Энн Маккефри. Морита повелительница драконов



жүктеу 3.92 Mb.
бет19/26
Дата25.04.2016
өлшемі3.92 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   26
: texts -> Pern
texts -> Интернет-ресурсы по круговороту азота и приземному озону
texts -> Легочные кровотечения
texts -> Принят Государственной Думой 18 ноября 1998 г. Одобрен Советом Федерации 2 декабря 1998 г. Настоящий Федеральный закон
texts -> Государственное издательство политической литературы
texts -> Замеченные опечатки, исправления и дополнения
texts -> Мутное время и виды на будущее
texts -> В литературном произведении
Pern -> Посвящается моей внучке

- Очень интересно, - пробормотал Прессен, не отрываясь наблюдавший за процедурой.

Оба они не обращали ни малейшего внимания на беспрерывные причитания Дионы и увещевания К'рнота.

- А теперь, - продолжала объяснения Морита, возвращаясь к Тамианте, - мы нанесем собранную нами кровь на стыки мембраны и на хрящи. Видишь, какие они сухие? А вот здесь, возле плеча уже появилась влага. Это результат нашей с тобой работы! Мы еще спасем крыло! - и она улыбнулась лекарю.

- И Фалга наконец-то заснула, - улыбнулся в ответ Прессен.

- Холта? - мысленно позвала Морита, помня и о других своих обязанностях.

- Они спят, - невозмутимо отозвалась Холта.

- К'рнот, Прессен, мне надо возвращаться в Форт. Вы проследите за тем, как заживает крыло? Ты, Прессен, теперь знаешь, как набрать кровь и куда ее надо наносить. Ты же, К'рнот, знаешь, когда это следует делать. Как только возникнет необходимость, сразу же скажи об этом лекарю. Договорились?

- Договорились, - серьезно кивнул Наставник. - И, однако, тебе, наверно, не следовало оставлять свою королеву, - добавил он, с сомнением качая головой.

- Знаешь, К'рнот, порой наступает момент, когда "следовало" или "не следовало" имеет крайне слабое отношение к твоим поступкам. Я была здесь нужна. За мной послали. Я прилетела. Теперь я возвращаюсь домой. Вот и все. - Наставники, все до одного, почему-то отличались непоколебимой уверенностью в своем полном праве критиковать всех и каждого в Вейрах. Порой весьма полезное для окружающих свойство, но далеко не всегда приятное.

Подмигнув на прощание Прессену, Морита, перепрыгивая через ступеньки, помчалась туда, где ее дожидалась Холта.

- Можешь так не торопиться, - успокоила ее королева. - Они все еще спят.

- Чем и мы займемся, как только доберемся до Форт Вейра, - пообещала ей Морита, забираясь на спину дракона. - Возвращаемся домой, Холта.

Королева послушно расправила крылья и через миг, едва оторвавшись от земли, они уже ушли в Промежуток. Еще мгновение, и они уже планировали к входу в вейр Лери. Соскочив с Холты, наездница опрометью кинулась к Площадке Рождений, на бегу от всего сердца благодаря королеву за оказанную услугу. К огромному облегчению Мориты, за время ее отсутствия Орлита не изменила даже наклона головы - так крепко она спала. Что же касается Лери, то старая всадница спала ничуть не менее крепко, причем на постели Мориты.


13. ГОД 1543, ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ТРЕТЬЕГО МЕСЯЦА;

ХОЛД РУАТ И ФОРТ ВЕЙР

Алессану пришлось остановиться. Пот градом катился по его вискам, заливал глаза. Палец за пальцем отцепив руки от рукояток плуга, он поднял глаза на тяжело дышащих скакунов. "Еще один такой день, - подумал он, - и они окончательно забудут, что это такое - скачки". Впрочем, вчера он думал то же самое. Была какая-то высшая справедливость в том, что ему, ослушнику отеческой воли, пришлось-таки запрячь в плуг своих скакунов. И однако, из ТОЙ породы не выжил ни один скакун. Тяжеловесы, способные везти самый тяжелый груз или тащить плуг, оказались особенно подверженными инфекции. В итоге, в живых остались только легкие, жилистые скакуны... Во всяком случае, до тех пор, пока Алессану не пришлось запрячь их вместо более мощных, но менее стойких собратьев.

Землю следовало вспахать, зерно посеять: жителям холда была нужна пища. И неважно, как лорд холда ее добудет. Они добрались до конца поля и, навалившись на рукоятки, Алессан развернул плуг. Он поглядел на проложенные им борозды - пусть немного неровные, но достаточно глубокие. Идет работа... Он окинул взглядом окрестности. На северной дороге он заметил всадника. Алессан пригляделся и, как ему показалось, различил голубые цвета арфиста. Похоже, это Тьеро возвращается после осмотра северных холдов. У кого еще хватит смелости посетить Руат?

- Это все эпидемия виновата, - объяснял арфист. - Здесь в Руате, она поистине показала, на что способна. Пока мастер Капайм не вакцинировал всех и каждого в холде, я думаю, будет не так уж много желающих посетить Руат. И даже тогда они поостерегутся приводить с собой скакунов - очень уж много их тут погибло.

И все-таки что-то следовало было делать: пахать-то надо...

После долгих дискуссий с Тьеро, Дифером и Оклиной (его совет холда) стало ясно, что самому Алессану Руата покидать никак нельзя. Никто, кроме него, не мог обеспечить порядок в холде. Самому Алессану очень не хотелось послать в путешествие по холдам Тьеро - арфист только-только встал с постели. Но спорить с Тьеро было совершенно невозможно; именно поэтому он и являлся арфистом, - пояснил сам Тьеро, - именно поэтому и следовало послать именно его, и никого другого. Несколько дней на свежем воздухе пойдет, мол, ему только на пользу. С другой стороны, что Тьеро делать не мог, так это пахать. Алессан не поверил ни единому слову арфиста, но послать все равно больше было некого.

Алессану не терпелось узнать, с какими новостями вернулся арфист, но он заставил себя вернуться к работе. Поле почти сделано. Он обязан его закончить! Вот вспашет, и тогда пойдет поговорить с Тьеро... Здорово было бы, если бы арфист вернулся в холд, ведя за собой на поводу хотя бы пару крепких скакунов, но увы! Тьеро вернулся один. Ничего не поделаешь... Еще две борозды - и все...

Он повел усталых скакунов к конюшне, а на вспаханное им поле вышли сеятели. Какой-никакой, но урожай с этого поля они снимут. Несмотря на эту проклятую эпидемию... Конечно, снимут, если не подведет погода, или не навалится какая-нибудь новая напасть - скажем зарывшаяся и начавшая размножаться Нить.

К удивлению Алессана, Тьеро дожидался его у входа в конюшню. Он сидел на перевернутом ведре и улыбался.

- Я видел тебя за работой, Алессан, - сказал вместо приветствия. - Твои борозды стали прямее, чем раньше.

- Это еще не предел, - усмехнулся Алессан.

- Твой пример вдохновил многих! Твои труды и твоя отвага уже вошли в легенды холда! - Тьеро имел привычку, что порой начинал разговаривать так, словно рассказывал старинную балладу. - Твои старания сослужат хорошую службу...

- Ты не привел с собой скакунов, - заметил Алессан. - Или у тебя плохие новости?

- Ничего такого, о чем ты сам бы не знал... Я своими собственными глазами убедился в пустоте амбаров и конюшен в северных холдах, принадлежащих Руату...

- Ну и... - Алессан всегда предпочитал узнать сразу все новости, как бы они ни были плохи.

- Ну, во-первых, ты не единственный, кто начал обработку земли... - Тьеро махнул рукой куда-то в сторону севера. - Но кое-где жителям пришлось ох, как нелегко. Кое-кто из твоих гостей отправился домой до введения карантина. И они принесли с собой с Собрания вирус. У меня есть список погибших... Говорят, что кому нужно, что кому жизненно необходимо и кому чего хочется. А еще по дороге домой мне в голову пришла одна мысль, которая, возможно, несколько смягчит то удручающее впечатление, которое, наверно, сложилось у тебя от моего рассказа.

- Я оказался прав насчет того, что люди побоятся приходить в Руат. Я оказался прав относительно их нежелания присылать сюда скакунов, как они полагают - на верную смерть. И неважно, сколько мы готовы им заплатить. Мне не так-то просто было их уговорить впустить в холды Скинни. Они очень боялись.

- Чего?

- Что он разносчик инфекции.



- Но ведь этот скакун пережил эпидемию! Он болел и выздоровел!

- Абсолютно верно. Он выжил, так же, как ты и я. Что касается меня, то я поправился чуть быстрее, так как мне сделали инъекцию. Ту самую сыворотку. А теперь скажи, как по-твоему, не будет ли сыворотка от выздоровевших скакунов предохранять других скакунов от инфекции, так же, как она предохраняет теперь людей? Если эта моя идея верна, то у вас лорд Алессан, полное поле лекарства. И прекрасный материал для торговли впридачу.

Алессан глядел на Тьеро, мысленно проклиная себя за тупость. И как это ему раньше не пришло в голову, что скакунов тоже можно вакцинировать?!

- Мне до смерти стыдно, что я сам об этом не подумал, - признался он ухмыляющемуся до ушей арфисту. - Пошли скорее, надо немедленно поговорить с лекарем Фолленом. Сейчас, только поставлю этих скакунов в стойла...

Фоллена они нашли, как того и следовало ожидать, в главном зале, где тот ухаживал за больными. Обычно Алессан старался сюда не входить - запах лекарств, тяжелое дыхание и стоны больных служили горьким напоминанием о печальном гостеприимстве холда Руат.

- Предположение звучит вполне разумно, - сказал Фоллен, когда Алессану и Тьеро, наконец удалось заставить его выслушать возникшую у арфиста мысль, - но я не специалист по животным. Я ведь не ветеринар. Вот главный мастер скотовод... Ах, да, я и забыл... Но должен же оставаться кто-то в Керуне, кто может ответить на ваш вопрос?

- Слишком поздно, чтобы посылать барабанное сообщение в Керун, - вздохнул Тьеро. - Они там уже давно спят.

- Пожалуй, есть кое-кто, способный дать нам квалифицированную консультацию, - задумчиво проговорил Алессан. - И поближе, чем в Керуне... Надо связаться с Форт Вейром. Морита наверняка знает, можно ли вакцинировать скакунов...

Морита донельзя удивилась, узнав о необычной просьбе. О нарушении карантина вопрос не стоял: Алессан специально подчеркнул, что и он сам, и сопровождающий его арфист Тьеро уже переболели и вполне поправились. Не было никаких причин отказывать им во встрече, даже наоборот, Морите было до смерти любопытно, что же такое заставило лорда Руата срочно просить разрешения прилететь в Форт Вейр. Да и Орлита ничуть не возражала против посетителей: пусть себе полюбуются ее кладкой и особенно ее драгоценным королевским яйцом.

Морита рассказала Орлите о своем полете в Вейр Плоскогорье, и та целиком и полностью одобрила поведение своей наездницы.

- Со мной же оставалась Лери, - сказала королева. - А Холта - с тобой. Кроме того, я спала...

В общем, Морита, не долго думая, попросила М'барака слетать в Руат. И вот на пороге Площадки Рождений появился лорд Алессан. А рядом с ним - высокий мужчина в голубой тунике арфиста. Ухмыляясь нерешительности гостей, М'барак жестом пригласил их следовать за ним, туда, где временно обосновалась Морита. Орлита искоса поглядывала на пришельцев, но ничуть не возражала против их появления на Площадке.

"Как же он изменился", - подумала Морита. Тот уверенный в себе, красивый жизнерадостный парень, который приветствовал ее на Собрании каких-то восемь дней тому назад остался, похоже, только в воспоминаниях. Алессан страшно похудел, и его короткие волосы казались какими-то всклокоченными. На его изможденном лице пролегли глубокие морщины - следы горя и непомерных забот.

- Это Тьеро, - представил Алессан своего спутника. - Он очень помог мне во время... после Собрания... У него появилась одно идея, которая мне лично кажется вполне реальной. Мы сейчас не можем связаться с Керуном, вот я и подумал, не сможешь ли ты оценить, сработает она или нет?

- И что это за идея? - спросила Морита, несколько сбитая с толку его сухим, формальным тоном.

- Тьеро, - Алессан слегка поклонился в сторону арфиста, - подумал, нельзя ли из крови выздоровевших скакунов приготовить вакцину, чтоб иммунизировать тех, что не болели.

- Ну разумеется, можно! Ты что, хочешь сказать, что это до сих пор не сделано?! - чувствуя что-то неладное, Орлита тревожно заурчала, настороженно оглядываясь по сторонам.

- Нет, - ответил Алессан. - Ни у кого руки не дошли. Было много более важных дел. - Он говорил без горечи, а спокойно, просто констатирую суровую жизненную правду.

- Ну да, конечно, - Морита попыталась собраться с мыслями. - У вас есть лекари?

- Несколько человек.

- Из конской крови можно приготовить сыворотку точно так же, как и из человеческой. И метод точно такой же. Только у скакуна можно взять больше крови, чем у человека, но и вакцины следует вводить больше - сообразно массе тела. Чем тяжелее...

Алессан приподнял одну бровь, и Морита с опозданием вспомнил, что теперь в Руате нет тяжеловозов.

- У вас случайно не найдется лишних игольчатых шипов? - спросил Алессан, нарушая установившееся молчание.

- Найдутся, - кивнула Морита, готовая отдать молодому лорду Руата все, в чем тот нуждался.

- Нам обещали прислать припасы из других холдов, - вмешался Тьеро, но пока мы не сможем уверить людей, что в Руате каждый человек и каждый скакун иммунизированы, к нам никто не поедет.

Морита понимающе кивнула.

- М'барак, - повернулась она к наезднику, - проводи, пожалуйста, лорда Алессана и арфиста Тьеро в наши кладовые. Пусть возьмут все необходимое.

- Я сейчас вас догоню, - сказал Алессан Тьеро и М'бараку. - Вообще-то я прилетел сюда, не рассчитывая получить настоящее сокровище, - обратился он к Морите. Взамен я могу предложить тебе лишь твое же собственное платье. - С низким поклоном он протянул Морите коричневое с золотом платье - то самое, что было залито на Собрании грязной водой.

Морита погладила дорогую ткань. Ее руки дрожали. Она вспомнила скачки, танцы, ее радость от Собрания, Собрания такого, каким оно и должно быть, ее восхищение великолепным вечером, которого ей никогда не забыть. Все горе и печаль, накопившиеся за эти дни, комом встал и в ее горле, и не в силах больше сдерживаться, Морита горько зарыдала.

Она схватилась за Алессана, ища у него поддержки и опоры. Его одежда пахла потом и сырой землей. Как-то из далека, словно с другого конца материка она заметила, что молодой лорд тоже плачет. Так они и стояли обнявшись и рыдая, утешаясь и утешая друг друга.

- Вам обоим нужно было выплакаться, - прошелестел в голове Мориты голос Орлиты.

Морита пришла в себя первой. Крепко обняв Алессана, она зашептала ему на ухо слова утешения и поддержки, повторяя все те же бесконечные похвалы отваге и стойкости лорда Руата, которые донес до нее К'лон. И понемногу рыдания начали стихать, и с последним горестным вздохом Алессан наконец-то освободился от тяжкого груза печали, страданий и бессилия. Его морщины не разгладились, но молодой лорд стал уже не таким хмурым и пессимистичным. Так, во всяком случае, показалось Морите.

Они поглядели друг другу в глаза. Подняв руку, Алессан нежно стер слезы со щек наездницы. Он крепче прижал ее к себе, и Морита, запрокинув голову, приняла его поцелуй, думая тем самым наложить последнюю печать на их общее горе. Они никак не ожидали вдруг охватившей их страсти: Морита потому, что просто не привыкла думать ни о чем таком, Алессан - потому, что полагал себя эмоционально опустошенным после всего случившегося в Руате.

Орлита благодушно урчала, но Морита ничего не слышала. Ее с головой захлестнул огненный шквал эмоций, ощущение прижавшегося к ней тела, чувство жизненной силы... Даже во время ее первой любви с Талпаном она не испытывала ничего подобного. Ей хотелось, чтобы это мгновение длилось целую вечность.

Медленно и неохотно Алессан оторвался от ее уст. Он услышал мелодичное урчание королевы и удивленно поглядел в ее сторону.

- Она совсем не против! - пораженно воскликнул он, только сейчас понимая, как рисковал.

- Если бы возражала, ты бы давным-давно об этом узнал, - засмеялась Морита. Радость и счастье, поднявшиеся из невесть каких глубин ее души, наполняли ее до самых краев.

Урчание Орлиты перешло в торжествующую трель - ну, насколько драконья глотка способна на трели. Морита неохотно сделала шаг назад.

- И все это слышат? - печально улыбаясь, спросил Алессан.

- Ну, возможно, кто-то решит, что Орлита так выражает свою радость по поводу успешной кладки...

- Твое платье! - Алессан с готовностью ухватился за повод броситься на помощь измятому, выпавшему у них из рук платью. Он как раз поднял его и протягивал Морите, когда на площадке появились Тьеро и М'барак.

- У вас столько дел, лорд Алессан, - учтиво сказала Морита, сама поражаясь своей выдержке. - Как это мило с вашей стороны, что вы вспомнили о моем бедном платье.

- Если простая любезность вернуть вам то, что вы у нас оставили вознаграждается вами с такой щедростью, вы можете оставлять у меня все, что вам только угодно - глаза Алессана весело блестели, когда он это говорил, но показывал он при этом на большой тюк, который держал в руках Тьеро.

Морита в ответ могла только рассмеяться.

- И я взял еще далеко не все, что нам требовалось, - признался арфист, с улыбкой глядя на лорда Руата. - И так, еще немного - и ваши кладовые остались бы совершенно пустыми, - сообщил он Морите.

- Ну нам-то проще пополнить их, чем вам, - отмахнулась наездница. - Как я говорила лорду Алессану, мне кажется в старых летописях было что-то о вакцинации животных, хотя деталей я уже не помню. Я бы для начала попробовала сыворотку на каком-нибудь не слишком ценном скакуне...

- Сейчас в Руате не осталось не слишком ценных скакунов, - быстро сказал Алессан. - У меня не остается другого выхода, как пробовать. Пробовать и надеяться, что вакцина подействует на скакунов не хуже, чем на людей.

- А вы посоветовались с мастером Капаймом? - спросила Морита.

- Это ты, Морита, знаешь, что и как с скакунами, а вовсе не мастер Капайм. Зачем будить его, если вся идея окажется неосуществимой.

- По-моему, она очень даже осуществима. - Морита взяла Алессана за руку, стремясь хоть на миг вернуть то сладостное мгновение единения. - По-моему, вам следует немедленно поставить в известность мастерскую лекарей. И не забудьте мне рассказать, как у вас пойдут дела.

Алессан почтительно поклонился, и под предлогом вежливого рукопожатия погладил ее ладонь.

- Можете в этом не сомневаться.

- Я знаю, что Оклина жива, - сказала Морита, когда Алессан и Тьеро уже собрались уходить. - Но как Даг, и Визгун?

- А с чего бы еще я так отчаянно стремился во что бы то ни стало вакцинировать своих скакунов? Визгун, вполне вероятно, последний жеребец, который у меня еще остался.

Выходя с Площадки, Алессан низко поклонился Орлите, и королева снова заурчала. С удивленным выражением на лице Тьеро поспешил за лордом. М'барак следовал за ним по пятам.

Чувствуя странную слабость во всем теле, Морита уселась на каменную скамью. Она думала о том, есть ли хоть малейший шанс на то, что Лери и Холта не заметили происшедшее на Площадке.


14. ГОД 1543, ДВАДЦАТЫЙ ДЕНЬ ТРЕТЬЕГО МЕСЯЦА;

МАСТЕРСКАЯ ЦЕЛИТЕЛЕЙ, ХОЛД РУАТ, ФОРТ ВЕЙР, ХОЛД ИСТА

- Смотри на это как на своего рода испытание, - посоветовал мастер лекарь Капайм мастеру арфисту Тирону.

- Испытание?! - негодующе вскричал Тирон. - Нам что, мало испытаний досталось за прошедшие десять дней?! Пол-континента лежит при смерти, вторая - до полусмерти боится, малейший чих вызывает панику, а наездники еле-еле ухитряются справиться с Нитями. В каждом ремесле мы потеряли незаменимых мастеров. И ты предлагаешь мне рассматривать твои новости как еще одно испытание? - Тирон возмущенно глядел на лекаря. Он стоял уперев руки в боки в типичной, как это называл Капайм, "позе недовольного арфиста". Немного смешная поза, и Капайм старался не смотреть на сидящую рядом с ним Десдру, с которой он только накануне поделился этим своим наблюдением. Повод для заявления Тирона и впрямь не мог служить причиной особого веселья.

- Разве не ты говорил мне только сегодня утром, - продолжал Тирон своим зычным, гулким голосом, - что на всем континенте за вчерашний день не было отмечено ни одного нового случая болезни?

- Говорил, - согласился Капайм. - Хотя, по правде сказать, мне станет легче, когда ни одного случая не будет зарегистрировано в течение хотя бы четырех дней подряд. Но как бы там ни было, все это означает всего-навсего, что волна инфекции проходит. Но "грипп" - как называли древние эту болезнь - может вернуться. И меня очень беспокоит следующая волна.

- Следующая волна? - Тирон смотрел на лекаря, явно надеясь, что ослышался.

Капайм вздохнул. Ему вовсе не хотелось пускаться в объяснения. Особенно сейчас, когда он еще окончательно не решил, что делать. Люди всегда спокойнее встречают грозящую им опасность, когда заранее знают, как с ней бороться. Он уже почти закончил подсчеты, сколько потребуется вакцины и всадников (считая, что они хотят избежать повторения прошедшей эпидемии не меньше, чем он сам) для ее распределения по холдам и мастерским. Но ученики никогда не умели держать язык за зубами, и вот теперь изволь объяснять, почему лекари по прежнему собирают кровь и готовят сыворотку, когда новых случаев болезни уже нет.

- Следующая волна? - похоже, не веря своим ушам, повторил Тирон.

- Ну, разумеется, следующая волна, - вмешался в разговор мастер лекарь Фортин. - Пока что мы нашли в Летописях четыре упоминания о подобном "гриппе". Он, между прочим, способен мутировать. Сыворотка, помогающая от одного вида, может оказаться бессильной против другого.

- Боюсь, что эти детали не очень-то интересны мастеру Тирону, - мягко прервал его Капайм. Не стоит сеять панику. Сам он от всего сердца надеялся, что если удастся иммунизировать всех и каждого на континенте от вируса одного типа, то справиться со вторым окажется значительно легче. Особенно теперь, когда симптомы заболевания стали всем прекрасно известны.

- Эти ваши детали интересуют меня куда больше, чем вы можете себе вообразить, - буркнул Тирон, тяжело усаживаясь на стул перед столом Капайма. - Подавайте их сюда! - потребовал он.

Капайм почесал затылок - привычка, появившаяся у него после болезни.

- Ты знаешь, что мы искали в летописях хоть что-нибудь об этой болезни. Так вот, мы нашли четыре упоминания об этом "гриппе", как периодически возникающей болезни еще до Миграции. Даже до первой миграции.

- Давай не будем трогать политику.

- А я и не трогаю, - покачал головой Капайм. - Но я всегда считал, что ты тоже придерживаешься теории двух Миграций... В общем, - поспешно продолжал он, заметив, как недовольно сдвинул брови арфист, - все дело в том, что наши предки принесли с собой ряд вирусов, уничтожить которые не могли даже они.

- А некоторые из этих вирусов, кроме того, - добавил Фортин, - необходимы для нормальной работы человеческого организма.

- Да, - кивнул Капайм, - кое-каких инфекций нам действительно не избежать. Мы просто обязаны остановить вторую волну этого их "гриппа". А она может возникнуть. Сейчас. Здесь. На этом континенте. Как это, несомненно, происходит на Южном. Мы на своей шкуре поняли, что для начала эпидемии достаточно всего одного носителя инфекции. Мы не можем этого допустить. У нас нет ни лекарств, ни сил справиться с новой эпидемией.

- Это я знаю не хуже тебя, - раздраженно заметил Тирон. - Ну и что дальше? Говорят ли твои драгоценные Летописи о том, как поступали в подобных случаях Древние?

- Поголовная вакцинация.

Тирон даже не сразу понял, что Капайм говорит серьезно.

- Поголовная вакцинация? Всего континента? - Тирон не верил своим ушам. - Но, кстати, меня же уже вакцинировали!

- Этот иммунитет продержится не более четырнадцати дней. Так что сам понимаешь, времени у нас не так уж и много... В Керуне и Айгене, где мы проводили вакцинации раньше всего, она уже совсем подходит к концу. Страшно даже подумать, что может произойти, если мы не сумеем иммунизировать всех, кто может стать разносчиком гриппа. И в этом наше испытание. Моя мастерская готовит необходимую сыворотку и договаривается о транспорте, твоя не дает возникнуть панике.

- Паника? Вот уж это точно! - Не поворачиваясь, Тирон ткнул пальцем в сторону Форт холда, где лорд Толокамп упорно отказывался даже высунуть нос за пределы своих апартаментов. - По правде говоря, сейчас паника может оказаться пострашнее эпидемии.

- Точно! - кивнул Капайм. - Мы должны действовать быстро и решительно. Если в Айгене, Керуне, Телгаре или Руате останется хоть один разносчик инфекции... - он не закончил предложения. - В общем, чтобы предотвратить вторую волну эпидемии, нам следует провести вакцинацию прямо сейчас, в течение следующих нескольких дней. - Капайм повернулся к подготовленным им картам. - Часть Лемоса, Битра, Кром, Набол, верхний Телгар, Плоскогорье и Тиллек были отрезаны от окружающего мира с начала холодов. Мы можем вакцинировать их попозже: уже после того, как сойдет снег, но до того, как начнутся весенние дожди и жители этих холдов выберутся на свободу. До тех пор мы можем ограничиться этой частью континента. - Капайм указал на южную часть. - Установленная на Перне на время Прохождения социальная структура дает нам ряд возможностей. Например, мы можем без особого труда следить за всеми перемещениями людей. На сегодняшний день мы довольно точно знаем, сколько человек пережило первую волну эпидемии и кого мы успели и сумели вакцинировать. В итоге, все упирается в одну-единственную проблему: распределение и развозка вакцины в назначенные дни. Для осуществления нашего замысла придется обратится за помощью к наездникам. Именно на них будет возложена задача доставить вакцину в точки, отмеченные на этой карте.



1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   26


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет