Энн Маккефри. Морита повелительница драконов



жүктеу 3.92 Mb.
бет16/26
Дата25.04.2016
өлшемі3.92 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   26
: texts -> Pern
texts -> Интернет-ресурсы по круговороту азота и приземному озону
texts -> Легочные кровотечения
texts -> Принят Государственной Думой 18 ноября 1998 г. Одобрен Советом Федерации 2 декабря 1998 г. Настоящий Федеральный закон
texts -> Государственное издательство политической литературы
texts -> Замеченные опечатки, исправления и дополнения
texts -> Мутное время и виды на будущее
texts -> В литературном произведении
Pern -> Посвящается моей внучке

- Предотвращающее? А излечивающее болезнь?

Морита не настолько оторвалась от жизни за время своей болезни, чтобы не знать, что не одна она заразилась. Знала она и то, что в других Вейрах умирали наездники. И то, что два крыла Форт Вейра помогли Айгену справиться с Падением, и то, что Берчар и рожденный Теллани ребенок умерли пару дней тому назад. Лекарям давно пора было найти средство борьбы с этой проклятой эпидемией!

- У болезни теперь есть название. Это очень древняя болезнь.

- И как же она называется?

- Не помню, - извиняющимся тоном призналась Орлита.

Морита вздохнула. Драконы всегда отличались плохой памятью на имена и названия.

- Холта спрашивает, хочешь ли ты есть?

- Мои приветствия любезной Холте и нашей многоуважаемой Лери и передай, что, по-моему, я проголодалась.

Морита даже сама удивилась своим словам. Еще вчера мысль о еде вызывала у нее тошноту. Вот пить ей хотелось постоянно...

- Как там Ш'гал? - когда Кадит трагично объявил о болезни своего наездника, Морита уже не знала куда деваться от жара и непрекращавшегося кашля.

- Он слаб, и чувствует себя неважно.

Орлита сказала это так, словно хотела поставить Мориту в пример все еще больному Ш'галу.

- Не забывай, Орлита, что Ш'гал никогда не болел. Его нынешнее недомогание наверняка явилось страшным ударом его самолюбию.

Орлита промолчала.

- А какие новости из Руата? Лучше расскажи, - добавила она, чувствуя нежелание королевы говорить на эту тему.

- Сейчас к тебе придет Лери, - в голосе Орлиты явственно звучало облегчение. - Она все знает.

- Лери придет сюда? - Морита попыталась сесть, но тут же отказалась от этой затеи, сраженная головокружением. У входа послышались шаркающие шаги и стук палки.

- Лери! Не надо...

- А почему нет?.. Доброе утро, Орлита. Я, как меня неоднократно уверяли, смелая женщина. Я уже прожила свою жизнь и не боюсь всяких там вирусов. Ага... ты уже немного порозовела!

В левой руке она держала закрытый горшочек и маленькую фляжку. Еще два флакона были засунуты за пояс. На сундуке придвинутом к самой постели Мориты, она разложила все, что принесла с собой.

- Вот так! - с удовлетворением сказала Лери, присаживаясь в ногах Мориты.

- Что-то очень вкусно пахнет, - заметила Морита, принюхиваясь.

- Это особая каша, которую я для тебя сварила. Заставила их принести мне припасы и жаровню. Нессо тоже заболела и хоть на время от меня отстала. Вместо нее теперь Горта - справляется она, надо сказать, превосходно, - Лери многозначительно поглядела на Мориту, накладывая на тарелки две большие порции каши. - Я поем вместе с тобой. Сейчас у меня как раз завтрак, а кашка эта полезна мне ничуть не меньше, чем тебе. Между прочим, я заставила сегодня утром Орлиту покушать - а то скоро от нее осталась бы одна скорлупа от яиц. Она сожрала четырех быков зараз! Вот уж проголодалась, бедняжка! Да не гляди ты так понуро. Ты и о себе-то не могла позаботиться, где уж тебе ухаживать за Орлитой! Ничего, она не чувствовала себя заброшенной. У нас с ней прекрасные отношения. В конце концов, это же Холта отложила яйцо, из которого она вылупилась. В общем, она делала, что мы ей говорили, и теперь ей гораздо лучше. Нет, правда, ей надо было поесть. Ей скоро уже на Площадку Рождений, а мы еще хотели дождаться, пока ты поправишься.

- Что-то слишком рано, - сказала Морита, быстро подсчитав в уме дни. - Я думала, еще неделя...

- Она немного переволновалась. Да не нервничай ты! Кушай. Чем быстрее наберешься силы, тем лучше.

- Я и так сегодня гораздо сильнее, чем вчера, - Морита криво ухмыльнулась. - Ты-то как управлялась?

- Элементарно, - пожала плечами Лери. - Как я уже говорила, я заставила их принести ко мне в вейр и жаровню и продукты. Да будет тебе известно, я сама готовила тебе лекарства. Орлита прислушивалась к каждому твоему вздоху и тут же сообщала о нем Холте. Ты не получила бы лучшего ухода, даже если бы у твоей постели дневал и ночевал сам Капайм.

- Орлита говорит, он нашел лекарство?

- Он называет это вакциной. Но я не дам ему выкачать из тебя кровь!

- А зачем она ему? - изумилась Морита.

- Он собирает кровь у тех, кто поправился после болезни и делает из нее сыворотку. Он утверждает, что эта сыворотка может предохранить от заражения, - Лери содрогнулась от отвращения. - Он прямо-таки набросился на К'лона, когда тот зашел к нему в мастерскую... А К'лон так много летает сейчас. Он буквально не вылезает из Промежутка, выполняя поучения лекарей. Я поручила часть его работы ученикам. Не очень-то мне это нравится... но приказы они, по крайней мере, выполняют точно. Ах, за эти дни так много всего произошло, что я даже и не знаю, с чего начать!

Под напускным весельем Лери Морита чувствовала усталость и беспокойство.

- В Вейрах еще кто-нибудь... кто-нибудь умер?

- Нет! - Лери довольно улыбнулась. - И не должен был никто умирать! Просто людям всегда лень думать, вот и все. Ты знаешь, как голубые и зеленые могут взять да и ударится в панику? Это-то и произошло. Когда наездники заболели, их драконы запаниковали, вместо того чтобы поддержать своих всадников. По правде говоря, возможно, что в теории Джаллоры о том, что паника и привела к смертям, что-то есть... - Лери на мгновение задумалась. - Джаллора - молодой врачеватель, присланная к нам из мастерской лекарей, вместе с двумя учениками - пояснила Лери. - Ты была очень серьезно больна. Сказалось крайнее утомление - Собрание, бессонная ночь, потом Падение и тяжелая работа по восстановлению крыла Дилента. С ним, кстати все в порядке. Да, так вот, твоя Орлита так сильна, и ты ей настолько необходима, что умереть у тебя не было ни малейшего шанса. Вы вместе выступили против болезни единым фронтом - и это нам кое-что подсказало. В общем, мы связались с королевами Вейров и порекомендовали им приглядывать за заболевшими всадниками. Приглядывать и не давать им умирать! Все-таки наши Вейры не так переполнены, как рядовые холды или мастерские. Смешно, если крепкий наездник становится жертвой какой-то там вирусной инфекции.

- Сколько же народу заболело, что Вейрам пришлось объединиться для вылета на Падение?

- Ты только не волнуйся, - кривилась Лери. - Почти три четверти каждого Вейра, кроме Плоскогорья, прикованы к постелям. Мы сами едва наскребли два полных крыла, способных отправиться на Падение в Айген.

- Но ты говоришь, что мастер Капайм нашел лекарство?

- Способ предохранения. Вакцина. И ее пока недостаточно. Госпожи Вейров решили, что первым вакцинации, - Лери запнулась на этом новом для нее слове, - будет подвергнут Вейр Плоскогорье. Когда сыворотки станет побольше, дойдет очередь и до других Вейров. Сначала наездники, - Лери начала загибать пальцы, - потом лекари, за ними лорды холдов и другие мастера... Сейчас барабаны прямо-таки горят от бесконечных призывов Капайма искать всех, выздоровевших после болезни. Толокамп не знает, что с ним делать!

- Значит, Толокамп здоров?

- Он не выходит из своей комнаты.

- Для женщины, которая все свое время проводит в Вейре, ты очень хорошо информирована!

- К'лон мне обо всем докладывает, - усмехнулась Лери. - К счастью, у голубых отменный аппетит, и хотя Капайм и утверждает, что драконы и стражи не могут заболеть, лучше все-таки питаться гарантированно не зараженным мясом. Вот поэтому-то К'лон и прилетает домой поесть. Каждый день.

- Но драконы не едят каждый день!

- Голубые драконы, которым приходится два раза в час проходить Промежуток - едят. - Лери сурово поглядела на Мориту. - Я тут получила записку от Капайма, еле-еле разобрала его почерк, где он не нахвалится на усердие К'лона...

- А'мурри?

- Поправляется. По правде сказать, чуть не умер, но как только я поняла, как важна поддержка дракона для скорейшего выздоровления наездника, я тут же попросила Орлиту связаться с Грантом. У Л'бола умерли оба сына, и он места себе не находит от горя. С М'тани стало совершенно невозможно разговаривать, но он ведь сражается с Нитями дольше нас всех и теперь рассматривает эту эпидемию как личное оскорбление. Если бы не С'лигар и К'дрен, у нас наверняка возникли бы проблемы с Ф'галом. Он совсем пал духом.

- Лери, ты о чем-то умалчиваешь.

- Да, милая моя. - Лери нежно потрепала Мориту по руке и протянула ей наполненную из фляжки кружку. - Выпей это.

Морита послушно пригубила напиток и уже собралась спросить, чего это Лери туда намешала, когда ощутила мягкое прикосновение в глубинах своего сознания. Орлита.

- Твой родной холд... - голос Лери задрожал. С ней такое бывало, но на сей раз Морите почему-то сделалось страшно. - Он очень пострадал... Два дня оттуда не поступало никаких сообщений. Тогда арфист из Керуна спустился вниз по реке, и... в общем, там все были мертвы.

- Все? - ошеломленно переспросила Морита. В холде ее отца жило более трехсот человек, не считая тех, кто нашел себе убежище в скалах у реки.

- Выпей!

- Все мертвы? Даже ни одного пастуха с табуном?

Лери печально покачала головой.

- Умерли не только пастухи, но и все скакуны, - еле слышно прошептала она.

Морита и представить себе не могла масштаба подобной трагедии. Как это ни странно, но гибель скакунов кольнула ее больнее всего. Она покинула свой холд двадцать Оборотов тому назад. Она от всего сердца скорбела о гибели своих родных... она любила свою мать, братьев и сестер, очень уважала своего отца. Но беззащитные скакуны... скакуны, которых разводили вот уже восемь поколений ее предков... их потеря казалась особенно несправедливой.

Слезы текли по щекам Мориты, но она ощущала себя как-то странно отрешенной от своего тела. Она словно наблюдала за собой со стороны. "Лери явно что-то подмешала в это свое вино", - поняла она. Старая наездница внимательно глядела на нее - на морщинистом, усталом лице - печаль и сочувствие.

- Что, так все скакуны и погибли? - наконец, спросила Морита. - Молодняк мог зимовать где-нибудь на высокогорных пастбищах?

- Арфист не проверял. Он не знал, где искать, а возможности послать на разведку дракона, сама понимаешь, не было.

- Ну, конечно... - Морита прекрасно все понимала. Сейчас, когда каждый всадник на счету... - Молодняк и совсем старые скакуны и впрямь могли находиться в высокогорной зоне. А с ними - кто-нибудь из холда. Они могли спастись, - с надеждой заключила она. - Слушай, что ты налила мне в вино? Моя душа где-то витает...

- Этого-то я, по правде сказать и хотела добиться. А добавила я немного сока феллиса... ну, и еще кой-чего. Просто чтобы ослабить шок.

- Ладно, чего уж там... Ты лучше расскажи мне все, пока я такая отрешенная. Мой родной холд... вряд ли он один пострадал. - Лери покачала головой. - Холд Руат?

- Им здорово досталось...

- Алессан? - Морита спросила о нем потому, что его смерть была бы для нее самой тяжелой утратой.

- Нет, он поправляется... Но вот среди его родных и съехавшихся на Собрание гостей потери просто ужасающие. А еще там погибли почти все скакуны...

- Даг?

- Я не знаю имен. Очень много жертв в Айгене. Лорд Фитатрик, его жена и их дети...



- Но есть какой-нибудь холд, который бы не пострадал?!

- Да, есть. Битра, Лемос, Нерат, Бенден и Тиллек - там отмечено всего несколько случаев заболевания. Больных быстро изолировали, и инфекция не получила распространения. Эти холды проявили себя просто прекрасно, организовывая помощь пострадавшим районам.

- Ну почему?! - воскликнула Морита, закрывая лицо руками. - Ну почему именно сейчас, когда до конца Прохождения осталось так немного! Это просто несправедливо... Ты знаешь, - доверительно сообщила она Лери, - моя семья ведет свой род от самого конца прошлого Прохождения. А теперь осталась я одна...

- Ну, наверняка ты этого не знаешь - сама же говорила, что кто-то мог выжить на горных пастбищах. Это и впрямь весьма вероятно.

После ее взволнованной речи силы у Мориты окончательно кончились. Она глядела на Лери, и старая всадница словно улетала от нее вдаль на быстрых крыльях невидимого дракона... Улетала, хотя умом Морита и понимала, что та все так же сидит в ногах кровати.

- Все в порядке. Ты поспи, - нежно прошептала Лери и ей эхом откликнулись голоса двух королев - старой и молодой.

- Я вовсе не хочу спать, - пробормотала Морита с головой проваливаясь в глубокий сон.

К'лон почувствовал огромное облегчение, когда лекарь Фоллен наконец-то вышел из комнаты Алессана. Хотя он и не боялся заразиться, стоящий в коридоре запах смерти действовал наезднику на нервы.

- Я ввел вакцину сестре, арфисту и еще одному бедняге. Лорд Алессан говорит, что они не единственные, кто нуждается в вакцинации. Ума не приложу, как он со всем справляется! Знай я, что тут такое творится, я бы выпросил у мастера Капайма еще хоть немного сыворотки.

- Ее не так уж и много.

- А то я не знаю!

Прошлым вечером голубой всадник доставил лекаря в холд Южный Болл, где, судя по барабанным сообщениям, было несколько человек, оставшихся в живых после болезни. Все они, и даже вечно всем возмущающийся лорд Рейтошиган стали донорами. Хотя надо сказать, что лорд холд совершенно искренне полагал (ни наездник ни лекарь не собирались его в этом разубеждать), что кровопускание - необходимая часть лечения.

- Я приготовлю им похлебку по рецепту, подаренному мне Десдрой... Попроси лорда Шадера прислать сюда еще нескольких добровольцев. Я уверен, мы сможем спасти многих из тех, кто сейчас мучается от вторичной инфекции, если только будет кому за ними ухаживать. Мы должны попытаться! Руат и так практически опустошен.

К'лон кивнул. Запустение, царившее в безлюдном Руате, ужаснули спасательный отряд. К'лон и три зеленых всадника из Бендена привезли в этот холд Фоллена, одного ученика лекаря ему в помощь и шесть добровольцев. Они вынырнули из Промежутка над Руатом, и... в общем, такого кошмара К'лон еще нигде не видел. Огромные погребальные холмы на берегу реки, черные круги ям с обугленными останками у скакового поля, брошенные шатры, разбитые на оставшихся от Собрания каркасах лотков - все говорило об отчаянной борьбе за выживание оказавшихся в Руате людей. И как насмешка, как издевательство, свисали из верхних, закрытых крепкими ставнями окон обрывки пестрых флагов - напоминание о веселом Собрании, вслед за которым пришла трагедия. На танцевальной площадке и дороге валялся мусор, и пустой чайник, свисая с покосившейся треноги над давным-давно потухшим костром, уныло звенел, ударяясь о металлические опоры.

- Леди Пенда... - начал К'лон.

Фоллен быстро покачал головой, и всадник мог дальше не продолжать.

- И она, и все ее дочери, приехавшие на Собрание. И при том, лорду Толокампу еще повезло больше, нежели Алессану. У него осталась только одна сестра.

- Из всех детей лорда Лифа?!

- Увы... Алессан очень о ней беспокоится. И о своих скакунах тоже. Хотя скакунов-то выжило, пожалуй, побольше, чем гостей. Пойди поговори с ним.

К'лон расправил плечи. За последние несколько дней он научился как следует прятать свои эмоции. Он научился выглядеть и разговаривать если не весело (это могло бы оказаться оскорбительным) то, во всяком случае, уверенно и оптимистично. В конце концов, с появлением вакцины надежда остановить эпидемию превратилась из мечты в реальность. Он вежливо постучал в дверь и вошел, не дожидаясь приглашения.

Алессан, стоя на коленях около лежащего на полу матраса, вытирал пот со лба больного. Увидев молодого лорда, К'лон едва удержался от удивленного возгласа. Со временем Алессан, может, и наберет обратно потерянный вес, и кожа его снова станет здорового розового цвета, но на его лице навсегда останутся выгравированные смертями горе и безнадежность.

- Я рад приветствовать тебя, К'лон, наездник Рогета, - Алессан склонил голову в знак благодарности, затем, смочив холодной водой тряпочку, которую держал в руках, положил ее на лоб больному. - Ты можешь передать мастеру Тирону, что без незаменимой помощи и изобретательности его арфистов положение в Руате было бы много хуже, нежели сейчас. Тьеро был просто великолепен. Этот лекарь... как его зовут? - Алессан потер дрожащей рукой лоб, словно надеясь тем самым возродить невесть куда исчезнувшее имя.

- Фоллен.

- Странно, я помню так много имен... - Алессан замолчал, уставившись в окно. К'лон знал, что лорд Руата видел там погребальные холмы. Возможно, он имел в виду имена тех, кто там лежал... "Это происходило постепенно... лежишь в постели, ждешь..." - Усилием воли Алессан оторвал взгляд от окна и, ухватившись за край стола, с трудом поднялся на ноги. - Ты привел к нам помощь. Фоллен говорит, что Тьеро, Дифер, - он показал на соседнюю постель, - и моя сестра поправятся. Он даже извинился, что у него нет больше как ее... вакцины? Так она называется? Так вот...

- Сядьте, лорд Алессан...

- Прежде чем я упаду? - Алессан едва заметно улыбнулся бескровными губами, но все-таки, тяжело вздохнул, опустился на стул.

- Огонь уже развели, и скоро вам принесут супу. Рецепт придумала Десдра. Она ухаживала за мастером Капаймом, и он утверждает, что суп этот помог ему как ничто другое!

- Будем надеяться, что нам он тоже поможет...

Из соседней комнаты послышался кашель, и Алессан в тревоге повернулся к двери.

- Твоя сестра? - спросил К'лон и, не дожидаясь ответа, продолжал: - Вот посмотришь, вакцина окажет потрясающий эффект! Состояние твоей сестры резко улучшится!

- От души надеюсь, что ты окажешься прав. Других родственников у меня не осталось.

Хотя Алессан говорил небрежно, как бы шутя, за его словами К'лон чувствовал жгучую боль утраты, и его сердце сжалось от сострадания к этому мужественному человеку.

- Уверяю тебя, эта сыворотка существенно облегчит течение болезни. Я видел, как люди после ее введения выздоравливали прямо на глазах. Честно говоря, сыворотка, которую Фоллен ей ввел, была, вполне вероятно, получена из моей собственной крови, - других такая возможность почему-то утешала.

- Руат всегда гордился кровными связями с наездниками Форт Вейра; - усмехнулся Алессан, - хотя настолько прямыми они еще никогда не были.

- Я вижу, - улыбнулся в ответ К'лон, - что болезнь никак не отразилась на твоем остроумии.

- Это все, что у меня осталось.

- Ну уж нет, лорд Алессан! У вас осталось значительно больше! И вы получите любую помощь, какую только смогут предоставить вам Вейры, холды и мастерские.

- Если только то, что вы нам привезли, действительно сработает... - Алессан посмотрел в сторону двери в комнату своей сестры. - Мы не это и не рассчитывали.

- Я, пожалуй, загляну в ваши кладовые, и погляжу, чего у вас не хватает, - начал К'лон, решив про себя, что первым делом уберет таких неуместные сейчас, вывешенные к Собранию флаги. Если уж ему от них становилось не по себе, то как же они должны были мучить бедного лорда Алессана.

- Я точно знаю, чего нам не хватает, - сказал Алессан и, пошатываясь, подошел к стоящему рядом с окном столу. - Прежде всего, конечно, медикаменты, - продолжал пытаясь найти нужный свиток. - У нас совсем не осталось ни аконита, ни жаропонижающих настоек, только бесполезный сироп от кашля, даже тимуса, и того нет... Кончилась соль и специи. Вот уже три дня, как мы не ели ни мяса, ни овощей... Видите, как своевременно вы к нам прилетели? - с печальной улыбкой он протянул К'лону свои записи. - Тут все написано... Тьеро отослал барабанное сообщение этим утром, до того, как свалился окончательно. И я сомневаюсь, что у меня самого хватило бы сил подняться в башню барабанщиков.

К'лон взял протянутый ему свиток, и рука его дрожала почти так же сильно, как у лорда Алессана.

- Фоллен сказал мне, что то же самое, - Алессан, не отрываясь, глядел в окно, - творится во многих холдах нашего континента.

- Но не все пострадали так сильно, как вы, - ответил К'лон, и голос его дрогнул.

- Фоллен не слишком распространялся, но скажи, каково положение дел в Вейрах?

- У нас тоже есть потери, но пока что всадники встретили все Падения, которые были.

- Наверно... Ты ведь из Форт Вейра?

К'лон не сомневался, что Алессан прекрасно знает, к какому Вейру принадлежит наездник. Он чувствовал, что молодого лорда волновал какой-то совсем другой вопрос. И тут всадник вспомнил рассказ Нессо о том, как Морита, беззастенчиво узурпировав внимание лорда Руата (или совсем наоборот?) протанцевала с Алессаном всю ночь напролет.

- Леди Морита уже поправляется, - сказал К'лон, - и Предводитель Ш'гал тоже. У нас в форте был только один смертный случай - пожилой коричневый наездник и его дракон Кох. В Айгене погибло пятнадцать всадников, восемь в Телгаре и два в Исте. Больны многие, но теперь, когда есть вакцина, у нас появилась надежда.

- Да, теперь появилась надежда, - эхом отозвался Алессан. - Всего каких-то несколько дней назад здесь у нас собрались более ста двадцати лучших скакунов запада и семьсот человек, приехавших порадоваться танцам, вину, развлечениям, эпидемии...

- Лорд Алессан, не мучайте вы себя понапрасну! Если бы вы даже и не устроили Собрания, эпидемия все равно случилась бы! И кто знает, сколько было бы жертв... Вы сделали все, что могли не давая эпидемии переброситься на соседние с вами холды. Вам не в чем себя упрекать!

- Передайте лорду Толокампу мои самые искренние соболезнования по случаю смерти леди Пендры и ее дочерей. Они ухаживали за больными, пока сами не слегли. Они проявили беспримерное мужество и самоотверженность...

К'лон кивнул. Он, да и те только он один, винили лорда Толокампа в том, что тот удрал из Руата. Кое-кто полагал, что Толокамп поступил в общем-то правильно, поставив благополучие своего холда выше благополучия жены и дочерей. Но лорд Толокамп сидел в безопасности своей комнаты в Форте, а леди Пендра и ее дочери погибли, ухаживая за больными в Руате.

- Я передам Толокампу твои соболезнования. Все припасы, что привезли, между прочим, поступили из холдов Бенден и Нерат.

- Хорошо, что ты мне об этом сказал, - Глаза Алессана заблестели. Он взглянул на голубого наездника, словно увидел его впервые.

- Передай мою глубочайшую благодарность лордам Шадеру и Граму. - Он снова уставился в окно.

- Мне пора идти, - сказал К'лон. - Еще так много дел...

- Не сомневаюсь... Спасибо, что откликнулись на наш призыв... и спасибо за слова ободрения. Мои комплименты привезшему тебя сюда Рогету.

Попрощавшись с Алессаном, К'лон заторопился к выходу из холда. Он боялся, что еще немного, и он расплачется. Может, его кровь и впрямь послужила основой для привезенной сюда сыворотки? К'лон от всего сердца надеялся, что это так. Хоть чем-то помочь... По темным коридорам он вышел в главный зал, который убирали два добровольца из Бендена. Их, такие обыденные, хлопоты казались К'лону удивительно милыми и родными после мертвенной тишины и запустения сраженного эпидемией холда. Он попросил их, когда будет время, снять оставшиеся после Собрания флаги и вышел во двор.

- Это очень горестное место, - жалобно воскликнул Рогет, увидев своего всадника. - Это самое страшное место, в которое мы когда-либо летали. Сколько нам еще тут оставаться? Ты тоже это чувствуешь. Давай скорее полетим повидаемся с А'мурри и Грантом...

- Мы можем лететь, - сказал К'лон, забираясь дракону на спину.

Он никак не мог оторвать взгляда от огромных погребальных холмов на берегу реки. Это на них все время смотрел Алессан? Или вон на тех, чудом оставшихся в живых скакунов, что паслись на дальнем поле?

- Улетаем, - приказал он Рогету. Он больше не мог думать об эпидемии, смерти и запустении. - Я просто обязан повидаться с А'мурри. Тогда я снова смогу выносить все это...

Ему, конечно, следовало незамедлительно вернуться в мастерскую лекарей. Дел и впрямь было невпроворот. Но вместо этого он представил себе залитые солнцем высоты Вейра Айген, слепящей блеск расположенного неподалеку озера...

Рогет радостно взмыл в небо и без колебаний ушел в Промежуток.


11. ГОД 1543, СЕМНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ТРЕТЬЕГО МЕСЯЦА; ФОРТ ВЕЙР

- Клянусь яйцом дракона! - воскликнула Джаллора. - Он потерял сознание!

Кадит в соседнем помещении тревожно заревел, и Морита бросилась его успокаивать. Лекарь тем временем принялась осматривать своего не слишком добровольного донора.



1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   26


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет