Энтони Саттон Орден «Череп и кости». Тайная власть. Как Орден контролирует систему образования



жүктеу 0.62 Mb.
бет4/8
Дата28.04.2016
өлшемі0.62 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8
: book -> other
other -> Хазрат Инайят Хан Метафизика. Опыт души на разных уровнях существования
other -> Грэхем Хэнкок Ковчег Завета
other -> А. Д. Кныш мусульманский мистицизм
other -> Книга веков история мира в синхронистической таблице челябинск, 2005 г. Большаков В. Л
other -> Элджернон Генри Блэквуд Кентавр
other -> Джей Берресон Пенни Лекутер Пуговицы Наполеона. Семнадцать молекул, которые изменили мир
other -> Стивен Прессфилд Врата огня
other -> Сильвия Крэнстон, Кери Уильямс – Перевоплощение. Новые горизонты в науке и религии
other -> Рождение разума
other -> Орфоэпический словарь

Меморандум 4. «Лейпцигская связь» 9


Связь между немецкой экспериментальной психологией и американской образовательной системой проходит через американского психолога Г. Стэнли Холла, который в своё время был основным критиком в США по вопросам образования.

Семья Холла — шотландско-английского происхождения и прослеживается до 1630-х годов, но Холл не был выпускником Йельского университета, и на первый взгляд связи между Холлом и Орденом нет.

С другой стороны, Холл хороший пример человека, в чьей жизни были серьёзные поворотные моменты, исследуя которые мы обнаружим присутствие Ордена с его «направляющей рукой». Одна деталь в отношениях Холла с Орденом очень важна. Остаётся открытым вопрос, сколько Холл знал, если знал вообще, об Ордене и его целях.

По окончании колледжа Уильямс Холл провёл один год в Объединённой теологической семинарии в Нью-Йорке. Наши «Адресные книги» не содержат сведений о членстве в той или иной церкви членов, занятие которых определяется как «духовенство». Мы знаем, что преподобный Генри Слоан Коффин был ассоциированным профессором практической теологии в Объединённой теологической семинарии в 1904–1926 и президентом в ней же в 1926–1945 годах, но мы не можем обнаружить других членов Ордена в Объединённой семинарии до 1904 года.

К счастью, Холл был эгоцентриком и написал две длинные нудные автобиографии: «Развлечения психолога» и «Жизнь и признания психолога». Вот как Холл описал его поступление в Объединённую семинарию в последней книге (с. 177–178):



«Оправившись от тяжёлого приступа тифозной лихорадки в лето после окончания колледжа и всё ещё будучи очень неуверенным насчёт того, кем я стану и что буду делать в мире, я поступил в Объединённую теологическую семинарию в сентябре 1867 года».

Далее Холл добавляет:



«Человеком, которому я обязан гораздо больше, чем кому-либо в этой группе, был Генри Б. Смит, учёный, обучавшийся за границей, более или менее сведущий не только в систематической теологии, на кафедре которой он работал, но и в древней и современной философии, по которым он прочёл нам несколько лекций, помимо своего курса. Лишь от него одного я получил что-то в порядке дружеского общения. Он оказал мне важную интеллектуальную услугу, которую один человек может воздать другому, предложив нужные книги в нужное время. Он был тем, кто, видя, что я вышел из равновесия и был без средств, посоветовал мне отправиться в Европу».

Преподобный Генри Бойнтон Смит, о котором говорит Холл, был профессором истории церкви в Объединённой семинарии с 1850 по 1874 год и, принадлежа к «либеральному» крылу Пресвитерианской церкви, был редактором «Теолоджикал ревью» в 1859–1874 годах, а также перевёл на английский язык несколько немецких работ по теологии. Смит не был членом Ордена.

Как же Холл, который говорит, что был разорён, добрался из Нью-Йорка в Европу, а именно — в Германию?

Здесь интересный поворот. Кто-то, кого он не знал (но кого мы сегодня можем определить как члена Ордена), дал ему тысячу долларов — огромные деньги по тем временам. Вот как это случилось. Когда он проповедовал в Пенсильвании в 1868 году, Холл получил письмо от преподобного Генри Уорда Бичера, чью церковь он посещал в Нью-Йорке:



«…прося меня связаться с ним. Я немедленно сел на поезд, и Бичер сказал мне, что через Маннов (друзей) он узнал, что я хотел изучать философию в Германии, но у меня не хватало средств… (он) дал мне запечатанное письмо к деревообрабатывающему магнату Генри Сэйджу, благотворителю Корнельского университета, которое я представил в его конторе, не зная содержания. К моему изумлению, после нескольких сердитых взглядов и замечаний насчёт того, что этот пастор взял удивительную свободу в пользовании его кошельком, он выдал мне чек на тысячу долларов. Выслушав с интересом моё обещание вернуть её, он рекомендовал мне отправляться в Германию на следующий же день» («Признания», с.182).

Кем был «деревообрабатывающий магнат Генри Сэйдж, благотворитель Корнельского университета»?

В семье Сэйджей было несколько Генри, связанных в то время с Йельским и Корнельским университетами. Генри Сэйдж, о котором идёт речь, это, вероятно, Уильям Генри Сэйдж (1844–1924), который закончил Йельский университет в 1865 году, а затем присоединился к семейной деревообрабатывающей компании «Г.У. Сэйдж и Компания» в Нью-Йорке. Генри Сэйдж входил в общество «Свиток и ключ» — братское «Черепу и Костям» общество старшекурсников Йельского университета. Более того, двое племянников Генри Сэйджа были членами Ордена, но много позже 1868 года:

— Дин Сэйдж

— Генри Маннинг Сэйдж.

Оба Сэйджа вступили в семейный деревообрабатывающий бизнес, позже переименованный в «Земля и древесина Сэйджа».

Короче говоря: средства на то, чтобы отправить Холла в его первую поездку в Германию, поступили от члена общества «Свиток и ключ» — Генри Сэйджа, тогда как двое племянников позднее вступили в Орден.

В Германии Холл два года изучал философию в Берлинском университете под руководством двух гегельянцев — Тренделенберга (Гилман из Ордена также учился у него) и Лепсиуса. В то время в Берлине было немного американских студентов. Так мало, что американский посланник Джордж Банкрофт смог принять их в посольстве США для встречи с канцлером Германии фон Бисмарком.




Стенли Холл в Антиохском колледже


Холл вернулся из Германии в США в 1871 году, и то ли по плану, то ли по случаю оказался под крылом Ордена.

Вновь важны детали. Есть две версии жизни Холла в период сразу по возвращении из первой поездки в Германию. Согласно «Признаниям» Холла, он стал домашним учителем в банкирской семье Зелигманов в Нью-Йорке, а затем с ним связался Джеймс К. Хосмер, профессор Антиохского колледжа из Йеллоу Спрингс, Огайо. Хосмер спросил, и это было очень необычно, не хочет ли Холл занять пост профессора в Антиохском колледже. Холл с радостью согласился.

В «Национальной энциклопедии американской биографии» есть другая версия — там констатируется: «В 1872 году он (Холл) получил место профессора в Антиохском колледже в Огайо, которое до него занимал Хорэйс Манн».

В любом случае, Холл попал в Антиохский колледж, «либеральный» унитарианский колледж с более чем «либеральными» взглядами на образование. И в Антиохском колледже Г. Стэнли Холл был в самой сердцевине Ордена.

Хорэйс Манн, о котором шла речь в меморандуме 2 как о покровителе метода чтения «посмотри — скажи», был первым! президентом Антиохского колледжа (1853–1860). Наиболее заметным попечителем Антиохского колледжа был никто иной как один из основателей Ордена Альфонсо Тафт. Как говорит Холл: «(Я) иногда проводил воскресенья с Тафтами. Бывший президент Тафт, был тогда ещё мальчиком, а его отец судья Тафт — попечителем Антиохского колледжа» («Признания», с. 201).

Более того, Цинциннати (штат Огайо) в то время был центром младогегельянского движения, в которое входил известный левый гегельянец Август Виллих, и они были хорошо известны судье Тафту.

Итак, в Антиохском колледже в Йеллоу Спрингс, Огайо,? Холл находился под влиянием:

а) легенды Хорэйса Манна, героя современного образовав тельного движения

б) унитарианской церкви, которая ещё встретится в наших дальнейших отчётах.

в) гегельянской дискуссионной группы, состоящей из левых гегельянцев;

г) одного из основателей Ордена Альфонсо Тафта. И ещё Холл знал Уильяма Ховарда Тафта, также члена Ордена и будущего Президента и Верховного судью Соединённых Штатов.

Холл провёл в Антиохском колледже четыре года, затем снова отправился в Европу, когда Альфонсо Тафт отправился в Вашингтон в качестве военного министра, а затем министра юстиции в администрации Гранта. Холл провёл некоторое время в Англии, а затем отправился в Германию, в Лейпциг к Вильгельму Вундту. Он стал первым из дюжины американцев, получивших учёную степень по психологии (новая тогда область) при Вундте.


Гегельянское влияние на Холла


Так, из двенадцати лет, с 1870 по 1882 год, Холл шесть лет провёл в Германии. Как говорит сам Холл:

«Я не знаю ни одного американского студента в этих областях (т. е. философии и психологии), кто бы хоть немного общался с Хартманном и Фехнером, с которыми мне посчастливилось общаться, и ни одного психолога с опытом экспериментальной работы с Гельмгольцем, а также думаю, что я первый американский ученик Вундта. Те двенадцать лет, которые заключены в этот промежуток, повлияли на современную психологию и дали ей направление, больше чем какие-либо ещё…».10

Кем были эти немецкие философы, которые так повлияли на Стэнли Холла?

Эдуард фон Хартманн (1842–1906), видный философ. Взгляды Хартманна на права индивида совершенно противоположны нашим собственным, то есть «принцип свободы отрицается… в каждом аспекте жизни, кроме одной лишь религии,11 принуждение необходимо… То, что нужно всем людям — это рациональная тирания, если только она держит их на пути устойчивого развития, сообразного законам их собственной природы».

Нет ощутимой разницы между Гегелем и Хартманном относительно идеи общественного прогресса. Свобода личности неприемлема для этих философов, человека должна направлять «рациональная тирания».

Густав Теодор Фехнер (1801–1887). Фехнер не любил Гегеля, который, как он говорил, «отучал людей думать». Однако основной областью интересов Фехнера была психофизика, то есть парапсихология:

«… его особенно притягивали неисследованные области души, и так он стал интересоваться сомнамбулизмом, посещая спиритические сеансы, когда они вошли в моду».

Герман Л. Ф. фон Гельмгольц (1821–1894) без сомнения был величайшим немецким учёным XIX века и опирался на философию Канта, предшественника Гегеля.

Для Гельмгольца:



«Ощущаемый мир это продукт взаимодействия между человеческим организмом и неизвестной реальностью. Мир опыта определяется этим взаимодействием, но организм сам по себе это только объект опыта и должен быть понят психологией и физиологией».


Вильгельм Максимилиан Вундт


Вильгельм Вундт (1832–1920), профессор психологии Лейпцигского университета, без сомнения, оказал наибольшее влияние на Г. Стэнли Холла. Современная образовательная практика происходит от социальной теории Гегеля, скрещенной с экспериментальной психологией Вильгельма Вундта. В то время как Карл Маркс и фон Бисмарк применили теорию Гегеля в политике, именно Вильгельм Вундт под влиянием Иоганна Гербарта применил теорию Гегеля в образовании, что, в свою очередь, подхватили Холл и Джон Дьюи и современные теоретики образования в Соединённых Штатах.

Вильгельм Максимилиан Вундт родился 16 августа 1832 года в Некарау, пригороде Манхейма, в Германии. Его отец Максимилиан (1787–1846) был священником. Дед Вундта с отцовской стороны представляет большой интерес: Кирхенрат Карл Казимир Вундт (1744–1784) был профессором в Гейдельбергском университете по истории и географии Бадена и пастором церкви в Виблингене, маленьком городке по соседству.

Документы Ордена иллюминатов свидетельствуют, что «Рафаэль» в их иерархии идентифицируется именно как профессор Карл Казимир Вундт, и упоминается в областном отчёте иллюминатов из Ютики (то есть Гейдельберга), датированном 1782 годом.12

Главное сочинение Вундта — «Völkerpsychologie».13

Помимо исторических связей Вундт важен в истории американского образования по следующим причинам:


1. Он основал в 1875 году первую в мире лабораторию по экспериментальной психологии для измерения реакции индивида на стимулы.

2. Вундт считал, что человек — это лишь сумма его опыта, то есть стимулов, которые довлеют над ним. Из этого для Вундта вытекает, что у человека нет ни собственной воли, ни самоопределения. Человек это, в сущности, только пленник своего опыта, пешка, нуждающаяся в руководителях.

3. Студенты из Европы и Соединённых Штатов приезжали в Лейпциг учиться у Вундта новой науке экспериментальной психологии. Эти студенты возвращались на родину, чтобы основать образовательные школы или отделения психологии и они подготовили сотни учёных в этой новой области психологии.

Корень нашей проблемы в том, что работы Вундта базируются на философской теории Гегеля и отражали взгляды Гегеля на индивида как винтика в государственной машине. Вундт считал, что человек — не более чем животное, на которое непосредственно влияет повседневный опыт.

Эта идея Вундта на мир была завезена из Лейпцига в Соединённые Штаты Г. Стэнли Холлом и другими американцами, что позднее стало известно среди психологов как «американизация Вундта».

Хотя Холл был прежде всего психологом и учителем, его политические взгляды были частично марксистскими. Как пишет сам Холл: «я боролся с Карлом Марксом и наполовину принял от него то, что я понял» («Признания», с. 222).

В следующем меморандуме, номер пять, мы проследим связь Холла с Гилманом и их совместное влияние на американское образование.



1   2   3   4   5   6   7   8


©netref.ru 2017
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет