Эркки Калеви Асп Введение в социологию



бет10/17
Дата02.05.2016
өлшемі1.73 Mb.
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   17

ЛИТЕРАТУРА


Ahlman Erik. Kulttuurin perustekijoita, Jyvaskyla., 1939.

Douglas Jack D.(ed.). Introduction to Sociology. Situations and Structures. The Free Press, New York, 1973.

Дюркгейм Эмиль. Самоубийство. М., 1996.

Galbraith John. Uusi yhteiskunta. Kirjayhtyma, Rauma, 1968.

Gukenbiehl Hermann. Institution und Organi­sation. In: Korte Hermann & Bernhard Schafers (Hrsg.): Emfiihrung in Hauptbegriffe der Soziologie. Leske; Budrich, Opladen, 1992.

Herskovits Melville. Man and His Works. New York, 1951.

Koiranen VilhoA. Suomalaisten siirtolaisten sula-utuminen Ruotsissa. Helsinki, 1966.

Kroeber Alfred. Anthropology. New York, 1948.

Laine Matti: Johdatus kriminologiaan ja poik-keavuuden sosiologiaan Tietosanoma, Helsinki, 1991.

Rokeach Milton. The Nature of Human Values. New York, 1973.

Sanford Neil. Self and Society. Atherton Press, New York, 1966.

Thio Alex. Deviant Behavior. Houghton Mifflin Company, USA, 1978.

Т'айлор Эдвард. Первобытная культура. М., 1989.

Wiswede Gunther. Soziologie. Verlag Moderne Industrie, Landsberg am Lech, 1991.



5. 4. СОЦИАЛЬНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ


Социальное взаимодействие является одним из основных объектов исследования в социологии. Социальное взаимодействие обусловлено непосред­ственными контактами между людьми. Это процесс, в рамках которого индивиды оказывают влияние на поступки и образ мыслей друг друга.

Социальное взаимодействие осуществляется в со­циальных ситуациях. Любые контакты индивидов, какой бы личный характер они не носили, в широ­ком понимании — социальны, т. к. результаты кон­тактов индивидов не безразличны для состояния общества в целом; собственно, этими результатами и определяется в большей степени его, общества, состояние.

Взаимодействие — это определенная система дей­ствий одной стороны по отношению к другой и на­оборот. Цель этих действий — каким-либо обра­зом повлиять на поведение другой стороны, которая в свою очередь отвечает тем же, иначе это не было бы взаимодействием. Взаимодействие — это реаль­ное содержание жизни группы, основа всех груп­повых явлений и процессов. Взаимодействие меж­ду индивидами — это один из способов проявления функционирования общества, результат этих вза­имодействий — общество.

Одна из моделей взаимодействия между инди­видами — социальный обмен. В социальном поле как бы обмениваются поведением. Поведенческие события содержат определенные ценности, которые обеспечивают участникам социального взаимодей­ствия выигрыш или проигрыш в достижении желае­мых материальных целей или желаемого статуса. В разобщенном обществе люди обменивают между собой результаты своего труда и вступают таким образом в оживленный социальный обмен.

Имея в виду выигрышный социальный обмен, люди с удовольствием вступают в контакт с теми индивидами или группами, которые могут оказать­ся полезными в достижении их целей. По теории социального обмена влечение к человеку или груп­пе возрастает в той мере, в какой это способствует достижению цели. Важным мотивом взаимодействия может также служить феномен социальной сопоста­вимости: человек пытается анализировать и оцени­вать свои способности и успехи по сравнению с дру­гими. Мотивами взаимодействия, естественно, могут быть и влечение и симпатия к другому (Г. Висведе, 1991) (G. Wiswede).

Для социального обмена хорошие предпосылки создает компетентность, которая означает владение ресурсами, т. е. силовыми запасами. В этом аспек­те взаимодействие можно понимать как социальную способность, определяемую социальным интеллек­том и социальной компетентностью. Наблюдение си­туации и реагирование — важная составная часть взаимодействия: анализ предшествующей ситуации определяет последующие этапы продвижения в про­цессе взаимодействия (Г. Висведе, 1991).

Наиболее явная форма социального взаимодей­ствия — это коммуникация с помощью общественно принятой системы символов. Одна из важнейших систем символов, которая обеспечивает возможность общения, — это, конечно, язык. Есть мнение, что люди не реагируют на поступки и деяния друг друга как таковые, а лишь на их значение (А. Эскола, 1982) (A. Eskola), так же человек в ходе коммуника­ции взвешивает высказывания собеседника, касаю­щиеся его собственной деятельности, качеств и т. п., и расценивает их в свете своих ожиданий. Слово — это материальный знак, имеющий определенное ментальное содержание, на которое, собственно говоря, и реагирует реципиенс (т. е. воспринима­ющий это слово), реагирует, воспринимая и «де­шифруя» этот материальный знак. Слово как яр­лык привязано к своему содержанию, к тому, что оно называет условно. Иначе были бы невоз­можны разные номинации (например, «стол» и «table») для одного и того же предмета. Эти соот­ношения глубоко и полно описаны в лингвисти­ческой теории номинации.

Поступок, действие в общем-то также имеют как внешнюю сторону, так и внутреннюю, содержатель­ную. Если бы интенции и их акциональное оформ­ление всегда совпадали, не было бы лицемерных поступков и нелогичного поведения. Так, например, негативное действие — нанесение удара — может иметь и однозначно негативное содержание (в дра­ке мужчин — агрессия, озлобленность и т. и.) и в то же время может быть вызвано таким чувством как ревность, которая, как известно, является «обо­ротной стороной любви» и не представляет собой «в чистом виде» ненависть или агрессивность. Ре­акция, решения и поступки индивида во многом за­висят от сформированных им самим, а также вос­принятых от собеседника значений. Социальное взаимодействие — один из самых существенных ас­пектов социального поведения и, как было упомя­нуто выше, настолько многосторонне, что с трудом определяется однозначно.

Некоторые социологи используют вместо понятия «взаимодействие» термин «коммуникация», понимая коммуникацию шире, чем только как ситуацию «face to face» (лицом к лицу). Однако условились счи­тать, что в понятии «коммуникация» наиболее ва­жен объект коммуникации, т. е. то, о чем говорят, в то время, как в понятии «взаимодействие» на перед­нем плане — социальное отношение участников, т. е. «кто есть кто» (Р. Бонсак, 1992) (R. Bohnsack).

5. 4. 1. Роль


Роль — это модель или тип поведения, ожидае­мые в социальной группе от людей, занимающих разные позиции. Можно также сказать, что роль — это совокупность ожиданий, прав и обязательств, направленных на человека как обладателя опреде­ленной социальной позиции.

У каждого человека широкая сеть социальных отношений. Часть из них временные, часть — дол­госрочные и важные, В сети социальных отношений у каждого —• определенная социальная позиция, на которую устремлены ожидания и которой при­сущи устоявшиеся права и обязательства. Облада­тель позиции вынужден вести себя сообразно этим ожиданиям, правам и обязательствам, исполнять требуемую ими роль.

Роль довольно стабильна: человек меняется, но его социальная роль остается. «Исполнению» coциальной роли обучаются в процессе социализации, ориентируясь на те ожидания, которые выставля­ет социум. Роль можно понимать как «ответ» на совокупность ожиданий, устремленных на челове­ка в обществе. Этот «ответ» детерминирован его позицией, профессией, должностью, полом и дру­гими факторами.

Роль ставит своему исполнителю поведенческие пределы. Если поведение, свойственное данной роли, не выходит за эти пределы, то оно удовлетво­ряет и индивида и его окружение, т. е. отвечает требуемым нормам. У разных ролей все-таки разные пределы дозволенности, и в каждой роли есть спе­цифические ситуации этой «дозволенности». Диа­пазон этой ролевой свободы может быть больший или меньший, строгость соблюдения «ролевых» правил слабее или сильнее — так называемая дихо­томия роли. Например, актеру или представителю другой творческой профессии позволительно мно­гое, чего не позволяется священнику. Также чем выше у индивида социальное положение, тем по­зволительнее ему «необычное поведение». Латин­ское слово «персона» означает и личность, и мас­ку, и роль. Античные актеры, меняя маску, меняли одновременно роль, настроение — в общем, лич­ность персонажа. Широко известна метафора: жизнь — театр, человек в ней — актер. Понятие роли ввиду его большой обобщительной силы рас­пространилось и в социологические науки.

Выполнение роли требует определенного сози­дательного подхода. Интерпретация и реализация роли во многом определяется личностью индиви­да. Иногда важные роли преобразуют личность, которая, по существу, является интеграцией всех ролей, усвоенных индивидом (лат. nobles oblige — положение обязывает).

В соотношении «роль и личность» легко пойти по прямому пути и утверждать, что эти понятия взаимозависимы: сильная личность меняет харак­тер социальной роли, а роли преобразуют личность. Но проекция на реальные примеры показывает, что это соотношение сложнее.

Возьмем какую-либо социальную роль, напри­мер роль мачехи. В рутинном представлении, под­держанном литературой (особенно фольклором), эта роль довольно негативная: грубая, бездушная, не любящая детей мужа и т. д. Но вот в эту роль попадает чуткая, добрая, справедливая и т. п. жен­щина, и что же — социальная роль мачехи в общест­венном сознании меняется? Социальная роль ма­чехи действительно изменилась, но не потому, что личность некой мачехи была вопреки ожиданиям очень хороша, а потому, что изменилась обществен­ная мораль, система брака, экономические усло­вия. Например, огромное количество современных мачех — ровесницы своим пасынкам и падчерицам (кстати, слова «пасынок» и «падчерица» почти вышли из употребления в речевом узусе, заменившись составными типа «дочь моего мужа», «сын моей жены»), где иерархические отношения смеш­ны, повысился образовательный и культурный ценз «мачех», изменилась социально-экономическая база семьи, и «чужие дети» редко попадают в экономи­ческую зависимость от мачехи и т. д.

Думается также, что даже самая «неожиданная» личность в роли, например президента большой страны, не может изменить тот набор компонентов этой социальной роли (так сказать, «профессиограмму президента»), которой в идеале должен со­ответствовать человек, претендующий на эту роль.

Каждый индивид осуществляет много разных ро­лей. Едва выйдя из дома (а точнее, уже и дома), человек попадает в круговорот социальных ролей. Например в течение дня: покупатель, пешеход, водитель, отец, директор — один и тот же человек. Если к одной роли направлены противоречивые ожидания, или же если разные роли одного челове­ка противоречивы, то рождается конфликт ролей. Например преступник, социально опасная личность в то же время может быть преданным и заботли­вым отцом.

Специализация в одной определенной роли имеет даже экономический смысл — особенно в плане рас­пределения труда — так как очевидно, что один человек не может справиться с разнообразными тре­бованиями и «заданиями», предъявляемыми ему обществом. Поэтому каждый человек специализируется все больше в определенных задачах или наборе задач. С социологической точки зрения распределение труда и деятельности в обществе имеет ролевую основу. Наличие социальных ролей в обществе и их параметров — это еще и способ контроля за деятельностью и поведением членов общества.


5. 4. 2. социализация


Под социализацией имеют в виду то взаимодей­ствие поколений, в результате которого от одного поколения к другому передается созданная и накоп­ленная к этому времени культура. Культура пони­мается здесь широко, как совокупность тех достиже­ний и обретений, которыми руководствовались предшествующие поколения для решения проблем, жизненно важных для существования человека.

Социализация — это тот путь, который прохо­дит биологическое существо, чтобы стать зрелым членом общества. Социализация — это одно из ос­новополагающих понятий в общественных науках, опирающееся на соотношение «индивид» и «обще­ство» (X. Браун, 1976) (Н. Brown).

Социализация — это путь становления личнос­ти и одновременно гарантия непрерывности соци­ума. Система символических привычек и действий, свойственных той или иной культуре, передается через социализацию от поколения к поколению.

Социализацией в широком смысле можно счи­тать все то усвоенное, выученное и воспринятое, в результате чего индивид на разных этапах своей жизни может осуществлять ролевые ожидания, направленные на него. В этом смысле социализа­ция продолжается в течение всей жизни; особенно важен период роста, из-за стремительности изме­нений.

В узком смысле социализация — это процесс усвоения и присвоения, в результате которого чело­век получает и присваивает основополагающие цен­ности социума и нормы той культуры, в которой он живет.

Социализация является объектом исследования многих наук: психологии, социальной психологии, педагогики, социологии и антропологии.

Так, психология рассматривает процесс социа­лизации на уровне индивида. Общество же, в ко­торое человек, так сказать, социализируется, ис­следованию практически не подлежит. Одно из направлений психологии, основанное 3. Фрей­дом, — психоанализ — особое внимание уделяет изучению эмоциональной жизни ребенка. Отноше­ния между ребенком и родителями рассматриваются как важнейшее условие развития личности ребен­ка и в целом как центральный фактор социализа­ции вообще, т. е. адаптации личности к социуму.

Социология рассматривает социализацию широко:

1. Проблемы социализации личности в конкрет­ном обществе и возможные пути решения этих проб­лем.

2. Специфика групп и институтов общества, за­тронутых процессом социализации, будь то «инсти­тут брака» или любой коллектив: от детского сада до штата учреждения или завода.

3. Ценности, нормы и поведенческие привычки, передающиеся в процессе социализации от одного поколения к другому.

Антропология и, особенно, смежная с социоло­гией наука — социальная антропология — изуча­ют социализацию в своем аспекте, сравнивая со­циализацию людей в разной жизненной среде, опираясь на сопоставление и различие культур.

В сфере общественных наук особый интерес к процессу социализации проявляют функциона­листы, т. е. приверженцы функционалистического направления. Они задаются вопросом: каким обра­зом общество выживает, сохраняет свою цельность. По функционалистической теории социализации (напр. Э. Дюркгейм и Т. Парсонс) общество выжи­вает с помощью институционированных норм и тех общепризнанных ценностей, которые усваиваются как раз в процессе социализации (А. Рэнбю, 1986) (A. Ronnby). По той же теории, помехи социаль­ной системы проистекают из отклоненного поведе­ния индивидов, что свидетельствует о недостатках в цепи передачи норм социализации. Общество,

в котором социализация и социальный контроль не функциональны, проявляет признаки упадка и разрушения. С/щиальная адаптация индивида происходит только через социализацию. Иными словами — смысл социализации и есть социальная адаптация.

Самая ранняя социализация происходит, как правило, в сфере семьи и процессе воспитания, позже возрастает внешнее влияние. В процессе со­циализации индивид формирует собственное пред­ставление об обществе и усваивает поведенческие стереотипы, принятые в обществе для данной си­туации.

5. 4. 3. Конфликт


Понятием «социальный конфликт» объединяются те ситуации, в которых интересы индивидов не сов­падают, и, защищая эти интересы, они сталкивают­ся друг с другом. Конфликты встречаются на всех возможных уровнях, начиная с ролевого конфлик­та индивида до международного государственного конфликта.

Промышленный конфликт — это драматическое расхождение в интересах между двумя важнейшими сторонами индустриального общества — капиталом и рабочей силой. Промышленный конфликт — это отражение социальных институтов, классовых от­ношений и политики индустриального общества.

Многие считают конфликт необходимой движущей силой перемен.

С помощью политической демократии и различ­ного типа договоров промышленные конфликты можно регулировать или предотвращать.

Социальные конфликты имеют как позитивные, так и негативные последствия. Позитивные среди прочего следующие:

1. Социальный конфликт укрепляет взаимную связь внутри конфликтующих сторон.

2. Выявляет ожидания и цели конфликтующих групп.

3. Уменьшает индивидуальные отклонения и ано­мию в группах (т. к. вступившая в конфликт груп­па должна быть едина).

4. Усиливает тенденцию созидания и желание обновления.

К негативным влияниям конфликта можно при­числить следующие:

1. Социальный конфликт упрощает и схемати­зирует решения в том случае, если конфликтующие стороны хотят найти компромисс. Когда люди до конца не понимают друг друга, они легко прибе­гают к упрощениям, чтобы не углублять конфликт.

2. Социальный конфликт инкриминирует груп­пе отклоняющееся поведение часто по одному част­ному случаю. Например, если в каком-то конфликте в Швеции был замешан хоть один финн, то его поступок обобщается и инкриминируется финнам вообще. Или группы, отличающиеся по какому-то признаку от основного населения, чаще и «легче» обвиняются обществом, при этом нередко основани­ем служит частный случай.

3. Социальный конфликт затрудняет поддержа­ние порядка и устойчивости (Р. Лоури & Р. Ран-кин, 1972) (R. Lowry & R. Rankin).

В социологии существуют различные теории со­стояния общества. Одни подчеркивают динамичес­кий характер общества и конфликты, связанные с этим, другие акцентируют стабильность и стрем­ление к равновесию. Первая трактовка являет со­бой конфликтную модель состояния общества, вто­рая — равновесную модель.

Представители структурно-функционалистичес-кого учения (Э. Дюркгейм, Т. Парсонс и др.), от­носящиеся скорее к сторонникам равновесия, счи­тают, что общественная жизнь не прерывается, так как общество владеет методами и имеет структу­ры, с помощью которых оно выполняет присущие ему функции и удовлетворяет предъявляемые ему ожидания и потребности.

Теоретики конфликта, например Ралф Дарен-дорф (1957) (Ralf Darendorf), подчеркивают, что в большинстве обществ постоянно происходят раз­личные конфликты, особенно конфликты интере­сов. Динамичность общества означает, что в нем постоянно происходят изменения и одновременно с изменениями — конфликты и разногласия. Конфликтные ситуации могут быть объединены в сле­дующие группы:

— региональные,

— национальные,

— расовые,

— религиозные,

— производственные.

Многие исследователи сходятся на том, что кон­фликт предохраняет социальные системы от око­стенения, требуя изобретений новшеств и созидательности. По их мнению, например, европейская культура уже перестала бы существовать, не будь классовых противоречий и социальных конфликтов.

По этой теории конфликты необходимы социаль­ной системе для обновления энергии и возрождения творческих сил. Экономическое, техническое и со­циальное развитие рождалось в противоречиях и подталкивалось ими.

5.5. СОЦИАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ


При описании роли упоминалась «сеть со­циальных отношений», в которой каждый человек имеет определенную социальную позицию. По опре­делению Кари Лампикоски (1972) (Kari Lam-pikoski), «социальная позиция, поситио, отображает позицию определенного социального индивида, единицы, группы индивидов или класса в системе социальных отношений».

Социальную позицию часто отождествляют с по­нятием «статус». Это все-таки не одно и то же, так как статус определяется общественным мнением об индивиде и оценкой его «со стороны», т. е. ста­тус — более субъективная категория, чем позиция. Сопоставлением социальных позиций в определен­ном ранговом диапазоне определяется то, что мо­жет быть названо рангом позиции. Таким образом, статус можно определить как «ранговое содержа­ние» индивида (К. Лампикоски, 1972). Например, мэр города — это социальная позиция, разумеет­ся, очень высокая, предполагающая высокий уро­вень образованности, организаторские способнос­ти, знание этикета и многое другое. Если человек, занимающий эту социальную позицию, отвечает предъявляемым к нему требованиям, он, естествен­но, пользуется уважением социума, его престиж — значителен и социальный статус — заслуженно высок.

Социальный статус определяет место индивида на ступенях социальной системы в ранговом по­рядке (ср. Э. Гидденс, 1990) (A. Giddens).

В одном аспекте понятие социальной позиции довольно близко к понятию роли — когда оно вы­ражает позицию индивида; например, социальную позицию детей или супругов, и с той и с другой связаны входящие в нее четко определенные пра­ва и обязанности. В течение жизни социальная по­зиция индивида естественно меняется, прежде всего по демографическим причинам: рождения, брака или смерти (Д. Вике, 1979) (D. Weeks).

Второе значение «статуса» определил и развил М. Вебер: статус связан с устройством общества, он неотделимая составная часть общества. Вебер разделяет представление К. Маркса об экономичес­ких отношениях как об основе классового расслое­ния, но он считает, что эти понятия не охватывают две другие важные дименсии — статус и власть. Вебер отличает классовые слои, страты, от статуса: классовый слой определяется на экономической ос­нове, а статус — через позитивное или негативное социальное оценивание.

Часто статус видят как последствие классовой позиции. Действительно, классовая позиция и ста­тус часто совпадают, но не всегда. По Веберу, клас­совая позиция в большей степени связана с произ­водством, статус — с потреблением. Например, для некоторых людей существенно, в каких магазинах они покупают товары и продукты, какой фирмы эти товары; этот фактор они считают актуальным для престижа, характеризующим и подчеркиваю­щим их статус. В классовом отношении при этом они могут занимать различное место в обществе: служащие, фермеры, бизнесмены и др.

У членов статусной группы и одинаковая пози­ция по социальной оценке. Статусные группы — это социумы, члены которых ведут похожий образ жизни и придерживаются похожих норм. Они создают и охраняют традиционные нравы. Данные социумы могут быть весьма ограниченными и, как крайний случай, закрытыми (Н. Смелзер, 1973) (N. Smelser).

Общество иерархически разделяется на различ­ные статусные позиции, имеющие больший или меньший престиж, большие или меньшие привиле­гии. Б. Тэрнер (1988) (В. Turner) подчеркивает, что статусная позиция индивида определяется в обществе многими комплексными параметрами. Если эти параметры одного уровня, можно гово­рить о кристаллизованном статусе. Например, некий «мафиози», имеющий большое богатство и уважение определенных кругов, не пользуется сим­патией социума ввиду «подозрительных» нрав­ственных принципов и часто низкого культурного уровня. В этом случае нельзя говорить о «кристал­лизованном» статусе.

Б. Тэрнер различает два типа статуса: «исходно присущий» статус и достигнутый статус. Первый основывается на таких факторах, на которые ин­дивид влиять не может: раса, пол, возраст. Второй приобретается индивидом через определенные фак­торы, например (и в большей степени) через об­разование. В современном обществе все большее значение приобретают достигнутые статусы. Этому способствует и законодательство. Так, законо­дательно закреплено соответствие определенных должностей определенному образованию, законодательно же поддерживаются профессиональные притязания женщин и т.д. С понятиями социальной позиции и статуса тес­но связаны и понятия социальной стратификации, мобильности и власти.

5. 5. 1. социальная стратификация


Люди очень редко социально равны, при более строгом подходе практически не равны никогда. Они являются частью многофакторного процесса, кото­рый создает и поддерживает разные модели поведе­ния и даже речи. Эти модели и проявляются через неравенство: одни — более почитаемы, авторитетны, сильны и состоятельны, другие уступают по всем этим параметрам. В социальные структуры как бы «встроены» эти материальные и психологические разноценности, на основе которых люди так отли­чаются друг от друга и занимают высшие или низ­шие ценностные или ранговые позиции. Ранговая система существует повсеместно, и она общеизвестна. Неравенство — результат социальной стратифика­ции общества. Можно даже сказать, что страти­фикация — это и есть структурное неравенство — иерархическое группирование членов общества. Всег­да существовало разделение на «бедных» и «бога­тых» , на привилегированных и лишенных привиле­гий, на почитаемых и гонимых. В обществе, видимо, никогда не будет равного распределения благ и возможностей. Различия в распределении жизненных возможностей создают стратификацию.

Социальная стратификация имеет различные формы в зависимости от исторического времени и конкретного общества.

Энтони Гидденс (1990) (Anthony Giddens) разли­чает четыре основных типа стратифицированного общества: рабство, каста, сословие и класс.

Рабство, как известно, было предельной фор­мой неравенства, при которой одни владели други­ми буквально как своей собственностью. Правда, и рабство было неоднородно в зависимости от перио­да или культуры: в одном случае раб находился практически вне закона, в другом же случае выпол­нял более «почетные» функции слуги или даже солдата.

Разделение на касты особенно характерно для Индии, однако по различным регионам формы ка­стовости различны. Как правило, границы между кастами очень резкие, практически исключающие какую-либо социальную миграцию. Каста связана с индуизмом, и с учением о «переселении души». Надежда на то, что в «следующей» жизни его каста «повысится», помогает индивиду смириться с низ­кой кастой в текущей жизни. За пределами Индии подобные ограничения касаются рас, что объясняют стремлением сохранить «чистоту расы».

Сословность — черта европейского феодализма. Феодальное сословие основывалось на дифференциации различных обязанностей и прав членов со­циума. Многие привилегии были узаконены. Самое высокое сословие составляли аристократы и вель­можи. К следующему сословию принадлежало ду­ховенство, у которого был более низкий статус, но много заметных привилегий. К третьему сосло­вию принадлежали свободные крестьяне, чиновни­ки не дворянского происхождения, купцы и ремес­ленники.

Границы между сословиями не были такими рез­кими, как в кастовой системе, и социальное пере­движение из сословия в сословие было в какой-то мере возможным.

Класс не детерминирован вероисповеданием или каким-либо законом; принадлежность к классу не зависит также от наследственной позиции, оп­ределяемой законом или нравственной практикой. Класс — более открытый тип стратификации, чем другие, и классовые границы не столь строги и кате­горичны. Поэтому социальное передвижение из од­ного класса в другой не только возможно, но на практике и обычно. Принадлежность к классу во многом зависит от самого индивида, так как связана с его профессией и материальным уровнем, иму­щественным цензом и приобщенностью или непри­общенностью к ключевым контролирующим пози­циям в обществе. Таким образом, класс можно определить как группирование людей на основе рас­пределения между ними материальных ресурсов и обусловленного этим распределением образа жизни. В западном индустриальном обществе различают, как правило, четыре класса. Высший класс объединяет работодателей, директоров и во­обще людей, которые или владеют производствен­ными силами или контролируют их, что определя­ет их собственный очень высокий имущественный ценз, проще говоря — богатство. В средний класс входят служащие («белые воротнички») и квали­фицированные рабочие. К рабочему классу при­надлежат рабочие ( «синие воротнички») и ремес­ленники, и к крестьянам — сельскохозяйственное население.

Класс как форма стратификации — главный объект интереса многих исследований. К. Маркс считал, что классовая структура индустриального общества — залог развития и перемен. Класс в тео­рии К. Маркса базируется на материальной осно­ве и на распределении труда. Изменяя эту мате­риальную основу, или базис, можно изменить и общество в целом. При всей своей значимости классовая система в историческом аспекте — это все-таки только одно из проявлений социальной стратификации.

Существует несколько теорий стратификации, по-разному интерпретирующих типы общества и сущность неравенства. Одни исследователи одо­бряют общественное неравенство как «правильное» и даже необходимое, другие осуждают его как несправедливое и не имеющее права на существо­вание. Первая позиция — консервативна, так как поддерживает то, что уже существует; вторая — ра­дикальна, так как отрицает уже существующее в каждом обществе неравенство и утверждает ра­венство как идеал.

Консервативная концепция имеет глубокие исто­рические корни — индусские воззрения на естест­венность неравенства, учение Аристотеля, оправ­дывающее институт рабства, позже — утверждения социал-дарвинистов о том, что эволютивный отбор позволяет способным преуспевать в жизни лучше, чем менее способным. По такому взгляду, неравен­ство социальных позиций отражает естественное природное различие между людьми.

Радикальная концепция, напротив, подчеркива­ет, что неравенство «неправильно» и не неизбежно. Еще в работах Дж. Локка и Ж.-Ж. Руссо (J. Locke, J.-J. Rousseau) подвергалась критике точка зрения о «естественности» неравенства. Специальное зна­чение в этом отношении имеют труды К. Маркса, в которых причинам социального неравенства уде­ляется особенное внимание.

Согласно функциональной теории, стратифика­ция — это следствие потребностей общества, а не индивида. В каждом обществе существуют позиции, которые наиболее важны для общества в целом и которые требуют от претендентов на эти позиции больших способностей и опыта. Для гарантии, что эти важные для всего общества позиции будут за­няты достойными людьми, необходимо и оправдан­но неравенство в распределении таких социальных знаков, как зарплата, статус и власть.

Теоретики конфликта рассматривают общество не как функционально интегрированную систему, а как арену конкуренции различных групп, где власть имеет решающее значение в распределении социальных премий, а также излишков, принадле­жащих обществу. Ссылаясь на человеческую нату­ру, утверждают, что человеку свойственно бороть­ся за произведенный излишек, и те, кто имеет власть, имеют возможность получить большую его долю. К тому же чем больше излишков, тем чаще употребляется социальная власть для их распреде­ления. При этом некая группа получает большую долю произведенных в обществе предметов потреб­ления, чем другие. Это и является основным меха­низмом социальных привилегий: владение долей излишка и контроль над ней. Привилегия, следо­вательно, — атрибут власти.


5. 5. 2. социальная мобильность


Мобильность в широком понимании — это пе­ремещение индивидов или групп с одного места в другое или из одного общественного класса в дру­гой, так же как и перемещение ценностей и това­ров. Понятие региональной мобильности включает в себя внутреннюю миграцию, эмиграцию и им­миграцию. Внутренняя миграция, так же как и оба типа переселения — эмиграция и иммиграция, со­держит компоненты социальной мобильности.

Главные формы социальной мобильности — го­ризонтальная и вертикальная мобильность. Пер­вая означает, например, переселение из одного горо­да в другой или переход на новую работу, когда перемещение не связано с переходом на неравно­правную, по сравнению с предыдущей, социальную позицию. Вертикальная мобильность означает пе­ремещение индивида с одной социальной позиции на другую или из одного класса в другой.

Социальная мобильность может означать или со­циальное повышение, или социальное понижение, например, перемены в течение жизни одного поколе­ния или перемещение индивида из одного общест­венного класса в другой. Социологов интересует также, каков тип мобильности между поколениями или при сравнении социальной позиции родителей и детей.

В связи с социальной мобильностью надо учиты­вать степень открытости общества или общественного класса. За исключением отдельных социальных сис­тем, типа кастового общества, социальная открытость всегда имела место.

Социальная мобильность существует в обществе, разделенном на классы и страты. Люди группируют­ся, на основе социальных различий или, прямо говоря, неравенства. Но этот же процесс предпо­лагает и возможность перемещения людей через эти разделяющие границы (Нобле, 1979) (Noble). Конечно, мобильность не происходит сама по себе и вне связи с другими социальными феноменами: что-то способствует ей, что-то препятсвует, что-то является ее последствием.

Социальное неравенство, разное отношение к об­ладанию экономическими ресурсами, разная сте­пень общественного престижа и политической влас­ти — первостепенные стимулы или соответственно препятствия (при их негативной характеристике) для перемещения человека с одного слоя на другой. Важен также такой, зависящий от обстановки фак­тор, как изменения в относительном «объеме» сло­ев. Происходящие изменения в мобильности необ­ходимо каким-то образом связывать с изменениями в соотношении слоев. На современном этапе самый низкий слой уменьшается, так как уровень образо­вания все время повышается.

Интересна и значительна роль семьи в классо­вом, стратифицированном обществе. Семью обычно считали такой социальной единицей, через кото­рую индивид находит свое место в классовой струк­туре. Если ребенок осваивает профессию родите­лей, он остается в общественном классе, к которому он принадлежит вместе с родителями, и наслед­ственная профессия семьи, с одной стороны, осво­бождая его от многих проблем, с другой стороны, начинает ограничивать его мобильность в классо­вой структуре (Дж. МэкКи, 1969) (J. МсКее). Во всех обществах мобильность ограничивалась, так сказать, «социальным наследованием». В тради­ционном аграрном обществе именно традиции и на­следование играли центральную роль.

Хотя индустриальное общество не предопре­деляет и не гарантирует, что сын наследует соци­альную роль отца, но оно также и не устраняет социальное наследование как важный фактор, определяющий положение человека в классовой структуре. В капиталистическом обществе насле­дование имущества может гарантировать профес­сию и классовую позицию. То, чего однажды в кон­куренции достигли родители, передается потомкам вне конкуренции, как наследие (Дж. Б. МэкКи, 1969).

Если же семья не может передать следующему поколению имущество, она старается максимали-зировать социальные возможности своих детей. В этом случае необходимой предпосылкой для про­движения по социальной лестнице, т.е. социальной мобильности, является образование. Особенно се­мьи среднего класса ищут наиболее перспектив­ные и прагматические профессии для своих детей и соответствующее этим профессиям образование, стараются внушить им идею о преуспевающем че­ловеке, добившемся всего своим трудом, и разны­ми другими путями повышают социальную мобильность и жизнестойкость своих детей. Такой демогра­фический фактор, как уменьшение количества де­тей в семье, также повышает социальные возмож­ности уже имеющихся детей.

Люди высокого социального статуса, даже в том случае, если не ставят своей специальной целью по­вышение социальной мобильности детей, непроиз­вольно способствуют этому своим образом жизни, тем уровнем культуры, в которой воспитываются дети, а также через свои позиционные и ценност­ные модели. Люди, лишенные в детстве такой при­вилегии, должны позже в своей жизни усвоить культурные ценности, характеризующие тот образ жизни, на который они претендуют.

Современные индустриальные общества — «от­крыты», в них много мобильности, и статус индиви­да зависит больше от его собственных способнос­тей и достижений, чем от его контактов и протекции (А. Хиф, A. Heath).

5. 5. 3. власть


Власть обычно понимают как возможность конт­ролировать поведение нижестоящих. В этом подходе акцентируется идея: власть — это контроль.

Другая трактовка: власть — элита, небольшая группа, имеющая доступ к авторитарным и контро­лирующим позициям и монополизирующая приви­легию принятия решений. В этой трактовке власть — это возможность принятия решений. Когда гово­рят, что некто имеет власть, подразумевают, что он имеет доступ к принятию решений или, по край­ней мере, влияние на принятие решений. Власть всегда связывали с авторитетом, который означает право принимать решения и контролировать.

Власть иногда рассматривалась как почти ма­териальный объект обладания, наравне, например, с товаром. Согласно такому представлению, в об­ществе существует некое определенное и ограни­ченное количество власти, и если одной группе ее достается на сколько-то больше, следовательно, дру­гие столько же теряют.

М. Вебер показал, что в стабильных общест­венных системах легитимитет авторитета, предо­ставление ему права, является традиционным, ле­гально-рациональным, опирающимся на законы, конституции или привилегии.

Властью пользуются не только те стороны, ко­торым это присуще по положению и согласно зако­ну (принятие решений и осуществление контроля), но и те, кто оказывают на них влияние и давление. Структуры власти, позиция элиты, место и роль в обществе влиятельных людей, способных при­нимать важные решения, являются объектом ис­следования многих ученых. Даже в ситуации, ког­да система авторитетов — слаба, а структура оказывания влияния — сильна, все равно пользо­вание властью требует легитимации авторитетов.

Если этого нет, решения власть имущих могут вос­приниматься как система принуждения. Легити­митет должен быть не только основан, но и обо­снован, иначе власть будет казаться в глазах людей насилием и принуждением.

Необходимо, чтобы всем было очевидно, что ре­шения принимаются теми, кто имеет на это право и владеет символами авторитета. Остальные участ­ники процесса принятия решения оказывают влия­ние и давление. Влияние, по мнению Дж. Б. МэкКи (J. В. МсКее) (1969), — это выражение требова­ния быть учтенным, услышанным, требования вни­мания к легитимным позициям и интересам пред­ставляемой группы. Давление — это форсированное влияние на людей, принимающих решения, иног­да с применением угроз им лично, их карьере, их окружению. Какая-то политическая группа может оказывать давление, угрожая также отказом под­держки или передачей поддержки оппозиции. По этой трактовке, власть — это сочетание влияния, давления и авторитета для принятия, легитимации и осуществлении решения.

Правительства и партии представляют собой организованную и легитимную структуру, имеющую право принимать решения. Хорошим противовесом концентрированной власти, и как крайний слу­чай — тоталитаризму, является плюральное обще­ство, в котором существует несколько источников власти помимо государства и в котором возможно соединение разных групп в разных сочетаниях — в конфликтных ситуациях и в борьбе за те или иные цели.

В истинно демократическом обществе, в общест­ве, в котором у всех его членов есть возможность разными путями влиять на принятие решения, должны существовать посреднические политичес­кие организации, предлагающие гражданам свобод­ное членство и дающие им возможность участво­вать в политической конкуренции, претендовать на должности и получать их.

Любая социальная ценность или общий интерес делают возможным объединение людей и позволяют им в случае надобности оказывать давление на авто­ритеты. Добровольные гражданские организации, такие как торговые палаты, профсоюзы, даже орга­низации пенсионеров и т. д. («параполитические») могут быть значительными источниками власти.

Наиболее существенной чертой демократической системы (лат. demos — народ, kratos — власть) является выборность. Это значит, что люди, прини­мающие решения и наделенные властью, изби­раются голосованием. Несмотря на этот демо­кратический принцип, и в этом случае рождается и развивается элита власти, контролирующая «демос», избравший ее. Гаэтано Моска (1858-1941)(Gaetano Mosca) писал, что каждым об­ществом всегда и везде правил контролирующий социальный класс. Такой правящий класс легализует свою власть опираясь на ценности, акту­альные для данной культуры; считалось, что короли правят по воле Бога, а президенты, избранные на выборах, — по воле народа.

В. Парето (V. Pareto) также считал наличие пра­вящего класса само собой разумеющимся. Он посвя­тил свои исследования выборности и сменяемости элиты, так сказать, «обороту элиты». Он рассмат­ривал значение открытых и закрытых элит. По В. Парето, никакая элита не имеет монополии на ум и способности, однако для поддержания стабиль­ности политического процесса и гарантии «здоро­вого» руководства необходимо, чтобы элита могла получать все лучшее — талантливое и творческое — извне. Элита всегда склонна к закрытости и никогда не уступает достигнутых привилегий.

Интересен вопрос о соотношении элиты и арис­тократии. Если исходить из традиционного опреде­ления аристократии как «родовой знати», то едва ли это явление так уж актуально для современного общества. Хотя, как известно, слово «аристократ» давно получило переносное значение как выраже­ние чего-то высшего, утонченного, рафинированно­го: ср. «аристократ духа», «он настоящий аристо­крат», «она просто аристократка» («настоящий» — как раз и значит «не настоящий по происхожде­нию», т. е. выглядящий как аристократ). В прямом значении «аристократия» — это потомки родовой знати (в России — русских дворян), а в переносном — люди любой социальной группы, отвечаю­щие столь высоким моральным, а иногда и просто поведенческим критериям.

Что касается элиты, то, как уже было сказано выше, существует концепция множества элит: поли­тическая, экономическая, административная, воен­ная, религиозная, научная, культурная. Понятно, что в современном обществе не только потомки «родовой знати» имеют шанс попасть в элиту. Хотя в прошлом столетии это было именно так: доступ к образованию, к вершинам искусства, вообще к ду­ховным достижениям обеспечивал и вход в элиту.

В целом же вопрос о соотношении аристократии и элиты может быть отдельным объектом социоло­гического исследования.

Роберт Майкле (1986) (Robert Michels) пока­зал, что руководство необходимо каждой группе, которая организуется для коллективной деятель­ности, так как всегда возникает необходимость распределения труда с тем, чтобы функции, пред­полагающие особые умения и знания, были бы по­ручены от имени группы наиболее компетентным ее членам. В этом процессе и возникают роли ру­ководителей.

Руководители специализируются на выполнении таких обязанностей, о которых другие знают очень мало, и это умение, а со временем и опыт, выделяют этих членов общества. Концентрация в руках ру­ководителей больших обязанностей, но и больших же прав, таких, которых нет у других членов об­щества, приводит к такому явлению, как «власть немногих» (олигархии), действия которых уже практически неподконтрольны.

Социум способствует укреплению олигархии, негласно соглашаясь с тем, что распределение тру­да и специализация социальных ролей в индуст­риальном современном обществе неизбежны, отсюда как следствие — неизбежность растущей власти руководителей.

Денис Вронг (1979) (Denis Wrong) определяет власть как возможность и способность для опреде­ленных личностей оказывать намеренное и ожи­даемое влияние на других членов общества. Это близко к определению М. Вебера, в котором отме­чается возможность одного человека или некото­рых людей осуществлять свою волю в социальной деятельности, несмотря даже на сопротивление других участников этой деятельности. Упоминание «сопротивления» говорит о том, что власть — это принуждение или даже возможность налагать на­казание. По мнению Д. Вронга, понятие «власть» неоднородно, оно включает в себя насилие, мани­пуляции, убеждение и авторитет.


Каталог: download
download -> Оқушылардың орта буынға бейімделуі барысында жүргізген жұмыстар туралы анықтама. қазан 2014ж
download -> Построение таблиц истинности логических выражений
download -> Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі қазақ инженерлік теникалық академиясы
download -> Правила соревнований международная Ассоциация Бокса [Преамбула]
download -> Қазақстан тарихы бойынша Ұбт шпаргалкалары а а. Иманов көтерiлiс отрядтарын қаруландыру үшiн – қару-жарақ шығаруды ұйымдастырды
download -> Бехаалотха Когда будешь зажигать Числа 8,1 12,16
download -> Мы молімся за вас жыццё Змяні сваё жыццё Захавайце наша жыццё! Мы любім вас Змяні сваё сэрца Змяні сваё харчаванне
download -> Загальна характеристика роботи


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   6   7   8   9   10   11   12   13   ...   17


©netref.ru 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет