушение всех основополагающих договоренностей и прямая угроза безопасности. Несмотря на заявления Тбилиси о том, что данные действия носят полицейский характер и их основной целью является восстановление конституционного порядка в Кодорском ущелье, абхазская сторона была уверена, что Грузия подготовила площадку для последующего вторжения на территорию Абхазии. Также существенной задачей Грузии было изменение формата конфликта путем формирования «законного» правительственного органа на территории Республики Абхазия, чтобы продемонстрировать, что конфликт имеет внутриабхазское измерение. Как отмечали многие эксперты, ввод военного контингента в Кодорское ущелье и образование так называемого «легитимного правительства» свели смысл переговоров с властями Абхазии к нулю [3].

События в Кодорском ущелье послужили важным сигналом абхазскому обществу о том, что Тбилиси готов использовать силу для присоединения Абхазии к Грузии. Переговоры между Грузией и Абхазией были официально прекращены Сухумом, а взаимоотношения Грузии и России достигли минимальной отметки. После скандала, связанного с задержанием грузинских шпионов в сентябре 2006 г., Россия ввела санкции против Грузии: экономическое эмбарго, остановила выдачу въездных виз ее гражданам, прервалось авиасообщение между Грузией и Россией. Взаимоотношения стран испортились настолько серьезно, что, согласно данным ВЦИОМ, в октябре 2006 г. Грузию считали вражеским государством 61 % российских респондентов, и лишь 5 % респондентов в ноябре 2006 г. высказали мнение о необходимости присоединения Абхазии к Грузии [4].

Эти события происходили на фоне ожидавшегося решения по Косово, в связи с чем операция в Кодорском ущелье виделась как мероприятие со стороны Грузии по недопущению осуществления в Абхазии сценария, схожего с Косовским, тем более, что со стороны России начали поступать определенные сигналы. В июне 2007 г. президент России В. Путин сделал сенсационное заявление о том, что косовская ситуация не отличается от условий, сложившихся в Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье [5]. Провозглашение Косово независимым государством 17 февраля 2008 г. и de jure признание нового государства со стороны стран Запада воспринялось в Абхазии как прецедент. В то же время в США, Грузии и Евросоюзе повторяли об «исключительности Косовского случая».

В марте 2008 г. Россия вышла из режима санкций против Абхазии, которые были введены решением Совета глав государств СНГ от 1996 г., а в июне 2008 г. Россия ввела в Абхазию железнодорожные войска для того, чтобы восстановить и охранять пути сообщения. Все это происходило на фоне резкого осложнения режима безопасности в регионе [4].

В изменившейся ситуации Абхазия пыталась предотвратить угрозу новой грузинской агрессии, а также проявить независимость в условиях растущего влияния России. До августа 2008 г. мало кто видел возможность признания независимости Абхазии с российской стороны. Более того, в то время активизировались разговоры о так называемой аналогии тайваньского варианта для Абхазии, который совершенно не соответствовал поставленному курсу на построение независимого международно-признанного государства. В связи с чем отказ от переговоров был формальностью.

Важным новшеством в абхазском политическом лексиконе того периода стал термин «многовекторность». Хотя и декларировался приоритет российского вектора внешней политики, основной смысл данного термина в современных реалиях на постсоветском пространстве вполне понятен: постепенный отход от единоличного влияния России и диверсификация внешнеполитических контактов. В сущности период с начала 2008 г. и до начала войны в Южной Осетии 8 августа того же года стал периодом упущенных возможностей для западных стран, которые могли приобрести более существенное влияние в абхазо-грузинском контексте и даже попытаться перехватить инициативу у России в выстраивании отношений с Абхазией.

Именно на данный период приходится рост числа визитов западных дипломатов в Абхазию. В мае 2008 г. в Сухуми побывали послы сразу 15 стран ЕС, главы МИД нескольких государств, также в июне в Абхазию с визитом прибыл спецпредставитель ЕС Х. Солана. Относительно позитивные впечатления абхазской стороны от этих встреч наблюдаются в комментариях С. Лакоба, Секретаря Совета Безопасности Абхазии: «Ощущается, что в подходах Европейского союза к грузино-абхазскому конфликту видятся некоторые изменения. Вероятно, что и акценты в отношении грузинской политики могут быть смещены». К сожалению дальше заявлений представителей ЕС о возможности содействия грузино-абхазскому переговорному процессу дело не пошло [4].

Свидетельством готовности абхазской стороны к серьезным компромиссам можно считать закрытые переговоры И. Аласания и С. Шамба, которые состоялись в Сухуми в мае 2008 г. Они обсудили документ о неприменении силы, а также заявления главы МИД Абхазии о рассмотрении вариантов замены грузинского вооруженного контингента в Кодорском ущелье полицейским контингентом под эгидой Организации Объединенных Наций. Разумеется, данные факты могут быть расценены неоднозначно, особенно если вспомнить тайные переговоры по вопросу Нагорного Карабаха, которые, как известно, привели к смещению президента Армении Л. Тер-Петросяна в 1998 г. Понятно, что С. Шамба подвергался критике со стороны оппозиционных кругов, которые подозревали его в переговорах о невыгодных для урегулирования грузино-абхазского конфликта условиях.

Оппозиционно настроенные силы и по сей день пользуются этими сюжетами при предъявлении претензий к действующему правительству Абхазии, а в 2008 г., после того как Абхазия демонстративно вышла из переговорного процесса, были особо возмущены фактом ведения любых переговоров. Сам С. Шамба уже после факта признания Абхазии Российской Федерацией рассматривал данные переговоры как попытку получить гарантии безопасности в условиях накалявшейся ситуации в регионе. Он заявил следующее: «Осознавая, что Грузия никогда не согласится самостоятельно вывести свои войска из Кодорского ущелья, мы продемонстрировали готовность обсуждать разные вариации мирного урегулирования данной проблемы, и одновременно с этим готовились к военной операции. Никто и не думал сдавать Кодорское ущелье» [6].

Следует отметить, что при изучении переговорного процесса необходимо учитывать фактор внутриполитического положения и соперничества между основными политическими группами. В Абхазии каждая инициатива, связанная с внешней политикой, становится предметом особого внимания со стороны соперничающих политических групп, поэтому осуществление определенных шагов, особенно в таком болезненном вопросе, как грузино-абхазское урегулирование, значительно затруднено. Тем не менее, перед августовской войной 2008 г. полное отсутствие гибкости демонстрировали именно западные страны, так и не услышавшие или не желавшие услышать четкие сигналы со стороны абхазского руководства относительно «многовекторности».

Война 8 августа 2008 г., а за ней признание со стороны Российской Федерации независимости Абхазии и Южной Осетии обозначили коренное изменение грузино-абхазского конфликта. В условиях заявленного абхазским руководством отказа от переговоров с Грузией (с оговоркой о возможности переговоров, но только после отставки президента Грузии М. Саакашвили) единственной площадкой, где проходят встречи представителей Грузии и Абхазии, стали Женевские дискуссии, которые были учреждены согласно Плану Медведева−Саркози. Тем не менее, сомнительный статус участников дискуссий, который вызван несогласием Тбилиси с присутствием абхазской и осетинской делегаций в качестве официальных сторон, не дает возможности выработать хотя бы какие-либо юридически обязывающие документы в рамках этих дискуссий. Позиции абхазской и грузинской сторон не просто разнятся – они все более отдаляются друг от друга, равно как расходятся по разным направлениям Грузия и Абхазия.

Признание независимости Республики Абхазия со стороны Российской Федерации и других стран − членов ООН заставило многих в Грузии не только осознать, что Абхазия окончательно встала на собственный путь развития, но и понять, что надежды на ее возврат в состав Грузии являются несбыточной утопией.



1   2   3   4   5   6


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет