Энциклопедия колдовства и демонологии том 2



жүктеу 8.61 Mb.
бет9/62
Дата28.04.2016
өлшемі8.61 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   62
: wp-content -> uploads -> 2016
2016 -> Келісілді бекітемін
2016 -> «Үштілде білім беру – көпмәдениетті тұлғаны қалыптастырудың негізі»
2016 -> «Ұлттық аграрлық ғылыми-білім беру орталығы» коммерциялық емес акционерлік қоғамы еншілес ұйымдарының тізімі
2016 -> Ислам тарихи вә он дөрд мәсумларын (Ә) ҺӘЈаты тәҺгигат групу бисмиллаһир-рәһманир-рәһим
2016 -> «точка опоры»
2016 -> Қожа Ахмет Ясауидің ата-бабасы, анасы және ұрпақтары туралы
2016 -> Жекешелендірудің 2016 – 2020 жылдарға арналған кешенді жоспарын іске асырудың нысаналы индикаторлары
2016 -> Перспективный план работы Общественной палаты Ногинского муниципального района Московской области на 2016 год

адвокат, философ и демонолог.

пишет как явный фанатик, разъяренный более чем умеренными взглядами Вейера, чья

"De Praestigiis" была переиздана в Базеле в 1578г. Б. заранее очерняет тех, кто

сомневается в колдовстве, приводя в пример скептиков, позднее оказавшихся

главными колдунами. Он утверждает, что, поскольку колдовство должно искореняться

без остатка, "нельзя следовать обычным правилам судопроизводства", потому что

"доказательства существования этого зла настолько расплывчаты и туманны, что

лишь одна ведьма из миллиона будет наказана, если придерживаться установленного

порядка судебного разбирательства". Поэтому Б., стараясь "быть святее папы",

добавляет собственные доводы и примеры с тем, чтобы поддержать худшие черты

охоты на ведьм, зафиксированные в "Malleus Maleficarum". Только по отношению к

судам над ведьмами Б. интерпретирует законодательство следующим образом: "Можно

пообещать заключенному неприкосновенность или ослабление приговора, если он

обвинит своих сообщников. Имена доносчиков должны храниться в секрете. Детей

следует принуждать свидетельствовать против своих родителей. Умелые и опытные

агенты-провокаторы должны вынуждать обвиняемых признаться. Подозрение является

вш

67



Борделон, Лоран

Борделон, Лоран (1653-1730)

Родился в Бурже и умер в Париже, был капелланом в Сен-Осташе и входил в правящие

и интеллектуальные круги столицы. Малоизвестный писатель, типичный для

нарождавшегося в то время движения, к которому принадлежал и Сирано де Бержерак

(умерший в 1655г.), пришедший в конце XVIIb. к безоговорочному принятию

рационализма.

В своих 30 работах (включая пьесы и педагогические трактаты), оспаривавших

суеверия, Б. постоянно использует иронию: он пародирует "Золотого осла" Апулея,

насмехаясь над легковерием читателя, в своей немного педантичной "L'Histoire des

imaginations extravagantes de Monsieur Oufle" (Париж, 1710) успешно соединяет

юмор с традициями колдовской и демонологической тематики. Он говорит: "С

дубоголовыми людьми лучше пользоваться насмешкой, чем разумными аргументами". С

месье Уфле (анаграмма французского слова le jou - дурак), этим Дон Кихотом

демонологии, происходят поразительные магические приключения: он встречается с

ликантропами, привидениями, астрологами, дьяволами и вол-

шебниками. Б. подкрепляет свою остроумную фантазию аргументами, взятыми из работ

известных демонологов, сопровождая их подстрочными примечаниями, чтобы

подчеркнуть глупость их создателей. Хотя внешне его старания и не кажутся

достойными внимания, мы должны помнить, что в то время с официальной точки

зрения "отрицание веры в колдовство было равносильно богохульству" (Доги,

"Трактатпо магии" (1732). И даже спустя пятьдесят лет после публикации его

"Истории" в аббатстве Пуасси ежегодно служили мессу, чтобы защитить своих

монахинь от фей {fees)".

Буве, ле Сьер (1641-нач. XVIIIb.)

"Mameres admirables" ["Excellent Ways and Means to Investigate All Kinds of

Crimes and Witchcraft"], написанный Б., является практическим руководством, как

вести протокол. Несмотря на то, что его комментарии относятся к различным

преступлениям, Б. уделяет особое внимание предмету "колдовства". Подобно

еретикам, колдуны заслуживают сожжения "без сожаления" {sans remission). Книга

переполнена яркими описаниями

"The History of the Ridiculous Extravagances of Monsieur Ouffle" (1711) "Часто

случается так, что даже зрелые люди бывают слабоумны, как дети, и, не

задумываясь, верят всему, что читают о вещах необычайных, удивительных и

нелепых"

Бэтман, Мери

того, что происходит в судебном зале и комнате пыток, сделанными на основе

собственного опыта работы Б. в качестве provost general французской армии в

Италии. Он предусматривает необычные ситуации и рассказывает, как преодолеть их

(например, как пытать заключенного, больного сифилисом); он отмечает, когда

заключенный должен закричать от боли, и когда судья должен отбросить всякую

жалость. Из-за своей гротескно-доверительной манеры изложения "Manieres

admirables" (1659) является, возможно, наиболее бесчеловечным из всех руководств

для светских судей.

Две главы заслуживают специального упоминания:

"Как добрый судья должен руководить пыткой и как он должен допрашивать

обвиняемого, и чего он должен остерегаться во время процесса" (Глава 18). Судья

должен подвергнуть обвиняемого обриванию и добиться, чтобы он был связан, а

затем спокойно и сдержанно подвергнуть его пытке, пока заключенный не сможет

больше терпеть. Судья должен вести допрос не слишком поверхностно, не слишком

сурово, всегда проявляя милосердие и умеренность и принимая во внимание

преклонный возраст или молодость обвиняемого, его добрую или плохую репутацию.

Судья не должен обращать внимания на крики и вопли: проявляя слишком большую

жалость, он теряет возможность выявить правду. Его поведение не должно

подчиняться зову сердца, но только гражданскому и церковному закону, однако он

не должен быть тираном, но делать лишь то, что диктует правосудие".

"Что следует сделать, если заключенный подозревается в использовании заклинаний,

чтобы пытать его" (Глава 20). Заключенный должен быть разлет догола. Каждая

часть его тела должна быть внимательно осмотрена, особенно ноздри, глаза,

интимные места и даже раны и нарывы, поскольку в них может быть спрятан

маленький кусочек бумаги, или пергамента, или старой кожи с несколькими словами,

написанными на нем. Если никаких заклинаний не будет обнаружено, тогда волосы,

борода и видимые волосы на теле должны быть сожжены, поскольку иногда, почти

незаметно, заключенный может просто потереть свои волосы и, с помощью дьявола,

прячущегося там, не почувствовать боли. Но, если все это ни к чему не приведет,

и заклинаний не будет обнаружено,

то заключенный, возможно, прогло писку с его текстом. Следует да рвотное, чтобы

вызвать опорожне заклинание выйдет. Когда обвин видит, что это случилось,

он нас7 напуган, что не знает, что и сказать. ? часто он тотчас признается, не

cuj дальнейших пыток".

Замечание об инакомыслии, содержа этой главе, иллюстрирует удручающую у

ональность веры в колдовство [см Иоганн]. Нелепо, замечает Б., верит заключенный

выдерживает пытку, по он стоек и мужествен (beaucoup d'esprilsl факты доказывают

противоположное, колдун, поддерживаемый заклинанием, и? бы переполнить книгу

примерами, кото/л видел в Италии.

Бэтман, Мери

Дело Мери Бэтман, йоркширской "почти ни с чем не сравнимое по жестоки британских

хроникальных записях", пок ет, что термин "колдовство" (подразумеа ересь) часто

применялся к "чародейству"!

Известно, _что Б. родилась в 176 Топклиффе, Йоркшир, и была замен мелких

преступлениях, обвинена в уб Ребекки Периго в 1808г. и повей следующем

году. Все ее преступления, f чая убийство, были связаны с предска судьбы,

изготовлением заговоренного/ тного, чтобы вызывать выкидыш, уло для приворота

мужей - типичная магия. Таким образом Б. добывала ср к существованию;

однажды она обм выманила 70 фунтов у буквально умира/ с голоду семьи. В

моралистическом тра опубликованном после ее казни, говор что "доверчивость и

порок были лучи/ друзьями Мери". Если бы она жила столетиями раньше, ее обвинили

бы в кол| стве. В ХГХв., однако, суд руководствои явными уликами, а не

бездоказательн( заявлениями.

Бюирман, Франц

Деяния Франца Бюирмана, судьи-yij цы, возможно, самого большого дегене/ за все

время судов над ведьмами в Герма были описаны гуманистом XVJJb. Л

69

Бюирман, Франц



очевидцем событий. "Я скорее предпочту, чтобы меня судили дикие животные, чтобы

я попал в логово львов, волков и медведей, нежели в руки судьи над ведьмами". Во

время визитов Б. в 1631 и 1636 гг. в небольшие деревни Рейнбах, Мескенхейм и

Флерцхейм (около Бонна) из 300 жителей он сжег живьем 150 человек.

Б. был назначен разъездным судьей кельнского князь-епископа и имел право

отменять решения местных судей. Б. действовал не только в Кельнском

архиепископстве, но и в Юлиере, Клевсберге и аббатском городе Зигбурге Как

утверждал Луис Гиббоне, Б был "злобным человеком низкого происхождения, который

сделался орудием в руках людей, занимавших более высокое положение, чем он сам"

С тех пор, как ему было позволено конфисковывать имущество своих жертв, рвение

его не знало границ.

Ниже приведено несколько типичных рассказов о мужчинах и женщинах, умерщвленных

в Рейнбатене в 1631г..

1. Кристина Бюффген, преуспевающая пожилая вдова, бездетная, щедрая и весьма

уважаемая. Б арестовал ее по подозрению в колдовстве на основании "презумпции"

или обвинения двух заключенных. На незаконном судебном разбирательстве (пятеро

из семи экспертов отказались принимать участие в суде) фрау Бюффген завязали

глаза, подвергли экэорсизму, обрили и провели прокалывание [см. Прокалывание],

ее поместили на стул пыток и тисками сдавливали ноги, пока она не призналась

Когда пытка прекратилась, она публично отреклась от своих показаний.

Подвергнутая новой пытке,

она отказалась назвать "сообщников". Кристина Бюффген умерла на четвертый день

пыток, и судья Б. конфисковал ее собственность. Только в 1926г. были отслужены

мессы за упокой ее души в церкви Святого Георга в гейнбахе.

2. Фрау Пеллер, жена советника юстиции, обвинялась как и ее сестра, отвергнувшая

ухаживания Б. Без уведомления местных органов правосудия фрау Пеллер была

арестована утром и к двум часам пополудня подвергнута пытке. Б. велел выбросить

ее протестующего мужа из зала суда Подобно фрау Бюффген, она была подвергнута

экэорсизму, обрита, обыскана - помощник палача изнасиловал ее во время этой

процедуры - и подвергнута пытке Чтобы заглушить ее крики, судья Б. воткнул ей в

рот грязный платок После того, как ей предложили назвать сообщников, она назвала

столько имен, что допрос поспешно прекратили Она была немедленно приговорена и

сожжена живьем в соломе - обычный способ казни в этой части Рейнланда. Ее

запуганный муж умер спустя несколько месяцев.

3 Герр Лиртшен был бургомистром Рей-нбаха и деверем советника юстиции После

применения ножных тисков и "крокодильих челюстей" он не признался Тогда ему на

шею надели железный ошейник с четырьмя железными кольцами, каждое из которых

привязали к веревкам, укрепленным в углах комнаты, так что получился крест

святого Андрея. Палач так тряс этим "крестом", что железный ошейник разрывал

шею. Лиртшен по-прежнему отказывался признаться. Тогда его привязали к

металлическому стулу для ведьм, под которым горел огонь После

Пытка Кристины Бюффген в 1631 г , проведенная судьей Францом Бюнрма-ном в

Рейнбахе, она умерла на четвертый день пыток Из книги Германа Лоэра "Hochnotige

Klage"


% -*"w

в

Вампир



"Его кожа была румяной и светлой, ногти длинными и элобно искривленными, рот еще

сочился кровью от последнего ночного пиршества. Кол прошел прямо сквозь грудь

вампира, пронзительно вскрикнувшего, когда из раны потекла кровь. Затем он был

сожжен дотла".

Так описано появление в 1732г. в Белграде вампира. Для многих современных

читателей образ В. связан прежде всего с Дракулой, героем романа Брэма Стокера,

опубликованного в 1897г. и удачно экранизированного в 1927г. Действительно,

представления о В. весьма различны: это и мифический персонаж, представленный в

фольклоре всех времен и стран; и герой народных рассказов о маньяках с

противоестественной жаждой крови или преждевременно похороненных; и участник

религиозных сюжетов о неприкаянных душах. Нет ничего удивительного в том, что

художественные произведения сформировали распространенное представление о В. как

о летучей мыши-демоне, сосущей кровь спящих женщин. Подобный монстр,

предшественник Дракулы, изображен в книге Преста "Varney the Vampire" (1847).

Действительно, с начала Х1Хв. В. стал достойной темой для многих серьезных

писателей, видимо, находившихся под влиянием ученых трудов о вспышках вампиризма

по всей Восточной Европе на протяжении XVIIIb.

Примечательные описания В. содержатся в следующих произведениях: "Коринфская

невеста" Гете (1797), "Леонора" Бюргера (1773), "Фалаба-разрушитель" Р. Саути

(1801), "Вампир" Д. Байрона (1819), "Франкенштейн" М. Шелли (1818). В.

изображают также Т. Готье в "Смерти любовника" ("La Morte amoreuse", 1836),

Бодлер в "Вампире" (1855), Маркиз де Сад в "Жюль-етте" ("Juliette", 1796), а

также Ш. ле Фану в "Кармилле" ("Carmille", 1872), М. Джеймс в "Герцоге Магнусе"

("Count Magnus", 1905), Ю. Бенсон в "Комнате в башне" ("The

Room in the Tower", 1912) и Ф. КроуФорд в романе "Жизнь за кровь" ("For the

Blood is the Life", 1911).

Откуда же возник тот образ В., который так привлек внимание писателей?

Само слово "вампир" - венгерского происхождения и имеет соответствия в

славянских языках; возможно, оно образовано от турецкого uber [ведьма]. В.

иногда соотносится с латинским strix [сова-сипуха]; в Португалии ему

соответствует bruxsa - женщина-птица, сосущая кровь детей. В Англии слово "в."

впервые использовано около 1734г. и объяснялось следующим образом: "Тела умерших

людей, одушевленные злыми духами, которые выходят из могил в ночное время, сосут

кровь живых и губят их". И гораздо позже, уже в 1762г., оно стало применяться к

летучим мышам, которые якобы нападали на животных.

В Западной Европе до конца XVI 1в. отмечались только единичные упоминания о В.,

а теоретические обсуждения вопроса о В. стали появляться в печати лишь с

середины XVIIIb. Августин Кальме в "Traite sur les apparitions" (1751) говорит,

что В. стали известны только в последние 60 лет и были в основном замечены в

Венгрии, Моравии, Силезии и Польше. Много рассказов о В. известно также в Греции

и Албании.

Очевидно, что В. родственны волкодлакам [см. Ликантропия], отличаясь от них лишь

двумя качествами: тем, что они суть ожившие мертвецы и тем, что они должны

сосать кровь из живых, чтобы сохранять жизнеспособность.

Существуют две точки зрения на сущность В.: первая - это демон, который входит в

мертвое тело; и вторая, возможно, более распространенная, - это дух умершего,

вернувшийся в его тело. Монтегю Саммерс пишет: "Он [В.] - часть темной стороны

природы, он обладает таинственными и ужасными качествами, ...хотя в строгом

смысле и не является демоном ("Vampire: Kith and Kin"). Вальтер Man в "De Nugis

Curialium"

Вампир

["Courtiers' Trifles"] в конце ХИв. придерживался первой точки зрения; он



рассказывает о демоне, воплотившемся в даму знатного происхождения,

перегрызавшую горло маленьким детям.

Уходящее корнями в незапамятные времена представление о В. дополнялось,

объединяя различные суеверия и небольшую, как всегда бывает в фольклорных

жанрах, примесь реальных фактов.

1. Широко распространенное суеверие о призраке или мертвеце, вернувшемся в свое

старое логово, приняло завершенную форму в легендах о Холлоуине. День всех

святых или День поминовения всех усопших, отмечаемый 1 ноября, вобрал в себя

множество языческих обрядов, включая кельтский праздник в честь бога Самхейна,

Повелителя Мертвых. Следующий день, 2 ноября - праздник всех усопших,

традиционный день возвращения духов. Возвращение мертвых вызывало страх и,

следовательно, их нужно было умилостивить. Большинство погребальных обрядов в

первую очередь призваны убеждать в том, что мертвые не вернутся; множество

историй о людях, не обретших упокоения из-за того, что погребальные службы были

неправильными или неполными, побуждают живых выполнять эти необходимые обряды.

Так, Одиссей должен был возвратиться назад, чтобы успокоить душу Эльпенора, а

Ахилл - выполнить требования души Патрокла. Наиболее частыми объектами посещения

В. были родственники, чаще всего жены (память которых о муже была особенно

яркой). В одном из наиболее ранних (1196г.) рассказов о В. (хотя и не о

кровососущей разновидности), в "Historia Rerum Anghcarum" Уильяма из Ньюбери,

мертвый муж досаждал своей жене; когда же гробница была вскрыта, чтобы укротить

оживший труп, тело было найдено почти не сгнившим, таким, каким оно было в день

погребения.

2. Существование маньяков, которые жаждут крови. Подобное состояние,

конечно, крайне редко и ненормально и отличается от каннибализма, иногда

принимавшего крайние формы, как у женщины-самаритянки, описанной в Библии (4

книга Царств, 6, 24-30).

3. Преждевременные похороны или случайное погребение человека в состоянии

каталепсии или бесчувственности. Саммерс (без ссылки на источник) говорит, что в

начале ХХв. в Соединенных Штатах сообщалось в среднем об одном преждевременном

погребе-

нии в неделю {"Vampire: Kith and Km>\ книге "Buried Alive" (1895) Франу тман

ссылается на 700 случаев в его ( ственном врачебном округе в конце XIJ правда,

надо отметить, что доктор бы" культистом. В древние времена, когда / цинские

знания были менее развиты, оц могли быть более частыми, отмечал Pol "De

Masticatione Mortuorum" (1679), и| далы, грабящие труп вскоре после пог( ния,

легко могли быть испуганы его крешением". Усилия при освобождени| гроба могли

вызвать и внешние поврея тела, и кровотечение.

Обсуждая белградских В. в 1732г Герберт Майо в "On the Truths Contain* the

Popular Superstitions" ("Об истине| ключенной в народных суевериях*

предполагает, что это были люди, живые или по крайней мере жившие в теч1

некоторого времени после погребения, > че говоря, те, которых погребли живыЧ чья

жизнь, если она еще продолжалась,' оборвана из-за невежества и варварств)

капывавших их". Возможность этого пр( люстрирована в истории, цитируемой I

мерсом ("Vampire in Europe"). Некий с| ский житель Заретто, слишком много i и

попав под дождь, вымок до нитки и пр( отдохнуть в своих мокрых одеждах, охватили

ужасные конвульсии, ближе ко, надцати часам он впал в состояние комы стал

холодным, и его дыхание останови Наконец он умер... В восемь часов на с| ющее

утро его взяли, чтобы похорот Дорога пролегала через гористую местнс

подпрыгивание похоронных дрог неожи вывело Заретто из пьяного оцепенения

4. Традиционная мстительность, стре| ние наказать обидчика, зачастую усше/

религиозными нормами. Иногда люди,! вергнутые обществом при жизни, остаа

отверженными и после смерти Подои образом становились В. те, кто вел "га ную и

распутную жизнь, и зачастую ощ ные от церкви своим епископом" (Алла! "De

Craecorum Hodie QuorunJ Opmalionibus", 1645); умершие прок

клятвопреступники, погребенные без на| жащего обряда (например, без причас!

вероотступники, самоубийцы, оборотни и| творожденные незаконные дети от неа

норожденных родителей (в Венгрии) В| вянских странах считали, что трупы, которые

перепрыгнула кошка или переле|

•""•"Г Вампир

птицы, могли стать В.; подобное верование отразилось в английском фольклоре в

обычае удалять животных с места, где труп ожидал погребения. Существует

множество легенд, в которых рассказывается, как тело отлученного от церкви не

разлагалось; шотландское народное поверье основывается на мнении, что тело

самоубийцы остается нетленным, пока не пройдет срок его жизни. С другой стороны,

нетленность тела святых считается чудом. Свойственная монолитным сообществам

враждебность ко всему необычному проявилась в убеждении, что старые, бедные и

искалеченные могут быть колдунами или даже В.; так, заячья губа, волосы на

ладонях, голубые глаза, рыжие волосы считались в разные времена признаками В.

5. Совпадение сообщений о вампиризме с вспышками чумы и эпидемиями, в равной

степени вызывавшими ужасное зловоние. Д-р Мор, известный кембриджский платоник,

в "An Antidote Against Atheism" ("Противоядие от атеизма", 1653)рассказывает,

как В. мучил священника в Пентше, в Силезии. Однажды вечером,

"когда этот богослов, как обычно, сидел со своей женой и детьми, собравшимися

вокруг него, упражняясь в музыке, по всей комнате вдруг разлилось неожиданное

зловоние. Вслед за этим священник и его семья обратились к Господу с молитвой.

Тем не менее запах усилился и стал сверх всякой меры несносным, настолько, что

они были вынуждены подняться в свою комнату. Он и его жена не находились в

кровати и четверти часа, когда они почувствовали такую же вонь в спальне. И в то

время, как они жаловались друг Другу на это, из стены вышел призрак и крадучись

подошел к кровати богослова, дохнул на него пронизывающе холодным духом и

испустил такой невыносимый смрад, что ни описать, ни вообразить это невозможно".

С древних времен считалось, что зловоние В. предвещает и сопровождает появление

чумы. Уильям из Ньюбери приводит историю отлученного от церкви развратного мужа,

терроризировавшего свой родной город:

"Воздух стал гадким и испорченным, когда это зловонное и гниющее тело бродило

вокруг, вследствие чего разразилась ужасная чума и не стало дома, в котором бы

не оплакивали своих близких, и вскоре город, который еще совсем недавно был

густо населен, оказался покинутым полно-

стью, потому что и те, кому посчастливилось выжить после этой эпидемии и опасных

нападений, поспешно переехали в другие районы, чтобы тоже не погибнуть".

Два молодых человека, обнаружив труп этого мужчины, рубили его лопатой, пока не

хлынула кровь, а потом сожгли его. Уильям продолжает:

"Чума, так жестоко уничтожившая людей, полностью прекратилась сразу же, как

только это проклятое чудовище было уничтожено, как будто оскверненный воздух был

очищен тем огнем, который сжег отвратительное животное, заражавшее всю

атмосферу" ("Hisloria Rerum Anglicarum").

Вампиризм и эпидемии, в равной степени терзавшие юго-восточную Европу в конце

XVII и начале XVIII вв., продолжались до Х1Хв. Эпидемии свирепствовали на Хиосе

в 1708, в Межибоже и Белграде в 1725 и 1732, Сербии в 1825, Венгрии в 1832 и в

Данциге в 1825 году. Вампиризм был столь же опасен и в другие времена и стал

предметом академических трактатов, издававшихся в немецких университетах,

особенно в Лейпциге. В одном из богословских исследований, принадлежащем перу

Иоганна Генриха Цопфта (Сопфиуса) и названном "Disserlatio de Vampins

Serviensibus" (1733), дается классическое описание В.-

"Вампиры выходят из своих могил ночью, нападают на людей, спокойно спящих в

своих постелях, высасывают всю кровь из их тел и уничтожают их. Они досаждают

живым мужчинам, женщинам и детям, не считаясь ни с возрастом, ни с полом. Те,

кто волей судьбы попадает под их злобное влияние, жалуются на удушье и полную



1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   62


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет