Энциклопедия колдовства и демонологии том 2



жүктеу 8.61 Mb.
бет56/62
Дата28.04.2016
өлшемі8.61 Mb.
1   ...   52   53   54   55   56   57   58   59   ...   62
: wp-content -> uploads -> 2016
2016 -> Келісілді бекітемін
2016 -> «Үштілде білім беру – көпмәдениетті тұлғаны қалыптастырудың негізі»
2016 -> «Ұлттық аграрлық ғылыми-білім беру орталығы» коммерциялық емес акционерлік қоғамы еншілес ұйымдарының тізімі
2016 -> Ислам тарихи вә он дөрд мәсумларын (Ә) ҺӘЈаты тәҺгигат групу бисмиллаһир-рәһманир-рәһим
2016 -> «точка опоры»
2016 -> Қожа Ахмет Ясауидің ата-бабасы, анасы және ұрпақтары туралы
2016 -> Жекешелендірудің 2016 – 2020 жылдарға арналған кешенді жоспарын іске асырудың нысаналы индикаторлары
2016 -> Перспективный план работы Общественной палаты Ногинского муниципального района Московской области на 2016 год

Гонения на ведьм начались при князь-епископе Иоганне фон Шененбурге (1581-1599),

при содействии губернатора Иоганна Цандта, нотариуса Питера Ормсдорфа и

викарного епископа Бинсфельда Светский суд в Трире, руководимый Дитрихом Фладе,

не отличался таким энтузиазмом в преследованиях, как суд церковный, и осудил

всего нескольких ведьм Наконец Цандт, раздосадованный нерешительностью Фладе в

добывании показаний о сообщниках, обвинил его в колдовстве и после процесса,

продолжавшегося 2 года, добился его осуждения Сомневавшихся, по-видимому, было

много, как заявлял Бинсфельд, написавший в 1589г "Tracta-lus", чтобы направить

колеблющихся Спустя всего 3 года после казни Фладе, известный

католический теолог Корнелиус Аоос пытался опубликовать свое изложение порядка

ведения судов над ведьмами, но папский нунций уничтожил книгу, и отца Лооса

выслали в Брюссель За его беды, в основном, несет ответственность Бинсфельд,

обновивший свой трактат, чтобы опровергнуть этого нового оппонента

Согласно Джорджу Л Барру, "одной из наиболее замечательных реликвий времен

преследования ведьм" является реестр ведьм из бенедиктинского аббатства ев

Максимина, находившегося как раз за городскими стенами и обладавшего юрисдикцией

над 10 деревнями В нем содержатся подробные отчеты о судах с 1587 по 1594гг , о

306 обвиняемых в колдовстве, чье разоблачение вовлекло еще около 1500 человек

(записи содержат 6000 имен)

Бинсфельд приписывал быстрое распространение колдовской истерии невежественным

свя-щенослужителям и скептически настроенным судьям Однако главной причиной все

же были плохие урожаи и постоянная нищета [см Фладе, Дитрих] Каноник трирского

собора Иоганн Лиден в "History of Treues" оставил яркое описание размаха судов

Его комментарии по поводу того, что охота на ведьм была "большим бизнесом" и

"корыстным предприятием", звучат особенно разоблачающе

"Все настолько поверили, что продолжающийся в течение многих лет неурожай вызван

ведьмами [slrtgibus el maleficis] no наущению Дьявола, что вся страна поднялась,

чтобы уничтожить ведьм Это движение было поддержано многими церковными

деятелями, которые искали богатство в пепле сожженных ведьм Итак, от суда до

суда, по городам и деревням всей епархии, стремительно передвигались специальные

обвинители, инквизиторы, нотариусы, судьи, присяжные заседатели, констебли,

тащившие на пытки и суд существа обоих полов и сжигавшие их в огромных

количествах Мало кто из обвиненных избегал наказания Даже проживавшие в Трире

администраторы не избежали этой участи Так, были сожжены судья [Фладе], два

бургомистра, несколько советников и помощников судей В этой катастрофе погибли

каноники различных коллегиальных церквей, приходские священники, сельские

дьяконы Безумие [irtsama] людской злобы и судов, алчущих крови и добычи,

распространилось так широко, что едва ли остался кто-либо, не затронутый

Трирские суды над ведьмами

448


rtaj

Шабаш ведьм в Трире, ок 1600 г Очевидно, эта листовая гравюра являлась

приложением к книге по колдовству Томаса Зигфрида из Эрфурта, опубликованной в

Трире в 1594 г В приложенных стихах упоминается Трир, но на картине просто

изображены действия, приписываемые ведьмам

подозрением в этом преступлении.

Тем временем нотариусы, переписчики и содержатели постоялых дворов богатели

Палач, разодетый в золото и серебро, ездил на породистой лошади как придворный

вельможа, его жена соперничала богатством нарядов с дворянками. Дети осужденных

и наказываемых высылались, их имущество конфисковывалось, пахари и виноградари

терпели банкротство, вследствие чего снижалось производство продуктов Едва ли

суровая чума или самый безжалостный захватчик смогли бы подвергнуть такому

разрушительному воздействию территорию Трира, как данная ин-

квизиция и преследования, не знавшие границ. Было много оснований для сомнений,

все ли обвиняемые были виновны Подобные преследования продолжались несколько

лет, и некоторые из судебных руководителей связали свои имена с множеством

костров, на которых человеческие существа предавались огню.

Наконец, хотя пламя все еще требовало все новых жертв, население впало в нищету,

были введены законы и усилены ограничения стоимости расследований и доходов

инквизиторов, и, неожиданно, как будто их боевой пыл вдруг иссяк, жажда

преследований сошла на нет"

при"


ПОД!

вед


Уопингская ведьма

Процесс над Джоан Петерсон в Лондоне примечателен благодаря свидетелям защиты,

подтвердившим, что обвиняемая была "белой ведьмой" и умела лечить головную боль

и снимать порчу с коров. Однако многие свидетели защиты были отведены судом, а

некоторых подкупили, чтобы они свидетельствовали против нее. Судебное

преследование основывалось на якобы имевших место злодеяниях и наличии домашних

духов, включая, в дополнение к традиционному черному коту, менее традиционных

белок. Один слуга показал, что "его хозяйка разговаривала с этими тварями почти

всю ночь; когда же ее спроси-

THE .


WITCH

WAPPINC


О к

An Exaft and Pcrfe

aiMlDcviJrtiPra^iin Ы Joan Pctcrjon, who

dweltтз^еи/Щпы, h*fpmt. Who uaj



<4iMkmiH4hj/-p/jajiuin Wiidi cr4i.,nid .en-

?<" "l //ГИ /i он Ь1л1Шу

Shew ing,

How ftW Bcuitch'd a Child, and rock'd the Сгд.

•dJc in the JiJtcntrfk cfa Cat } Ikjw ftc frrgliu-"! a

fckfri "nd bow ib> DnU often cin.t ,o futk hw,

Rmttimttin (he JikciKrt of "!>,.>*, ,n

tlur tinxa like i ~ "

With the

of rr*JfKCt tn who тч [П1ШХ1П

fid. ,o. O( Ui

1пй hw Huib"i"i, .ndixr Arfowniib" ndCouauI "*]] lur Sol ia^raenl.

Lenclon, Printcdibr T*. Spring. 1^52.

Титульный лист памфлета того времени о Джоан Петерсон, уопингской ведьме,

повешенной 12 апреля 1652г в Лондоне

153ак 146

ли, о чем они ей рассказали, она сказала, что слушала их беседу очень

внимательно, но они околдовали ее, и теперь она не может вспомнить ни одного

слова". Член совета Кромвеля сэр Джон Денвере неожиданно появился в суде, чтобы

принудить остальных магистратов вынести обвинительный вердикт. Процесс был

повернут в нужную сторону, и Джоан Петерсон повесили в Тайберне 12 апреля 1652г.

Брошюра, описывающая этот процесс, сообщает также о некоей Пруденс Ли, сожженной

в Смитфилде двумя днями раньше за убийство собственного мужа. Это преступление

приравнивалось к государственной измене и было единственным, за которое

полагалась такая казнь; никогда в Англии не сжигали женщин просто за колдовство.

"Затем палач поставил ее в бочку со смолой, привязал к столбу и обложил соломой

и вязанками хвороста... Палач поджег солому, и женщина закричала: "Господи

Иисусе, помилуй мою душу!". И прежде чем огонь разгорелся, она еще ужасно

кричала, пять или шесть раз".

Уорбойские ведьмы

Печально известный суд, напоминавший заговор против трех невинных людей, был

наиболее широко обсуждавшимся процессом по делу о колдовстве изо всех,

состоявшихся в Англии до 1600г Во многих отношениях он предопределил успех на

Бродвее пьес "Детский час" и "Дурное семя", а также повести Генри Джеймса

"Поворот винта". Суд над семьей Уорбоев фактически был историей того, как

несколько маленьких чудовищ в облике девочек послали на смерть старых и бедных

людей. Доверие, которое власть имущие оказали детским выдумкам, сделало эти

события особенно отвратительными. Поскольку дети, выступавшие с обвинениями,

принадлежали к богатой и влиятельной семье, их подростковые галлюцинации стали

одной из


рта

'О ю


451

Уорбойские ведьмы

>\

дочери вели себя подобным образом, и насильственно устроили очную ставку матушки



Семуэл с детьми. Девочки тотчас начали вести себя как безумные, падали на землю,

"странно скрючиваясь" и расцарапывая руку миссис Семуэл [см. Царапанье].

Естественно, что миссис Семуэл отрицала все обвинения, относя их к детским

"проказам". Однако Трокмортоны настаивали на принуждении ее к признанию (видя

состояние своих детей), и девочки продолжали обвинять ее. Сначала дети падали в

припадок только в ее присутствии, но позже они изменили свое поведение,

притворяясь пораженными и в ее отсутствие. Таким образом, миссис Семуэл была

вынуждена жить у Трокмортонов, но отказывалась принимать от них пищу.

Дети находили удовольствие в травле миссис Семуэл

"Много раз, когда она сидела у огня, разговаривая с детьми, у тех начинались

припадки, и они говорили ей- "Посмотрите сюда, матушка Семуэл, неужели вы не

видите того, кто сидит здесь с нами" ? Она отвечала, что никого не видит".

"Почему же? - удивлялись они. - Странно, что вы его не видите. Посмотрите, как

оно скачет, прыгает и играет тут и там", - и они указывали на него пальцами,

показывая, как оно скачет.

В сентябре 1590г. самая влиятельная женщина округи, леди Кромвель, жена сэра

Генри, нанесла визит вежливости Трокмор-тонам и, увидев старуху, жившую у них,

назвала ее ведьмой, сняла с нее чепец и отрезла прядь волос, которую велела

сжечь. Миссис Семуэл поняла, что ее пытаются оговорить, и сказала: "Мадам,

почему вы обращаетесь со мной подобным образом? Я не причиняла вам никакого

вреда" После такого ответа, выраженного в эмоциональной форме, леди Кромвель

начала страдать от плохих снов, и от этого или чего-то другого, ее здоровье

настолько ухудшилось, что она умерла через 15 месяцев (в июле 1592г.).

Психические расстройства у детей продолжались до Рождества 1592г., когда, чтобы

успокоить их родителей, матушка Семуэл приказала детям, чтобы они прекратили

свои припадки. Они подчинились. Это не только доказало Торкмортонам, что миссис

Семуэл была ведьмой, но и стало причиной подрыва ее веры в собственную

невиновность. Ей так часто говорили, что она ведьма, что она почти поверила в

это: "О, сэр, я была причиной

J5*


всех этих несчастий с вашими детьми... Добрый хозяин, простите меня". По

наущению местного священника Доррингтона она публично призналась. Однако на

следующий день после небольшого отдыха, восстановившего ее силы, она отреклась

от своего заявления.

Затем Семуэл была передана полиции, чтобы предстать перед Уильямом Викхемом,

епископом Линкольна, где, основательно напуганная, она развила свое первое

признание и назвала имена своих домашних духов: трех серых цыплят по кличке

Смелый, Охотник и Белый. Ее привезли обратно в Хатчинсон и, в ожидании выездной

сессии суда присяжных, поместили в тюрьму вместе с ее дочерью Агнесс и мужем

Джоном Семуэлом, которого к этому времени дети Трокмортона обвинили вместе с

ней.

Но пятеро детей не только продолжали приладки, но и выступили с новыми



измышлениями, заявив, что Алиса Семуэл вызвала смерть леди Кромвель (более года

назад). Всех троих подвергли пытке в Хантингтоне 5 апреля 1593г. в связи с

убийством с помощью колдовства леди Кромвель. При поддержке детей (как

доказательства вины семьи Семуэлов) эта история была представлена как

свидетельство: девочки продемонстрировали свое выздоровление при словах Алисы

или Агнесс: "Будучи ведьмой, вызвавшей смерть леди Кромвель, я призываю тебя,

дух, выйти из нее и оставить ее здоровой". Если формулировка менялись на "Не

будучи ведьмой", эти бесстыжие дети продолжали притворяться, равно как и в том

случае, когда этот экзорсизм произносил кто угодно, кроме трех Семуэлов Кроме

того, еще одним доказательством явилась болезнь и падеж скота, о которых

сообщили двое или трое деревенских жителей. Тот факт, что никто не обвинял

матушку Семуэл все предыдущие годы, когда она якобы занималась колдовством, не

был принят во внимание.

При столь неопровержимых доказательствах присяжным потребовалось только пять

часов, чтобы признать всех троих виновными по пункту "околдовывание до смерти

леди Кромвель". Матушка Семуэл "призналась" и добавила, что дьявол "плотски

познал ее". Агнесс Семуэл принуждали к заявлению о ложной беременности, но ее

презрение к подобному обману даже сегодня заслуживает нашего уважения и

восхищения: "Нет, я не сделаю этого: никогда не будут говорить, что я была и

ведьмой, и проституткой".

Обвинение и повешение можно объяснить только тем, что к концу XVIb. вера

в

Уорбойские ведьмы



452

колдовство уже прочно воцарилась в умах англичан. Вера в ведьм, конечно, не была

новинкой, но к 1600г. ее стали отделять от чародейства - maleficia или порчи,

которая могла быть причинена любому невинному человеку и которую вначале

усиленно обсуждали в книгах и памфлетах. Если предубеждение против идеи или

человека являлось достаточно сильным, тогда любые показания извращались таким

образом, что становились основанием для расправы с обвинителем. Так, сэр Томас

Браун, выдающийся врач и автор известной "Religio Medici", в 1662г. выступавший

на аналогичном суде в Сент-Эдмундсберри с экспертизой свидетельских показаний,

угверждал, что Дьявол может действовать "на естественной основе". Более того, он

"считал, что эти обморочные припадки имеют естественное происхождение и являются

ничем иным, как так называемым "родимчиком" (истерией), но, - и здесь наступает

полное отсутствие здравого смысла, - они чрезмерно усилены благодаря коварству

Дьявола, объединившегося в злодеяниях с теми,

The moft ilrange and

admirable difcoucric of the tnrcc Wit-

ckes о/1УмгЬ<&х, trrstgntd\ cmttufed,

"ud executed at the 1зП Alii fes "Hunting-

too. forihebetwitchingotchcfiucdjughirn at

ftabm TW fcmonon l Гаичх, д а<| itwn adwr

gmfom,* "h СияЛ* UkkJIOi aadfp".

•мягагакмк

>AmdeIf*f*r $U Ubitri&f I* dmk tf the Lady Cnen writ (be fit* imb Ml b**nhc"d

"faith"


Титульный лист трактата 1593г , посвященного ведьмам из Уорбоя хранящегося в Б

М

кого мы называем ведьмами, и по чьей просьбе он творит свои мерзости" ("Суд над



ведьмами на выездной сессии присяжных, состоявшейся в Сент-Эдмундсберри",

1682г.).


Лишь немногие разобрались в обмане. "Осведомленные люди сообщали из графства,

что эта матушка Семуэл... была наивной старой женщиной и что хитрыми речами ее

могли убедить признаться во всем, что от нее хотели". Спустя шесть лет ХарсНетт,

будущий архиепископ Йоркский, в книге "Discovery of the Fraudulent Practices of

John Darrell" (1599), критикуя мнимого экзорси-ста, пользовавшегося этим методом

и в конце концов осужденного, приоткрыл истину, назвав трактат 1593г.,

посвященный делу в Уорбое, "очень нелепой книгой".

Значение суда над уорбойскими ведьмами велико. События развивались почти 4 года

и вовлекли выпускников Кембриджа и многие высокопоставленные семьи - Трокмортоны

и Кромвели имели обширные связи в обществе. Сэр Генри Кромвель, дед Оливера

Кромвеля, был богатейшим членом Палаты общин Англии. Распространялось и

подтверждалось народное суеверие о дурном глазе, "имевшее глубокое и

продолжительное влияние на класс, который создавал законы". Кеттридж

осмеливается высказать предположение, что личная вовлеченность некоторых

законодателей в судебное разбирательство могла стать дополнительным стимулом к

утверждению билля 1604г. против колдовства, предусматривавшего смертную казнь

для всех, кто был обвинен и осужден за это преступление.

Суд оправдал незаконное изъятие скудного добра Семуэлов сэром лордом Кромвелем

(как владельцем поместья), чтобы субсидировать ежегодную проповедь "против

огаратнтельных действий, греха и преступления колдовства" в Хантингтоне -

подобный обычай сохранился до 1812г., хотя в это время в проповедях

предупреждали против веры в ведьм. Все это подробно отражено в памфлете,

напечатанном по инициативе судьи, пославшего Семуэлов на виселицу, - "The Most

Strange and Admirable iscovery of the Three Witches of Warboys" (Лондон.

1593г.), сохранившемся только в одном экземпляре, хранящемся в Британском музее,

с напечатанной на обороте балладой. Памфлет написан с использованием записей,

сделанных Трокмортонами во время припадков, с таким мастерством и тщательностью,

что на него постоянно ссылались в последующих диспутах по поводу существования

ведьм.

РЧ

ф



Фавершемские ведьмы

Признания Джоан Уиллифорд, Джоан Ке-риден и Джейн Холт, казненных в Фаверше-ме

(Кент) 29 сентября 1645г., отражают типичные преступления, рассматривавшиеся на

судах над ведьмами. В Европе вынужденные признания ведьм, сделанные публично

перед их казнью, помогали формированию общественного мнения. Памфлеты с теми же

самыми признаниями выполняли аналогичную функцию в Англии XVIIb.

Стенографические судебные отчеты никогда широко не распространялись, и поэтому

колдовство было в основном известно по сообщениям в небольших дешевых книжках.

Приведенное ниже "признание" Джоан Уиллифорд, полученное 24 сентября 1645г.,

оказалось достаточным для того, чтобы отправить ее на смерть. Следует отметить

вовлечение ею новых жертв, поскольку именно данным способом могли быть

удовлетворены интересы охотников за ведьмами.

Она призналась в том, что около семи лет назад дьявол появился перед ней в

облике маленькой собачки и склонил ее отречься от Христа и обратиться к нему.

[Она] с неохотой приняла предложение. Она также призналась, что хотела отомстить

Томасу Летерленду и Мери Вуд-раф, вышедшей за него замуж. Она добавила еще, что

Дьявол обещал ей, что она не будет нуждаться ни в чем, и что у нее иногда бывали

деньги, которые ей приносили - она не знает откуда - иногда один шиллинг, иногда

восемь пенсов, но не более. Она называла своего дьявола именем Банни. Далее она

рассказала, что ее слуга Банни выбросил Томаса Летерленда из окна, и он упал в

выгребную яму. Она рассказала, что прошло почти двадцать лет с тех пор, как она

отдала душу дьяволу. Далее она рассказала, что выдавила немного своей крови

дьяволу, чтобы тот составил договор между ними. Дьявол обещал слу-

жить ей примерно двадцать лет, и этот срок почти истек. Далее она рассказала,

что Джейн Холт, Элизабет Харрис, Джоан Эрголл были ее подругами. Она поведала,

что дьявол сказал ей, будто Элизабет Харрис шесть или семь лет назад прокляла

лодку некоего Джона Вуфкотта, и ее проклятие сбылось. Она призналась, что дьявол

обещал ей, что она не утонет, если ее бросят в воду. Дальше она рассказала, что

матушка Эргол прокляла мистера Мей-джера, а также Джона Меннингтона, и сказала,

что не видать ему удачи. Так и случилось. Она также рассказала, что, с тех пор,

как она находится в тюрьме, дьявол сосал ее дважды, приходя к ней в форме мыши.

Файен, Джон (Джон Каннингем)

Наиболее известный из 70 человек, вовлеченных в самый большой процесс над

ведьмами в Шотландии, состоявшийся в Нортбер-вике в 1590г , и, возможно,

храбрейших из всех шотландцев, претерпевших пытки. Комментируя этот суд, Линн

Линтон писал в "Witch Stories" (1861). "Ф., школьный учитель из Солтпенса, не

будучи носителем высокой идеи, которая поддерживала бы его, и не имея друзей,

восхищение которых приободрило бы его, вел себя благородно, как настоящий герой,

отстаивая свою честь и достоинство с таким мужеством и силой, которые возвышают

человеческую натуру до божественного уровня". Сила характера д-ра Ф.,

отказавшегося признаваться в колдовстве, резко контрастирует с поведением

юридического совета и короля Якова VI Шотландского (Якова /Английского),

наблюдавшего за его агонией и лично приговорившего школьного учителя к смерти.

Доносчиком, положившим начало этой серии судов, была Джилли Дункан, служанка,

подвергнутая жестокой пытке своим хозяином, без всяких притязаний на законность

Файен, Джон

454

ш

Два примера обвинении против Джона Файена на суде над нортбервикскими ведьмами в



1590г томящаяся от любви к доктору Файену корова (околдованная вместо молодой

леди) и его лошадь со сверкающими магическими свечами Из "News from Scotland"

(1591), уникальной копии, сохранившейся в

ЛБ

еще до того, как делом заинтересовался суд. Она вовлекла других, и постепенно



фантастическая история превратилась в обширный заговор против жизни короля. Д-р

Ф. был вовлечен как предполагаемый секретарь или регистратор "ковена" или тайной

группы, планировавшей убийство, а, следовательно, считался главарем. 26 декабря

1590г. он был привлечен к суду за колдовство и государственную измену по 20

пунктам. Обвинительный акт, приведенный Питкерном в "Criminal Trials" (1833),

содержит наряду с другими следующие пункты:

1. Сговор с Сатаной, дабы вызвать крушение корабля, на котором король отправился

в Норвегию к будущей королеве, посредством бросания в море мертвого кота.

2. Составлении соглашения с Сатаной, который появился перед ним, когда он

лежал "задумавшись и размышляя", как отомстить рабочему за то, что он вовремя не

побелил его комнату, а также получение клейма дьявола.

3. Воздаяние почестей Сатане в нортбер-викской церкви, "большому черному

человеку с большой черной бородой, торчащей, как у козла, и длинным ребристым

носом, свеши-

вающимся, как клюв сокола, и с длинным мохнатым хвостом".

4. Впадание "в экстаз и транс, когда он лежал замертво на протяжении 2 или 3

часов, а его дух вылетал, чтобы носиться и перемещаться по горам".

5. Раскапывание могил, чтобы получить трупы для использования в чарах

(согласно признаниям, сделанным под пытками другими обвиняемыми).

Другие пункты охватывали различные магические действия, совершенные д-ром Ш.,

например, открывание запертых дверей дыханием, перевозка по ночам на своей

лошади ярких волшебных свечей, соблазнение вдовы, полеты по воздуху, вызывание

бури, использование любовных заговоров (ни к чему не приведшее) и составление

гороскопов.

В современном памфлете "News from Scotland" (1591), единственный экземпляр

которого хранится в Л.Б., описано, как пытали Ф. "Во-первых, стягивание головы

веревкой. Его голову обвязывали веревкой и затем резко дергали во всех

направлениях. После часа всего этого Ф. убеждали "добровольно" признаться, но он

отказался.

Тогда его "подвергли самой жестокой и безжалостной боли на свете, вызываемой

"сапогами", разновидностью тисков, раз-драбливавших ноги. После третьего

сдавливания д-р Ф. потерял сознание. Судебные чиновники истолковали это как

молчание, дьявольскую уловку. Несомненно, благодаря подсказке других

подозреваемых, они обыскали его рот в поисках амулета и нашли две булавки,

"воткнутые по самую головку" Здесь, без сомнения, поменялись местами причина и



1   ...   52   53   54   55   56   57   58   59   ...   62


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет